Previous Entry Share Next Entry
ЗАМЕТКИ ПО ПОВОДАМ
boris_yakemenko
В Москве прошла беспрецедентная по своим масштабам акция «Бессмертный полк», в которой приняли участие более 500 тысяч человек, а всего в праздничных торжествах 9 мая только в Москве участвовало около трех миллионов человек. http://tass.ru/obschestvo/1959073. Всего же по всей России в акции «Бессмертный полк» приняло участие 12 миллионов человек, а праздновали Великую Победу более 20 миллионов. http://tass.ru/obschestvo/1960703

Акция «Бессмертный полк» событие уникальное не только по своему масштабу, но и по своей искренности. Здесь есть над чем подумать. Прежде всего, стоит обратить внимание на то, что последний раз несколько сотен тысяч человек собирались почти 25 лет назад, в 1991 году и по совершенно другому поводу (см. http://newsinphoto.ru/v-rossii/20-let-so-dnya-raspada-sssr/), после чего, отвечая на либеральную стратегию управления «разделяй и властвуй», люди перестали выходить на улицы, так как их перестало что-либо всерьез объединять.

Лет 10 назад один человек рассказывал мне, как сопровождал очень высокого чиновника во время визита в один подмосковный город. По каким-то причинам они не смогли подъехать непосредственно к тому месту, куда им надо было попасть и пошли пешком по улицам, чего чиновник не мог позволить себе уже много лет. «Мы шли, - рассказывал его спутник, - он внимательно смотрел по сторонам, разглядывал людей и вдруг спросил: «Как ты думаешь, есть хоть что-нибудь, что может заставить их всех в какой-то момент выйти на улицы?» Этот чиновник не знал ответа на данный вопрос, хотя находился в самой гуще политически событий. То есть тогда казалось (и с земли и с высоты властных кабинетов), что не осталось ничего, что могло бы объединить людей и вывести их на улицы и площади. И не в Москве и Петербурге (которые не совсем Россия), а по всей стране.

И вот оказалось, что есть. Память о войне, о подвиге, о родных и близких, смогла объединить миллионы людей и вывести их на улицы. С бабушками и дедушками, дядями и тетями, которых давно нет и которые и подумать не могли о том, что оживут в своих портретах, пройдут в эти праздничные дни по Москве, что их увидят тысячи незнакомых людей, почтят их память, помолчат и вспомнят. Оказалось, что все усилия душных болотных контактеров, политических подозревателей, всепропальщиков, белой акции цветов эмиграции, «Дождей» и «Эх» ничего не смогли сделать с народной памятью о войне, не смогли поколебать уверенности общественного сознания, что, и начиная войну, и ведя ее, и заканчивая, и вспоминая сегодня мы были правы. Каждую минуту, каждую секунду были правы. Эти миллионы людей никто не организовывал, не убеждал, не стимулировал и не направлял. Они вышли сами. И, несомненно, их было бы гораздо больше, если бы у всех, кто хотел, была возможность выйти. И, что особенно важно, среди вышедших было огромное количество тех, кого принято называть «поколением миллениума», тех, кому от 20 до 35. Не будет преувеличением сказать, что «Бессмертный полк» стал встречей поколений, оторванных друг от друга в 1990-е. То самое «пропавшее поколение», нашлось 9 мая на улицах и площадях и оказалось, что оно никуда не пропадало. Просто либералам его проще было не замечать, чтобы они не мешали.

Второе, о чем стоило бы сказать – об атрибутике. И, прежде всего, о георгиевской ленточке. Болотные контактеры все эти дни напрягали последние силы, чтобы доказать нам, что лента не того цвета, что ее не было, что и Власов вот тоже… Власов, кстати, носил штаны, рубашку и ботинки – ну так пусть болотные ходят голыми, чтобы не уподобляться. Правда, в таком случае они уподобятся кое-кому еще. Но пусть сами выбирают, что им ближе – зулусы или предатели. Не будем погружаться в эти спекуляции, которые нам навязывают специально. Об аксиомах не спорят, их не доказывают. Речь о другом. Вот, де, много ленточек и атрибутики, слишком много. Мода, дескать…

Во-первых, уж лучше такая мода, чем мода на белую удавку на лацкане или цветной ношеный шпанистый носок с дырами для глаз, натянутый на голову. А во-вторых, проблема здесь глубже. Я знаю многих очень патриотичных, глубоко чувствующих нашу трагическую историю людей, которые в эти дни не надевали ленту. Просто потому, что они слишком хорошо знали и понимали то, что произошло в 1941-1945 годах, чего нам всем стоили эти годы. Эта ленточка ничего не могла добавить к их чувствам. То есть сначала чувства, потом атрибутика (если понадобится). Однако огромное количество людей сегодня приобщается к тем или иным событиям, прежде всего, через атрибутику. Сначала лента, пилотка, флаги, банты, цветы – а уже потом чувства. Священник Александр Ельчанинов очень точно описывал этот закон применительно к религиозной жизни (а наше отношение к Победе во многом религиозно). «Закон Джемса Ланге в религиозной жизни, - писал он. - Надо прибегать к известным словам, жестам, знакам (крестное знамение, поклоны, коленопреклонения) для того, чтобы возбуждать и поддерживать в себе религиозную настроенность. Но, скажут, чего стоит эта настроенность, если она является результатом искусственных и внешних приемов? Но телесные и психические процессы тесно связаны между собой и взаимно влияют друг на друга, и ничего унижающего духовную жизнь нет в том, что - не всякие, - а символические позы и жесты влияют на духовную жизнь: все наше тело в его формах и линиях не случайно - «образ есмь неизреченныя Твоея славы» - и священные и символические выражения и жесты влекут за собой духовно высокие состояния в душе и духе». «Каким образом телесные состояния могут влиять на дух?, - поясняет он далее. - Как может случиться, чтобы поклоны, крестное знамение, произнесение святых слов могли привести в движение нашу душу? Нормально, что мотор приводит в движение колеса; но бывает, что вялый негодный мотор никак не может начать работать, пока не станешь толкать автомобиль и вертеть колеса».

Применяя «закон Джеймса Ланге» к описываемой ситуации, становится понятным, что много лент не может быть. Именно так, надев ленточку, огромное количество людей начинает «толкать автомобиль и вертеть колеса», внешняя атрибутика пробуждает сердце, заставляет задуматься, пойти дальше, в глубины истории и памяти. Невозможно подсчитать, сколько людей, довольно мало знающих о войне, придя с праздника домой, начали читать серьезные художественные книги, мемуары, по-новому смотреть старые фильмы «В бой идут они старики», «Освобождение», «Белорусский вокзал», «Третья ракета», «Восхождение», «Альпийская баллада», «А зори здесь тихие», «Летят журавли», пошли на выставки и в музеи. Но, без сомнения, таких людей много, которые переосмыслили что-то из того, что раньше казалось незначительным, не важным, не имеющим отношения непосредственно к ним. Надели ленточку – и стали немного ближе к тем, кого уже нет, ближе к тем страшным событиям.

В заключение необходимо сказать, что ленточка искренна. Ни один человек не наденет ее, если не хочет. Я обратил внимание – их никто не бросал на землю, в урны, а если кто-то ронял и не замечал, другие немедленно подбирали. А это значит, что пройдет еще немного времени и начнет забываться то, что ее начали носить совсем недавно. Следующее поколение уже будет уверено, что так было всегда, все 80-90 лет после войны и будет очень удивляться, что когда-то в день Великой Победы выходили без них. Также как сейчас большинство людей не догадывается, что песни «Нам нужна одна Победа», «На безымянной высоте», «Журавли» или «На братских могилах не ставят крестов» созданы лишь через 20-30 лет после Победы и поют их именно как песни времен войны.

Поэтому ее не много. Памяти не может быть много.

Тем более, когда мы в России вспоминаем войну.

?

Log in

No account? Create an account