Previous Entry Share Next Entry
ДЕНЬ ПЕТРА И ФЕВРОНИИ
boris_yakemenko
Сегодня день Петра и Февронии Муромских.

Для чего нужны святые в нашей жизни. Не только для того, чтобы предстательствовать за нас перед Богом. Но и для того, чтобы показывать образцы для подражания. Чтобы мы знали, что такое истинное смирение, доброта, терпение, любовь.

Петр и Феврония Муромские показывают нам именно образец истинной любви. В «Повести о житии благоверного князя Петра и княгини Февронии» Ермолая Еразма рассказывается о том, как встретились, жили и любили Петр и Феврония Муромские. Когда князь Петр заболел, то «прослышав, что в Рязанской земле много врачей, велел везти себя туда – из-за тяжкой болезни сам он сидеть на коне не мог. И когда привезли его в Рязанскую землю, то послал он всех приближенных своих искать врачей». Один из княжеских помощников в селе Ласково нашел девушку по имени Феврония и стал расспрашивать, не знает ли она о местных врачах. Феврония сказала: «Приведи князя твоего сюда. Если будет он чистосердечным и смиренным в словах своих, то будет здоров!» Князя привезли к ней в дом. «И послал он одного из слуг своих, чтобы тот спросил: «Скажи мне, девица, кто хочет меня вылечить? Пусть вылечит и получит богатую награду». Она же без обиняков ответила: «Я хочу его вылечить, но награды никакой от него не требую. Вот к нему слово мое: если я не стану супругой ему, то не подобает мне и лечить его». И вернулся человек тот и передал князю своему, что сказала ему девушка. Князь же Петр с пренебрежением отнесся к словам ее и подумал: «Ну как это можно – князю дочь древолаза взять себе в жены!» И послал к ней, молвив: «Скажите ей – пусть лечит, как умеет. Если вылечит, возьму ее себе в жены». Пришли к ней и передали эти слова. Она же, взяв небольшую плошку, зачерпнула ею хлебной закваски, дунула на нее и сказала: «Пусть истопят князю вашему баню, и пусть он помажет этим все тело свое, где есть струпья и язвы. А один струп пусть оставит непомазанным. И будет здоров!... Князь Петр пошел в баню мыться и, как наказывала девушка, мазью помазал язвы и струпы свои. А один струп оставил непомазанным, как девушка велела. И когда вышел из бани, то уже не чувствовал никакой болезни. Наутро же глядит – все тело его здорово и чисто, только один струп остался, который он не помазал, как наказывала девушка. И дивился он столь быстрому исцелению. Но не захотел он взять ее в жены из-за происхождения ее, а послал ей дары. Она же не приняла.

Князь Петр поехал в вотчину свою, город Муром, выздоровевшим. Лишь оставался на нем один струп, который был не помазан по повелению девушки. И от того струпа пошли новые струпья по всему телу с того дня, как поехал он в вотчину свою. И снова покрылся он весь струпьями и язвами, как и в первый раз. И опять возвратился князь на испытанное лечение к девушке. И когда пришел к дому ее, то со стыдом послал к ней, прося исцеления. Она же, нимало не гневаясь, сказала: «Если станет мне супругом, то исцелится». Он же твердое слово дал ей, что возьмет ее в жены. И она снова, как и прежде, то же самое лечение определила ему, о каком я уже писал раньше. Он же, быстро исцелившись, взял ее себе в жены. Таким-то вот образом стала Феврония княгиней. И прибыли они в вотчину свою, город Муром, и начали жить благочестиво, ни в чем не преступая Божии заповеди».


Вскоре скончался князь Муромский Павел, брат Петра. И «благоверный же князь Петр после брата своего стал самодержцем в городе своем. Бояре, по наущению жен своих, не любили княгиню Февронию, потому что стала она княгиней не по происхождению своему, Бог же прославил ее ради доброго ее жития. Однажды кто-то из прислуживающих ей пришел к благоверному князю Петру и наговорил на нее: «Каждый раз, - говорил он, - окончив трапезу, не по чину из-за стола выходит: перед тем как встать, собирает в руку крошки, будто голодная!» И вот благоверный князь Петр, желая ее испытать, повелел, чтобы она пообедала с ним за одним столом. И когда кончился обед, она, по обычаю своему, собрала крошки в руку свою. Тогда князь Петр взял Февронию за руку и, разжав ее, увидел ладан благоухающий и фимиам. И с того дня он ее больше никогда не испытывал.

Минуло немалое время, и вот однажды пришли к князю бояре его во гневе и говорят: «Княже, готовы мы все верно служить тебе и тебя самодержцем иметь, но не хотим, чтобы княгиня Феврония повелевала женами нашими. Если хочешь оставаться самодержцем, пусть будет у тебя другая княгиня. Феврония же, взяв богатства, сколько пожелает, пусть уходит куда захочет!» Князь Петр не захотел изгнать Февронию и решил отказаться от княжения, только бы остаться вместе с ней. Супруги сели в ладьи и уехали из города. Однако в дороге их догнали «вельможи Мурома и стали умолять: «Господин наш князь! От всех вельмож и от жителей всего города пришли мы к тебе, не оставь нас, сирот твоих, вернись на свое княжение. Ведь много вельмож погибло в городе от меча. Каждый из них хотел властвовать, и в распре друг друга перебили. И все уцелевшие вместе со всем народом молят тебя: господин наш князь, хотя и прогневали и обидели мы тебя тем, что не захотели, чтобы княгиня Феврония повелевала женами нашими, но теперь со всеми домочадцами своими мы рабы ваши и хотим, чтобы были вы, и любим вас, и молим, чтобы не оставили вы нас, рабов своих!»

Петр и Феврония возвратились в Муром. «И правили они в городе том, соблюдая все заповеди и наставления господние безупречно, молясь беспрестанно и милостыню творя всем людям, находившимся под их властью, как чадолюбивые отец и мать. Ко всем питали они равную любовь, не любили жестокости и стяжательства, не жалели тленного богатства, но богатели божьим богатством. И были они для своего города истинными пастырями, а не как наемниками. А городом своим управляли со справедливостью и кротостью, а не с яростью. Странников принимали, голодных насыщали, нагих одевали, бедных от напастей избавляли.

Когда приспело время благочестивого преставления их, умолили они Бога, чтобы в одно время умереть им. И завещали, чтобы их обоих положили в одну гробницу, и велели сделать из одного камня два гроба, имеющих меж собою тонкую перегородку. В одно время приняли они монашество и облачились в иноческие одежды. И назван был в иноческом чину блаженный князь Петр Давидом, а преподобная Феврония в иноческом чину была названа Ефросинией».


Святые действительно умерли в один день. Горожане решили князя Петра похоронить в городе, у собора Богородицы, а Февронию в загородном женском монастыре, у церкви Воздвижения Креста Господня. Тела их в отдельных гробах были поставлены в храмах, при которых их должны были похоронить. А их общий гроб, «который они сами повелели высечь себе из одного камня, остался пустым в том же городском соборном храме пречистой Богородицы. Но на другой день утром люди увидели, что отдельные гробы, в которые они их положили, пусты, а святые тела их нашли в городской соборной церкви пречистой Богородицы в общем их гробе, который они велели сделать для себя еще при жизни. Неразумные же люди как при жизни, так и после честного преставления Петра и Февронии пытались разлучить их: опять переложили их в отдельные гробы и снова разъединили. И снова утром оказались святые в едином гробе. И после этого уже не смели трогать их святые тела и погребли их возле городской соборной церкви Рождества святой Богородицы, как повелели они сами – в едином гробе, который бог даровал на просвещение и на спасение города того: припадающие с верой к раке с мощами их щедро обретают исцеление».

Благоверные Петр и Феврония были канонизированы в 1547 году, в год венчания на царство Ивана Грозного, а память их была установлена 25 июня по старому стилю, а по новому 8 июля. 25 декабря 2012 года Священный Синод установил второе празднование в память о перенесении мощей, состоявшемся в 1992 году. Празднование совершается в воскресенье, предшествующее 6 (19) сентября.

Сегодня мощи Петра и Февронии почивают в Троицком соборе Троицкого монастыря города Мурома, куда были перенесены из Благовещенского собора Благовещенского монастыря Мурома.
1341675812_raka
В современной литературе тема Петра и Февронии была использована в «Романе о Петре и Февронии» В.Бучинской, М.Панаева, В.Скабичевского (М., 2012) – книге, которая была запрещена либеральной цензурой (о ней отказались писать все служилые «литературные критики») и закономерно оболгана антироссийским «Эхом Москвы». Напомню, что одна из сюжетных линий книги это встреча современного молодого человека Петра и рязанской девушки Февронии из XIII века.

«Они вышли на крыльцо, уселись на лавку, и Феврония бессильно привалилась к его плечу. Обняв, он положил ее голову себе на грудь и почувствовал, как пахнут ее волосы. Но не травой и цветами, как тогда, а гарью, к которой примешивался отчетливый зябкий запах земли. Он провел рукой по колючему сарафану и вздрогнул, наткнувшись на засохшее красное пятно. Феврония молча смотрела по сторонам на разноцветные дома, почти облетевшие сады, серые столбы с провисшими проводами.

- Храм, - вдруг тихим, теплым голосом сказала она, наткнувшись взглядом на красную, заросшую бурьяном церковь с прозрачным скелетом купола и обвалившейся колокольней. – Здесь тоже татары были, да?
- Да, да, - поспешил согласиться Петр, решив не погружать ее в слишком сложную даже для него историю недавнего прошлого, печальный памятник которому стоял у них перед глазами.
- А почему бросили храм? Давно ведь татары были. Вон травы сколько.
- Не нужно им ничего. Понимаешь? Не нужно! - с раздражением буркнул Петр и тут же пожалел о своей несдержанности. Но уж очень правильный был вопрос. И разумного ответа на него тоже не было. Ну, как ей объяснить, почему по всей Руси десятки лет стоят сотни брошенных, оскверненных храмов с зарастающими кладбищами отцов и дедов, а благодарные потомки, порой крещеные в этой самой церкви, сидя на соседней улице, бесконечно пьют, молотят друг друга и пялятся в телевизор.
- А это что? - девушка перевела глаза на машину.
- Это машина. Автомобиль. Мы приехали на ней, - терпеливо, как ребенку, объяснил он, понимая, что они не очень продвинулись после этого объяснения.
- Живая как будто – вдруг подумала Феврония вслух с сомнением в голосе, - но злая. Холодная. Рычит. И пахнет плохо… как мертвая. Чуть не померла я… Ты кормишь ее?
- Кормлю, кормлю, - Петр невольно улыбнулся, покачал головой и крепче прижал девушку к себе.
- Лошадь лучше. Брось ее. Давай назад на лошади поедем, а? Боюсь я.
- Хорошо, хорошо. Ты не волнуйся, - он провел рукой по волосам и косе, понимая, насколько ей одиноко и страшно, - не волнуйся. Лежи. Я здесь. С тобой.

Когда спустился ранний вечер и стало прохладно, они вернулись назад, в больницу. Михалыча оперировали и, решив дождаться результатов, Петр начал думать о том, как и где переночевать. Спать в машине Феврония не согласилась бы никогда и ему за некоторую сумму уступили небольшую палату на втором этаже, где стояли две холодные казенные кровати, покрытые клеенкой. Он вышел к машине, а когда вернулся, Феврония стояла у стены в коридоре и испуганно смотрела на женщину в белом халате, скороговоркой сыплющую слова и вонзающую палец в темное пятно на сарафане.

- Да я ей говорю «снимай, давай постираем, к утру высохнет», а она не понимает, что ли? – обернулся к подбежавшему Петру белый халат, - говорит чего-то, вроде по-нашему, да не поймешь. Где это она изгваздалась так? Она нерусская у вас? А похожа на нашу. Вы скажите, что мы ей одежду дадим. Пусть не боится.
- Да, да, с Украины она, не местная - торопливо закивал головой Петр, хватая Февронию за руку, - В гостях тут… Спасибо. Спасибо огромное. Мы это… знаете… сами. Постираем. Не беспокойтесь, - он незаметно толкнул девушку к лестнице, - все в порядке. Все в порядке.

Тетка удивленно смотрела вслед. Ввалившись в палату, он запер дверь, облегченно вздохнул и выразительно посмотрел на испуганную Февронию. Только тут он начал догадываться, что, похоже, ее никто, кроме него, не понимает. Но почему тогда, в монастыре, она говорила с ним странным, далеким языком, и он тоже разбирал с трудом похожие, но незнакомые слова. Что это значит? Он догадывался, что ответ лежит в каком-то потаенном уголке души, но найти его пока не мог. Петр вспомнил монастырь, тот безумный разговор. Что-то не давало покоя, цепляло болезненно, как невытащенная заноза:
- Убиша мя.
Петр наконец вспомнил эти слова, вскочил и поднял глаза. Она стояла рядом в сумраке и, встретившись с ним взглядом, рванулась, припала к нему, вздрагивая и обмирая под его руками. Он попытался собрать мысли, но ничего не выходило. Они распадались, съеживались, рвались, как папиросная бумага и только одна была ясной.
- Феврония, - прошептал он, тяжело дыша и еле управляя голосом, - ты ведь… тебя ведь… ну это… убили тебя. Ты сама тогда … в монастыре… помнишь?
- Убили меня. Правда, убили, - согласилась она тихо, обдав его своим теплым дыханием - ну так и что? Убить-то убили, а я не умерла. В другой раз померла бы. А сейчас не смогла. Его ведь тоже убили. А он не умер.
- Кого? – вздрогнул Петр.
- Его. Который там, внизу.
- А ты откуда знаешь?
- Знаю. Я многое знаю, - одними губами ответила она. – Он не умер, потому как любил. И я любила. И люблю. Я тебя ждала. Вижу, нет тебя, пошла, ходила везде, искала. Нашла вот, - она крепко сжала руки, обернулась и посмотрела в меркнущее окно. – Тут страшно, а там без тебя еще страшнее. А ты ведь сам ко мне приехал? Сам? – с тающей надеждой вдруг начала допытываться Феврония, - Правда? Тоже хотел меня найти? А? Ну, скажи?
- Да! – Петр посмотрел ей в глаза и впервые выдержал этот волнующий огненный взгляд, - и я не отпущу тебя больше. Ты не уйдешь. Никогда».

С праздником.

  • 1
С праздником! Хороших праздников должно быть много)

Этот праздник надо праздновать, а не всякие там Дни святого Валентина.

нужно больше о нем рассказывать молодежи.

Это точно. Чужие праздники нам не нужны.

Но к сожелению именно они пока преобладают

Прям хоть иди и книжку покупай. Очень захватывающее повествование.

ога! Книга определенно потрясающая) она стоит того, чтоб ее прочесть.

А этот праздник как-то связан с Днем семьи, любви и верности?

Это одно и то же.

С праздником!

И вас с хорошим6 добрым праздником

С праздником любви, семьи и верности!

спасибо! И вас так же) Пусть у вас все хорошо будет!

с праздником! Это определенно хороший день и в него о многом стоит вспомнить.

Лучше всего этот день провести с семьей.

Лучше этот день провести с любимым

Всех с праздником истинной любви.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account