March 17th, 2013

ПРОСТИТУЦИЯ

Журн

Интересная разворачивается история.
Сначала в бульварном «Московском комсомольце» выходит оскорбительная и, скорее всего, заказная статья о женщинах-депутатах Яровой, Лаховой и Баталиной, совершенно очевидно продолжающая организованную кампанию травли, развернутую антироссийским «Нью Таймс». В статье что-то там о «политической проституции». Как справедливо отметила Кристина Потупчик «читать упреки в проституции от газеты "Московский комсомолец", мягко говоря, странно - вот уж где не проститутки, но матерые, заслуженные …яди». http://krispotupchik.livejournal.com/484750.html К этому мы еще вернемся. Оскорблением в адрес коллег возмутился депутат Исаев, который, назвав организаторов оскорбительной статьи «мерзавцами», заявил, что «конкретный редактор и автор ответят жестко».

Что тут началось… Вся свора немедленно переключилась на Исаева, временно оставив в покое Яровую и прочих депутатов. Написал письмо Ганапольский, золотой призер в категории хамства и беспринципности среди т.н. «либеральных журналистов». Мораль была очень простая – как он смел возмущаться? Если желтая газетка что-то написала, все обязаны немедленно согласиться и жалко оправдываться. Возмущаться и требовать ответственности запрещено для всех категорий населения. Разумеется, отозвался старый комсомольский работник Гусев, отраженный в названии его газеты: «В статье «Политическая проституция сменила пол» нет оскорблений в адрес женщин-депутатов от «Единой России» - речь идет о перипетиях их политической карьеры». «Взрослый человек, а так стыдно врет, - пишет Кристина Потупчик. - Статья очень прямо и без обиняков называет трех депутатш политическими проститутками, это очевидно без всякой экспертизы. И знаете, Павел, не людям, называющим других "политическими проститутками", обижаться на "мелких тварей", которыми не гнушался называть своих героев еще Достоевский». http://krispotupchik.livejournal.com/484750.html

Тема проституции Гусева взволновала не случайно. Напомним, МК – единственная из больших ежедневных газет - уже много лет регулярно публикует рекламу проституток и публичных домов. Как писал лет десять тому назад И.Смирнов «и не потому ведь, что редактор хуже других понимает значение слов «досуг по вызову» - просто он не стыдится подрабатывать зазывалой при борделе». http://screen.ru/Smirnov/4.htm Движение "Наши" даже пикетировало МК по этому поводу, но результата не добилось. Вернее, результатом стала очередная грязь о «Наших», а также попытки журналиста МК Речкалова избить участников пикета, а также сбить их машиной. Гусев обещал его наказать, но не сложилось – Речкалов стоял на страже проституции, которая и до сих пор цветет в прямо и переносном смысле в МК. Кстати, не исключено, что травля женщин-депутатов связана всего лишь с тем, что «в начале недели Ольга Баталина и Ирина Яровая обсуждали инициативу запрета на объявления интимного характера в СМИ». http://vz.ru/news/2013/3/16/624675.html Надо же, какое совпадение. Оказывается, Баталина и Яровая всего-навсего угрожают бизнесу Гусева. Кстати, после того, как Яровая вступилась за Исаева, в МК вышла хамская статья (http://www.mk.ru/politics/russia/article/2013/03/16/826903-yarovaya-razyarenno-vstupilas-za-isaeva-obviniv-zhurnalistov-v-rabote-po-zakazu.html) Разумеется «разьяренно вступилась», «конечно же, в Госдуме «истерика» и т.д. Лучшего дополнительного подтверждения изложенному выше тезису не найдешь.

Коли уж мы заговорили на эту деликатную тему, любопытно будет ознакомиться с тем, как относится к журналистской проституции Янс – автор той самой оскорбительной и, скорее всего, заказной статьи о женщинах-депутатах. «Для меня определение «продажный журналист» имеет положительное звучание. Продажный, значит, востребованный… Продажный журналист – это звучит гордо. Для меня». http://www.mk.ru/blog/posts/448-prodazhnyiy-zhurnalist-eto-zvuchit-gordo.html Кстати, и сам Гусев подтверждает в интервью, что в заказухе, то есть продажности, нет ничего особенного: «Журналист: Есть, например, Уголовный кодекс. Очевидно, что если человек берет деньги, то это — преступление. Гусев: — Это не преступление. Не говорите глупостей! По российским законам это не преступление, если существуют пиар-агентства, которые предлагают вам разместить платные материалы, которые мы в просторечии называем черным пиаром, то это не противозаконно. И не нужно из себя изображать девственницу. Или девственника». (Ж) — А «МК» размещает заказные материалы? — (Г) «МК» размещает пиаровские материалы (как изящно он ушел от неприятного слова. Б.Я.). (Ж) - А вы не хотите прекратить эту практику? - С удовольствием! Со временем мы это сделаем (то есть никогда не сделаем. Этому интервью уже почти год. Б.Я.) (Ж) - То есть вы не считаете заказуху одной из главных проблем сегодня? - Заказуха заказухе рознь (оказывается, есть виды заказухи. Одну ставим, другую нет. Наверное, в зависимости от толщины конверта. А представьте чиновника, который бы сказал «взятка взятке рознь»? Что бы с ним сделали? Б.Я.). Наконец Гусев не выдерживает: « - Вы почему привязались к заказухе?» http://jourdom.ru/news/23079 И в самом деле. Привязалась тоже. Подумаешь, заказуха. Подумаешь, продажный журналист в МК. Это звучит гордо.

Однако на констатации проституции дело не кончилось. Одно дело, когда проститутки тихо делают свое дело. Другое – когда проститутки начинают выставлять себя совестью нации и запрещать всем остальным сомневаться в этом. Это может не понравиться очень многим. В результате появилось открытое письмо, добавившее, во-первых, несколько ярких штрихов к портрету «зазывалы при борделе» («Гусев в нетрезвом виде изувечил милиционера» и «избежал ответственности, когда применил огнестрельное оружие в отношении сотрудников правоохранительных органов». http://vz.ru/news/2013/3/16/624675.html). А во-вторых, содержащее совершенно справедливое утверждение: «Мы убеждены: честная журналистика не имеет ничего общего с продемонстрированным в статье унижением человеческого достоинства. И считаем, что данный случай должен получить оценку всего журналистского сообщества, более всех заинтересованного в соблюдении этических и профессиональных стандартов своей деятельности. А Павел Гусев – если у него для этого осталось хоть какое-то мужество, т.е. способность поступать по-мужски – должен уйти на время расследования с постов председателя Союза журналистов Москвы и Комиссии Общественной палаты по поддержке СМИ, чтобы исключить вмешательство в его ход». http://www.zanravstvennost.ru/

Конечно, он никуда не уйдет. Это легко у других требовать ответственности, взыскивать, судить, клеймить, организовывать кампании и травли. А у Гусева и сотрудников его борделя никто не может требовать того же. Кстати, а разве где-то написано, что журналистам в нашем обществе позволено все? Нет. Просто они сами это выдумали, а потом решили навязать всем нам, чтобы им не мешали заниматься тем самым… Пора, похоже. это останавливать, ибо сами они не понимают. А что касается того, что «честная журналистика не имеет ничего общего с содержимым статьи» то это правда. Скажем шире – ничего общего с тем, что носит странное, устаревшее, советское название «Московский Комсомолец».
  • Current Mood
    pensive pensive

РАДОСТЬ ПРОЩЕНИЯ

Прощеное

Заканчивается Прощеное воскресенье. День, когда каждого человека Господь призывает простить все обиды, когда Он готов помочь уврачевать собственные душевные раны, чтобы человек вошел в Великий Пост со спокойствием сердца и радостью души, примиренным и примирившимся. Испытывает человека – а сможет ли он вынести пост? Сумеет ли отказаться от того, что ему очень дорого – собственных, нередко заботливо выпестованных, обид, злости, гнева и пристрастия? Сможет ли перестать жить назло себе?

Казалось бы, прощение – какая мелочь. Ведь все так просто. Раз – и простил (особенно когда в душе, про себя. Без звонков и писем). А не простил – и что? На первый взгляд ничего, если не помнить историю Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича. Многие из нас наверняка видели стариков, перед самой смертью сводящих пожизненные счеты. Мало что может ужаснуть сердце так, как эта картина.

Прощать трудно, но нужно. Особенно если помнить, что апостол Павел призывал нас принимать друг друга такими, какими нас принял Христос. То есть без разбора и без предварительных условий. Господь призывает прощать «до семидесяти семи раз», то есть всегда, в любой момент, не выдвигая никаких требований («чтобы этого я больше не видел и не слышал!») и не проверяя искренности («ну, посмотрим, что будет дальше. На первый раз прощаю»). Как в притче о блудном сыне, когда отец бежит навстречу сыну, когда то ушедшему и предавшему, обнимает и жалеет его и вся их жизнь словно только в этот момент начинается снова. С момента прощения. И при этом видно, что отец прощает не рассудочно, прикинув степень обид и взвесив меру возмездия, а всем своим существом. Всем сердцем, когда радость от возвращения сына стирает все обиды и всю боль.

Часто человек думает «я прощу, но забыть не смогу». Как быть? Очень точно отвечает на этот вопрос митрополит Антоний Сурожский. «Не надо забывать! Если бы мы могли забыть то, что случилось, мы непременно вернулись бы к тому, что было. Надо помнить; но не той злой памятью, которой мы помним. Мы помним: вот человек, с которым мы теперь примирились, однако в наших отношениях где-то еще трещина, где-то возможна неправда, где-то теснится возможность ссоры. Не так надо помнить. Надо помнить, что если человек против нас согрешил, значит, он в чем-то слаб, значит, где-то он уязвим и человеческими отношениями, и бесовским воздействием. Вот это надо помнить, чтобы изо всей силы и ценой собственного покоя, собственного благополучия его защитить от этого, не вспоминать ему, что было, а помнить, что здесь у него слабое место, и его целить и защищать».
В молитве Господней Христос есть слова «И остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должником нашим». Господь думает о нас лучше, чем мы есть. Он оставляет нам право молиться Ему от оставлении «долгов», поскольку и мы «оставляем должником нашим». А если нет? Можно ли тогда молить и Его о прощении? Господь знает об этом противоречии и поэтому нам дается сегодняшний день. Дается Прощеное воскресенье чтобы испытать Радость Прощения. Дается Новолетие нашей души, чтобы можно было начать новую жизнь. Без обид, недоброй памяти, без шелухи на сердце и горького осадка на дне. Ведь «в нечистое сердце не войдет премудрость». А это значит, что и Пасхальная радость не будет полной.

Простите Христа ради.