Previous Entry Share Next Entry
СТРАСТИ ХРИСТОВЫ
boris_yakemenko
"Пришли в селение, называемое Гефсимания, и Он сказал ученикам Своим: посидите здесь, пока Я помолюсь". (Мк., 14). Гефсимания - масличные рощи, которыми было покрыто западное подножие Елеонской горы. По преданию, молился он в гроте Агоня, который сохранился до нашего времени.

Штатным первосвященником в том году был Кайафа. Непосредственному суду Великого синедриона подвергались только его члены и высшие священники. Всех остальных судил малый местный синедрион. В нем снимался предварительно допрос и решался вопрос об инстанции и о том, не надо ли дело передать в Великий синедрион. Вот именно поэтому Христос и очутился в местном синедрионе, у первосвященника (это оспаривается) Анны. Суд в Иудее не знал государственного преследования - уголовный процесс мог быть поднят только по жалобе свидетелей. Они и были обвинителями, но свидетелей во время этого первого допроса у Анны не нашлось (не успели, вероятно, подготовить). Поэтому все началось прямо с допроса обвиняемого. На вопрос об учениках и учении Христос ответил:
Крест.jpg
Частица Креста Господня

- Что спрашиваешь Меня? спроси слышавших Меня; вот, они знают, что Я говорил (Иоанн 18, 19-21). Этими словами Христос указывал на незаконность вопроса. Он действительно велся в той форме, которой не знало древнееврейское судопроизводство. Тогда один из слуг Анны со словами "Так ты отвечаешь первосвященнику" ударил его. Еврейский закон не только запрещал бить подсудимого, но предоставлял ему полную свободу слова и действия (см. Деяния, XXIII-3) - об этом и напомнил Христос, ответив: "Если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо - что ты бьешь Меня?" Таким образом, Христос отказался отвечать на этом суде, считая его юридически незаконным, а Анна должен был прекратить допрос и послать узника к Каиафе. Именно в его покоях, несмотря на поздний час, собрались "первосвященники, старейшины и книжники", и дело должно было приобрести формально законченный вид.

Великий Синедрион был устроен таким образом, чтобы свести к минимуму возможность судебной ошибки. Состоял он из 71 человека (чтобы голоса никогда не разделялись поровну). Членами синедриона выбирались левиты (священники) и миряне, дочери которых могли быть замужем за священниками, то есть могущие доказать свое происхождение. Прежде чем стать членом Великого синедриона, надо было пройти несколько низших инстанций: быть раньше судьей по вопросам тяжбы, грабежа, оскорблений, воровства, обмана (суд трех). Каждый город в 120 человек имел свой синедрион из 23 человек. Только прослужив в провинциальном синедрионе и в одном из двух иерусалимских, можно было считаться кандидатом в высший. Кроме того, «ни один не принимается в синедрион, если он не обладает прекрасным телесным развитием, мудростью, красотой, знанием магии и 70 наречий, - если не может слушать дело без переводчика и если он не в прекрасном возрасте». Запрещалось назначать в Синедрион очень старых, кастратов и бездетных, как слишком жестоких. Юрисдикцией Великого Синедриона было идолослужение, лжепророки, богохульники, соблазнители и государственные преступники. Самое раннее время открытий заседаний - 8 часов утра. Заседатьмогли до вечера (вечерней жертвы). Ни до рассвета, ни после заката дело не могло быть начато. В праздники и субботу не заседали. По особо важным делам синедрион не мог заседать ни накануне субботы, ни накануне праздников.
Терновый венец Христа.

Все предписания клонились в пользу обвиняемого (презумпция невиновности). Дело начиналось разбором оправдывающих обстоятельств, свидетелями могли быть только лица высокой нравственности и незаинтересованные. Враги не допускались вообще, причем врагом считался всякий, с кем подсудимый, поссорившись, не разговаривал три дня. Рабы, женщины, игроки в кости, голубятники, ростовщики, торговцы, виновные в обмере и обвесе, воры, родственники между собой или судьями не допускались на суд. Свидетель, давший показания в пользу обвиняемого, не мог уже свидетельствовать против. Свидетели должны точно указать не только место, время и обстоятельства содеянного, но даже мельчайшие обстоятельства. Судья при полной доказанности вины должен был спросить свидетеля, старался ли он отговорить преступника и знал ли преступник, что именно ему угрожает. Если свидетель отвечал отрицательно, приговор смягчался. Кандидаты в Синедрион могли принимать участие в дебатах только тогда, если их мнения были в пользу подсудимого. Время дебатов было неограничено. Подача голосов шла, начиная с младших, чтобы старшие своим мнением не влияли на неопытных. Для оправдания хватало простого большинства, для обвинения нужно было большинство в два голоса - если его не получалось, то число судей увеличивалось на два и шло новое голосование, и так далее до результатов. Приговор оправдательный объявлялся и исполнялся немедленно, осуждение объявлялось только на следующий день. Тогда снова открывалось формальное совещание, и каждый мог свободно отказаться от обвинения, если за ночь он передумал. Во время шествия на казнь «один из служителей правосудия стоит у двери судилища, держа платок, другой же верхом сопровождает шествие до того пункта, с которого он еще ясно может видеть первого. Если бы являлся кто-нибудь, желающий доказать, что осужденный невиновен, то первый машет платком, а верховой с поспешностью возвращает осужденного», и дело разбирается снова. Мало того, сам осужденный имел право сказать: «У меня еще имеется довод в мое оправдание", тогда его возвращали. Так он мог быть возвращен до пяти раз. Впереди шествия шел глашатай и кричал: «Такого-то ведут на казнь за то-то и за то-то. Всякий, кто знает что-либо оправдывающее его, пусть придет и скажет».
Табличка.JPG
Табличка "Иисус Назорей, царь Иудейский"

Когда судили Христа, была глубокая ночь. Если судить по пенью петуха, то суд продолжался более часа и происходил с третьего по четвертый час ночи. Обвиняемый стоял. Евангелист Лука рассказывает, что когда Петр сидел во дворе первосвященника и ждал приговора, Иисус взглянул на него. Раскопки показали, что в западной части резиденции Каиафы был помост, с которого проглядывалось все, что происходит внизу, во дворе, - оттуда и смотрел Христос. В этом же здании археологи обнаружили тюремные камеры и приспособления для бичевания (низкие каменные столбы, к которым привязывали осужденных).
Столб бичевания.jpg
Фрагмент столба бичевания

Начался суд. «Многие лжесвидетельствовали на него, но свидетельства их были недостаточны» (Мк, 1, 56). «По свидетельству двух или трех свидетелей должен умереть виновный, но не должно казнить по свидетельству одного» (Второзаконие, 17, 6). Одиночный свидетель должен был сам подвергаться телесному наказанию, как нарушающий закон Моисея. Свидетельствовать можно было только то, что видел и слышал сам. Если свидетели заявляли о том, что они сами были свидетелями преступления, то с этого начинался процесс.
Хитон.jpg
Хитон Господень

Допрашивали свидетелей поодиночке и только о главных обстоятельствах, о времени, о месте, о способе свершения преступления; что касается обстоятельств побочных: обстановки, качества предметов, окружающих преступление, - то они составляли так называемый "разопрос", которым процесс оканчивался. Только при полном согласии всех этих пунктов показаний свидетелей получало силу доказательство. В случае с Христом дело обстояло так, что хотя свидетельств было много, но они не составляли согласованной группы. Один свидетель не подтверждал другого. Но вот выступили два согласованных: "Мы слышали, как он говорил: я разрушу храм сей рукотворный и через три дня воздвигну другой, нерукотворный". Если дело шло о богохульстве, публика удалялась. Даже свидетели не все должны полностью повторять текст богохульства, достаточно сказать: "И я слышал то, что и они". Здесь-то и произошло разногласие: дело в том, что Христос о храме говорил дважды и один раз сказал: "Могу разрушить храм Божий и в три дня его создать" - неполное совпадение этих формул (сначала приводились, очевидно, более мягкие) и сделали оба свидетельства недействительными (а изменять показания на суде было нельзя) - итак, процесс как будто был проигран. Но Каиафа обращается к Христу с заклятием, строго запрещенным для обращения к подсудимому. По древнейшему праву заклятье (клятву именем Господа) могли давать только свидетели (клятва для обвиняемых была возможна лишь по денежным делам). В особенности это было запрещено в делах, по которым мог быть вынесен смертный приговор (это значило бы прямо толкать подсудимого на клятвопреступление). Кроме того, сказанное подсудимым не имело юридического значения, ибо, во-первых, это значило осудить человека по единственному свидетельству; во-вторых, "наш закон никого не осуждает на смерть на основании его собственного признания" (Маймонид). Каиафа переступил закон. Он сказал: "Заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, сын Божий" (Мф 26, 63)? "Ты сказал", - отвечает Христос. Каиафа услышал это, хватает край тоги у подбородка и рвет до пояса. Вероятно, то же (богохульство!) сделали и все судьи (закон запрещал чинить такие тоги). Один первосвященник не имеет права рвать свои одежды. (Иуд. война, кн. 14, 4).
Лифостротон.jpg
Лифостротон

Заключение: он повинен смерти (Isn Maveten). Для окончательного вынесения приговора требуются еще сутки, но через полсуток наступает Пасха, поэтому второе (окончательное) заседание устраивается через несколько часов после первого. "И поднялось все множество их, и повели его к Пилату". Это было опять-таки явным нарушением закона. По правилам утверждение приговора откладывается на следующий день. Судьи в этот день мало едят, не пьют вина, обсуждают всю ночь, а утром встают рано и идут в суд... Кто привел довод обвинительный, тот может привести довод оправдательный, но тот, кто сначала оправдывал, не имеет права отказываться от своей защиты и обвинять (Санхедер, V, 5; Талмуд, 4, стр. 277). Итак, вот основные нарушения, допущенные синедрионом.

1. Суд происходил глубокой ночью, что запрещено законом.
2. Процессу у Анны недостает существенной основы свидетельских показаний. Жалобу принес Иуда, а его не было при инкриминируемых Христу словах.
3. Показания свидетелей не перекрывали друг друга - были разноречивы.
4. Председатель суда не мог обращаться к подсудимому с заклятием. Он должен был его отпустить, как только выяснилась недостаточность свидетельских показаний.
5. Еврейское право не знало осуждений по признанию подсудимого.
6. Второе собрание синедриона заседало только через несколько часов после первого.

После этого Христа послали к Пилату.

Прокуратор Понтий Пилат был пятым наместником Иудеи и сменил Валерия Грата. «Взяточничество, насилие, грабеж, частые казни без суда, бесконечные и ужасные жестокости», - так писал о его правлении Филон Александрийский. При нем было отмечено несколько восстаний в Иерусалиме. Вскоре после распятия и Воскресения Христа был сослан в Галлию, где покончил с собой, а тело его было брошено в Тибр. По другой версии, был казнен при императоре Нероне. По третьей – утонул в озере в Альпах.

Был седьмой час, когда Христа доставили к Пилату. Пилат вышел к толпе и спросил: "В чем вы обвиняете человека сего?" В Палестине судопроизводство шло по-гречески. По-гречески и происходил разговор Христа с Пилатом - было выдвинуто три обвинения: 1) Развращение народа; 2) "запрещает давать подать Кесарю", 3) Иисус называет себя царем. Пункт 2 подходил под понятие - Majestatis или Crimen alsae aut minutae Majestatis - оскорбление величества (государственная измена) - кара за это преступление была лишение огня и воды и повешение на "несчастном дереве".
Лестница Пилата.jpg
Лестница, по которой Господь поднимался к Пилату. Сегодня находится в Риме. По традиции, верующие поднимаются по ней только на коленях.

После заслушивания этих пунктов Пилат вызвал Иисуса. Допросы обыкновенно вели квесторы, но у Пилата их не было, и допрос вел он сам. Допрос начинается с разговора с подсудимым (Иоанн 18, 33-38; Матф. 27,11; Марк 152; Лука 23, 2). После него Пилат объявил: "Я не вижу вины на этом человеке". Обвинители бурно протестуют, слышится обвинение в "возмущении народа". Кто-то кричит, что Христос галилеянин. Пилат посылает Христа к правителю Галилеи Ироду, который прибыл в Иерусалим на праздник и жил в доме отца. «Ирод, увидев Христа, обрадовался, но Христос молчал. Насмеявшись над ним, Ирод одел его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату». Христа выводят на высокий помост Лифостротон. Пилат выходит к толпе, стоящей внизу. Он говорит о том, что арестованный невиновен, и ссылается на Ирода, но идет на уступки: во-первых, приказывает "наказать его бичами", во-вторых, "есть же у вас обычай, чтобы я один отпускал вам на пасху, хотите ли, отпущу вам царя Иудейского?" (такой обычай не находит подтверждения в иудейских источниках, но был у римлян и греков - у римлян в дни lestisternia - в день рождения императора и в другие царские дни: у греков на праздники фесмосфорий (день Цереры как законодательницы). Пилат знал, что Христа предали из зависти, но народ стал требовать Варавву. Апокриф говорит о предостережении, посланном Пилату его женой- Клавдией Прокулой. Пилат «умыл руки», потом «взял Христа, приказал бить его». Бичевали вязовыми прутьями, но бичевали и плетьми, к концам которых привязывали костяные иглы или куски свинца. Осужденного раздевали догола и, согнув, привязывали к низкому столбу. "Присутствовавшие при таком бичевании, - говорит Евсевий, - приходили в ужас, видя, как растерзывали тело до самых нервов, так что члены лежали совсем разбитые и видны даже внутренности". Как свидетельствует Ульпиан, забивали и до смерти. Так как Христа били не ликторы, а солдаты, то были применены бичи. Смотрел весь полк. Суть обвинения (присвоение титула величества) была известна, и вот солдаты устроили представление. "На плечи набросили кусок шерстяной материи, окрашенной коккусом (багряную ризу - хламиду)" Фаррар думает: "какой-нибудь заброшенный военный плащ" (с пурпурными нашивками - из гардероба претории). Вместо короны возложили венец из терния, в руки дали скипетр (трость) - стебель палестинского тростника вроде нашего, но толще и тверже, - солдаты припадали к земле и приветствовали Христа криками, а после били по лицу.
Венец.jpg
Терновый венец Христа

Подобного рода развлечение было устроено, по словам Филона Александрийского, в Александрии: «здесь народ заставил илиота Карибаса в короне из папируса с тростником в руках и ковром на плечах на возвышении в Гимиазуме разыгрывать Ирода Антипу, только что назначенного Калигулой в Александрию и находящегося в дороге». То есть, судя по всему, то, что сделали с Христом, не было импровизацией. Уже в наше время археологами был найден в резиденции Пилата помост из плит, на котором стоял Христос. На одной из плит была высечена корона и буква «В» (очевидно, «Базилевс» - царь).
Копье.jpg
Копье Лонгина сотника.

"Тогда вышел Иисус Христос в терновом венце с багрянцем и сказал Пилат: "Се человек". "Распять его, распять! - кричал народ. - Мы имеем закон, и по закону нашему он должен умереть, потому что назвал себя сыном Божьим". И еще кричали: "Если ты отпустишь его - ты не друг Кесарю". Это было уже концом. Кесарь был princepes Senatus президентом. Pontifex maxsimus постоянным консулом, императором или военным диктатором, ему присягала армия. Пилат был Amicus Cesares - это почетный титул, который соединяется с высшими должностями - легат, префект, проконсул. Обвинение "не друг Кесарю" было страшным. Пилат окончательно осудил Христа. Очевидно, была сказана формула - Ibisad (in) crucum - иди на крест, и этим все завершилось, но среди христианских апокрифов сохранилось несколько письменных "приговоров", претендующих на подлинность.
Гвоздь.jpg
Один из гвоздей, которым был распят Христос

Перед распятием руки осужденного притягивались вдоль перекладины и осужденный, таким образом, представлял собой крест и так шел до места казни. Крест был вряд ли высок - высокий крест изготовлялся для важных преступников (Светоний, Гальба 9). Впереди шел герольд и оповещал о том, кто и за что казнен будет. ("Если кто знает что-нибудь полезное для него - пусть скажет".) Такова раньше была обязанность герольда. Теперь он, понятно, этого не говорил, об этом говорили надписи на дощечках. Голгофа находилась за чертой города - само слово это означало место для лба, или лобное место, - это или указание на форму горы (череп), или на то, что здесь лежали черепа казненных. Легенду о том, что здесь могила Адама и череп его, знали уже Ориген, Тертулиан, Иероним, Амвросий, Афанасий Великий. Тут Христу поднесли сосуд с кислым вином, смешанным со смирной и, может быть, другими горячительными. Это вело к ослаблению чувствительности (мирра вытекала из надрезанного ствола и сгущалась в белую смолу). Это был чисто иудейский обычай. Всем, кого синедрион приговаривал к смерти, давали пить вино, чтобы притупить их чувства.

Христос отказался от напитка. Крест сначала укрепляли, а потом поднимали осужденного. Осужденных раздевают, веревками поднимают к перекладине, руки сначала привязываются, потом прибиваются. Ставят дощечку, которую несли перед этим. Бросают жребий об одежде. Хитон Христа - наиболее ценная часть одежды, разыгрывается. Доктор Рихтер пишет о страданиях распятого. Среди них главные: неестественное положение тела - нельзя сделать ни одного движения, чтоб не причинить всему телу - побитому и истерзанному плетями – невыносимую боль. Гвозди вбиваются в соединение нервов и сухожилий. Они повреждены и сильно сжаты. Распятые части воспаляются, происходит застойное явление, боль увеличивается каждое мгновенье. Кровь не находит себе на раненых и растянутых конечностях достаточно места. Она приливает к голове, напрягает пульс и вызывает страшные головные боли. Как результат задержки кровообращения происходит переполнение левой сердечной полости. Она не может принимать всей крови, выталкиваемой из правой полости, кровь не попадает в легкие. Все это сжимает сердце и легкие, производит страшное, тревожное состояние в организме. Кровотечения вследствие сгущения не бывает, и оно скоро прекращается. Смерть приближается медленно. Путем оцепенения нервов, жил и мускулов - от конечностей к центру. Распятые живут до трех дней. Если распятых миловали, то и тогда после снятия с креста шансы прожить у них были незначительные.

Христос умер через три часа. Около 3 часов (15) страдания его достигают высшей степени. "Боже мой, Боже мой, для чего ты оставил меня?" - вылетает из его груди, и еще: "Жажду". Тогда кто-то из воинов обмакнул губку в глиняный сосуд, где, очевидно, была так называемая поска, смесь воды, уксуса, яиц, ее пили римские солдаты и, может быть, ее принесли сюда специально для распятых. Христу протягивают губку на конце стебля иссопа - так называется один из видов тростника (иссоп растет в окрестностях Иерусалима и редко достигает длины более метра. Отсюда видно, как мала величина креста). Просто напоить казнимого из кувшина было невозможно. Он не мог бы откинуть голову, чтобы напиться.

Закатывалось солнце. Синедрион просит снять распятых. Для этого надо было их умертвить. Но убивать распятых - не римская практика. Наоборот, распятие назначалось как смерть долгая и мучительная, иногда под крестом раскладывали огонь, в других случаях подпускали к телу голодных зверей или разбивали его дубинками или молотками. Часто птицы выклевывали глаза еще у живых смертников. Их тело точили мухи и оводы. Здесь же кто-то предложил перебитие коленок. Это средство верное. Воины сделали это с разбойниками. Подойдя к Христу, один из воинов проткнул его грудь . Потекли кровь и вода, это, вероятнее всего, лимфа; накоплению ее способствовали жара и смерть от разрыва сердца. Так умер Христос.

"На том месте, где он распят, был сад и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен. Там положили Иисуса ради пятницы иудейской, потому что гроб был близко (Ин., 19, 41-2). «Когда же настал вечер, пришел богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который тоже учился у Иисуса; он, пришедши к Пилату, попросил тела Иисусова. Тогда Пилат приказал отдать тело. И, взяв тело, Иосиф обвил его чистою плащаницей и положил его в новом своем гробе" (Мф. гл. 27, 57-60).

Мало кто знает, что этот текст (здесь он приведен в сокращенном виде) под названием «Суд Синедриона» или «Суд над Христом» принадлежит писателю Ю.Домбровскому. Вдова Ю.Домбровского говорила, что писатель «очень дорожил этим текстом. О Христе он высказывал свои мысли в третьей части романа, а материалы, как бы помогающие глубже раскрыть эту тему - "Плащаница Христа" и "Пилат", - лежали после смерти писателя в папке "Приложения", подготовленные к печати». Вашему покорному слуге приходилось видеть машинописный вариант «Суда над Христом», предваряемый дарственной надписью Ю.Домбровского: «Вот, Гриша, итог моих пятнадцатилетних трудов - тут все до строчки взято из изученных мною трудов – а их было полторы тысячи».

?

Log in

No account? Create an account