КОНЕЦ ЦИКа
boris_yakemenko
Памфилова объявила шпану Шнурова «президентом «Нашествия»» (по мощам и елей). Памфилова – глава ЦИК. Центральной Избирательной Комиссии. Государственный чиновник. Поехала на «Нашествие», руководила выборами, предотвратила вбросы, торжественно объявила победителя.
Молодец.

Больше о Памфиловой говорить не нужно. И ЦИКом руководить ей больше ни к чему. Не надо этими же самыми руками, которыми она считала шнуровские листочки, считать бюллетени на выборах Президента. Либо одно, либо другое.

Итак, ее больше нет. ЦИКом больше некому руководить. Все, что теперь будет там происходить под руководством Памфиловой, уже не имеет никакого значения. Памфилова теперь должна остаться рядом со шпаной и это ее самое достойное место. Она сама это место выбрала. В принципе, начав с защиты Подрабинека, закончишь непременно выборами Шнурова.

Хотя она сама еще этого не понимает. Как и большинство тех, кто там рядом с ней.

УТРАТА
boris_yakemenko
Мы лишились Долбо…ба, как Носик сам себя называл. В лентах – истерика. «На реках Вавилонских тамо седохом и плакахом, внегда помянути нам Носика». Оказывается, не было на свете более чистого, свежего, яркого, оригинального Долбо…ба. Плачет торговец битым лицом Кашин, Кононенка, заходящийся, как герой спектакля Образцова, сравнивает Долбо…ба ни много ни мало с Высоцким, записывая в достоинства все. И «зигу с «Хайль Гитлер!» и радость по поводу гибели палестинских и сирийских детей, и проклятия в адрес Кастро и «осанну коррупции и наркотикам» на Гоа и даже смерть от водки. «Мой друг Аркадий, не говори красиво», мы уже все поняли. Что бы ни сделал Носик, все прекрасно, потому что он из тусовочки. А вот сделай то же самое хоть кто-то из "проклятых нашистов..." «Он создал русский интернет и интернет-СМИ», - сокрушается Кононенка и невольно думаешь, что русский интернет несет сильную печать создателя. В этой гулкой пустоте, наполненной матом, бредом, руганью и инсайдами, хорошо жили и живут только Носики, Кашины, Винокуровы, Кононенки ну и еще пару десятков человек. Долбо…бы. Нормальные люди в нем жить не могут, ибо это болото и помойка. Обычно осанну поют чистильщикам и осушателям того и другого, но не создателям. Здесь все иначе, наизнанку.

Если все это дорого и памятно им (правда, они забудут Носика уже через несколько дней – сколько их таких, бессмертной памяти, было – от Кормильцева до Немцова. И кто их помнит? Никто из клявшихся) то нам, очевидно, тоже не стоит забывать и о зигах обитателя Гоа и о его радости по поводу гибели детей и его глумлении над памятью Чавеса и его усилия, положенные на то, чтобы уничтожить и дискредитировать в России нормальную, думающую, активную молодежь. Прибегну к самоцитированию: «Именно эти люди – журналисты, обозреватели, общественные деятели, политики – загнали сотни молодых людей назад в пьянство, безысходность, одиночество. То есть убили их. Убили тысячи молодых людей, которые могли бы сегодня изменить страну, могли бы жить и быть успешными. Вместо того, чтобы заниматься серьезными вопросами, указанные выше существа боролись с юношами и девушками, вся вина которых была лишь в том, что они не хотели быть быдлом, наркоманами и гопниками. Характерно, что один из сетевых деятелей оппозиции Носик обвинял руководство «Наших» в том, что они внушают молодым людям патриотические идеи вместо того, чтобы сделать из них … хороших менеджеров в «Евросети»». http://boris-yakemenko.livejournal.com/586223.html Носик был среди самых деятельных… Ему было противно все, что нормально живет и работает, он прекрасно себя чувствовал в компании только таких же как он – сетевой протоплазмы с матом и пошлятиной, но без принципов, идей, правил. А, главное, ему искренне была противна наша страна, чего он никогда не скрывал.

Сейчас от всех тусовочка уже требует почитать его память, пытается навязать всем свою утрату, заставляет восторгаться им. Скоро заявят, что его убил (споил) режим, потребуют поставить памятник, будут клясть любого, кто дерзко посмеет усомниться в достоинствах нового Высоцкого. Интересная ситуация. В массово неверующих ни во что – ни в любовь, ни в Бога, ни в семью, ни в традиции - сообществах свято веруют в то, что естественная для каждого человека смерть любого мерзавца почему-то не только превращает в безгрешного ангела («о мертвых или хорошо, или ничего»), но и всю гадость и подлость, сделанную им на земле, стирает и деактивирует. Вот и сейчас на все правдивые оценки сразу раздается: «Эх вы. Да он ведь уже помер». Любопытно. При жизни про них нельзя говорить плохо, потому что запрещает либеральная и тусовочная цензура и закрикивает хор кашинообразных. «Как вы смеете? Это цензура!!! 37 год!!! Каждый человек имеет право на свободу слова… Это альтернативное мнение (оценочное суждение)». А после смерти их надежно защищает заклинание «о мертвых или хорошо, или ничего». Причем на наших с вами мертвых это не распространяется. Позорить и обзывать ту же самую Зою Космодемьянскую (один из тысячи примеров) им не запрещено. А вот нам почему-то запрещено говорить, что в реальности Носик был тем, кем он сам себя называл. А на нас свобода слова не распространяется?

Глупость, даже если она высказана очень давно, не становится мудростью со временем. Если бы мы жили всегда по максиме «о мертвых или хорошо или нет», то такой науки, как история, не существовало бы. Не могла бы появиться оценка фашизма, геноцида, холокоста, предательства, начиная с Иуды Искариота и кончая Власовым. Ну, предал Христа, но повесился же. Ну, предал Родину, но повесили же. Ну, убили десятки миллионов людей, но ведь их расстреляли же или они просто померли. Так давайте же восторгаться. Иудой. Власовым. Эйхманом. Гиммлером. Гитлером. Намолчали о них достаточно, так давайте поищем в них хорошее.

Как-то не хочется? Именно. Нормальным людям не хочется. Есть такое понятие «суд истории». Истории не в смысле того, что было «когда-то», а того, что происходит и сейчас, что каждую минуту уходит в прошлое. «История это наука о людях во времени», - писал историк Марк Блок. То есть суд истории это суд над людьми. Суд, который продолжается долго. Иногда десятки или даже сотни лет. Но судит всегда справедливо. И именно смерть позволяет этому суду совершаться. Тот самый гегелевский «крот истории» по-гамлетовски «славно роет» под каждым и удержаться на поверхности можно лишь если не тяжела совесть и чиста душа.

У Вольтера есть хорошее выражение: «О мертвых – только правду». Так вот о Носике - только правду. Ту, которая выше. И не только. Чтобы помнили. И шарахались.

МАЛЬЧИК - МОЛНИЯ
boris_yakemenko
И пишет боярин всю ночь напролет
перо его местию дышит...


Мединский оперативно ответил на претензии к своей «диссертации». Напомним, что претензии были высказаны в октябре прошлого года.https://rg.ru/2017/07/04/vladimir-medinskij-vpervye-otvechaet-kritikam-svoej-dissertacii.html Ноябрь, декабрь, январь, февраль, март, апрель, май, июнь… В детстве таких реактивных называли «мальчик-молния». Почти по Аверченко: «Три года тому назад однажды в ресторане «Малоярославец» ты спросил меня: который час? К сожалению, у меня тогда часы стояли. Теперь я имею возможность ответить тебе на твой вопрос. Сейчас четверть второго». Вот и Мединский ответил. Вернее, думает, что ответил.

Напомним предысторию. Несколько лет назад Мединский написал «докторскую диссертацию» по истории. Для чего эта «диссертация» была нужна Мединскому – ведь у него уже есть степень по политологии? Ответ понятен. Ему очень нужно было стать главой Военно-Исторического общества, так как это хорошие финансовые возможности и вообще современные ручные гении политики так любят увенчивать себя различными титулами, что визитка в конце концов начинает напоминать лист ватмана. При этом все эти ставленники своих хозяев, прекрасно понимая, что их прикроют (что и происходит) даже не заботятся о том, что нужно подлог сделать убедительно. На Штирлице, идущем по улицам Берлина в разгар войны, все время оказывается то папаха с советской кокардой, то звезда героя Советского Союза, то автомат ППШ в руке, а он все не может понять, что же его выдает?

Мединский в этой ситуации показал себя человеком крайне недалеким, то есть таким, какой он и есть. Человеком, не способным хотя бы элементарно просчитать последствия. Если бы он был умный, то понял бы, что диссертацию совершенно безопасно можно сляпать на любую тему девяностых и двухтысячных. Специалистов нет (вернее, все специалисты), историографии море самой разной, все источники есть в Интернете. Выдал что-то типа «Всемирно-историческое значение Гайдара, как спасителя страны от тоталитаризма, денег и еды» и дело в шляпе. Комар носу не подточит, расходы не на членов диссовета, а только на банкет в «Шоколаднице», ну а стыд не дым, глаза не выест.

Но он полез в XVI век. И не просто в XVI век, а в источниковедение, заигравшись в свои популистские книжонки про мифы и искренне поверив, что и в науке все так же легко. Прочел Штадена в интернете, истолковал – и поехали. Он полез туда, где все специалисты наперечет, где сложнейший материал, где скрыть свой дилетантизм просто невозможно (для примера можно взять монографию М.Крома «Вдовствующее царство» о времени Елены Глинской и посмотреть подход, круг источников и степень проработки). Не говоря уже о том, что есть естественные и, что особенно важно, неизбежные этапы развития ученого, художника, писателя, архитектора, вообще любого специалиста. По ним понятно, как специалист развивался. Вот первая наивная статья, вот уже более твердый доклад, вот первая небольшая книга, вот вторая. Вот ученики, вот учителя, вот образцы. Если человек работал в архивах, с источниками, следы этой работы навсегда остаются в листах использования архивных дел. Избежать всего этого невозможно по определению. Прозрения, визионерство, озарения, глоссолалии и прочие религиозные практики, в результате которых человек внезапно, пылая и содрогаясь, под диктовку ангела, пишет огромную монографию и падает в изнеможении, поставив финальную точку, в науке пока не наблюдаются.

У Мединского же именно так. Озарило. Якобы учился на факультете международной журналистики МГИМО, потом вдруг стал доктором наук в области политологии. За два года до докторской по истории появились первые дилетантские статьи якобы по теме, которых специалисты почему-то не заметили (любая статья о средневековье обычно сразу замечается, ибо таковых статей немного). Для докторской нужны монографии. Именно монографии, а не та околесица, которая стоит по всем магазинам и подписана фамилией Мединского. В автореферате Мединского отмечено пять монографий, однако ни одну из оных найти не удалось, хотя искали многие и тщательно, удивляясь тому, что всякую свою ерунду про мифы Мединский переиздает и продает без перерыва, а пять фундаментальных научных книг почему-то укрыл под спудом. Не по годам скромен, наверное. Кроме того, около трети исследуемого в «диссертации» периода никак не упоминается в опубликованных работах Мединского. Мединский защищался в РГСУ, а эта контора давно известна тем, что с удовольствием выдает любые дипломы и документы всем желающим чиновникам. При этом в составе совета не было ни одного специалиста по «исследуемому» Мединским периоду. Неудивительно, что оборот «на самом деле» встречается в работе «историка» 131 раз, хотя и за однократное употребление этого словосочетания можно выгонять из науки.

Вышел скандал. Вялотекущая история с так называемой диссертацией так называемого министра культуры закончилась позором. Диссертационный совет по истории на базе истфака МГУ отказался рассматривать претензии к «диссертации» Мединского. Парадокс в том, что диссовет не вправе отказать ВАК в рассмотрении диссертации, поэтому ВАК не может признать такое решение диссовета. Отсюда два варианта развития событий. Если ВАК не хочет, чтобы диссертацию рассматривали в МГУ, то они могут заявить, что рассмотрение заявления сорвано по срокам. Если же ВАК захочет, чтобы диссертацию все-таки рассмотрели в МГУ, то продлит сроки.

Понятно, что Садовничему позвонили покровители Мединского из Белого дома или АП и предупредили, что все должно пройти гладко. Именно поэтому Садовничий заявил, что «сомневается, что совет будет рассматривать диссертацию по существу», хотя таких саморазоблачительных вещей обычно не говорят. Но, спасая Мединского, его хозяева поставили совет не просто в безвыходную ситуацию. Они его фактически уничтожили. Варианта развития событий было два. Либо совет дает отрицательное для Мединского заключение и «ту конец», как говорит «Русская Правда», то есть конец совету, а может и Садовничему. Либо совет поддерживает Мединского, после чего перестает быть научным сообществом и его члены, если имеют стыд и совесть, должны немедленно сообщить о самороспуске и отправиться на исповедь в храм на Воробьевых горах.

Поэтому был выбран отчаянный третий вариант - они отказались рассматривать, отложив свою гибель хотя бы ненадолго, так как, еще раз, совет не может отказать ВАК в рассмотрении диссертации, это вышестоящая инстанция. А по процедуре ВАК должна отозвать диссертацию, наказать этот совет и назначить новый. После этого, очевидно, раздались звонки и дело тихо спустили на тормозах. Не случайно практически все СМИ по приказу «не заметили» скандала с фальшивой диссертацией. К сожалению, на этом пути случилась и трагедия. Профессор МГУ Николай Ерофеев умер после указанного выше заседания. Его коллега А.Иванчик заявил, что смерть является результатом пережитого накануне: «Трудно отделаться от мысли: не выдержал унижения и позора». То есть профессор погиб в бою.
Казалось бы, замяли. Но Мединский не удержался и вылез, хоть и через восемь месяцев, с «ответом», опубликованным в «Российской газете» на днях. Ему очень хотелось реванша. Что получилось? «Обвинения казались смехотворными». Любимый прием сегодня – хохотать в ответ на вопросы и претензии. «Это вы меня спрашиваете? Ха-ха-ха. Это вы так считаете? Ха-ха-ха. Вы патриот? (консерватор, либерал etc.) Ха-ха-ха». Похохотал и вроде бы не надо отвечать. Дескать, и так понятно. А не понятно. Хихиканье это не ответ. Это трусость. И глупость.

Итак, Мединский отхохотался и продолжил. «Травля». Поскольку травимых у нас любят, это попытка привлечь на свою сторону своим скорбным статусом хотя бы кого-то. Пожаловавшись, Мединский все-таки добирается до «ответа», пообещав постараться «свести к минимуму излишнюю наукообразность». Здесь можно не беспокоиться – наукообразность, при всем его желании, нам не грозит. Мы в полной безопасности.

Продолжаем. «В диссертации, посвященной трудам иностранцев о России XV-XVII веков, я не имел права становиться на позицию интересов своей страны. Это, мол, антинаучно. Что ж, это вопрос уже не личный и даже не узконаучный, а, прямо скажем, идеологический». Видите, как ловко. Нападают, оказывается, не на шарлатана, уличают не проходимца, а подкапываются под идеологию. «Этот тип замахнулся на самом святое – на Конституцию», - говорил после угона у него машины жулик Дима Семицветов в известном фильме. А подкоп под идеологию дело совсем другое. Целятся в Мединского, а попадают в Россию, ни много ни мало. Поэтому очень вовремя появляются, например, цитаты В.Путина о «попытках перекодировать общество нашей страны». Дескать, вот, пожалуйста, далеко ходить в поисках этих попыток не нужно, Мединский первая попытка перекодировки. И правда, он же часть общества, с этим не поспоришь.

Намекнув, таким образом, критикам, что Мединский явление историческое, масштабное, соотносимое с Россией, т.н. «министр культуры» начинает ликбез на уровне студента первого курса истфака, «толково, хотя и монотонно», как Шура Балаганов, объясняя нам, что лошади кушают овес и сено, то есть что объективных авторов и правдивой истории не бывает. Говорит о Несторе, но всем понятно, что Нестор это он. Говорит о Лимоносове и всем должно быть понятно, что это тоже он. Однако новый Нестор, говоря о субъективности историков, перечисляет Рыбакова, Скрынникова, Забелина и Герберштейна, не замечая, что первые три это историография, а последний источники. Точно так же курганы и пирамиды это не факты. Это уже очень показательно. И, в принципе, это вся конкретика.
Дальше еще один штамп про то, что либералы не любят инакомыслящих. Оттого, де, и нападают на Мединского. Еще раз следует подчеркнуть – отсутствие научности в работе, ее сделочный характер, безграмотность и фразы «на самом деле» это не инакомыслие, а ненаучность. Так любое воровство можно объявить «альтернативным отношением к собственности». Обвиняя либералов в нападках, Мединский действует именно как либерал. Последний, будучи пойманным после того, как украл миллион, всегда кричит, что дело против него политическое. Собственно, основная мысль «ответа» формулируется как «сам дурак» и «это политическая провокация».

Дальше Мединский, понимая, что науки в его «работе» все равно нет никакой, ревностно защищает свое право создавать мифы, тем самым подтверждая, что его диссертация всего лишь легенды и мифы древнего Мединского и не уточняя, что такое миф, чтобы Лосев не вертелся в гробу. Все эти банальные откровения перемежаются яркими словосочетаниями «пытливый ум», «встать нерушимой стеной», «пыль времен». Вспоминается Лотман, который говорил, что высказывание должно быть максимально информативным и минимально предсказуемым. Здесь ровно наоборот.

Далее газета дает согласованную, очевидно, справку по Мединскому, в которой делает несколько ляпов. Среди работ «доктора наук» Мединского не упоминаются монографии («автор популярных историко-публицистических книг») и настойчиво подчеркивается, что его попса признавалась неоднократно «самыми популярными книгами года категории non-fiction ( продано в РФ более 1 млн экз.). Здесь газета (или Мединский) даже не понимает, что оценить лайками и количеством продаж научную ценность той или иной работы невозможно по определению. За Христом пошли сто с небольшим человек, а за Навальным несколько тысяч (сравнение дикое, но показательное), но нам уже сейчас понятно, от кого в памяти людей не останется даже пыли через десяток лет, а кто есть и будет вечно в сердцах миллиардов. Книга Шпенглера «Закат Европы» никогда не признавалась «самой популярной книгой», но сравнивать Мединского и Шпенглера просто нелепо. Мы знаем, как накручиваются тиражи и продажи, сколько вбухано в рекламу опусов приятелями Мединского, знаем, что писать такое в защиту Мединского нельзя. Но пишут, лишний раз убеждая нас в том, что в его ситуации лучше молчать. Но он не смог.
Итак, одно обещание Мединский сдержал. Научности в ответе не было. Завершается все мнениями историков в поддержку Мединского. Как их сегодня получают, говорить не будем, но каждый может догадаться, не говоря уже о том, что специалистов по «исследованному» Мединским периоду среди них нет. Но даже если предположить, что писавшие искренни, они продолжают линию Мединского на критику личностей тех, кто выступает против него, но молчат о самой работе. Потому что о ней нечего сказать. Вернее, лучше не упоминать.

В общем, Мединский ответил. За восемь месяцев можно было в ответ написать, как минимум, брошюру. Если убогий текст из «РГ» создавался восемь месяцев (хотя его можно написать за десять минут в метро), как же у него получилась диссертация? В детстве начал писать? Всегда было интересно, есть хоть что-нибудь, что может заставить таких людей, как Мединский, покраснеть от стыда. Подавиться за обедом от позора. Стыдливо потупиться, отвести глаза. Перестать называть себя историком и доктором. Прекратить писать такие «ответы», просто помолчать. За умного не сойдешь, но хоть не заметят.

Похоже, нет.

БЮДЖЕТНЫЕ ЗАЩИТНИКИ
boris_yakemenko
Любопытный факт - куда-то пропали мотоциклист Залдостанов-Хирург и торчок Цорионов-Энтео (подчеркнем - это не четыре человека, а только два). Ни тебе больше заявлений о том, что «это событие войдет в анал истории», ни докладов по экономике на форумах, ни погромов, ни умученных петухов и горящих глобусов, ни Георгиев с динозаврами и квадратной земли. Перефразируя торчка Энтео, «Понимаю, обидно, что у тебя не получилось ничего, что Бог не благословил погромную придурковатость православную». «Хорошо что теперь до него нет никому никакого дела».

Причина, разумеется, проста. Кончились бюджеты. Ушли из Думы покровители-депутаты, а из АП кураторы. Вычеркнуты имена и фамилии из списков непременно приглашаемых на шоу и передачи. Всё. Конец. Мрак. Конечно, кое-что ими сделано. Рождено несколько прекрасных афоризмов типа того, что выше, людям явлен образ хрестоматийного болвана, чтобы дети знали, каким не нужно быть, испакощена и опошлена еще хоть немного теплившаяся молодежная миссионерская работа, придан верующим людям устойчивый образ фриков, создана «православная гопота». В общем, есть что вспомнить в старости в гамаке, привязанном к двум колышкам на шести сотках.

Однако тут говорить больше не о чем. Стоит поговорить о другом. Задаться вопросом: «Почему у власти в большинстве случаев так плохо получается себя защищать? При их-то возможностях?» Вспомним, что в 1990-е была организована масштабнейшая либеральная работа по дискредитации всего лучшего в нашей стране и восхвалению либерализма. Не удалось испакостить только Гагарина и Великую Победу – все остальное получилось. Десятки газет и журналов, радиостанции, множество ток-шоу являли нам профессионалов дискредитации – от Е.Киселева, Политковской и Венедиктова до Шустера, Ганапольского и Познера. Одни «работали» с культурой, другие с историей, третьи с литературой, четвертые отвечали за политику внешнюю, пятые за внутреннюю. Плоды мы вкушали и вкушаем до сих пор.

Только в нулевые начались попытки идеологического противостояния. Так, на НТВ была запущена программа «Реальная политика». Лучше бы ее не было, ибо то, что было, было позором. Можно лишь представить, как хохотали либералы. В свое время ходила байка про Марка Рейзена, знаменитого певца и непременного исполнителя советского гимна на торжественных мероприятиях в Большом театре. За одно исполнение гимна он получал самую высокую ставку – где-то около ста рублей. И как только он становился на сцене и начинал «Союз нерушимый республик свободных…» из оркестра доносился тихий голос: «пять рублей». В зале этого слышно не было, но Рейзен все прекрасно слышал. «Сплотила навеки великая Русь…», заливался певец. «Десять рублей», - эхом слышалось из оркестровой ямы. И так до конца гимна, когда, наконец, после финальной строчки под тихий хохот музыкантов слышалось «Сто рублей».

Так вот в «Реальной политике» этот отсчет («Сто долларов… двести долларов…») слышался с первой минуты, ибо кроме этого там нельзя было услышать. Ни патриотизма, ни аргументации, ни логики – вообще ничего. Программу под придурковатыми кличками вели скучнейший Павловский, жлоб Кононенко, абсолютно недопустимый для телевидения Глазычев и Осетинская. Смотреть это можно было только с применением насилия. Примечательно, что сразу же после того, как власть кураторов сменилась, Павловский стал оппозиционером, Осетинская скиталась по разным СМИ, но все-таки не выдержала и дернула в Штаты, а Кононенко как был придурком «и нашим и вашим», так и остался, ибо для придурковатости земля везде одинакова и любое время это непременно и время придурков. Кстати, примечательно, что все «защитники» всегда были с той самой, ненавидимой оппозицией и либералами на короткой ноге и ругали их по обязанности, сделочно, а те и не обижались, так как тоже брали у всех подряд. Типа вышибалы Прилепина, который в те самые времена непримиримой борьбы, пописывая в «Лимонке» против Путина одновременно тихо делал газетку «Единой России» в Нижнем Новгороде – очень были нужны деньги.

Так это началось. Эпоха стыдливой защиты Родины. Подобных «защитников» было и есть много, большинство переквашенных из оппозиции. Ряды пополнились, в частности, дряхлым фюрером Лимоновым, шизофреником Прохановым, мотоциклистом Залдостановым, бесноватым Цорионовым. Не будем перечислять всех – этих достаточно. Как они защищали и защищают страну, видели и видят все. С такими защитниками и врагов не надо. И вот лишились бюджета – и исчезли «яко воск от лица огня», хотя можно продолжать. И это при том, что достаточно людей, которые готовы защищать страну просто потому, что они в нее верят. Не перекованные, не переквашенные, не «за сколько», а сами по себе, у которых есть и аргументы и убедительность и талант.

Но… После многоточия каждый сам может поставить, что хочет.

P.S. Уникальным в этом отношении было движение «Наши». Его феномен еще будут изучать. Главным там было, что то, что они делали, невозможно было сделать за деньги, за бюджет – их творческие, идеологические возможности были гораздо шире бюджета. Простой пример - сегодняшнее Агентство по делам молодежи получает во много раз больше, чем то, что получало Агентство во времена «Наших». Казалось бы, и плоды должны быть более сочными и увесистыми, но… их нет. Ни сочных, ни увесистых, никаких. Поэтому дело не в деньгах, а в людях. В идеях. В том, что они делали. И исчезли они не потому, что сменилась власть, а потому что они слишком уж хорошо все делали и стали пугать перспективой. При них режим, с которым они ассоциировались накрепко, пугал своими возможностями. В современных «апологетах режима» нет никакой перспективы, кроме той, что определена куратором. У тех была. Теперь их нет и оттого не страшно. Все понятно. Они были исключением, которое лишь подтверждает правило.

Так почему же там так и не научились защищать страну?

ПАМЯТЬ
boris_yakemenko

 

У меня дома лежит отрывной календарь на 1941 г.

Это один из самых трагических календарей, который когда-либо приходилось видеть. Календарь несостоявшейся жизни. В нем нет войны. Сталинские стройки, праздники, полезные советы. «Как сделать купальню для птиц», «125 лет Г.Р.Державину», сказки, история земли.  Вклеена даже цветная аппликация – уточки в пруду – чтобы ребенок в августе 1941 года, мог вырезать ее и наклеить куда-нибудь в тетрадь. Думали, что в том августе ничего важнее этих уточек у ребенка не будет.

Смотришь и понимаешь – вот так могло бы быть. Жили бы, отмечали, читали полезные советы, праздновали… И 1941 год не был бы годом, на котором теперь всегда останавливается внимание. И 22 июня было бы обычной, ничем не примечательной датой, как какое-нибудь 18 августа или 4 марта.

Но получилось иначе. 70 лет назад в этот день наша история навсегда разделилась на «довоенную» и «послевоенную». 70 лет назад тысячи людей по всей стране торопливо прощались, одевались, обнимались, обещали писать и уходили в войну, в пороховую гарь, нашу с вами жизнь, в историю, в вечную память. Еще никто не знал, сколько продлится война, но все уже знали, что нужно, чтобы она окончилась, все верили, что мы победим. Просто не можем не победить.

Их надо помнить. Ведь это все, что мы можем для них сделать. По этой дате надо проверять собственную душу и сердце. Задумался, представил – и если защемило сердце, значит душа жива. Значит, у тебя есть сердце. И есть Родина.

Вечная память всем, кто не вернулся.    



ОНИ УЖЕ ПОДРОСЛИ
boris_yakemenko
На наших глазах рождается новая звезда журналистики, директор крупной компании, холдинга, председатель правления консорциума, дальше можете сами додумать – Лиза Пескова. Чья она дочка, объяснять не нужно, это и есть главное в Лизе. Явление Лизы интересно и скучно одновременно, так как это индикатор состояния элиты, который в своем развитии совершенно предсказуем. Это скучно и банально. Интереснее он, как показатель глобальных процессов.

Напомним, что наша «элита» (то есть те, у кого много денег – иных критериев больше нет) абсолютно советская по сути. Прежде всего это связано с ее возрастом. Кроме того, советская система предлагает очень простые и, самое главное, очень выгодные для элиты решения, которые доступны в реализации любому, даже самому ограниченному представителю элиты, а таковых очень много. Прежде всего, элита полностью зависима от политической и в целом государственной конъюнктуры. Если пятнадцать лет назад за «сотрудничество с властью», «провластность» рискнувшие признаться в поддержке Кремля платили травлей в газетах и провокациями, этого сотрудничества стеснялись и его скрывали, то теперь это гарантия процветания, успеха и отсутствия рисков. Поэтому многие представители финансовой элиты поспешили конвертировать свои активы в партийность и кресла, получая мандаты, корочки, таблички на двери.

Произошла и внутренняя трансформация элиты. Строго в рамках ментальных воспоминаний о советском и даже досоветском прошлом она упорно пытается стать отдельным сословием, создать классовые и, что важно в рамках рассматриваемого сюжета, даже родовые барьеры. Это когда представители низших сословий, даже обладая равными с элитой финансовыми и умственными капиталами, не имеют доступа в сословие элиты, к благам и возможностям, собственно и создающим элиту.

Отвлечемся и вспомним, что такое была элита в СССР? Элитой были те, кто могли ездить за границу. Те, кто могли отовариваться на валюту или чеки в «Березках». Те, кто могли купить иностранную машину. Кто могли жить в центре Москвы. Кто могли достать дефицитные книги, пластинки и вещи. Кого допускали в закрытые распределители, закрытые отделы магазинов, на склады. В СССР при всеобщем дефиците все решали именно возможности, а не деньги. Ибо даже большие деньги без возможностей, ходов, задних крылец и нужных знакомств невозможно было потратить, употребить. Можно было иметь деньги на машину, но ее все равно нужно было уметь купить. Можно было иметь деньги на загранпоездку, но ехать вам или нет, решали другие люди. Можно было набрать денег на черную икру, но на прилавке ее не было, а под прилавок пускали только белую кость. Без риска оказаться в остроге иметь видеомагнитофон, читать и хранить издания «Посева», «Имка-пресс» и журнал «Плейбой» могла только элита. То есть элита это те, кому разрешают и дают. Кто включен в систему распределения благ не по остаточному, объедочному принципу, а допущен к сниманию сливок.

А теперь «на первое возвратимся». Что происходит сегодня. Элиту сильно прижал мировой кризис и те, кто зарабатывал в месяц, например, 10 миллионов долларов, теперь зарабатывают жалкие три. Поэтому возникает необходимость врезать по тем, кто обогащается без санкции сверху, обостряется внутривидовая борьба. Во-вторых, и в главных, у них подросли детки! Наследники. В прямом и переносном смысле. Наследники должностей, денег, власти, места на каналах, упоминаний, перепостов. Детки единственная возможность все удержать, сохранить и встретить беспощадную старость не в камере, а под балдахином на Лазурном берегу. Причем эти детки в подавляющем большинстве своем, в основном, получили образование и паспорта там, «у них», а не здесь, потому что «элита» лучше других знает, что у нас все непредсказуемо, сегодня ты есть, а завтра Бог весть. Деньги (а значит возможности) можно сохранить только там, на Западе, а для этого нужно набрать столько, чтобы хватило на годы простого их проедания. А это одним поколением не всегда можно сделать. Поэтому у всех детки, жены, сестры уже при должностях (какие талантливые семьи, ни одного лузера, фрика, дурака, все с колыбели уже управляющие, директора, звезды - чудеса), при деньгах и при возможностях. Поэтому никого не удивляет, что всерьез обсуждается жена Навального как кандидат в Президенты, если Навального заточат в самый ответственный момент. А что тут такого? Абсолютно в координате той логики, которая выстроена выше. Профессионализм ни при чем, должности становятся просто наследственными. Даже для соискателей президентского места. Нас спасает пока только то, что у Навального нет наследника.

Итак, должности наследственные. На них никто никогда больше не попадет, кроме детей, внуков, правнуков. Всем остальным разрешено помогать. Как-то в позапрошлом веке маленький мальчик Левушка (будущий Лев Толстой), глядя на портрет императора, спросил у maman «А когда я вырасту, я смогу быть императором»? «Нет, - ответила maman, - ты никогда не станешь императором, но ты сможешь помогать ему». Сегодня вместо слова «император» можно поставить титул директора любой корпорации, банка и т.д., оставить все остальное и вешать на любую стену в общественном месте. Пусть привыкают. Вы сможете помогать. Вы, что важнее, будете платить, отвечать и, главное, защищать. Правда, они умело объяснят, что в защите, на самом деле, нуждается страна. Она же нуждается в деньгах и ответственности.

Почти полностью сформировавшемуся новому феодальному сословию хочется скорее закрепить завоевания. Поэтому элита все время прямо и косвенно посылает в пространство сигналы о том, что пора заняться изъятием определенных возможностей у тех, кто этими возможностями пользоваться больше не должен. Каких? Тех, что есть у элиты. Уже давно в той или иной форме слышны намеки на то, что не надо больше ездить за границу, не надо иметь валюту, не надо никуда рваться, слишком много зарабатывать… Проститутка Собчак (дочка Собчака, а не сама по себе) требует ввести налог на туризм за границей, а то обычные посетители мешают http://www.uznayvse.ru/news/85397.html, «элитные» обитатели района Патриарших прудов в Москве требуют не пускать на пруды «саранчу» и «быдло» из Бирюлева https://www.youtube.com/watch?v=wenU7kKeBks Характерный текст: «Прелесть этого района - и, может быть, одна из его проблем - социально однородные жители. Ну, ребят, давайте называть вещи своими именами: мы все здесь одного круга. Поэтому у нас особые отношения, поэтому мы друг друга любим, поэтому можем друг с другом общаться. Вопрос в другом: как мы относимся к тем людям, которые приезжают к нам гулять из Бирюлёво». http://www.politonline.ru/interview/22887079.html Круг - главное. Любят, потому что круг. Беглый олигарх Полонский открыто заявляет, что «у кого нет миллиарда, пусть идет в задницу» ("Ведомости", 19.03.2008), в витринах ЦУМа развешивается реклама «Я крутая, а ты животное», «Кто не в Прада, тот лох» (http://forum.golig.com/forum3/thread29061.html). Один из ближайших соратников бывшего мэра Лужкова Казинец (он, в отличие от шефа, и сейчас при делах) открыто говорит «неэлитным» москвичам «езжайте в другие места. Там спокойная жизнь, дешевое жилье и сирень под окнами. Вы же сидите в центре цивилизации, хотите ездить на дорогой машине, есть в дорогом ресторане, жить в дорогой квартире. А что вы для этого сделали?.. В этом городе, если ты не получаешь несколько тысяч долларов в месяц, тебе нечего делать… (http://sirin-from-shrm.livejournal.com/23686.html) Сегрегация уже свершилась.
Итак, Парижи, Монако, даже Патриаршие пруды, валюта, возможности и большие деньги это только для «элиты», не для всех, пора это понять. А всем, кто не элита, надо тихо довольствоваться тем, что есть, мечтая, чтобы не стало хуже. «Неэлиту», «быдло» и «саранчу» надо закабалить - не случайно уже сейчас в банки можно положить деньги, но попробуйте их потом (особенно большие деньги) снять быстро и безболезненно. Не выйдет. А это значит только одно: уже сегодня банки (элита) сами решают, сколько и когда вам нужно денег. А дальше будут спрашивать «а на что они вам?» и в зависимости от ответа решать, как у Райкина «когда, чего и скока». Мало того, руководство одного из банков открыто так и говорит (а, значит, остальные банки так думают), что нужно людей «загнать в кредитную кабалу, чтобы они начали брать кредиты», чтобы «люди передавали свои долги из поколения в поколение». (http://www.rbc.ru/finances/02/12/2014/547ded21cbb20fc2fd9077c4). По этой же причине уже пытаются ... запретить выплачивать долги по ипотеке досрочно. Зачем вы лезете из ярма? Кто вам позволил? (http://www.kp.ru/daily/26524.5/3542392/) Так что и этот "кабальный" рубеж пройден. А раз вы в кабале, вас не выпустят за границу – нет денег, сиди дома и собирай копейки на капремонт, на ЖКХ и т.д. Все по кругу.

Еще несколько лет назад руководство движения «Наши» истерично, но вполне серьезно обвиняли в газетах, что они, вместо того, чтобы дать молодым людям возможность спокойно работать менеджерами в «Евросети» и «Яндексе», сбивают их с толку, убеждая, что они способны для страны на большее. То есть, по мнению элиты, человек, которому «больше всех надо» совершает преступление, он должен поставить себе цель стать не героем, а кухонным обывателем. А значит жить не ради Новых Иерусалимов, Опоньских царств и градов Китежей, а ради новой, но подержанной (то есть брошенной элитой) машины, двушки в Новой Москве (построенной элитой), мебели из Икеи, еды из «Пятерочки» (привезенных элитой). Ради должности старшего менеджера по продажам. Должен отдыхать в подмосковных санаториях «со своими», в своем кругу. Стремиться к будущему в форме «настоящее плюс стиральная машина». Чтобы денег от сих до сих, тютелька в тютельку. А для тех, кто еще не понял, уже родился термин «генетическая нищета» (http://vz.ru/opinions/2015/9/30/769588.html?_sm_au_=iVVW7fftqTRR1vRM). То есть родился нищим, парием, плебеем, шудрой – не лезь больше никуда.

Вот это гораздо важнее, чем все разговоры о наших победах в Сирии.

ЛЕКЦИЯ О СИМВОЛИКЕ КРЕМЛЯ
boris_yakemenko


Московский Кремль – это не только центр Российского государства и самая большая в мире целиком сохранившаяся крепость. Кремль – это комплекс самых различных символов: человек, входящий в Кремль, символически оказывается и в Иерусалиме, и в Константинополе. Почему Кремль ни разу не был взят приступом? Как Кутафья башня дробила вражеские войска? Для чего Борис Годунов и Екатерина II хотели снести Кремль? Какие символы Иерусалима и Константинополяесть в Кремле? О том, как устроен Кремль, что означают башни, стены и площади, каким он был 500, 300, 200 лет назад, рассказывает историк, писатель, культуролог Борис Якеменко. Билет 400 рублей. Регистрация https://m.facebook.com/events/129511977625471?acontext=%7B%22action_history%22%3A%22%5B%7B%5C%22surface%5C%22%3A%5C%22page%5C%22%2C%5C%22mechanism%5C%22%3A%5C%22main_list%5C%22%2C%5C%22extra_data%5C%22%3A%5B%5D%7D%5D%22%7D&aref=0

СИМУЛЯКРЫ
boris_yakemenko
О том, что сегодня время симулякров, сказано и написано давно тем же Бодрийяром. Сознательная мошенническая подмена понятий и образов сегодня стала обычным делом, в результате чего миру были явлены «режиссер» Серебренников, «актер» Панин, «писатель» Прилепин, «художник» Кулик, «ученый» Чубарьян, «публицист» Проханов, «политик» и «оппозиционер» Навальный и так далее. Здесь интересна технология создания симулякров.

Много лет назад в СМИ проскочил замечательный текст о том, как в наше время создают «писателей».

"Появилась в редакции замечательная рукопись. Давно я не получал такого удовольствия от чтения... Автор - молодой парень, преподавал в нашем педуниверситете ... Печатать - нельзя, потому как вся повесть от начала до конца написана матом ... Даже завидно стало: черт побери, почему я не придумал раньше таких красивых фраз?! "Морда у Клавки задумчивый. Не от хорошего жизня, видимо".
Полгода думал, - и печатать нельзя, и не печатать нельзя. Потом какой-нибудь журнал в Москве возьмет, напечатает, и Шкарин будет всю жизнь ходить и говорить: "Вот, а в "Урале"-то рукопись провалялась, зажал Коляда талантливое, не пустил". И ходи потом, объясняй, что не мог я это в журнале опубликовать: ведь пока большая часть наших подписчиков - пенсионеры, а они люди нервные, могут мне потом журнал в лицо бросить и требовать назад деньги за подписку... Подошел сентябрь. Я решил, что в молодежном номере это проканает. Но чтобы ни один "пенс" не прочитал, я придумал повесть печатать махоньким-махоньким шрифтом, чтоб только с помощью лупы можно было разглядеть... Нетерпеливый читатель перелистает страницы, ну, а кому надо, тот прочтет... Мало того. Костю Богомолова, зав. отделом критики, попросил сделать вводку от редакции: "...повесть номинирована на премию "Форин-Райтер Клаб", а отделение славистики Оксфордского университета ставит ее в курс современной русской литературы..." Конечно, все это про "Форин-Райтер Клаб" и про Оксфорд было вранье, но мне надо было хоть какую-то подпорку. Ведь журнал издается на деньги из областного бюджета (читай - налогоплательщика), и я мог себе представить последствия, если б повесть вышла бы без этаких устрашающих и гипнотически действующих слов... Почему я сегодня рассказываю об этом? Потому что поезд ушел: Шкарина все хвалят, номинируют на всякие премии, журнал вручил ему премию за лучшую прозу... Теперь Шкарина изучают в Оксфорде..." (Н.Коляда Как делается толстый журнал).

Итак, качество литературы определяется количеством мата. Затем презрение к аудитории, вранье, премии – и симулякр готов. Важно понимать, что профессионализм здесь не только не нужен, он мешает, так как затрудняет процесс выстреливания продукции и заставляет критически относиться к себе. Дальше создается круг одних и тех же лиц (жен, свояков, племянников, приятелей), которые создают пиар и присасываются к процессу. Их задача кормиться, распределять блага и не пускать чужаков, которые успешнее и талантливее. Но в целом этот текст очень важен, как формула – в него можно подставить другие имена, чтобы получить такой же результат в иных сферах.
Эти процессы идут абсолютно одинаково и в равной степени во всех сферах. И во всех сферах существуют кураторы из Белого дома или АП, которые следят за тем, чтобы избранных не обижали, продвигают их, награждают.

Однако есть одна трудность – народ. Дело в том, что процессы, описанные выше, абсолютно замкнуты, то есть присутствие зрителя, читателя, слушателя, избирателя там совсем не обязательно, так же как и необязательно наличие качественного продукта. То, что куратор считает хорошим, это и есть хорошо. Поэтому Навальный при наличии преступлений не садится в тюрьму, при отсутствии поддержки и сторонников получает все больше возможностей. Прилепин при отсутствии читателей и при полной бездарности текстов (во многом не своих) получает новые премии и звания, Чубарьян при отсутствии научных работ –новые награды и должности и т.д. Разумеется, народ пытаются втягивать в эти процессы, чтобы легитимизировать симулякры, но дело это трудное и неблагодарное. Читать ахинею народ не хочет, против насилия над ним новогоднего Киркорова с бабушкой русской эстрады восстает, Навального считает дураком и подонком и в защиту его не выходит.

Преодолеть это можно только одним способом – крепко вложившись, держать пузырь надутым как можно дольше, ведя одновременно возгонку подзащитного в печати и на экране, бесконечно повторяя, что он безумно популярен, что народ его любит. Пока многие не привыкнут к тому, что это и правда что-то значит и в условиях полной блокады всего прочего, адекватного, не согласятся с тем, что «в этом Прилепине, Киркорове, Навальном, что-то есть» (примерно так говорят о человеке, страдающем глистами). Именно так нам всовывали и всовывают годами Прилепина, Баскова, эстрадные помои и вот, наконец, Навального. Всем уже ясно, что он дебил, а его последователи – гопота и шпана, богатая родительскими деньгами и возможностями. Всем ясно, что в нем нет никакой интриги и глубины, не случайно он очень быстро скатился до провокатора, ибо мешать людям жить, приставать к ним, это самый лучший способ обратить на себя внимание. Можно, конечно, и по рылу получить, но это тоже хорошо, как знак внимания – битые рыла хорошо продаются, спросите у Кашина, он расскажет, как продержаться на нем несколько лет. Всем ясно, но какая разница – несколько лет он будет орать из каждого утюга, сопровождаемый восторгами и кличками «политик», «кандидат в президенты» и т.д. и, наконец, какая то часть привыкнет и даже поверит, а остальные плюнут и уйдут еще дальше от экранов.

Почему симулякры не могут существовать самостоятельно. Прежде всего потому, что подделка не может быть лучше оригинала. Кроме того, симулякры, при всем их кажущемся разнообразии, принадлежат к одному социальному слою. Это тусовщики, которые любят себя и презирают остальных, то есть свой электорат, слушателей и читателей. Посмотрите, как Быков-Зильбертруд через губу общается с аудиторией – лучшей иллюстрации не нужно. Но особенно важно то, что они всегда, при любых обстоятельствах поддержат власть. Все до единого. То, что Навальный что-то там кричит про путина не должно смущать – все согласовано и главное свое дело он уже сделал – торпедировал любую оппозицию, которая была хоть на что-то способна. Наиболее идейные типа Удальцова посажены, остальные слиты и сданы.

Под конец зададимся вопросом – на что надеются люди во власти, делая ставку на тех, кто сознательно растлевает и втаптывает в грязь страну и тысячи людей? Ну, развлекли и обогатили приятелей, это понятно. Но делать-то хоть что-то будут? Ведь страна, в которой Прилепин «писатель года», а Навальный «преемник Путина» обречена. И если они надеются как-то выскочить, то напрасно. Раковая опухоль может долго жрать организм, но хоронят ее вместе с ним.

ПРИЯТНОЕ ОДИНОЧЕСТВО В ТОЛПЕ
boris_yakemenko
Гопник Шнуров открыл «выставку современного искусства». В промежутках между ублажением олигархов в Куршевеле и съемками в рекламе дорогих костюмов наваял художественного, лишний раз подтвердив, что «современного искусства» не существует, а существует форма самовыражения шпаны (богатой и не очень, продвинутой и не очень) и извращенцев (Серебрянников, например, или Гельман или Кулик).
Открылась «выставка» выделений Шнурова на Тверском бульваре, в нее даже стоит очередь тех, кто не стесняется в таких очередях стоять и тем самым вычеркивает себя из списка адекватных людей. Наверняка многие из этой очереди с недоумением смотрели и смотрят на очередь к мощам Николая Чудотворца или к Поясу Богоматери. Вот там нельзя, там непонятно к чему, зачем, непонятно кто. А здесь можно, здесь понятно к чему. К бесконечно, в разных формах воссоздаваемому Шнурову, хотя там нечего воссоздавать и интриги и глубины в нем не больше, чем в любом обитателе подъезда где-нибудь в провинциальном городе.

А вообще приятно говорить то, что никто не говорит, выступать против того, что восхищает всех (или большинство) – непременно окажешься прав. Майки с Путиным придумали «Идущие вместе». Они же первые требовали бойкота Турции. Они же первые назвали Пелевина и Сорокина «дрянью», «графоманией» и «помоями». Ваш покорный слуга первым (и единственным) вступился за Каддафи, был одним из немногих, кто в разгар Болотной говорил, что она провалится… Приятно делать выбор, который потом все принимают, как очевидность. Сегодня все носят майки с Путиным (а «Идущих» за эти майки травили), сегодня большинство (даже Быков) поняли, что Пелевин и Сорокин помои (а «Идущих» травили), сегодня все говорят, что Каддафи был прав (а тогда Белый дом травил Вашего покорного слугу). Что стало с Болотной, тоже все знают. Правда, когда окажешься прав, все предпочтут либо замолчать, либо приписать правоту себе, но к этому пора привыкнуть. Смотрю в телеграм – практически все, что сегодня преподносится как откровенность типа «Навальный проект Кремля» было мной написано около пяти лет назад.

Чтобы поддержать реноме (и не только), поговорим о Шнурове. Хотя почти все, что можно было сказать, уже сказано выше. Сегодня от этой щетинистой свинорылой шпаны невозможно спастись. Она орет матом из всех розеток, ею развлекают нетребовательных гостей международных форумов, шпана поет шпане в Куршевелях, теперь вот припала к «искусству». Ваяет, рисует, инсталлирует и перформансит. Можно сказать короче, на ее языке - «косит бабло». Сегодня ее час, день, год. Обязательно ли возрождение страны должно сопровождаться и возрождением шпаны, непонятно. Но понятно другое.

Понятно, откуда такая популярность. Просто любой, кто его слушает, недосидел в детстве на подоконнике в обшарпанном подъезде, недопил «Агдам», недописал на стенах школьного туалета. Ему тесно и душно в кабинете, машине, аудитории, на деловой встрече. Ни поматериться, ни попошлить, ни потрындеть о бабах и шашлыках, то есть о том, что по-настоящему близко. Растворенный в крови шпанизм не вывести никакими «Прадами» и фуаграми. Все время легкий дискомфорт, как камешек в ботинке, в официозе встреч и кабинетов хочется чего-то родного, своего, близкого, отвечающего на зов крови. И как только рядом заорет Шнуров, все становится на свои места. Вот же оно, мое, родное, настоящее. Ээээээхх. Вот он мой, именно мой уровень текстов, юмора, музыки, лица. Возникает связность, исчезает дискомфорт. И на голове «респектабельного политика», «успешного бизнесмена», «светского тусовщика» тут же незримо вырастает ушастая залоснившаяся шапка и семечная шелуха вместе с матом летит через губу. Ах, сейчас бы сквозь года туда, в тяжелое детство с чугунными игрушками, скользким подоконником и известкой вместо сахара. Помнится, несколько лет назад, придя на прием к одному начальнику департамента Министерства культуры, я, войдя в кабинет, услышал из динамиков тот самый рев и мат. Хозяин кабинета торопливо прикрутил звук, но ассоциативный ряд между хрестоматийной прачечной и министерством культуры уже возник и был непреодолим. Сегодня таких прачечных сотни, а прачек десятки тысяч.

В свое время Юрий Никулин говорил, что был единственным москвичом, который не был в 1991 году у Белого дома. Ваш покорный слуга не Никулин, но готов, поддерживая реноме застрельщика, стать единственным москвичом или россиянином, который даже не считает, а твердо знает, что Шнуров скотина, урод и шпана. Тем более, что разговоры о мнении большинства на меня не действуют: Gangnam style набрал два миллиарда просмотров, а за Христом пошли около ста человек, но в чем разница, понимают все и кто останется в истории еще тысячи лет, а от кого через три года не сохранится даже пыли под башмаками, тоже понятно всем. А те, кто с восторгом слушают Шнурова, стоят в очередях, должны всерьез задуматься, а все ли у них в порядке со вкусом, культурой, теми незримыми составляющими, которые делают человека человеком. Можно сколько угодно убеждать себя в том, что можно есть тухлое мясо и пить воду из лужи без вреда для здоровья, но последствия случатся непременно. Шпана сдуется через год-два, а отрава останется. И неприятное чувство, что кто-то был умнее, был прав. Лучше поберечься вовремя.

НЕБОЛЬШИЕ ИТОГИ ИСПОРЧЕННОГО ПРАЗДНИКА
boris_yakemenko
Испорченный навальной школотой праздник «Времена и эпохи» дает возможность поговорить о произошедшем и еще раз повторить многажды сказанное, но не услышанное. Тем более, что эти сборища будут продолжаться, так же, как это некогда делали участники «Маршей миллионов», пока марши не выродились. Проведя один, они тут же объявляли второй. На последнем «Марше миллионов» было несколько сотен человек, но какая разница?

Прежде всего, надо обратить внимание на важную деталь, которая указывает нам на новый «тренд», который будет только развиваться. Это выход школоты и маргиналов с Сахарова и приход их к ни в чем не повинным людям для того, чтобы заставить последних быть своими союзниками любой ценой. Причем шансов этим людям не оставляется – или ты идешь с ними, или тебя на продажном «Эхе Москвы» и во вражеской «Новой газете» объявляют уродом, конформистом, человеком, не понимающим, что Навальный это наше всё.

Напомним, что вранье Навального об отсутствии звука на Сахарова было опровергнуто еще до начала мероприятия, не говоря уже о том, что даже если это было бы так, он за деньги своих хозяев из АП спокойно мог привезти туда грузовик с колонками – так некогда делывали его соратники. Проблема была в другом. Когда весь город беззаботно веселится и развлекается в центре, проводить где-то за Садовым кольцом свое унылое мероприятие (ну что там может быть нового, что???) это безумие. «Нас не замечают, нас не поддерживают? Заставим! У нас нет праздника – и у вас его не будет!» - именно такая логика была включена. То есть логика шпаны, дурака, хулигана, отвергнутого приличным обществом. «Не хотите со мной водиться? Чистенькие? Умнее всех? Ну ладно, я вам покажу. Я вас заставлю».

У В.Ардова есть рассказ, где дамочка в коммуналке с помощью битья посуды, подливания воды в примус и прочих пакостей заставляет дружить с собой профессорскую семью. Здесь то же самое. Все думали, что шпана Навального, видя, что никакой поддержки нет, угаснет сама. Ничего подобного. Теперь на каждом уличном мероприятии – празднике, дне города, музыкальном фестивале, благотворительной акции - они будут появляться, как сектанты, как наваждение, кричать, оскорблять, провоцировать и портить праздник. Именно так торчок Энтео погубил последнюю еще теплившуюся миссионерскую церковную молодежную работу. Именно так жидоморы, контактеры и прочие опрохановевшие личности пустили под откос все более или менее здравые антилиберальные мероприятия в 1990-е и 2000-е. По точному наблюдению И.Смирнова: «И у Белого дома в октябре 1993 г., и во многих других местах, где поднимались «патриотические» знамена, приходилось наблюдать, как в видеозаписи, одну и ту же сцену. Подходят люди - не митинговые кликуши, а нормальные мужчины средних лет, недорого, но аккуратно одетые, трезвые, с умными лицами. Видят баркашовцев со свастиками. Плакаты про "Беню Эльцина, убирайся в Израиль". Слышат с трибуны что-то в том же роде. Поворачиваются и уходят. Кто-то еще сплюнет по пути». Поэтому, забегая вперед, следует сказать, что полиция просто обязана любой ценой (!) не подпускать их к нормальным людям. Как шпану и хулиганов не подпускают к обычным гражданам и квартирам. Если для защиты граждан сброд Навального придется бить и калечить – это нужно делать. Защищать мирных граждан есть прямая обязанность государства. Пусть даже так, как в 1917 году (см. ниже).

И тут мы сталкиваемся с одной интересной проблемой. Порча праздника адептами Навального, который, кстати, уже от них открестился (Я никого никуда не звал, места не назначал и т.д.) была согласована наверху. Этим, во многом, объясняется поразительно спокойная реакция Пескова «это не наша повестка». Песков прекрасно знает, что происходит и если побоище в Москве в день России (!), устроенное человеком, который всегда позиционировал себя, как врага власти и Путина, не повестка, то что тогда повестка? Варианта два. Или Пескову мешает (пока) пойти к Навальному должность, но она же не мешает ему тихо защищать Полиграфыча, или же он в курсе и прекрасно знает, что все согласовано и под контролем. Ну а то, что сотням людей праздник испортили, так ничего. Просто эти люди попали в жернова взаимоотношений властно-олигархических кругов, а жернова мелют, не разбирая, и сторонников Навального и противников. Главное, чтобы мука была и чтобы Навального вовремя, прямо в подъезде, вынули из этих жерновов – он еще нужен. Поэтому Навальному можно орать про "негодяя Путина", устраивать массовые беспорядки и ехать потом в Барселону, а любой из читателей этой статьи за гораздо меньшее умчался бы на пару лет. Ведь игра это одно, а жизнь другое. Биться на шпагах или кулаках на ринге нормально, но делать то же самое на улице нельзя. С Навальным та же история.

Как бы там ни было, готовность жертвовать людьми во имя «ничего» - ведь цель похода на Тверскую была просто придти и портить праздник, чтобы было заметнее, никаких содержательных лозунгов и внятных целей не было – отчетливо маркирует Навального, как худшее порождение чиновников из высоких кабинетов. И как только их связка с Навальным будет доказана окончательно, с именами и явками, это будет удар по власти, которого она не испытывала давно. И ничто не будет разбирать, кто и как конкретно в этом участвовал. Власть и все. Ибо власть самоубийц, то есть тех, кто, будучи во власти, расшатывает власть в надежде вылететь в Лондон из-под развалин, это конец. А такие примеры уже есть. Если вы увидите в газетах убийственный компромат на некоторых крупных (даже очень крупных) чиновников из окружения Путина, причем компромат щадящий, не очень криминальный, то полезно знать, что в ряде случаев этот компромат заказан … самими чиновниками. Парадокс объясняется очень просто. Они хотят, чтобы их, наконец, выгнали и они уехали навсегда. Им надоело. Но уйти самим нельзя, это может вызвать неудовольствие, а затем репрессии, так что нужно подтолкнуть процесс. Это же самое происходит и в государственном масштабе. Все, что можно было получить от путинской стабильности – яхты, особняки, счета, возможности – они уже получили. Теперь, когда стабильность больше не приносит прибыль, пора зарабатывать на нестабильности, чтобы наконец-то перестать сидеть на скучных совещаниях и переместиться поближе к своему барахлу. Поэтому ставка сделана на Навального. Ну а люди… Что люди? Да ничего. Так.

Теперь о сути бесконечного продолжения акций, хождений, сборищ. Это сборища ради сборищ, давно утратившие содержательность, а, главное, растворяющие любого вменяемого человека в толпе развлекающихся протестом хипстеров и гопоты и, тем самым, лишающие Навального всякой конкуренции. Ведь лозунг «Россия без Путина», не является мыслью или идеей. Сто лет назад «Долой царя» кричали гимназисты, реалисты, торгующие на Невском папиросами дезертиры и митинговая пьяная матросня, но Ленин для активизации протеста пользовался совсем другими категориями. Сегодня лозунги без содержания позволяют собрать на акции всех подряд, главное, чтобы численность была.

Кстати, о численности. Можно было наблюдать, как последние дни Навальный и Винокурова (абсолютно одно и то же) мерялись численностью. Телеграмные «аналитики» гадали – превзойдет? Не превзойдет? Если превзойдет, то на сколько? Ушли на Тверскую именно потому что тут много, а там мало. Смысл, содержание, цели, задачи – все исчезло. А все потому, что главным заказчиком т.н. «протеста» становятся не люди, не страна, не обстоятельства, а СМИ и кураторы из АП. Для них все и делается. Поэтому именно с ними обсуждаются и с ними же и планируются политические провокации, поэтому СМИ всегда на месте провокаций заранее, как пожарник из анекдота, который выезжал на место за полчаса до пожара. Любой митинг это уличное шоу, на котором сотни людей играют роль статистов, как в экранном телешоу. Их обязанность служить задником сцены, а некоторых наиболее активных – декорациями, следить за главными гостями, по сигналу аплодировать, поддерживать тех или других по команде. Слова им давать не положено, их реальное отношение к происходящему никого не интересует, и считают их по головам. Именно поэтому активно и обсуждается численность оппозиционных акций и на этом все обсуждение и заканчивается. То, что значительная часть начинает уходить уже на пятнадцатой минуте после начала, говорит по телефонам, никого не слушает и никак в происходящем не участвует, никого всерьез не интересует. Пришел, тебя посчитали, иди на все четыре стороны, твоя миссия выполнена, Навальный скажет всем, что ты за него.

Еще одна важная подробность. Настоящая политика и, тем более, революция активизирует, среди прочего, самых ярких, лучших, перспективных. Их имитация закономерно выводит на первый план посредственность, худших, тупиц. Это хорошо было видно по интервью Навального проститутке Собчак – ни на один вопрос, даже о книгах, ответа не было, видно по бредням Волкова, по пронизывающей весь «протест» тупости и приколизму, который является главным внешним показателем придурковатости. Что лишний раз показывает, что это все проект власти, вернее того, что по старинке считается властью. Ибо если федеральные (и не только) каналы, которые все контролируются сверху, десятилетиями превращают людей в быдло, причем очень недовольны, когда люди возмущаются (см. историю с попыткой что-то сделать с новогодними передачами – апофеозом пошлости и тупости), то почему бы не включить такую же систему на улицах. Навальный в этом отношении так же идеален для выполнения задачи, как Киркоров. Туп, бездарен и продажен. А что еще нужно сегодня для успеха в «политике»?

?

Log in

No account? Create an account