Previous Entry Share Next Entry
ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЕ 70 ЛЕТ
boris_yakemenko

Сегодня мы празднуем 70 лет Великой Победы.

Так Победа праздновалась тогда...

Как ни горько это сознавать, но, наверное, это последний юбилей Великой Победы, который мы встретим вместе с ветеранами войны. Сегодня им, тем, кто прошел войну от начала до конца, минимум 90 лет. Уходят последние, уходят туда, где уже почти вся великая армия, освободившая Европу. Гаснут последние звезды во вселенной «Великая война», но свет от них остается и будет идти к нам всегда, наставляя, направляя и освещая путь. Поэтому те, кому 20-30-40 лет, носят георгиевские ленты, поэтому за любым столом, если начинают петь, до сих пор обязательно поют военные песни. Поэтому фильм «В бой идут одни старики» понятен всем, понятен не разумом, а сердцем и кровью. Это наше, действительно наше, то, чего нет ни у кого, кроме нас.

Советские солдаты на ступенях Рейхстага

Кроме нас, ни у кого нет этой Победы. Ее не отмечают так, как отмечаем мы, ни в Европе, ни в США. Ни у кого нет таких семейных альбомов, писем, воспоминаний. Ни у кого нет таких (пра)бабушек и (пра)дедушек, которые, при всей своей неприметности и обыкновенности, были и есть люди совершенно особые. И их эта «особость» и коренное отличие от нас в том, что они ставили перед собой задачи, которые сегодня мы не решаемся даже вообразить. Они до винтика разбирали огромные заводы, грузили на платформы, перевозили их за тысячи километров, а затем собирали в чистом поле и через полтора месяца завод опять начинал работать. Они выигрывали битвы, они в блокадном Ленинграде писали научные книги и слушали симфонии, они готовы были умирать в 18 лет и гибнуть в последний день войны за полчаса до Победы. Они согласились с тем, что у них не было молодости со всеми ее радостями и прелестями, с тем, что сначала нужно победить, а потом восстановить страну. А уж потом жить.

Рейхстаг. Май 1945 г.

И они победили. Победили тех, кто казался непобедимым, победили, когда все было против них, когда у врага все было лучше, когда все было расписано и разложено по полочкам, уже составлено было меню торжественного обеда в «Астории» после падения Ленинграда и под Москву привезен гранит для памятника победителям. У врага действительно все было лучше – техника, оружие, стратегия, тактика, выучка. Все, кроме людей. Сегодня почти ничего не осталось от войны. Почти ничего опять же, кроме людей. Тех самых людей, которые победили именно потому, что воевали против заранее установленных правил. Воевали против планов, вопреки вражеской логике, согласно которой за колхозы, взорванные церкви, репрессированных соседей и родных, за бедность, за «чудесного грузина» никто не пойдет воевать. Как можно?

Выступление Г.К.Жукова на Параде Победы. Июнь. 1945.

А они пошли. Пошли за Родину, которая для них была своей, родной и близкой, привычной и понятной. Пошли, потому что были выше личных счетов, колхозов и неурожаев. Потому что свою страну меряли не уровнем житейского спокойствия и безмятежности, а близостью к собственной душе, возможностью и дальше жить по-своему и разбираться со своими утеснителями тоже самим, без посторонней помощи. Немцы начали это понимать уже в первые недели войны. И самым страшным врагом для них были даже не пушки и танки, а неизвестный солдат, который продолжал стрелять в них в Брестской крепости спустя 11 месяцев после начала войны.

Советские солдаты празднуют Победу в Берлине. Май. 1945 г.

День Великой Победы это день, по отношению к которому можно судить о человеке. Это тот камень, об который затачиваются чувства, тот оселок, на котором правится совесть и способность быть человеком. День, который навсегда разделил нашу новейшую историю на «довоенную» и «послевоенную» и до сих пор четко отделяет труса и предателя от настоящего гражданина России. Великая Победа спасла нас в 1945 году. И ее сила была столь велика, что еще раз спасла нас в 1990-е годы. Когда не осталось ничего. Ни заводов, ни фабрик, ни засеянных полей, ни нефтяных скважин, ни литературы, ни кино, ни театра. Когда не осталось даже истории. Все было или уже продано или еще не продано, а то, что нельзя было продать, было испакощено, оболгано, обхихикано. Пьяница крестил Русь, чтобы проще было дурачить… предатель сражался на Чудском озере непонятно зачем… маньяк присоединял Казань и Сибирь, кромсая всех и вся … палач расстреливал трусливых рабов… дурак с ботинком в руке сеял для выживших кукурузу… Пушкин матерился, Гоголь юродствовал, Чехов развратничал, Толстой сбрендил… И т.д. и т.п. И только с Великой Победой всей этой орде ничего не удавалось сделать, хотя усилия были приложены огромные, целые армии пропагандистов были брошены против одной только Зои Космодемьянской. Обычной двадцатилетней девушки, погибшей страшной смертью (как же страшно умирать в двадцать лет – они об этом подумали?), чья вина была только в том, что она не предала. Память о Победе из последних сил держала страну, держала миллионы людей, не давая впасть в отчаяние и сдаться.

Встреча первого поезда победителей на Белорусском вокзале в Москве

Вглядываясь в Победу, в лица ветеранов, просматривая старые фильмы о войне (удивительно, как их не догадалась тогда запретить либеральная цензура), читая Василя Быкова и Бориса Васильева, эти самые миллионы задавались вопросом: «Ну, хорошо, если Россия историческое недоразумение, а мы темные трусливые рабы, то как же мы победили??? Откуда же в нас тогда это достоинство, честь, чувство справедливости и правоты???» Причем на все эти качества совершенно не влияли внешние обстоятельства. Никогда не забуду, как в 1990-е годы мы от нашего храма разносили пожилым людям, ветеранам, гуманитарную помощь. Германия присылала огромные коробки, в которых было все, что угодно – от тушенки до орехового масла – и этой коробкой одинокий человек мог жить две недели или больше. Дверь одной из первых квартир нам открыла старая женщина, жившая, судя по обстановке, в полной нищете и на грани голода. На стене было ее старое черно-белое фото в военной форме. Мы поставили коробку на стол, она взглянула на немецкую надпись и тихо сказала: «От НИХ я ничего не возьму!...»

«От НИХ я ничего не возьму!...»

Вот это нас и спасло… Вот поэтому мы и выстояли…

Ветераны на месте боев в Брестской крепости. 1961 г.

Сегодня надо повнимательнее вглядываться в те памятные следы войны, которые полустерты, но еще видны. Постоять у вечного огня, потрогать камни дома 10 по Моховой, разрубленного пополам немецкой бомбой осенью 1941, замедлить шаг у ДОТа в Ясенево, обратить внимание на уступы у начала платформ на станции «Охотный ряд» - когда-то на них лежали деревянные настилы, по которым люди спускались на пути и садились или ложились переждать бомбежку. И, подходя к Манежной по праздничной Тверской, можно вспомнить, что дома справа и слева облицованы красным гранитом, из которого должен был быть сделан памятник победившему фашизму на месте уничтоженной Москвы. Надо постараться ощутить тяжесть цены этой Победы. А для этого можно просто вспомнить, что в битве за Берлин погибло более 100 тысяч человек. И постараться представить, что это такое - пройти четыре года войны, все пережить и везде выжить для того, чтобы быть убитым на ступенях Рейхстага за день, за час до Победы.

Ветеран в парке имени Горького. 9 мая 1975 г.

Сегодня наша обязанность проста - хранить Память. Ветераны сегодня отставляют нам свою последнюю просьбу - хранить Память «дабы не престала память родителей наших и свеча бы не угасла». Мы, конечно, обещаем и даже сами верим в эти обещания. Но ведь проверить они не вернутся. И если мы не будем и дальше отмечать этот день так же, как они, не будем помнить, радоваться и плакать, не будем слышать их голоса, как в лемовском «Терминусе», значит, этот день станет иным. И наши дети будут думать, что так и нужно, так и было и должно быть. А наши внуки…

Поиск пропавших в войну родителей в парке имени Горького. Москва. 9 мая 1975 г.

Поэтому нужно хранить память. Каждое слово, которое еще может быть услышано, каждое письмо, орден, старую ржавую каску нужно хранить. Собирать свидетельства, систематизировать, осмыслять, передавать. Придумывать проекты по сохранению памяти типа «Твой фильм о войне», сохранивший воспоминания тысяч ветеранов войны. Большое видится на расстоянии и чем дальше от нас будет Победа, тем отчетливее и грандиознее будет ее величие. Прямые наследники гитлеровцев, контактеры, недобитые на Болотной, часто попрекают нас тем, что слишком много монументов, знамен, звона медалей, все пышнее и грандиознее праздники. Хоть им не понять и не вместить, нужно пояснить (не для них), что это закон развития цивилизации.

У могилы Неизвестного солдата. 1970-е годы.

Во времена Христа не воздвигались храмы, не сверкали золотом купола, не возносились в небо кресты, не падали ниц миллионы людей. Все это пришло намного позже, когда подлинное величие, надмирность Христа были поняты, когда масштаб построек и гениальность картин призваны были помочь любому человеку осознать это величие, соизмерить масштаб своей личности с Его масштабом. Так же и в дни войны и после Великой Победы главными памятниками были надписи на стенах и небольшие жестяные и деревянные пирамидки с красной звездочкой наверху. Оставалось еще много лет до грандиозных «Родин-Матерей» в Волгограде и Киеве, до масштабных музеев, до вечных огней. Отражающих величие и силу простого, старого человека с орденами на кителе и гвоздиками в руке, человека, который сегодня выйдет на улицы Москвы чтобы услышать слова благодарности.

И эти слова надо ему сказать. Обязательно.

С ПРАЗДНИКОМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ!!!!

  • 1
С праздником!

Есть за что, Борис! За размещенные замечательные кино и фотодокументы, пронзительные и вызывающие слезы на глазах; за прекрасные и точные слова о нас всех, о войне, о необходимости помнить и ценить нашу Победу. Спасибо ещё раз!С Праздником!

И Вас с Праздником!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account