Previous Entry Share Next Entry
ВОЗВРАЩЕНИЕ В ПОДВАЛ
boris_yakemenko
Введение

«Кстати, - Сидоров коротко хохотнул, всхлипнул и поднял со стола листок бумаги, - вот еще один твердокаменный. Похоже, с надеждами. Толк будет. Но тоже все пытаюсь убедить, что надо менять угол зрения. Упирается пока. Вот, вчера прислал.
Он передал Сокорину через стол неровный, с оборванным краем тетрадный листок. Крупными детскими буквами на нем значилось:
«Саша! Опят ты чюш несеш. Я про ботинки, вайну и вотку писал и в кайф, мне чуваки сказали, что клас, а ты мне придлагаеш чюш. Я песатель, а не рап твой. Так что если не нравица, я другим рукапис панису. Я ни жадный, как ты. За тыщу, назло».
- Прилипкин, - не дожидаясь вопроса, ответил на молчаливое недоумение Сокорина издатель. – Молодой да ранний. Гениально бездарен, но мы его убедили, что он писатель и вот парень трудится, поэтит на тетрадь.
- Убедили? - удивился Сокорин.
- Ну да, как-то делать было нечего, а он как раз притащился со своим опусом, - смущенно сказал Сидоров. - Ну, и прикололись. Читай, говорим, свой шедевр. Он и начал. Мы, конечно, сделали серьезные морды, сидим, хотя вижу, что все уже красные и у некоторых аж слезы текут – только бы не заржать. Тут он кончил и мы: «да ты, парень, писатель. Бенедиктов, Белинский, Добролюбов. Потрясно. Двигай дальше, неси все, что есть. О тебе через месяц Британская энциклопедия напишет». Он и побежал. Только за ним дверь закрылась, от хохота чуть потолок не рухнул. Думали, что все-таки он понял. Ан нет. Через неделю приволок целую кипу рассказов. Карандашом, на каком то рванье, чуть ли не на старых трусах написано. Ну, я нашел дурака с деньгами, насвистел, что на подходе интеллектуальная проза и вот хочу издать ради смеха. Тем более, что в этой девственности есть особая прелесть. Правда, хе-хе, корректор просто воет и просит за лист пакет бесплатного молока. Помнишь, как раньше в школах, треугольные такие. Придется давать. Не слишком большая плата за новое имя в текстовой реальности».


В.Бучинская, М.Панаева, В.Скабичевский. Роман о Петре и Февронии» (М., 2012)

Кульминация

Есть события – индикаторы. Как лакмусовая бумага, сразу определяют, кто есть кто на самом деле невзирая на звания, чины, количество денег, вложенных в раскрутку. От соприкосновения с этими событиями, как с философским камнем, все сразу становится истинным. То, что долго считалось золотом, опять становится дерьмом в самом откровенном, обнаженном и срамном виде.

Из последних событий это, конечно, карательные операции киевских фашистов на Юго-Востоке. Они расставляют все по своим местам не только там (американской марионетке Порошенко никогда не отмыться от крови погибших детей), но и здесь.

Из ресторанного вышибалы и подвального лимоновского дитятки Прилепина, назначенного вражеской «Новой газетой» и блатными дружками «писателем» долго делали «лицо русской литературы». Книжный магазин «Москва» за хорошие деньги старался и старается изо всех сил вытеснить этим т.н. «лицом» настоящие, подлинные лики русской литературы. Надавали премий, понаписали статей, запретили всем осуждать и критиковать убогую графоманию и удивительную тупость бездарных текстов. Вышибала и нацбол взорлил и честно старался соответствовать и оправдывать высокое доверие. Писал «статьи», где пытался показать, что и он думать умно умеет. Выдавал, как силикатный завод по договору, по несколько кирпичей в год, которые, правда, никто не читает, но это ничего. Это не обязательно. Но вот случились события и весь флер отлетел, вся позолота осыпалась и появился текст про «элиту», «Наших», «Россию», «Крым», «русский народ». Текст, который опять же, мало кому оказался нужен, но важный как показатель. Текст, написанный не писателем, не лауреатом квартальных литературных премий, не «лицом русской литературы», а именно подвальным нацболом и ресторанным вышибалой. Трамвайное хамство, пафос «стратегии 31», листовочный гнев, все на разрыв, как у лимоновской шпаны, в знак протеста штурмующей очередной туалет на заводе «ГАЗ». Конечно, мат, куда же без него – для них весь мир забор.

В общем, пацанский текст для аудитории журнала «Гопорез». Настоящий текст Прилепина. Наконец то. Очень показательно и хорошо. Хотелось бы той горстке любителей интеллектуального «лица» того, что у них считается «русской литературой» рекомендовать прочесть этот текст в обязательном порядке. Кто не захочет – заставить. Есть не давать, пока не прочтут. И чтобы восхищались. Может быть, хоть кто-то поймет, что круг замкнулся, все вернулось к исходной точке, в тот самый пахнущий кошачьим соком подвал, к фюреру и любителю малолеток Лимонову. «Земля еси и в землю отыдеши». Был вышибалой и шпаной, способным лишь «не пущать» (все ж таки власть какая никакая) и переворачивать урны и пачкать стены в знак протеста против «режима Путина» - ими и останешься. Планида. На роду написано. «Осел останется ослом, хотя б осыпь его звездами». Вот уже осыпаются звезды, подернулась тиной постмодернистская мешанина, а под ними то самое маяковское «мурло». А что вы хотели, чтобы там было?

Пусть смотрят в него поклонники. Пусть читают. Их не жаль. Они это заслужили.

Заключение

«Ну, а Прилипкин вообще возбуждал в Сокорине самые гадливые чувства уже одной только своей фамилией. Прилипкин никогда не мыл рук, не закрывал дверь в туалет и не снимал обуви (может и к лучшему). Обтрепанный и потасканный, в пятнистых драных штанах со свастикой на заду и вечной зеленой бейсболке, сидящей на гладко отполированной голове, как на коридорном болване для шляпы, он всегда жадно, чавкая, ел, любезно клал оливье соседу по столу прямо руками, зачерпывая салат пригоршней из общей миски, полоскал чаем рот, перед тем, как проглотить, а потом так оглушительно зевал, что Сокорин всегда садился на противоположный от него конец стола. Кроме того, от него обычно шел такой ужасный запах подвала, что пропадал всякий, даже самый стойкий аппетит. Однажды Сокорин не сдержался и тихо спросил Дорофеева, кивнув на облизывающего пальцы Прилипкина:
- Витя, ну зачем ты приглашаешь на наши вечера вот этого. Ну посмотри ты на него. Шапку не снял, тарелки лижет, в зубах ковыряется кухонным ножом. Ну поставь ты ему миску у лифта, на коврике в коридоре, если тебе так хочется, или подари дезодорант, но зачем с нами то за один стол. Не понимаю я тебя.
Дорофеев улыбнулся и жестом вызвал Сокорина из комнаты.
- Понимаешь, Володя, - начал он, когда они оказались на кухне. – В России всегда была традиция помогать тем, кто еще сам не может выбраться. Он яркий человек с бредом преследования, который помогает ему очень глубоко писать о таких же как он. У него большое будущее, уверяю тебя. Это нам хорошо, я все детство, отрочество и юношество с папой за границей просидел, да и ты в то время не особо бедствовал, а что делать ему? Жизнь треугольная, куча непонятных детей, жена, а человек вышибалой в ресторане работает. Радикал. Шатает трон. И, что хорошо, не распустил нюни, не опустился, не раскис, настойчиво ищет себя. Пишет. Издается. Протестует на улицах. Наши общие друзья премиями поддерживают. Так что не суди строго.
- Он еще и вышибалой… - простонал Сокорин, - кошмар какой.
- Не волнуйся Володя, - Дорофеев засмеялся, - от сумы, да от тюрьмы в Рашке сам знаешь…
- Но про рестораны в этой поговорке ничего нет!
Дорофеев улыбнулся, примирительно потрепал Сокорина по плечу и пошел в комнату.
- Ну пусть он хоть скатертью не вытирается, - не выдержал Сокорин вслед, - или, плюя на пол, не подтирает ногой.
- Не все сразу, Володенька, - обернулся в дверях Дорофеев, - не все сразу».

В.Бучинская, М.Панаева, В.Скабичевский. Роман о Петре и Февронии» (М., 2012)

  • 1
Винокуров решил расчехлить финансовую подушку сделаную а афере в Китфинанс?

Винокуров хитрый жук он и не такое придумает.

Это точно, такому палец в рот не клади, мигом без кашелька останешься.

Недописателей, недополитиков и вообще всяких недо- в России предостаточно. собрать бы их всех и отправить куда-нибудь на Новую Землю, территории охранять.

Там их слушателями будут медведи и вечные ветра. Там они ни на кого повлиять не смогут.

Может они к этому и стремятся?

не знаю к этому они стремятся или нет, но отправить их куда нибудь с глаз долой точно не будет лишним

там бы от них было больше толку.

не надо таких на границу! они же ее просрут!

Если есть на свете справедливость, то она должна восторжествовать. А то надоело читать "прилипкиных".

Справедливость рано или поздно восторжествует.

Остается только надеется что произойдет это рано а не поздно.

увы( не факт, что раньше(

"А то надоело читать "прилипкиных".

Неужели кто-то заставляет? Читайте Донцову.

Забавный текст. Ниачём.
Разве что как условный рефлекс прокатит.

Не понравилось, что кумира обидели? Снесете. И вообще привыкайте, то ли еще будет. Недолго окололитературной гопоте осталось. Отправится по родным подворотням.

У меня нет кумиров. В отличие от вас.
Я только о вашем тексте, о его свойствах..
А что, кстати, случилось? почему вдруг такая реакция?

Edited at 2014-07-07 08:52 pm (UTC)

Обиделись за кумира. Я понял. Терпите.

Не все сразу)))Это точно!! Еще долго до внутреннего роста осталось!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account