Previous Entry Share Next Entry
О ПЛАГИТАТЕ И РАЗОБЛАЧИТЕЛЯХ
boris_yakemenko
«Диссернет» (либеральная контора, которая ищет «плагиат» у чиновников, аккуратно обходя тех, кто помогает болотному делу) нашла очередной «плагиат» у очередного министра. Сорвала, так сказать, маски, сдернула покровы. Честно говоря, думалось, что «Диссернет» отправился следом за болотным протестом, ан нет, деньги еще, похоже, есть. Как всегда, эти деньги жертвуют загадочные неравнодушные граждане. В принципе, любого покровителя Болотных из властных или коммерческих кабинетов можно поименовать неравнодушными гражданами, так что проблемы здесь нет.

Взглянув на лицо и биографию Пархоменко - одного из главных разоблачителей плагиата, можно уже не продолжать. Член безвременно скончавшегося оппозиционного каспаровского «Комитета 2008», организаторов провальных митингов оппозиции, член покойного «Координационного совета оппозиции» и прочая и прочая. Неудивительно, что «Диссернет» был сознан именно как политический проект для точечной борьбы с определенными политическими фигурами. Поэтому с плагиаторами подозрительно одновременно начали «бороться» такие крупные научные деятели, как Навальный, Яшин и прочие. (как это делалось см. http://krispotupchik.livejournal.com/563245.html)) Иными словами проходимцы по заказу проходимцев, пользуясь выдуманной друзьями, никем не лицензированной программой, «восстанавливали справедливость». Однако они продолжают пользоваться определенным кредитом доверия, основанным на пагубном заблуждении незначительной группы граждан, что наша оппозиция борется за правду, права и свободы людей.

Теперь рассмотрим еще раз суть дела. Начнем хотя бы с того, что критериев плагиата нет. Читаем, к примеру, любимую всеми Википедию: «Понятие плагиата не имеет вполне определённого содержания, и в частных случаях не всегда возможно однозначно отделить его от сопредельных понятий: подражания, заимствования, соавторства и других подобных случаев сходства произведений». Поэтому всяк может взять за критерии что угодно. Однако дело не в этом. Загадочная разоблачительная программа «Диссернета» созданная кем-то из организаторов конторы, вызывает множество вопросов. Какие критерии использовались при ее создании? Какова погрешность? Сертифицирована ли программа? Камеры на дорогах, как и радары, например, сертифицируются в обязательном порядке. Если «антиплагиат» не сертифицирован, то все эти разоблачения могут быть уничтожены в любом суде с первого раза. Если же сертифицирован, то заниматься разоблачениями могут только обладатели сертифицированного продукта, а все остальные Пархоменки, безусловно, нет, как не может считаться аргументом против нарушителя ПДД съемка любительской камерой. Как бы там ни было, но даже глава ВАК В.М.Филиппов признается, что: «юридически и фактически пока нет единой апробированной системы выявления плагиата, а эффективность существующих программ вызывает вопросы». http://www.politcom.ru/article.php?id=15593

Кроме того, противоестественна сама система подсчета процентов «оригинальности». А если человек использует общепринятые таблицы и схемы? Цифры? Графики? Общие выражения, которые приняты в научном сообществе. Вот аспирант, проверивший свою оригинальную работу на плагиат и ужаснувшийся, в панике пишет: «Некоторые фразы, например такие, как "Семья, как социальный институт...", или "Ценностные основы брака...", ну и т.д. встречаются чуть ли не в десятках источников, а когда заменяешь данные словосочетания на другие, схожие по смыслу, то получаешь "нагоняй" от руководителя за "ненаучный язык"! Что делать в этом случае?» А как быть с работами по источниковедению? В целом, если работа большая, всех этих тонкостей набирается, как говорил один знакомый преподаватель «ни много, ни мало, а очень много». И плагиатор готов. С другой стороны, а если в работе все ссылки на месте, но она состоит из одних цитат и чужих мыслей, переходящих одна в другую (что тоже очень часто встречается) это уже хорошая работа? Главное, что плагиата нет, а что там нет и ничего нового и оригинального, это уже не важно и можно защищаться? Чем проверить оригинальность или даже сногсшибательность концепции, выведенной из уже использованных источников? Думаю, что все работы Фоменко, Агджи, Радзинского, пропущенные через «антиплагиат», не вызовут вопросов. Значит ли это автоматически, что этим работам можно доверять, что они качественны и профессиональны? Вряд ли.

В нынешнем году вышла специальная работа, посвященная именно плагиату в научных работах (Шахрай С.М., Аристер Н.И., Тедеев А.А. О плагиате в произведениях науки (диссертациях на соискание ученой степени). Научно-методические пособие. М., 2014.). В ней сказано: «Использование при рассмотрении вопроса о степени оригинальности произведений науки специализированных программ (программ для ЭВМ), в том числе программно-аппаратных комплексов для проверки текстовых электронных документов на наличие заимствований из каких-либо источников (открытых, либо с ограничениями доступа), а равно любых иных компьютерных систем поиска и обработки информации, возможно только исключительно в качестве вспомогательного инструментария и только на предварительной стадии анализа. Никакие результаты обработки информации, полученные средствами специализированных компьютерных программ (программ для ЭВМ), в том числе программно-аппаратных комплексов для проверки текстовых электронных документов на наличие заимствований из каких-либо источников (открытых, либо с ограничениями доступа), а равно любых иных компьютерных систем поиска и обработки информации, а равно любых иных компьютерных систем поиска и обработки информации, не могут самостоятельно выступать обстоятельствами, позволяющими делать обоснованные выводы о наличии или отсутствии в произведениях науки плагиата, а равно не могут самостоятельно выступать обстоятельствами, порождающими какие-либо юридически значимые последствия». (с.11-12). «Решение вопроса о наличии или отсутствии в каком либо тексте неправомерного заимствования требует специальной экспертной оценки… При использовании для инициативной (частной) проверки текстовых электронных документов на наличие заимствований из каких-либо источников специализированных компьютерных программ (программ для ЭВМ), в том числе программно-аппаратных комплексов, степень достоверности полученных результатов, как правило, является оспоримой, в силу наличия существенных юридических дефектов как используемой процедуры организации такой проверки, так и используемых методик ее непосредственного проведения» (Сс.14-15). «Во всех случаях, когда проверка текстовых документов, в том числе произведений науки, на наличие заимствований из каких-либо источников осуществляется не официальными органами (обладающими установленным законом правом на использование произведений для проведения такой проверки), а инициативным (частным) путем; результаты такой проверки будут юридически ничтожны» (С.15). Если все это выразить коротко, то сказанное выше означает - весь «Диссернет» со всеми его «разоблачениями» есть такая же серьезная контора, как какой-нибудь Центр оккультизма и хиромантии «Все там будем» и выводы «Диссернета» так же авторитетны, как результаты столоверчения или гадания по линиям руки.

В принципе это видно, так как все «разоблачения» указанной конторы рассчитаны исключительно на пиар и скандалы, а не на реальную борьбу. Их борьба с плагиатом напоминает ловлю безбилетников в трамвае, когда цель – поймать, уличить, содрать, выкинуть на остановку конкретного безбилетника, а не повысить уровень ответственности и честности при проезде в транспорте. В «разоблачениях» недобросовестных диссертаций много политики, сиюминутности, зазвонистости и гораздо меньше стремления к чистоте научного сообщества и повышению уровня науки. А должно быть наоборот. Главное в борьбе с плагиатом – изменить отношение к науке, как к досугу, отучить использовать степени, как средство повышения своего политического или общественного веса, показать реальный потенциал науки и научных кадров. И заниматься этим должны профессионалы, возможно, специально созданные сообщества ученых. Но не любители с улиц и площадей. Особенно Болотных.

Все это вовсе не значит, что плагиата нет и борьба не нужна. Его слишком много (как коррупцию, его полностью победить не удастся никогда) и это уже требует специальных форм и методов борьбы. Некоторые уже есть. На сайте ВАК будут публиковаться базы данных всех защищенных и отклоненных диссертаций, а также информации о соответствующих диссертационных советах, научных руководителях и консультантах, оппонентах и ведущих научных организациях. Ужесточатся правила предзащитных публикаций и их число возрастет: для докторских – с 7 до 10 обязательных публикаций, а для кандидатских – с 1 до 3. Уменьшится количество журналов, лицензированных ВАК, сократятся диссертационные советы. http://www.politcom.ru/article.php?id=15593 Нужна серьезная борьба на государственном уровне. Проблема в том, что система защит давно превратилась в мощный черный рынок с развитой инфраструктурой и прейскурантами. Рынок этот сложился более 10 лет назад. В 2002 году расценки выглядели следующим образом - диссертации по гуманитарным наукам (кандидатские) - от 5000 до 7000 долларов в зависимости от сроков и формы оплаты, докторские начинались от 9000 и доходили до 16000 с иногда встречавшимся любопытным примечанием «цена зависит от интеллектуальных возможностей и степени участия самого соискателя». Для тех, кто защищался «пакетом» (кандидатская+докторская сразу) предусматривалась скидка.

Сопровождение работы и защита в экспертных советах ВАК шла от 4500 долларов. «Во всех случаях конфиденциальность гарантируется», - говорилось в предложениях. (РГ. 22.03.2002). С тех пор цены выросли значительно и часто определяются в евро. Судя по информации СМИ и Интернета, гуманитарная кандидатская сегодня ценится от 15000 до 20000 тысяч евро, докторская начинается от 30 тысяч. VIP сопровождение (то есть когда написание, защита, оформление всех материалов и документов проходят без соискателя, а диплом привозится на дом) значительно дороже. Десятки миллионов долларов, которые вращаются в этой сфере, а также чиновники, преподаватели и администраторы ВУЗов самого разного уровня, создающие эту среду, делают эту систему чрезвычайно устойчивой ко всяким потрясениям типа произошедшего выше скандала. И поэтому кавалерийским наскоком болотных выходцев эту проблему невозможно решить по определению, можно лишь превратить в фарс. То есть сделать несущественной.

Вторая проблема (напрямую связанная с первой) – это мода на ученые степени, воцарившаяся много лет назад среди чиновников и политиков самого разного ранга. Занятые 24 часа на работе, они, тем не менее, встают на час раньше и ухитряются двигать вперед науку. В результате созданная ими «мода на степени» проникла очень глубоко в сознание, поэтому люди, собирающиеся делать карьеру или просто солиднее выглядеть, автоматически идут после ВУЗа в аспирантуру. Главный результат этого процесса – дискредитация не только научных степеней и званий, но утверждение в общественном сознании мысли, что стать ученым очень легко, что научный труд это развлечение, которым, играючи, можно заниматься между совещаниями и фуршетами. Неожиданные защиты, например, химиками диссертаций по истории только укрепляют это убеждение.

Третья проблема – это в целом качество защищаемых диссертаций. Дело в том. что плагиат отнюдь не всегда присутствует только в диссертациях, защищенных за деньги – его гораздо больше в обычных работах, повседневно защищаемых в обычных ВУЗах. Интернет с его возможностями копирования и вставки текстов существенно продвинул вперед этот процесс, ибо сидеть с книгами в библиотеке (это ж собраться нужно, доехать, придти, сидеть, уйти – тоска зеленая) и добросовестно переписывать, превращая чужое в свое, все-таки процесс трудоемкий и затратный по времени, поневоле не станешь переписывать все подряд. А сейчас это гораздо проще. Вместе с этим качество защищаемых научных работ катастрофически упало вместе с качеством образования. Стремительно стареющий профессорско-преподавательский состав (из которых обычно и выходят научные руководители) уже не в состоянии тщательно следить за качеством работы, новизной и актуальностью работы – проверяются лишь формальные признаки. Сам аспирант чаще всего занимается работой тоже между делом, так как зарабатывает деньги и обзаводится семьей, поэтому, как правило, две трети времени пребывания аспиранта в аспирантуре научный руководитель и его подшефный почти не видят друг друга, а под конец срока начинается паника и лихорадка, в которой уже не доглядеть за филигранными тонкостями – была бы в целом работа. За аспирантов руководителям обычно доплачивают, поэтому утратить его до защиты, значит, потерять в деньгах, а довести до защиты и не защитить - это ударить по собственной репутации и имиджу.

Очень часто сам научный руководитель в состоянии только оценить качество работы и методологию, но отследить плагиат ему уже сложнее, особенно если он человек пожилой и плохо знаком с компьютером и Интернетом. Характерный пример мне пришлось услышать некоторое время назад. Почтенный профессор, которому предложили записать на бумажке электронную почту («адрес, собака, мэйл ру») после адреса трудолюбиво вывел собаку с ушами и хвостом, после которой написал «мэйл ру». Ничто не спасает от проплаченной, написанной чужими руками, липы. Знакомый преподаватель, научный руководитель рассказывал, как категорически забраковывал несколько раз полную галиматью, подаваемую ему в качестве кандидатской. Дело шло к отчислению некрепкого умом соискателя. Но буквально за неделю до защиты он неожиданно получил не просто очень качественный, но невозможно качественный текст, который соответствовал всем требованиям и таки был защищен в качестве диссертации. Формально было все правильно, и хотя все понимали, откуда пришло это озарение и сколько оно стоило, доказать это было невозможно. Характерным дополнительным примером того, что соискатели идут сегодня по максимально простому пути, является и то, что значительное количество диссертаций по истории сегодня защищается исключительно по новому и новейшему периодам. Связано это с тем, что разноголосица взглядов на те или иные события современности или недавнего прошлого, отсутствие внятных критериев оценки событий, отсутствие необходимости сидеть в библиотеках и архивах, поскольку почти все по этим темам есть в интернете и СМИ почти стопроцентно дают возможность защитить «современную», «актуальную» работу. Защитить, не особенно напрягаясь, овладев лишь публицистическим (но не научным) уровнем изложения материала.

Именно поэтому сегодня нужны не кампании, а продуманная, осмысленная стратегия борьбы с этим недугом, включающая в себя не только репрессивные, но и дидактические, просветительские меры, начиная от широкого освещения в печати имен и фамилий уличенных в недобросовестности участников процесса и заканчивая лишением степеней, званий и рабочих мест. Иначе опять ничего не будет.

  • 1
(Deleted comment)
Сколько лет прошло, а эти никак не научатся говорить по теме статьи... Эх( Впрочем, от того, кого назвали при рождении "папа Карлсона" ждать чего либо адекватного просто наивно.

(Deleted comment)
Папа, там дитя Карлсон скучает на крыше. Летите к нему. Если что - я помогу. А здесь нормальные люди находятся, им интересно другое.

(Deleted comment)
Глупость - Божий дар, но нельзя же ею так злоупотреблять.

(Deleted comment)
Наконец-то намек понят. С шестого раза, но все же.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account