Previous Entry Share Next Entry
ПОЛИТИЧЕСКОЕ МИРОТОЧЕНИЕ
boris_yakemenko
В последние дни Интернет пространство (и не только) захватывают темы, которые свидетельствуют о том, что те, кто занимается СМИ и кто стоит за ними, рехнулись окончательно. Судя по всему, мозги людей, мозги, по которым много лет с размаху лупили Петросяном, Галустяном, Галкиным «Палкиным, Чалкиным и Залкиндом», теперь воспринимают только такие новости, как «расследование» холуя АП Навального против могучего Медведева (бодался золотушный теленок с трухлявым дубом) и мироточение бюста царя Николая Второго, который не мироточил (https://www.gazeta.ru/social/2017/03/07/10562561.shtml). «Расследование» пока отложим на сладкое, а вот что касается мироточения…

Здесь нужно спуститься к корням. Дело в том, что канонизация Николая была, по сути дела, первой за почти сто лет канонизацией, где политическая необходимость боролось с народной агиографией (как работает последняя см. здесь: http://elibrary.ru/item.asp?id=24330915. И еще полезная книга Семененко-Басин.И.В. Святость в русской православной культуре XX века: история персонификации. М., 2010.). Напомним, что глава Синодальной комиссии по канонизации, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий в октябре 1996 года открыто заявлял, что комиссия не видит достаточных оснований для канонизации Николая II. Дело в том, что Николай был канонизирован Зарубежной Церковью еще в 1981 году, Церковью, с которой у Русской Православной Церкви не было канонического общения, а там он был канонизирован, безусловно, не как страдалец за Христа и подвижник, а как сублимация страданий России, как символ политического строя, тем более, что монархические настроения в эмиграции всегда были очень сильны. Это было просто знамя, хоругвь. Неудивительно, что и в России канонизации Николая тогда требовала немногочисленная группа монархистов и церковных диссидентов, симпатизировавших РПЗЦ, а остальным было все равно.

Неудивительно, что Собор 1997 года отказался канонизировать Николая II. Митрополит Ювеналий объяснил это тем, что нет чудотворений, и синодальная комиссия оставила этот вопрос на рассмотрение Поместного Собора, который предположительно планировался на 2000 год. Однако сторонники канонизации ждать не хотели и развернули масштабную кампанию по продавливанию церковного прославления Николая. Это был очень примечательный феномен. Казалось бы, почитать любого праведника, молиться ему ничто не мешает и без канонизации (и сейчас таких случаев сколько угодно – Оптинские мученики, Сампсон, Евгений Родионов и пр.). Но этого уже было мало. Политика активно вторгалась в церковную жизнь, впервые в истории возникли требования, именно требования канонизации, которые выдвигались по политическим лекалам – так электорат требует от неповоротливых властей утвердить своего кандидата. Начались конфликты.

Проблема была в том, что многие обстоятельства жизни и деятельности последнего царя были, мягко говоря, сомнительны. Среди них дружба с Распутиным, удаление от двора активных иерархов, отказ в проведении Поместного Собора и восстановлении патриаршества, бездарная политика и провалы на фронтах, приведение России к кризису, отречение. Да и сама смерть последнего царя была лишена хотя бы какой-то православной канвы. Ни для кого не секрет, что Николай II был расстрелян по чисто политическим соображениям и пострадал как политический деятель. Те, кто его расстреливали, не считали его «Помазанником Божиим», не обращались к сатане, не совершали черных магических ритуалов, убийству царя не придавали мистического значения, а сам царь не призывал Христа перед смертью. Кроме того, положение осложнялось тем, что значительная масса требовавших канонизации была свято уверена в том, что Николай «умучен от жидов» (а по этой дорожке только пойди – понятно где окажешься), а также и тем, что, согласно опросам, Николая считали достойным канонизации меньше половины опрошенных.

Но раз есть проблема, ее надо решать. «- У вас несчастные случаи на стройке были? - Нет, пока не было. – Будут». Нет чудотворений? Будут. Сразу после Архиерейского Собора 1997 года происходит масса чудес, связанных с Николаем. Начались мироточения, прозрения, исцеления. Таким образом, за три года главная проблема была преодолена. А если учесть, что сохранение баланса сил, желание «не обострять» было главным в «церковной политике» тех лет, то на соборе 2000 года Николай Второй уже не мог не быть канонизирован. Хотя вопросы, указанные выше, особенно связанные с жизнью и политикой царя, снять было невозможно, да и единства не было. На соборе открыто выступали против канонизации такие крупные иерархи, как старейший архиерей, митрополит Нижегородский Николай (Кутепов): «Когда все архиереи подписывали канонизационный акт, я пометил около своей росписи, что подписываю все, кроме третьего пункта. В третьем пункте шел царь-батюшка, и я под его канонизацией не подписывался… Он государственный изменник. Почему? Ему было вручено все для правления… Практически он, можно сказать, санкционировал развал страны. И в противном меня никто не убедит. Что он должен был делать? Он должен был применить силу, вплоть до лишения жизни, потому что ему было все вручено. Он счел нужным сбежать под юбку Александры Федоровны. Ну, извините!»

В результате Синодальная комиссия по канонизации святых прибегла к крайне осторожной формулировке: хотя семья государя Николая II была глубоко верующей, церковной и благочестивой, совершала дела милосердия и т.д., к лику святых они могут быть причислены только за свою жестокую смерть, то есть не как «благоверные», а как «страстотерпцы». Остальное была мистика. «И в народе, и в комиссии было сознание и ощущение святости их подвига», - этот аргумент сторонники канонизации приводили вполне серьезно (http://hram-troicy.prihod.ru/istorija/view/id/1174068). Но даже совершившаяся канонизация не примирила, не сняла противоречий, которые с личности и образа царя переместились на его останки, вокруг подлинности которых вспыхнула новая долгая дискуссия.

И даже сегодня масштаб почитания царя нельзя сравнить с масштабом почитания той же Матроны, и если приглядеться, то Николай почитается и сегодня, в основном, группами и группировками, приходами, какими-нибудь хоругвеносцами, энтеобразными, локально (то есть это все равно политика) или же отдельными экзальтированными личностями типа Поклонской, что неудивительно. Во-первых, у нее неофитство, а во-вторых, в Крыму во время украинской оккупации особенно цеплялись за ключевые российские символы (как и в эмиграции – механизм «отторгнуты, но не рассеяны» работает одинаково и там и там), имперскость и поклонское почитание Николая опять же политика, родимые пятна многолетнего крымского отторжения и от них не избавиться.

Кстати, отсюда же и мироточение. Вопрос не новый. О мироточении икон царя спрашивали еще у того же митрополита Николая (Кутепова). Ответил он замечательно и актуальности его ответ, как увидим, не потерял. «Тут один батюшка пожелал привести икону царя, которая мироточит, я сказал: "Пусть она мироточит там, где она мироточит". Почему? Есть такой журнал "Наука и жизнь", там в 1976 году было сказано, что выработана техника, которая позволяет доскам и чему-то подобному испускать всевозможные штуки. У меня ничего не мироточит. Если мы хотим из пальца что-то высосать, то высосем. Должна существовать определенная комиссия, которая должна изучать подобные вещи. А это все пущено на самотек, спустя рукава. Объявили о мироточении, и все молчат. Есть у нас приход в Богородском районе. Вдруг подняли шум-гам: 68 икон замироточило! Я за голову взялся. Ребята, надо же какую-то совесть иметь! Быстро создали комиссию. Все иконы протерли. Храм опечатали и закрыли. Неделю стояло. Хоть бы одна капелька появилась. Так что я к этому отношусь с определенной настороженностью». http://www.ng.ru/ng_religii/2001-04-25/1_authorities.html

Так что неудивительно, что замироточил именно Николай Второй и именно у Поклонской. И мы должны понимать, что в данном случае мы имеем дело не с религией, а исторической и экстатической этнографией, которая не сегодня родилась, а проглядывала еще в апокрифах типа "Евангелия детства". Тем более, что, если говорить серьезно, небывалая страсть к чудесам, явлениям, святынькам, мироточениям (в Клину у некоей женщины в доме годами мироточит все подряд, чуть ли не мебель и утварь http://www.nsad.ru/articles/mirotochenie-v-klinu-pochemu-plachut-ikony) свидетельствует об ослаблении, а не усилении веры. Это признак глубокого религиозного кризиса той части общества, которая считает себя верующей, признак того, что повсеместно происходит подмена теофании иерофанией. То есть стремление увидеть явление Бога апофатически, в молитвенном опыте, сердцем, уступает место стремлению видеть Бога и святых катафатически, телесными очами, воплощенных и явленных в конкретных предметах. Это стремление к чувственному, зрительному восприятию святыни, впервые в евангельской истории продемонстрированному апостолом Фомой (Ин. 20, 25), характерно прозванным «Неверующим», проистекало и проистекает, прежде всего, от ослабления внутренних возможностей сердца, упадка духа, когда бедность духовного опыта, отсутствие духовных сил, возмещается осязательностью, зрительностью, эмоциями.

Но именно это сейчас и нужно.

?

Log in

No account? Create an account