Previous Entry Share Next Entry
ФРИКИ
boris_yakemenko
Только один эпизод:

«Михалков несколько раз вступал в спор с экскурсоводом. Например, увидев фотографию советских писателей, участвовавших в создании альманаха «Метрополь», он поинтересовался у Дмитрия Пушмина, привели ли свободы, полученные нашей страной в 1990-е, к появлению писателей аналогичного масштаба. Имена Пелевина и Сорокина у Михалкова не вызвали одобрения — он предположил, что «где-нибудь в Челябинске» о таких и не знают». https://www.znak.com/2016-12-17/kak_nikita_mihalkov_shodil_v_elcin_centr

Достаточно. Весь «Ельцин-центр» в этом сопоставлении как на ладони. Они там в этом центре серьезно считают, что графоманы наркоман Пелевин и пожиратель дерьма и порнограф Сорокин равны Высоцкому, Карабчиевскому, Искандеру, Аксенову, Вознесенскому. Первых за миллионы рублей раскручивали и раскручивают друзья и приятели из олигархов и чиновников, чтобы было ощущение, что эту пакость читают (а ее не читают – посмотрите статистику продаж в книжных магазинах). Вторых давили, запрещали и травили всеми способами – их находили, читали, учили наизусть, слушали, копировали, передавали из рук в руки. Первые уродуют и оскорбляют людей самим своим существованием, вторые потрясали души, меняли мировоззрение, взгляды, жизни многих тысяч. Но в «Ельцин-центре» этого не понимают. Там искренне считают, что ради того, чтобы калоедом и наркоманом (да, еще болваном Прилепиным и скотом Быковым) сегодня были засижены полки в магазинах, нужно было разрушить огромную страну. Что именно это и есть великое завоевание либералов и всех защитников «Ельцин-центра». А это значит, что они считают, что Лемешев и Басков, Рождественский и Быков, Ободзинский и Киркоров, Райкин и Галустян, Нестеров и Сафронов, Мухина и Церетели это одно и то же. Что советский директор ЗИЛа равен Прохорову, а министры Васильева и Мутко – советским министрам и руководителям схожих направлений. Что Косыгин и Медведев сегодня говорили бы на одном и том же языке профессионалов.

С другой стороны, как же плохи их дела, если кроме Сорокина и Пелевина в качестве своих «литературных» завоеваний им через 25 лет их господства нечего предъявить. Во всех других сферах им так же, кстати, нечего предъявить. Это свидетельство катастрофы, полного банкротства их либеральной идеологии, за которую, не будем забывать, заплатили жизнями тысячи людей, которые были убиты бандитами 1990-х, сгинули в подворотнях, лишенные квартир, погибли в войнах. Но, вопреки жизненной логике, банкроты не сходят со сцены, не садятся в тюрьму, не расплачиваются деньгами и жизнями. Они продолжают учить всех науке «как проиграть огромную страну и выиграть для себя на этом миллиард», «как выгодно продаться тем, кого ругал и ненавидел» и т.д. Они процветают, выступают, издают газеты, комментируют, пишут историю.

И бдительно следят за своей поляной. Да, Михалкову не нравится «Ельцин-центр». А этот центр обязан всем нравиться? Его запрещено критиковать? Но ведь у нас демократия и свобода слова, та самая, за которую либералы готовы голову сложить, которой круглосуточно за большую зарплату в конверте дорожат сотни профессиональных дорожителей свободой – от Сванидзе до Познера, от Шендеровича до Быкова.

Обязан. Запрещено. Они создали для себя статус абсолютно неприкасаемых. Они разрешили себе все, но запретили всем остальным делать то же самое, чтобы утвердить свое исключительное положение среди нас. Поэтому любая попытка не согласиться с ними, осудить, раскритиковать немедленно истолковывается, как попытка посягнуть на лучших людей, на свободу слова, как стремление понизить уровень цивилизованности социума, попрать права гражданского общества. Поэтому Михалков, который просто дал оценку «Ельцин-центру», вызвал такой ажиотаж. Да как он смел? Он что, не понимает, что «Ельцин-центр» в демократическом обществе критиковать нельзя, что у нас критика только свободная – всякая другая у нас запрещена. Даже в указанном вверху отрывке мы видим ерничество по поводу того, что у Михалкова такие светочи либеральной литературы, как наркоман и калоед, «не вызвали одобрения». А ведь обязан был согласиться. Обязан был благоговейно замолчать. Ведь Пелевин… Ведь Сорокин… Сам Быков восторгается. Сам Кашин читает. А Михалков не вместил.
Ну что с него, оскароносного режиссера, взять?

  • 1
С хорошими писателями вообще везде беда. И с художниками тоже. А классическая музыка покойница со дня смерти Шостаковича.

Таков сейчас мировой исторический процесс.

Тут другая проблема - если на Западе достаточно большое количество крепких ремесленников имеется в отсутствии гениев, то у нас и с ремесленниками хреноватенько. Что тоже кстати в традициях России.

К сожалению, Вы правы. Почти. Проблема в том, что хорошие писатели есть - их жёстко цензурируют, им не дают премий, о них не пишут. Это делается сознательно. Я писал об этом в статье "О современной литературе".

неприкасаемые

Калоед, наркоман и Зильбертруд (Быков) - это восхитительно!
Бешено плюсую!

А разве не так?)))

Совершенно верно! Поэтому и восхищаюсь.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account