March 4th, 2013

НЕСЧАСТНАЯ АНГЛИЯ

Как мало нужно интернет-хомяку, чтобы расплакаться о тяжкой и невыносимой жизни в «Рашке», как бы она ни называлась – СССР или Россия.
Леннон
Вот фото из «Контакта». Молодой парень со спущенными подтяжками на аскетической кафельной кухне варит свой убогий утренний кофе. Плита, то ли мытые, то ли нет, кастрюли, чайничек. Вся пышная обстановка стоит рублей шесть.

Поднялось волнение. Набежали. Обсуждают. Стонут.

- Да жили, как в г…не. ДЕФИЦИТ, ОЧЕРЕДЬ, а при поганом Горбаче вообще талоны. (дальше еще один ропщет, что жили ужасно, поскольку в СССР все деньги шли за границу, а если бы не шли, то рабочие ели бы черную икру. Другой подхватывает, что сейчас тоже деньги отсылаются, а ежели бы не отсылались, то «полроссии можно было бы отстроить»)
- А что, сейчас лучше живут, - вторгается еще один. Дескать, о чем вы, когда вокруг такое. - И кухни у многих отличаются? 90 процентов россиян живут в домах, построенных в СССР.
- Нас победили(((((((( (это уже, похоже, слабый голос из обморока после увиденного)
- В современной России многие семьи не имеют и таких кухонь, - гремит еще один хомяк. - У нас вообще нет места, которое они по праву могли бы назвать своим домом, но госпрограмма «доступное жилье» действует, по ней наверняка многие личности награбили столько, что хватит на домик в Майами. Поистине кому то и доступное жилье.

Действительно, в современной России не то, что многие, а никто не имеет таких кухонь. Ибо это кухня хорошо всем известного Пола Маккартни, которая, как и ее владелец, находится в Англии. А живет как в г…не на этой кухне «побежденный» Джон Леннон, который только встал и еще не пил кофе. Эта парочка и не подозревала, что пройдут годы и в далекой заснеженной России Джон Леннон станет у некоторых символом нищеты и убожества, а кухня Маккартни – поводом для гневных филиппик в адрес российских властей.

P.S. Справедливости ради надо закончить на том, что многие заметили, кто именно на фото и указали на это хомякам. Те попрятались, но диагноз это изменить уже не могло.

ГОДОВЩИНА

Путин

Год назад Путин стал Президентом.

Этот год, безусловно, нельзя рассматривать в отрыве от всех предыдущих лет правления Путина, как нельзя считать дом домом без фундамента и половины высоты стен. Можно напомнить, что после распада Советского Союза в 1991 году страна была захвачена несколькими финансовыми кланами и поделена на оккупационные зоны, из которых вывозилось все – от леса до нефти, а люди бежали сами. Двуполярный мир, лишившись одного полюса, стал по законам физики переворачиваться в сторону оставшегося. США на правах победителя (а они считали, что распад СССР это победа Америки) потребовали, чтобы все соблюдали установленные ими правила. Правил было несколько. США определяют место каждой страны в мире. Они же дают единственную стабильную валюту – доллар. Они же, используя масштабную экспансию своей масс-культуры, определяют правила поведения, дают образцы для подражания, определяют, что главное и что не очень. Человек, которому нравились эти фильмы и образцы из них, который соглашался жить, так как предложено, считался человеком нормальным и не опасным. Все остальные являлись угрозой. Уровень угроз опять же определялся США, которые определяли, что есть добро и зло, казнили и миловали по своей воле не только отдельных людей, но и целые страны.

России в этой схеме была уготована роль страны-поставщика ресурсов и чернорабочих. С помощью присланных, а также набранных на месте коллаборационистов (от Киселева до Шустера) людям 24 часа в сутки объясняли, что огромные природные богатства и территории принадлежат пьяницам, бездельникам и вырожденцам совершенно несправедливо. Что вся история России это досадное недоразумение, населенное убийцами, предателями, пьяницами и холуями, начиная с Александра Невского и не заканчивая никогда. Что у России никогда не было культуры, а все писатели, поэты, композиторы это тайные сладострастники, матерщинники, картежные игроки и просто тихопомешанные. И что Россия не Россия, а в лучшем случае «эта страна», а в худшем «Совок» и «Рашка», из которой нельзя даже просто уехать, а надо именно «валить». В 1999 году открыто говорили, что в лучшем случае «Рашке» осталось пять лет, но это в лучшем…

… Когда появился Путин, его сразу же попытались втиснуть в готовую схему, лежавшую в координате между «кагебешник» и «марионетка Ельцина». Однако меньше чем через год прозвучал знаменитый вопрос Who is mister Putin, который означал, что схема не работает. Уставшая от все чаще «работавшего с документами» Ельцина страна восприняла Путина как человека, который должен был освободить Россию от указанных выше правил и стандартов, от клейма «третий сорт». Вместе с этим необходимо было создать и предложить свои правила.
Мало кто помнит, чем рисковал Путин, выступая практически в одиночку против тех, кто владел страной и ее богатствами и считал его своим ставленником и обслугой. Но Путину удалось одержать первую и важнейшую победу, с которой принято отсчитывать начало эпохи восстановления державы и периода, вошедшего в историю под названием «путинская стабильность». Люди, наконец-то, начали жить, начали чувствовать почву под ногами, обрели чувство собственного достоинства. Эпоха стабильности позволила выработать иммунитет к потрясениям и стойкое отвращение к тем, кто стремится к этим потрясениям. В истории России была эпоха «великой тишины» Ивана Калиты, когда проницательный московский князь (а затем и его потомки) любой ценой много лет удерживал татар от набегов на Русь и одновременно развивал и воплощал в жизнь идею единства русской земли. В результате выросло поколение, захваченное идеей единства и восстановления страны, поколение, которое и победило на Куликовом поле.

«Путинская стабильность» стала таким же временем восстановления территориальной целостности и национального сознания. Причем хватило всего лишь нескольких лет, чтобы идея оранжевых переворотов, успешно опрокидывавшая сопредельные страны, потерпела крушение в России. Путину верили, потому что он обладал способностью «чувствовать под собой страну», отзываться на то, о чем говорит значительное, решающее количество людей, отвечать на государственном уровне на уже сформировавшиеся ожидания. И поэтому ему удалось сделать очень многое – от восстановления среднего класса и увеличения бюджета до сохранения суверенитета и создания гражданского общества.

Но главное, что ему удалось – это изменить отношение людей к власти. 1990-е утвердили с помощью либералов в общественном сознании мысль о том, что всякая власть есть помеха свободному развитию людей, препятствие на пути их безграничного роста. Тоталитаризм, цензура, рабская экономика, тупость, фанфаронство, косность и рутина с точки зрения либерала в совокупности составляют то, что называется властью. В результате привычной схемой стало жульничать с властью, дурачить ее, при этом требуя, чтобы она была честна и принципиальна. Наказывала жуликов – но не меня. Ловила воров – но не моих. Наводила порядок – но не трогала, то есть мыла пол, старательно обходя место, где я стою в грязных башмаках. Однако отказ российского человека от сильной власти всегда означал отказ и от собственной силы, ибо власть в России была возможностью усилить самих себя, источником энергии для общества. Если по Достоевскому, русский человек без православия – дрянь, то перефразируя его, можно сказать, что русский (российский) человек без мощной власти, сильной, независимой страны – ничтожество. И если человек с этим согласен, то по мысли Батюшкова, «поезжай в Германию и живи, и умирай в маленьком городке, под тенью приходской колокольни с мирными Германцами, которые, углубясь в мелкие политические расчеты, протянули руки и выи для принятия оков гнуснейшего рабства». Власть при Путине перестала ассоциироваться с вороватым мальчиком для битья или с сантехником, постоянно латающим трубы, но стала ассоциироваться с механизмом, необходимым для сохранения страны и народа, для предложения и реализации грандиозных задач.

Еще одним успехом Путина было то, что он брал на себя ответственность, а не занимался, как другие, постоянными оправданиями. Ведь хотя есть у нас и парламент и администрация и совфед и всякие там местные туземные думы и думочки, крупные и мелкие ветки и сучки власти, а правым и виноватым все равно считают одного человека. Вернее, чаще виноватым. Ибо, что хорошо сделано – ну и славно и так и должно быть. А что не получилось, случилось, стряслось – ты виноват. Я взятки даю и беру – а ты виноват, что коррупция есть. Я в лохотрон проигрался – а ты виноват, что дураки и жулики развелись. Я работать не хочу, халтурю и колпачу – а ты виноват, что ничего не делается, не едет и не летит. Я краду, выношу, вывожу, перевожу, а ты виноват, что страна нищая. Путин не боялся ответственности. Все это видели и чувствовали. И доверяли.

Важно также помнить, что именно Путин сумел показать, за что он получил эту власть, доказал свое право на нее и стал легитимен, то есть сумел убедить страну признать его право ею управлять. В 1990-е у власти (прямо по И.А.Ильину) оказались люди, просто усидевшие, подскочившие вовремя, зацепившиеся. И когда все рухнуло, они остались висеть клочьями. Они стремились совершить буржуазную революцию, не будучи буржуазией, поскольку не были носителями никакой идеи. Они, вчерашние «румяные комсомольские вожди», ничего не понимали и ничего не знали, кроме одного – «обогащайтесь». Они не были легитимны и поэтому удерживались у власти только крепкой спайкой и энергией движения траншей за границу, а также натравливанием своих СМИ на любого, кто пытался им противостоять. У Путина была идея. Идея возрождения страны, восстановления чести и достоинства, гордости и славы. За ним шли люди, а не деньги, он был освободителем, а не оккупантом. И он выиграл не потому, что давил, а потому, что ему доверяли.

Все это вместе крепко связало Путина и людей. И эта связка не смогла ослабнуть даже в те четыре года, что он был премьером. Отсутствие динамики, неопределенность того четырехлетнего периода во много были связаны с тем, что люди просто ждали, когда он вернется. Разумеется, эти годы не прошли бесследно. Оппозиционная истерия антироссийских СМИ, огромные деньги, вложенные в борьбу с Путиным смогли отторгнуть от него какое-то количество легко убеждаемых людей. Им показалось, что если взять гламурную содержанку, бывшего яблочного липового адвоката, юного коммуниста, шахматиста, плейбоя, телеведущего, детективщика и пародиста, смешать, взболтать, то получившаяся смесь сможет оказаться более живительной, чем то властное явление, которое мы знаем под названием «Путин». Понадобилось всего полгода, чтобы этот коктейль забродил, скис, протух и был вылит.

Крах оппозиции нельзя отнести к прямой победе Путина. Если честно, то он почти ничего не сделал для того, чтобы она разложилась и исчезла, ибо у оппозиции хватило сил и возможностей, чтобы самоуничтожиться без посторонней помощи. Просто стоило Путину избраться – и оппозиционные проекты начали лопаться один за другим (можно вспомнить быковско-ефремовский пародийный балаган) ибо метод сравнения – лучший метод. С одной стороны стратегия и план – с другой стороны никаких планов и никаких стратегий, а только вопли и драчки. С одной стороны – решение задач, с другой – желание любой ценой не дать их решать. С одной стороны человек, избранный, назначенный народом. С другой стороны самоназначенцы и шулера. С одной стороны – серьезный подход к делу, с другой – бесконечное хихиканье и имитация.

Минувший год был очень важным в геополитическом отношении. В своем послании Путин отметил, что «ближайшие годы будут решающими и, может быть, даже переломными, и не только для нас, а практически для всего мира, который вступает в эпоху кардинальных перемен, а может быть, даже и потрясений». Об этом все настойчивее говорят серьезные ученые, политики, мыслители как в России, так и на Западе. Мир находится на цивилизационном разломе, по своим масштабам и последствиям сравнимым с крушением античного мира или «осенью средневековья». Глобальные потрясения захватывают не только все слои общества, но и целые континенты. Эти потрясения выражаются в принципиально новых средствах коммуникации, несущих в себе колоссальный и еще до конца не осознанный потенциал, новых нормах ведения войны, новых стратегиях передела мира и переделки человека. То есть у России есть шанс определить сегодня мировую повестку дня. И определение этой повестки, несомненно, будет связано с Путиным. Возрастающий интерес государственной власти к гуманитарной сфере науки, к истории, свидетельствует о попытках разобраться в аналогиях и поставить стратегию настоящего на опыт прошлого для успеха в будущем.

За минувший год Путину удалось восстановить расшатанную стабильность, остановить либеральный реванш, укрепить законодательно многие направления внутренней жизни, начать жесткую борьбу с коррупцией и процесс очищения власти от тех самых «клочьев». Удалось серьезно защитить позиции России в мире. С одной стороны, это защита права на жизнь российских детей за рубежом. С другой – защита Сирии от внешней агрессии, остановка работы лохотрона под названием «перезагрузка», навязанного России США в минувшие годы. Способность Путина не обращать внимания ни на какую «критику» и заказную истерику, когда на кону интересы страны, людей, Церкви и пр. постепенно передается стране, как и вера в собственную правоту.

В учебниках, которые появятся во второй половине столетия, это время будет называться «эпохой Путина» (эпохи Буша и Обамы не будет никогда, ибо они не эпохальны). Эта эпоха доказала удивительную жизненную силу России, ибо в мире нет стран, которые бы не исчезли с карты, пережив только за сто лет три революции, две мировых войны, два распада государства и два геноцида (сталинский и либеральный). Последние десять лет именно с Путиным связаны успехи и достижения России. Прошел всего год. А это значит, что еще очень многие успехи ждут нас впереди.

ОНИ УХОДЯТ

Продолжается процесс оздоровления российских средств массовой информации. Ушел руководитель «Коммерсант ФМ» Воробьев. Вообще в коммерсанте палитра разного рода руководителей меняется в последнее время так часто, что отличить одних от других становится невозможно. В декабре 2011 года из «Коммерсанта» попросили (после матерной провокации) главного редактора «Власти» Ковальского, а заодно и его заместителя Куцылло. Ушел в небытие и генеральный директор «Коммерсант-Холдинга» Галиев. Летом 2012 года из «Коммерсанта» уволили израильского гражданина, назначенного еще Березовским, Дамиана Кудрястьева. Приказал долго жить телеканал «Коммерсант ТВ» и журнал Citizen. И вот теперь обезглавлен «Коммерсантъ ФM». Но и это не все. Сегодня же хлопнул дверью главред «Газеты ру» Котов. Стоит напомнить, что и «Коммерсант» и «Газета ру» были основаны Березовским. Его традиции в данных изданиях до сей поры остаются почти неповрежденными и характеризуются постоянным хихиканьем, антироссийской позицией и ангажированностью.

В целом эти перемены обусловлены, конечно, не только тем, что конкретный хозяин издания волен делать с этими поборниками свободы слова, что захочет. Проблема глубже и состоит в том, что то, что именуется сегодня «российской журналистикой» в основной своей массе не является журналистикой и она тем более не российская. Ложь, заказные материалы, взятки и пр. стали настолько обычным явлением, что даже когда в публичном пространстве возникают обвинения СМИ в заказухе и продажности, никто не подает в суд. Все настолько привыкли и к ангажированности, что ни у кого не может даже возникнуть мысль о том, что, например, в «Новую газету» или на «Эхо» можно отдать статью, положительно характеризующую Путина или Россию в целом. Ясно, что не разместят никогда. Были полностью отменены критерии профессионализма (про журналистские хартии и кодексы лучше не вспоминать – засмеют) и, наоборот, введены критерии политической лояльности. Самый яркий пример – «Дождь», перешедший все самые условные и зыбкие границы принадлежности к журналистике (а если вспомнить, кто его создавал, становится вообще очень интересно). То есть в СМИ появилось множество профессиональных политических провокаторов, белоленточных, оппозиционеров, которые не имеют отношения к подлинной журналистике, а журналистское удостоверение используют просто как прикрытие, дающее возможность не отвечать по закону за свои действия. В результате журналистами закономерно стали кто попало – Кашин, Яшин, Собчак, Доброхотов, Быков и т.д., поскольку требуется принадлежность к клану, а не к профессиональному сообществу.

Обо всем этом говорят сегодня уже вполне открыто. Замминистра связи РФ Алексей Волин 9 февраля, выступая на научно-практической конференции на журфаке МГУ, сказал следующее: «Задача журналиста - зарабатывать деньги для тех, кто его нанял». «СМИ решают пропагандистские задачи и зачастую для владельца СМИ эта задача является доходным бизнесом». «Надо учить студентов тому, что, выйдя из этой аудитории, они пойдут работать на дядю. Дядя будет говорить, что писать, а что не писать». Об этом же говорили и писали Трегубова, Познер, Малкин и др. Да это видно и так. СМИ превратились в средство обслуживания определенных сил, в средство общения между собой различных людей из власти и общества, создавая и направляя «народный протест» против того или иного человека или явления. Читая любую, прежде всего, оппозиционную газету, сразу видишь – кто заказал ту или иную статью, сколько за нее заплачено, про что в ней на самом деле говорится и в какой газете и на какой полосе завтра искать ответ.

С 1990-х страна сильно изменилась. Изменились люди и отношения между ними, изменилась среда и атмосфера. Изменилась власть. Не изменились лишь многие СМИ. Среди них те, что указаны выше. Потому что в них остались все те, кто в 1990-е годы помогал разрушать страну и ее культуру. Измениться они, за редким исключением, уже не в состоянии. Остается лишь выгонять или создавать условия, чтобы они отваливались сами. Ибо если вокруг все меняется, то почему у них все должно оставаться по прежнему.

P/S. Ушел еще и директор информационного центра "Коммерсанта" Лукин. http://www.interfax.ru/russia/news.asp?id=293833. Принцип домино в действии.