Previous Entry Share Next Entry
ГИБЕЛЬ ПОМПЕИ
boris_yakemenko
На прошлой неделе в Государственном Историческом Музее в парадных сенях веселилась компания с «Эха Москвы» в честь юбилея Дымарского – главного редактора журнала либеральных фальшивок «Дилетант». Собрались в музее видные историки - Венедиктов, Зильбертруд, Макаревич, Альбац и некоторые другие. Как обычно, хихикали, прикалывались и жрали. В это же время в качестве лекторов ГИМа в афише был заявлен ресторанный вышибала и помойный лимоновский нацбол (то есть поклонник фашиста и педофила) Прилепин со книжкой «Взвод», которую он не писал. В самую последнюю минуту вышибалу отменили (видимо, все-таки выперли героя в Донбасс, а то как то неловко воевать за страдающий Донбасс из московских кабаков и с презентаций) и тут же всунули «знаменитого историка» Гаспаряна.

Еще раз перечитаем название. Государственный (!) Исторический (!) Музей (!). Искушенные люди знают его историю. ГИМ создавался, как национальный музей, как сублимация России, как средоточие всего лучшего и наиболее показательного. ГИМ это созвездие уникальных имен, высочайший уровень требований, поэтому попасть в ГИМ на работу было, мягко говоря, непросто. И вот мы видим в ГИМе веселящуюся на юбилее «Дилетанта» компашку, которая понятно как относится к России и является самым ярким символом продажности, беспринципности, непрофессионализма и вообще всего того несчастья, что случилось с Россией в 1990-е годы. Видим в числе лекторов убогого тупого нацбола, шпану в прямом смысле слова, которую раскрутили дружки из АП и Белого дома, позабыв вложить мозгов и таланта.

Попробуем понять логику директора музея Левыкина. Вполне возможно, что он не понимает, что всю эту публику нельзя пускать даже не порог музея. Тогда нужно ему объяснить, что Венедиктов и Зильбертруд, жрущие в стенах музея, вышибала с «лекцией» это не «ну, подумаешь», «а чего там», «они заплатили». Есть понятие «реноме» и «особое значение стен», когда говорят «в этих стенах никогда…» и т.д. Например, если в храме происходит непристойность, тяжкое кощунство, его переосвящают. История знает массу примеров, когда то или иное место, здание, меняло свой высокий статус, утрачивало его после неких действий в его стенах, после посещений теми или иными людьми. Так, история Большого театра, того самого театра Ивана Козловского, Сергея Лемешева, Галины Вишневской и других прекратилась после того, как в нем была поставлена «опера» порнографа и извращенца Сорокина. Исчезло нечто невидимое, невесомое, неощутимое пальцами, но теперь есть здание, в котором что-то там идет, есть вывеска, афиши, штат, сцена, люстры, но театра нет. Так же прекратилась история легендарного МХТ Станиславского, Качалова, Ливанова, Ефремова после появления благодаря Табакову на сцене МХТ Серебрянникова с его матом и педофильскими экзерсисами. Станиславский в свое время сказал «для создания МХТ понадобилось очень много времени, а уничтожить его можно за пару недель». Так и вышло. Тоже все внешние признаки театра есть – но театра нет. То же самое произошло с «Гайдаровским форумом», после того, как на нем выступил мотоциклист Залдостанов с докладом по экономике. После этого Гайдаровский форум оказался, как говорит мотоциклист, «в анале истории». И так далее, примеров, к сожалению, много.

Еще раз повторим - вполне возможно, что Левыкин этого не понимает. Хуже, если понимает и делает это сознательно. И третий, самый худший вариант – все-таки понимает, но ему звонят и настойчиво предлагают подыскать местечко для фуршетика, вставить в график тупого нацбола. Откуда звонят – понятно. Из Белого дома и АП. Ведь весь «Дилетант» это проект медведевского окружения (вообще, где «Эхо Москвы», там Тимакова и компания) и самого Медведева, который, кстати, некогда возглавлял «Комиссию по фальсификации истории», а теперь умиляется журналу «Дилетант». Как прихотлива иногда жизнь. Что же касается вышибалы, то там поддержка и лоббизм Российского Военно-Исторического Общества (хорошие авторитеты у общества), то есть фальшивого «историка» Мединского (не случайно на смену вышибале оттуда же был тут же прислан Гаспарян). А и нацбол и Мединский, как известно, кормятся и направляются из одного и того же кабинета в АП (оттуда же, кстати, и Серебрянников). А когда тебе звонят из АП или Белого дома, трудно отказать. Тем более что цена вопроса – реноме музея. Стыд не дым, глаза не выест, а реноме это нечто такое, что не пощупать и на стенку не прибить. Эфир. Мираж. «Но никакого Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не видел». А лишиться конкретного, не эфирного, местечка можно легко. Тем более, что большинство современных худруков, директоров, главредов суть назначенцы, то есть получили свое место не за заслуги, а за тосты в честь начальственных приятелей на рублевских шашлыках. То есть временщики, которые сегодня есть, а завтра Бог весть. Поэтому как тут спасти музей (театр, институт, газету) – спастись бы самим.

В общем, ГИМ очень жаль. Могильщики музея уже собрались. Если эти могут там жрать, значит может это делать уже кто угодно и где угодно. А как все смеялись над райкинский «Греческим залом»… Если этот, с головой как крутое яйцо, может «читать лекцию» - значит, теперь в ГИМе ее может читать любой желающий с улицы. Все теперь можно. Можно открыть Макдональдс, "Пятерочку", можно пригласить читать лекции Навального, Собчак, Цорионова, Залдостанова. Был бы в дирекцию звоночек вовремя. Или был бы директор либерал (хотя это оксюморон). А музей… А что музей? ««Александр Иванович, Александр Иванович!» — заревело несколько голосов. Но никакого Александра Ивановича не было».

Уже не было.

?

Log in

No account? Create an account