Previous Entry Share Next Entry
ПАКОСТЬ
boris_yakemenko
Иеромонах Першин (имеет какое-то отношение к Отделу по делам молодежи Русской Православной Церкви, какое – лень разбирать, да это и не важно), в очередной раз, комментируя что-то по поводу Цорионова, вспомнил «нашистов-акционистов». Поскольку последние не дают Першину покоя очень давно, считаю, что все-таки необходимо один (только один) раз на эту тему объясниться, чтобы все понимали, наблюдая эти детские обиды, откуда все это проистекает и смогли сами понять, что такое Першин.

В 2009 году на Селигере в рамках Общероссийского Образовательного Молодежного Форума «Селигер» проходила очередная «Православная смена», на которую прибыло около 1400 человек. В разгар смены мне позвонили из одного церковного отдела и сказали, что на смену хочет приехать Першин и выступить с лекциями. Поскольку расписание занятий было утверждено и согласовано задолго до начала смены, я категорически отказался. Некоторое время меня уговаривали, потом тема закрылась. Однако буквально через день мне позвонили и сообщили, что приехал Першин (?!). Видимо, попасть на смену к «акционистам» ему очень хотелось. Пришлось встречать. Поскольку график с огромным трудом позволял найти для Першина время только на один вечер, я попросил руководителя нашего Тверского отделения Д.С. (он же ответственный за образовательную программу) попробовать найти для незваного гостя время.

И здесь начались вещи интересные. Першин потребовал … 15 тысяч рублей за лекцию (лекция самого значительного и именитого лектора на Селигере ВШУ оплачивалась из расчета 3000 рублей за академический час, то есть 6000 за лекцию – это если лектор требовал оплаты). Разумеется, Першину было отказано. Здесь нужно учесть и еще одно важное обстоятельство. Всё духовенство, работавшее и выступавшее на смене, включая отцов Всеволода Чаплина, Дмитрия Смирнова, игумена Сергия (Рыбко) и священников его храма, иеромонаха Макария (Маркиша), покойного отца Даниила Сысоева и многих других (включая священников из регионов, сестер из сестричества во имя Игнатия Ставропольского) выступало и работало бесплатно (!), никогда не выдвигая никаких условий и требований. Мало того, игумен Сергий (Рыбко) шел, вдобавок ко всему, на большие расходы, доставляя самостоятельно сестричество на форум и обеспечивая их всем необходимым. Категорически отказался от денег и мусульманский мулла, которого я приглашал для мусульманской делегации. Разумеется, мы помогали, чем могли, однако всегда приходилось предлагать (нередко настойчиво) оплатить дорогу или питание (не более того).

Выставляли прейскуранты и строго следили за их соблюдением за всю историю «Православных смен» только два человека – Кураев и его «ученик» Першин.

В принципе, нет ничего дурного в том, что человек хочет, чтобы его усилия были оплачены. Но как это делалось… Вернемся к тому вечеру. Хотя Першин не был «самым значительным лектором», даже наоборот, "согласно законам гостеприимства" пришлось предложить ему самую высокую существующую ставку. С неудовольствием он согласился, так как отступать было некуда. После этого я посмотрел темы лекций, коих было множество, и названия их были весьма авангардны (запомнилась одна «Коты-миссионеры») и передал его Д.С. Наступал, как уже мы помним, вечер и Д.С. сразу повел гостя в шатер, в котором предназначалась лекция, чтобы Першин мог начать безотлагательно.

Перед отбоем всегда была вечерняя планерка с руководителями городов и делегаций. После нее ко мне подошел Д.С. и сказал, что мы должны Першину … 30 тысяч. То есть произошло пять лекций за вечер и те деньги, на которые он рассчитывал вначале, он все-таки "наработал". Зная Д.С., как человека безупречно честного и находящегося в твердой памяти, я все равно решил выяснить, как это гостю удалось. Удалось стахановскими методами. Видимо, были очень нужны деньги. На следующий день я специально встретился с теми, кто был на этих лекциях. То, что они услышали, мягко говоря, не вдохновило. Глаголом жечь сердца людей у Першина не получилось. Но уговор есть уговор. Тогда же вечером я встретился с Першиным и он долго убеждал меня в том, что следопыты это самое лучшее, что есть в современном миссионерстве. В целом же все было спокойно и дружественно. Он никаких претензий не предъявлял и был всем доволен.

Весь следующий день Першин провел в лагере, но я его не видел. Вечером был концерт Кена Хенсли и я был очень занят подготовкой. Однако вскоре до меня стали доходить слухи, что он настойчиво отговаривает людей ходить на концерт, что-то там критикует и вообще ведет себя весьма странно, особенно если учесть, что его никто не приглашал и он был на положении гостя, с которым пришлось согласиться, а не хозяином и даже не руководителем делегации. Но я не стал вмешиваться. Потом Першин отбыл. То есть все было прилично и благопристойно.

А дальше его, к моему великому изумлению, вдруг прорвало... Отныне почти ни одного публичного выступления Першина не было без лживой отсылки к нам, хотя он ни разу не сказал, что деньги, полученные от таких негодяев, как мы, жгут ему руки, хотя нам на "Православной смене" он говорил комплименты и даже подарил мне... свою статью с личным автографом. Раз от разу про «Православную смену» выдумывался все более чудовищный вздор, мне звонили мои соратники и спрашивали, как на это реагировать и зачем он это делает… Я предлагал «укрощать бред молчанием». Но прошло шесть лет, а он все не угомонится. Поэтому приходится (хоть и противно) один раз обратиться к этому сюжету, чтобы больше никогда к нему не возвращаться. И чтобы каждый сам решил, стоит иметь с Першиным дело или нет.

?

Log in

No account? Create an account