Previous Entry Share Next Entry
ФАШИСТСКИЕ ПРИЗЫВЫ
boris_yakemenko
Фашистский фюрер, уголовник, педофил и гомосексуалист Лимонов-Савенка, эталон двуличной мрази и беспринципного подонка, предавший всех своих соратников, с трудом (восемь классов образования), но написал вот такой твит.

Итак, фашист публично призывает к сегрегации. Ему, фашистскому недобитку, так призывать положено. Напомним, что именно в фашистской Германии возникла практика сегрегации и ликвидации «неполноценных», целая система под названием «Программа умерщвления «Т-4»» («Акция Тиргартенштрассе 4»). «На Куреневке, над самым Бабьим Яром, есть большая психиатрическая больница имени Павлова. Ее корпуса раскиданы в отличной Кирилловской роще, и там стоит древняя церквушка, всегда запертая… 14 октября к этой церквушке прибыл немецкий отряд во главе с врачом, с невиданными дотоле машинами-душегубками. Больных партиями по шестьдесят — семьдесят человек загоняли в машины, затем минут пятнадцать работал мотор — и удушенных выгружали в яму. Эта работа шла несколько дней, спокойно и методично, без спешки, с обязательными часовыми перерывами на обед». http://militera.lib.ru/prose/russian/kuznetsov/01.html

Казалось, что этого больше не будет никогда. И вот сегодня (!) в России, победившей фашизм (!) престарелый фашистский мерзавец открыто (!) заявляет о том. что должны быть отдельные кафе для больных ДЦП. И пусть они туда ходят. А потом отдельный транспорт. Отдельные паспорта. Отдельные, но уже проверенные методы избавления общества от «неполноценных». Прямо в роддомах.

Примечательно, что адекватная реакция была только в комментариях у подонка.




СМИ на это чудовищное заявление отреагировали небывало сдержанно, особенно либеральные. Можно лишь представить, что было бы, если бы так заявил кто-то из «Единой России» или Администрации Президента. А тут «не заметили» в очередной раз. Ни правозащитники, ни либералы, ни уполномоченные по всяким правам… Как не замечали фашизма фюрера ("«Хайль!» Да, смерть! Я вытягиваю руку в римском приветствии и гордо щелкаю каблуками армейских русских сапог. Да, я фашист." (Анатомия героя. С. 205–206.)), его однополых уличных увлечений ("Лапайте меня, лапайте — прикасайтесь ко мне. Я пойду с вами куда угодно. Мне от прикосновений хочется умирать, млеть. Нет у меня морали, нет у меня ничего. Я ласки хочу. Е…те меня, или я буду. Ты — седенький, возьми меня с собой. Я хороший. Я совсем как мальчик. Я русский писатель. Или вы — леди. У меня зеленые глаза, и я доставлю вам массу удовольствий". ( Дневник неудачника. С. 326.)), педофилии ("Так как был очень активен, то мне приходилось освобождать от белья множество девочек. О, юные шлюшки во впервые надетом черном бельишке, бледные барышни с лунными ляжками, светящимися в темноте! Сколько я вас познал!" (Русское психо. С. 155.)), порнографии, ненависти к России и Путину.

Как сегодня не замечают предательства фюрером своих сидящих в тюрьмах соратников. Молчит ресторанный вышибала, выходец из фашистского лимоновского подвала Прилепин – все, что делает фюрер, свято. Молчит рекламный агент фюрера Быков. Он для них всех по прежнему свой. Свой фашист. Свой педофил. Свой уголовник. Ему можно.

Что еще он должен написать, сказать, сделать, чтобы, наконец, оказаться в тюрьме, или хотя бы вновь в своем помойном крысином подвале?

«Не постигаю», как говорил Коровьев.

Но если он надеется, что никогда не ответит за все, что нагадил у нас в стране – то зря.

?

Log in

No account? Create an account