April 4th, 2013

ИМ МОЖНО ВСЕ?

Интересную историю рассказывает Кристина Потупчик:

«В качестве борьбы за собственный имидж Павел Гусев пошел на страшное - расконсервировал всех припадочных журналистов, когда-либо писавших в "Московский комсомолец"… Авторша Наталья Рожкова с чисто журналистской яростью кидается на всех участников конфликта "Винокурова vs. идиотка-мать", за исключением, собственно, Винокуровой… Как бронированный танк, решительная Рожкова с самого начала давит на один довод - мать 36 детей, на самом деле, оформила их всех как "семейный детский дом". Словосочетание "детский дом", и сопровождающие его безрадостные ассоциации журналистка размножает по тексту со скоростью взбесившегося принтера. Причем, фактических аргументов в пользу своей точки зрения она не приводит. Для Рожковой вполне определена изначальная задача - защитить позицию Винокуровой, закрепив у читателя в мозгу, что семейный детский дом многодетной матери Саргановой находится на кругах ада пониже даже обычного детского дома. Такова, впрочем, была позиция большинства журналистов, вставших вчера на защиту коллеги. Обратите внимание, вместо того, чтобы ставить акцент на совершившемся покаянии Винокуровой, журналисты начали отчаянно ощупывать пространство в поисках любых доводов в пользу повторного называния многодетной Саргановой идиотом и уродом.http://krispotupchik.livejournal.com/489594.html

Для начала небольшое замечание о «семейном детском доме», столь ненавистном современным либеральным журналистам, особенно из МК. В принципе, в случае с Гусевым и его продажной конторой это понятно. Когда рекламируешь десять с лишним лет за большие деньги проституток и публичные дома, невольно проникаешься недоуменным отвращением к порядочным женщинам и детским домам. Дело все в том, что семейный детский дом – это обычная практика сегодняшних подвижников (иначе не назвать) принимающих к себе в дом детей, по самым разным причинам лишившихся заботы, опеки, внимания. Например, есть известный семейный дом священника Михаила Шполянского, в котором почти 15 детей. Отец Михаил в своей великолепной книге «Мой Анабасис (М., 2009. Глава «Скворцы и дети».) рассказывает о том, каких трудов и сил стоит этот семейный детский дом, как трудно «совмещать семью со всем ее внутренним строем и самобытностью и государственное учреждение». Как невыносимо сложно возвращать к жизни несчастных детей из семей алкоголиков, когда ребенок копирует голоса «пьяных и обкуренных барыг», когда «оживляется лишь тогда, когда видит на столе бутылку и огурец». Как тяжело, но и радостно самим родителям: «Жизнь в такой семье – это невозможность принадлежать себе. Нагрузки, усталость, измотанность. Но и осмысленность, радость, развитие – а ведь это и есть счастье».

Разумеется, защитники Винокуровой об этом не читали, ничего об этих детских домах не знают, ни с кем не беседовали. Ведь их задача – не понять, а заклеймить. Не разобраться, а заплевать. Отработать полученный заказ (как и за сколько это делается у браконьера Гусева, мы теперь знаем хорошо). Защитить свою стаю, на которую кто бы ни посягнул – Путин, ребенок-инвалид или многодетная мать - они должны быть немедленно размазаны, испакощены, оболганы. Уничтожены. Стая этого даже и не стесняется. Рекламирующий проституток «из принципа» Гусев открыто говорит «тут имярек выступил… мы собрали его высказывания… завтра опубликуем». Вот и все. Причем самое отвратительное, что одного беззащитного человека, который по определению не может выступить в СМИ (его просто не опубликуют) всегда травят сворой.

А теперь давайте сосредоточимся на данном конкретном примере и вдумаемся в сюрреалистическую ситуацию. Многодетную мать с приемными детьми (!) с детским домом семейного типа (!) по заказу (!), сворой (!) при поддержке редактора МК, браконьера и рекламного агента проституток Гусева (!) травят и мешают с грязью за то, что Винокурова обозвав ее «идиоткой», не осталась правой, а получила отпор от многих людей в Интернете (!!!!) То есть многодетная мать виновата в том, что Винокурова – не человек, а помои. И травят многодетную мать всего лишь именно потому, что Винокурова «своя», из стаи, и имела глупость извиниться, а поскольку Винокурова неприкасаемая, ответить за эту непростительную слабость должна многодетная мать. Поскольку признавать себя в чем-то неправыми им, журналистам (особенно Гусевским) строго запрещено. Как говорила эксперт из коллегии по жалобам на прессу Шароградская, «никто не может заставить прессу извиняться».

И, наконец, зададимся простым вопросом - это что? В рамки какой логики это можно вместить и каким термином обозначить? Они призывают убивать больных детей, глумятся над сиротами и инвалидами, презирают их, обзывают грязными словами, выбрасывают книги для детей инвалидов, рекламируют проституток, убивают редких животных, травят многодетных матерей. (См. http://boris-yakemenko.livejournal.com/#post-boris_yakemenko-329158) И им почему-то все сходит с рук? Почему? Потому что они назвали себя «журналистами» и «главными редакторами»? А если насильники и убийцы будут иногда писать в газетах, им тоже будут все прощать?

Хотелось бы, чтобы, наконец-то, за них серьезно взялось государство. Потому что дальше соглашаться с ЭТИМ уже нельзя.