February 25th, 2006

(no subject)

СЛОВО О СЛОВАХ

«Я дружелюбно потрепал его по плечу венским стулом»
А.Аверченко

Просматриваю новостную ленту и вдруг мне попадается замечательное сообщение.
«Произошел мирный, ненасильственный захват здания Администрации Президента. Группа нацболов тихо вошла в здание, осторожно передвинула мебель и скромно попросила кого нибудь из Администрации поговорить с ними. Поскольку был неприемный день, нацболам предложили придти в другое время. Пока шла беседа, из детской комнаты милиции приехал мирный ОМОН и, опасаясь за здоровье и жизнь участников акции и с целью оградить их от мести агентов Кремля, осторожно вывел их на улицу, посадил в надежные машины и доставил под охрану в специальное здание, устройство которого позволяет в течение долгого времени пребывать в тишине, избегать лишних контактов, тем более что администрация здания заботливо принимает на себя расходы по пропитанию, одежде и бытовых нуждах гостей».
Всего то. Что произошло? Ничего страшного, как видим. Эти пришли, посидели, те приехали, пригласили в гости, помогли доехать, разместили. И все.
«Так ведь это арестовали и заточили в тюрьму» - догадается проницательный читатель, прочтя раз и другой и третий. «Нет - возразят ему, - Разве хоть где-то в этом тексте сказано о том, что их арестовали? Что их заточили? Нет. Просто «вывели и доставили под охрану в специальное здание». «Не делайте из меня идиота!» вспылит проницательный читатель.
И будет прав.
В книге «Очарованный принц» из простофиль-бухарцев ловко делал идиотов Ходжа Насреддин, продавая им возможность созерцать в шатре «зверя по имени кот». Когда первый посетитель вышел, посозерцав, то «на его лице отражалась какая-то смутная тревога ума. Он догадывался, что его провели, но каким способом – понять не мог». Технология, открытая Ходжой Насреддином, жива и поныне - в наши дни ежедневно из нас делают идиотов «Грани.ру», «Эхо Москвы», «Новая газета» и прочие светильники оппозиции. Только вместо «зверя, именуемого котом» они нам всовывают «мирные, ненасильственные, символические захваты», «ненасильственный удар по лицу министра», «спокойно вошли в здание Администрации Президента», «всего то передвинули мебель». «В «Эдичке» минет негру делает Эдуард Лимонов, но это не тот Эдуард Лимонов, у него только имя Эдуард Лимонов, а так это совсем другой Эдуард Лимонов, которого совсем и не было», «да разве Лимонов фашист. Ну что вы? Это он только говорит, что он фашист и руку вскидывает, как фашист, но это он шутит, а так он совсем не фашист, а борец с антинародным режимом».
Ходжа Насреддин в свое время неплохо заработал на нехитрой замене слов. Сегодня благодаря этому же ходу матерная фашиствующая шпана, по словам яблочника Пионтковского становится «мучениками режима», «совестью России», их фюрер, минетствующий эстет «великим, всемирно известным писателем», с которым обязательно нужно объединяться, а захват женского и мужского туалетов на «ГАЗе» «громкой акцией протеста». И наоборот, люди, выходящие почтить память жертв Холокоста, детей Беслана, ветеранов становятся «быдлом» и «марионетками». Но если у нас демократия (а у нас демократия), то т.н. «оппозиция», беспрерывно сочетая несочетаемые слова, обязана признать моральное право всех, кто желает, в таком же духе, как выше, писать и говорить о том, что происходит с нацболами и некоторыми другими деятелями «оппозиции» (никто этого пока, к счастью, не делает). А если нет (а они не согласятся) то
- фашиствующая шпана, обитающая в подвале, ворвалась в здание Минздрава и Администрации Президента, учинила разгром и получила по заслугам.
- Лимонов – фашист, который никогда не был писателем, а грабил и воровал, сутенерствовал, доедал в ресторанах за посетителями, отдавался неграм и толкал людей в тюрьмы.
- память погибших в Беслане была оскорблена фашиствующей шпаной, срывавшей в день памяти траурные митинги в разных городах.
Либо так, либо не делайте из нас идиотов.