April 11th, 2013

ЗАКОН ПРИНЯТ

x_c75c5791
В Госдуме принят в первом чтении проект закона о защите религиозных чувств верующих. Поправки поддержало парламентское большинство - фракция "Единая Россия". Уголовный кодекс РФ предлагается дополнить новой статьей, которая предусматривает наказания за "оскорбление религиозных убеждений и чувств граждан и/или осквернение объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест, предназначенных для совершения религиозных обрядов и церемоний". Наказание за публичное оскорбление обрядов религиозных объединений, "исповедующих религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России", и публичного оскорбления религиозных чувств граждан будет серьезным - штраф до 300 тысяч рублей, либо обязательные работы на срок до 200 часов, либо лишение свободы на срок до 3 лет. Осквернение или порча и разрушение объектов и предметов религиозного почитания будет караться штрафом в сумме от 100 тысяч до 500 тысяч рублей, либо обязательными работами на срок до 400 часов, либо лишением свободы на срок до 5 лет. Кроме того, в Кодекс об административных правонарушениях РФ предлагается внести поправки, позволяющие взимать штрафы в размере от 10 тысяч до 30 тысяч с граждан и от 50 тысяч до 100 тысяч рублей с должностных лиц в случаях их "воспрепятствования осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания". Предусмотрен также административный штраф для граждан - от 30 тысяч до 50 тысяч рублей - за публичное осквернение религиозной литературы, знаков или эмблем "мировоззренческой символики". Данный законопроект был внесен в Государственную Думу еще 26 сентября 2012 года. Разумеется, против закона выступили «правозащитники», «оппозицинеры», «адвокаты» типа Резника и это вполне ожидаемо и предсказуемо, поскольку дело не в законе, а в неприятии роли Церкви в истории нашего государства. http://newsru.com/religy/09apr2013/zakonoprojekt.html

Кстати, благодарить за этот закон стоит не только депутатов Госдумы, но и участников, а также организаторов антицерковных и в целом антиправославных провокаций – от кощунств в храмах до уничтожения поклонных крестов - которые наблюдались в прошлом году во многих регионах России. Либеральная пресса тогда очень много и с большими надеждами писала о том, что выходка в храме Христа Спасителя «расколола Церковь и общество». На самом деле никакого раскола не произошло, выходка, напротив, показала, что религиозные святыни для российского общества и сегодня являются общей и безусловной ценностью. Опрос весьма либерального «Левада-центра» по поводу выходки в храме Христа Спасителя показал, что 43 процента опрошенных посчитали наказание за нее недостаточным и еще 35 процентов посчитали его адекватным. То есть почти 80 с небольшим процентов людей. (См. http://news.mail.ru/politics/10360233/?frommail=1) Проведенный почти в то же время опрос ВЦИОМ о необходимости закона о защите прав верующих показал, что 82 процента россиян поддерживают ужесточение наказания за оскорбление чувств верующих (См: http://lenta.ru/news/2012/09/26/poll/) То есть цифры совпали и это очень показательно. 80 процентов в масштабах России это почти 100 миллионов людей. Таким образом, Дума отвечает на эту потребность, облекает ее в законодательные формы.

Сегодня любой закон в либеральной среде принято объявлять очередным поворотом ключа, еще туже закручивающего гайку. Председатель синодального информационного отдела Московского Патриархата В.Легойда подчеркнул, что «Русская Православная Церковь ни в коей мере не выступает за превращение разумных ограничений свободы слова, которые существуют во всем мире, в некую защищаемую государством «монополию на религиозную истину», в чем нас пытаются обвинить. Однако критика религиозных убеждений или даже критика отсутствия таковых не должна оскорблять людей, посягать на их святыни, предполагать насилие, клевету и издевательства. Это не просто пожелание, а непременное условие гражданского мира между людьми различных вер и убеждений… Мы выступаем за то, чтобы уголовную ответственность за посягательства за чувства верующих несло как можно меньшее число людей. Лучше, если бы их не было вообще. Чтобы это задача выполнялась, необходима не только статья в Уголовном кодексе, но и просвещение, воспитание и образование в духе уважения к религиозным убеждениям. http://sinfo-mp.ru/news/2012/09/zashhita-chuvstv-veruyushhix-i-neveruyushhix-%e2%80%93-vazhnaya-za.html Понятно, что это никого не убедит, ибо авторы статей в либеральных СМИ часто руководствуются несколько иными мотивами, нежели поиск истины, это не значит, что не нужно объяснять.

Этот закон необходим и еще, как минимум, по двум причинам. Во-первых, в законодательстве многих западных стран уже существуют подобные статьи и, таким образом, Россия приводит свое законодательство в соответствием с мировыми нормами. Во-вторых, это вполне определенный ответ на модную сегодня в либеральной среде тенденцию заранее определять, что может делать человек (или сообщество) в ответ на провокацию, а что нет. Так, например, либеральные круги очень возмущались попытками некоторых верующих и священнослужителей самостоятельно и жестко защищать святыни от поругания, поскольку присвоили себе право делать что угодно, когда угодно и как угодно, объявив это «борьбой за свободу». Характерный в этом смысле текст был размещен на «Эхе Москвы»: «Pussy Riot защищают естественное право человека говорить и петь, что угодно и в любом месте: в церкви, в Кремле, в синагоге, в мечети, на съезде любой партии, в обществе филателистов, в сумасшедшем доме и в клубе сбежавших оттуда Наполеонов… Никто не имеет право преследовать его за нарушения этих, пусть даже трижды сакральных для собравшихся правил: ни административно, ни уголовно. За религиозными учреждениями нельзя признавать некое особые права на обиду и преследование обидчиков… Свободомыслящим людям естественно выступать против любого религиозного мракобесия, угрожающего современному образованию, творческому развитию общества, свободе». http://echo.msk.ru/blog/igeid/915242-echo/ То есть за верующих уже все решили – они всегда виноваты, а нападающие всегда правы. Закон расставит все по своим местам.
Сегодня процессы «испытания на прочность» религиозных и, вместе с этим, традиционных ценностей имеют глобальный характер. Не случайно провокации против Православия и Церкви в России происходят одновременно с сожжением Корана в США и выходом антиисламского оскорбительного фильма о пророке Мухаммеде. В России эти процессы совпали с деградацией и распадом активно поддерживавшегося извне «оппозиционного движения», на Ближнем Востоке – с победой антиамериканских радикальных исламистов на выборах в «освобожденных» странах, упорным сопротивлением Ирана, победами над революционно настроенными провокаторами в Сирии. То есть политические средства деконструкции конкурентоспособных политических режимов исчерпали себя. Осталось испытать на прочность вторую и последнюю опору государственности и стабильности в традиционных обществах – религию.

Что такое религия в традиционных обществах? Это система, устанавливающая правила и следящая за их выполнением. Сегодня мир пытаются заставить жить по общим правилам, установленным группой финансово и политически влиятельных людей из США, людей, извлекших из крушения биполярного мира один вывод – больше нас никто не сдерживает. Как в советском анекдоте: «для достижения благополучия нашего народа нам нужен мир. Желательно, весь». Они решили, что теперь они устанавливают правила повсеместно, а остальные подчиняются без разговоров. За отказ подчиниться – травля, развенчание, насилие, смерть тех, кому верят люди и кто влиятелен, разграбление страны. Поэтому для них так важно сегодня ниспровергнуть, расшатать, подвергнуть осмеянию ключевые религиозные постулаты, выставить недоумками, тенями из прошлого миллионы людей, объявить их чувства несуществующими, обесценить их ценности. Поэтому так совпадают картинки на экранах и в печати в западных СМИ там и либеральных СМИ в России. Там «фанатики» громят посольства, здесь выступают против «свободных музыкантов». Защита своих религиозных чувств запрещена, отменена, заранее объявлена дикостью. Не случайно от либералов в последние месяцы неоднократно приходилось слышать «никакие чувства оскорблены не были. А если даже что-то и было, то вы должны терпеть. И молчать». Но так не будет. Данный закон это не просто восстановление справедливости, не только защита большинства от горстки маргиналов типа Гельмана. Этот закон – защита фундаментальных устоев цивилизации, многочисленных этносов, объединенных ценностями Православия. Это защита нашего права жить в спокойном и предсказуемом мире.
http://ruskline.ru/news_rl/2013/04/10/eto_zawita_fundamentalnyh_ustoev_civilizacii/

ПЛАГИАТ

plagiarism

У журналистов, оппозиции и всех губчатых и трубчатых, что наросли на общественных и политических процессах минувших лет, новое развлечение – искать плагиат. Ищут пожарные, ищет милиция. Ищет Яшин, ищет Кашин. Кругом одни плагиаторы, рассеяны в пространстве, как нанопыль. Прямо по апостолу Павлу: «Нет праведного ни одного... все совратились с пути, до одного негодны: нет делающего добро, нет ни одного». (Рим. 3.10) Еще немного – и серьезное важное дело, как водится, усилиями всей этой публики превратится в посмешище и балаган. Вообще, жалко, что оппозиционеров и журналистов из либеральных СМИ нельзя распылять над местами скопления колорадского жука или саранчи. Они сначала бы долго хихикали над ними, потом писали про них в твиттере гадости, разоблачали, потом рисовали демотиваторы и фотожабы и все это до тех пор, пока жуки и саранча в ужасе не разлетелись бы со сраму кто куда, лишь бы подальше от них.

Итак, все ищут плагиат и для нетребовательного потребителя бульварного МК, все время находят. Но давайте подойдем к этому вопросу серьезнее. Начнем хотя бы с того, что критериев плагиата нет. Читаем, к примеру, любимую всеми Википедию: «Понятие плагиата не имеет вполне определённого содержания, и в частных случаях не всегда возможно однозначно отделить его от сопредельных понятий: подражания, заимствования, соавторства и других подобных случаев сходства произведений». Поэтому всяк может взять за критерии что угодно. Вот болотный выходец, как водится «журналист, член Координационного совета оппозиции» Пархоменко обвиняет детского омбудсмена Павла Астахова в плагиате на том основании, что в его докторской есть куски из кандидатской. Пархоменко и всем остальным следовало бы знать, что очень часто докторская является продолжением кандидатской и это естественно. Но кто будет разбираться в тонкостях? И вот Астахов уже «плагиатор», хотя дело, разумеется, не в диссертации, а в позиции Астахова по закону «Димы Яковлева». Все остальные обвинения строятся по такому же принципу. Имярек взял из чужой диссертации (книги, статьи, доклада, реферата) кусок. Взял. Но никто (кроме обличителей, которым чаще всего грош цена) не видел, как этот кусок взят, оформлен и пр. Главное – обвинить и заставить объясняться. Как только противник начал объясняться, следует взрыв ликования: «Видели?! Оправдывается!». Цель достигнута, можно бежать за другим плагиатором.

Серьезная же борьба базируется на пресловутом «Антиплагиате», на который такая надежда у нынешнего министра образования Ливанова. Но и тут много вопросов. Для начала хотелось бы точно знать, сертифицирована ли она? Камеры на дорогах, как и радары, например, сертифицируются в обязательном порядке. Если «антиплагиат» не сертифицирован, то все эти разоблачения могут быть уничтожены в любом суде с первого раза. Если же сертифицирован, то заниматься разоблачениями могут только обладатели сертифицированного продукта, а все остальные яшины и пархоменки, безусловно, нет, как не может считаться аргументом против нарушителя ПДД съемка любительской камерой. Как бы там ни было, но даже глава ВАК В.М.Филиппов признается, что: «юридически и фактически пока нет единой апробированной системы выявления плагиата, а эффективность существующих программ вызывает вопросы». http://www.politcom.ru/article.php?id=15593

Но дело не только в этом. Противоестественна сама система подсчета процентов «оригинальности». А если человек использует общепринятые таблицы и схемы? Цифры? Графики? Общие выражения, которые приняты в научном сообществе. Вот аспирант, проверивший свою оригинальную работу на плагиат и ужаснувшийся, в панике пишет: «Некоторые фразы, например такие, как "Семья, как социальный институт...", или "Ценностные основы брака...", ну и т.д. встречаются чуть ли не в десятках источников, а когда заменяешь данные словосочетания на другие, схожие по смыслу, то получаешь "нагоняй" от руководителя за "ненаучный язык"! Что делать в этом случае?» Если большая работа, всех этих тонкостей набирается, как говорил один знакомый преподаватель «ни много, ни мало, а очень много». И плагиатор готов. С другой стороны, а если в работе все ссылки на месте, но она состоит из одних цитат и чужих мыслей, переходящих одна в другую (что тоже очень часто встречается) это уже хорошая работа? Главное, что плагиата нет, а что там нет и ничего нового и оригинального, это уже не важно и можно защищаться? Чем проверить оригинальность или даже сногсшибательность концепции, выведенной из уже использованных источников? Думаю, что все работы Фоменко, Агджи, Радзинского, пропущенные через «антиплагиат», не вызовут вопросов. Значит ли это автоматически, что этим работам можно доверять, что они качественны и профессиональны? Вряд ли.

Осложняется все тем, что уже найдено противоядие. Даже если программа сертифицирована, то она имеет массу недостатков, которые уже выявлены и их можно обойти. Например, «антиплагиат» воспринимает исследуемый текст как набор предложений и слов в них. Если при проверке порядок слов в предложении совпадает со словами в предложении из базы данных, то это предложение программа определяет как плагиат. Но если добавить (или удалить) в предложение новое слово или даже союз, разбитие предложение на несколько либо объединить несколько в одно, программа бессильна. Опыт, представленный в Сети, показывает, что для переведения диплома из состояния «злостный плагиат» в состояние «антиплагиат» требуется два-три часа. Но может и их не потребуется. Уже создана (спасибо борцам за чистоту науки) программа «Антиплагиат Killer», «генерирующая уникальный текст», работающая по описанному выше принципу.
antibook
Появился рынок услуг – ниже можно видеть объявления из «Яндекса», согласно которым вам за скромную мзду создадут уникальную работу.
ииии
Все это вовсе не значит, что плагиата нет и борьба не нужна. Его слишком много (как коррупцию, его полностью победить не удастся никогда) и это уже требует специальных форм и методов борьбы. Некоторые уже есть. На сайте ВАК будут публиковаться базы данных всех защищенных и отклоненных диссертаций, а также информации о соответствующих диссертационных советах, научных руководителях и консультантах, оппонентах и ведущих научных организациях. Ужесточатся правила предзащитных публикаций и их число возрастет: для докторских – с 7 до 10 обязательных публикаций, а для кандидатских – с 1 до 3. Уменьшится количество журналов, лицензированных ВАК, сократятся диссертационные советы. http://www.politcom.ru/article.php?id=15593

Но этого недостаточно. Сегодня борьба с плагиатом напоминает ловлю безбилетников в трамвае, цель которой поймать, уличить, оштрафовать, выкинуть на остановку конкретного безбилетника, а не повысить уровень ответственности и честности при проезде в транспорте. В борьбе с плагиатом сейчас отчетливо видно в основном то же самое. В ней много политики, сиюминутности, зазвонистости и гораздо меньше стремления к чистоте научного сообщества и повышению уровня науки. А должно быть наоборот. Поэтому использовать компьютерные программы для определения критерия качества работ можно лишь отчасти. Главное – изменить отношение к науке, как к досугу, отучить использовать степени, как средство повышения своего политического или общественного веса, показать реальный потенциал науки и научных кадров. И заниматься этим должны профессионалы, возможно, специально созданные сообщества ученых. Но не любители с улиц и площадей. Особенно Болотных.