April 13th, 2013

ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОМУ

Госдума почти единодушно одобрила в первом чтении поправку, которая дополняет уже вступивший только что в силу закон о штрафах за матерщину. Любителей мата предлагается штрафовать, фильмы с нецензурной лексикой - не допустить к прокату, а содержащие мат книги - выпускать в целлофановой обертке как порнографию. Недавно уже был принят закон, запрещающий мат в СМИ.

Председатель комитета Госдумы по культуре, режиссер С.Говорухин сообщил коллегам, что авторам законопроекта сложившаяся в литературе, кино и театре ситуация кажется «катастрофической». В конце концов, в «великих фильмах о великой войне» солдаты бежали в атаку не только «с криками “За Родину, За Сталина!”, но умудрялись же снимать без мата и точно передавать атмосферу боя, психологическое состояние солдат». «Потому что за дело брались настоящие художники, а не шелупонь», — подчеркнул Говорухин. - «Конечно, СМИ сейчас начнут кричать: “Цензура!” Ну конечно, цензура. Без нравственной цензуры не живет ни одно уважающее себя государство. И предмет нашего разговора называется “нецензурная брань”. Думаю, вы со мной согласитесь, что нравственные ограничения и есть суть свободы общества», - пресек он возможные кривотолки. Конечно, против был известный несогласный Резник. «Как же мы будем переиздавать Баркова, Пушкина, да и современных авторов - не самых худших: Прилепина, Сорокина, Дину Рубину и так далее? - ужасался Резник, ломая руки. - Я не вижу нормальной логики в том, если мы пришпандорим это предупреждение на собрание сочинений Пушкина - “Осторожно, мат”». В итоге при необходимых 226 голосах за документ проголосовал 441 депутат, еще двое воздержались. http://news.mail.ru/politics/12722369/?frommail=1

Те самые крики о цензуре начались немедленно. Режиссер Т.Кеосаян на «Русской службе новостей» застонал, как ель надломленная: «Это не нужно, потому что ограничивает свободу творчества. Давайте Пушкина теперь запретим, он что, должен быть выброшен из творчества? А кто в Госдуме будет разбираться в писателях. Ошибаются все. Это непродуманно. Я не читал законопроект. Но тут дьявол кроется в деталях – кто будет решать, это творческий замысел или автор не нашел адекватного слова», — сказал он. http://rusnovosti.ru/news/256496/ В этом комментарии и в комментарии Резника все прекрасно и саморазоблачительно. И «матерщинник» Пушкин в одном ряду с порнографом Сорокиным (которого никто не покупает, но надо «переиздавать») и вышибалой, шпаной из подвала Прилепиным, и «я не читал законопроект» и «свобода творчества», ограниченная запретом на мат.

О чем следует сказать? Для начала о том, что мату в литературе еще в начале 1990-х ужасался В.Непомнящий («С веселым призраком свободы» http://magazines.russ.ru/continent/2011/150/n3.html). Уже тогда он говорил о том, что «мат на печатных страницах и порнография на экране и с эстрады — это все борьба за свободу. … Разверзается бездна темноты и невежества. И все - под знаком свободы». Через десять лет после Непомнящего все то, что сейчас обретает статус законопроекта, предлагали в подробностях «Идущие вместе». Отчаянно боролись с матерной шпаной, назначенной «писателями» и «драматургами».
20020206192725.GIF
Предлагали и целлофан, и надписи на любимых писателях Резника «содержит мат и порнографию», и продажу в специализированных местах, и закон. Вот фрагмент обращения «Идущих вместе»: «Мы добьемся того, чтобы книги Сорокина воспринимались только как маргинальная макулатура, для которой на вокзале будет выделен отдельный ларек. И когда к этому ларьку начнут подходить, стыдливо оглядываясь, когда, держа книгу Сорокина в руках, будут прикрывать обложку, когда в приличные дома перестанут пускать тех, кто читает Сорокина и его друзей, когда Сорокин начнет паковать чемоданы - мы будем считать, что наша задача отчасти выполнена».
ISKUS-sorokin-4hi
Тогда была организована их травля и на защиту встали только главред «Литературной газеты» Ю.Поляков, А.Пушков и И.Смирнов. Все. Однако и тогда ни Говорухина, ни нынешних борцов из КПРФ в этом ряду почему-то не оказалось, хотя шум был большой, и не заметить происходящего было нельзя. Наконец, дозрели. «Лучше поздно, чем никому», как говорил один латиноамериканский студент в РУДН.

Теперь что касается «ограничения свободы творчества». Сейчас начнется страшная борьба за мат, борьба за право остаться скотиной. В первых рядах обязательно увидим продавшегося за 500 тысяч Быкова-Зильбертруда, вышибалу Прилепина, Гельмана, Серебренникова и прочих. Почему? Потому что действительно, их свобода это только свобода материться там, где не принято и писать в книгах то, что обычно размещается на стенах общественных туалетов. У Гельмана в том помещении, что ходит у него под названием «кабинет», над головой висит наляпанное малярной кистью на огромный холст то самое сакраментальное слово из трех букв. Эти же слова разного размера, последовательности, художественного исполнения и на разном фоне прихотливо развешаны и по всей конюшенного вида т.н. «мастерской». «Русская матерная картина получила приз на Римском фестивале», - восторгался пару лет назад в одном из журналов «критик» очередным опусом Серебренникова. «Почти нет мата в новой книге Сорокина», - вздыхал в газете знаток фекального словоложества. Шоумен Швыдкой долго выяснял в своей передаче, скоро ли мат окончательно войдет в нашу повседневную жизнь. То есть кроме мата и похабщины им просто нечего предъявить обществу. Об этом же писал и В.Непомнящий: «Жили, жили — угнетенные, обиженные, униженные и оскорбленные, с кляпом во рту — и все это время, надо полагать, должны были вынашивать в оскорбленных своих душах что-то светлое и благородное, высокое и прекрасное. И вот сбылись мечты, кляп выплюнут — и что же повалило изх отверзшихся уст? Словно у сестер Василисы Премудрой: что ни слово, то жаба или змея. Неужели ничего другого за душой и не было, «мастера культуры»? Где же ваша собственная свобода, внутренняя свобода, «тайная», как называли ее Пушкин и Блок? Неужто не глубже штанов? Тоталитарная система была нашей благодетельницей. Все грехи и недостатки можно было списать на нее, нас самих из-за нее не было видно: сплошное «угнетение». А свобода — вещь страшная, безжалостная вещь. Она раздевает нас — и оставляет у всех на виду, какими есть, голенькими. И выходит — один срам». http://magazines.russ.ru/continent/2011/150/n3.html

Поэтому когда хоть кто-нибудь начинает утверждать, что мат – это скотство, что нормальный человек может выразить любую мысль, не обращаясь к лексикону подворотни, современная, по точному выражению В.Князева, «кучка подажных кривляк, выродков нашей эпохи», приходит в остервенение. Ибо посягают на святое и главное. Ведь уничтожьте мат и порнографию и заставьте гениев учиться живописи и литературе – исчезнет современное «искусство». Быстро и почти без следа. А те следы, что останутся, нужно будет просто посыпать хлоркой и протереть шваброй. Вот, наконец, это и происходит.

Ну а теперь, специально для Резника, Быкова-Зильбертруда и Кеосаяна о «матерящихся классиках». О Пушкине, у которого «мат». Первое, о чем следовало бы сказать, что не возвышаться до классиков, а унижать до себя, равняться с ними не в гениальности, а в пороках – это метод всех деятелей современного искусства, хотя тот же Пушкин еще говорил всем Ерофеевым «он (гений) и мерзок не так, как вы – иначе». А второе – факты. По пунктам.

- Почти все, что считается у Пушкина «непристойным» – это т.н. «лицейская лирика» (но знаменит он не ей). Кроме того, в академическом собрании сочинений Пушкина, где эта лирика есть, все нецензурные слова заменены отточиями. Если же это применить к Сорокину, останется азбука Морзе.

- У 97% лицейских стихотворений отсутствует автограф.

- Сам Пушкин, редактируя лицейскую лирику, решил не публиковать большую часть стихотворений (из 51 стихотворения отказался публиковать 34, даже отредактировав).

- При жизни Пушкина ни одно из этих стихотворений опубликовано не было, а все они появились в печати не раньше начала 1860-х годов и то за границей (в Лондоне и Берлине).

- «Гаврилиада» (весьма вольная с церковной точки зрения) впервые опубликована в Лондоне в 1861 году, а в России – только в 1908 году с соответствующим предисловием. «Царь Никита и сорок его дочерей» - в почти полном виде только в приложении к четвертому ефремовскому изданию Пушкина 1903 года и напечатана была «в самом ограниченном количестве экземпляров». В полном же – только в академическом собрании 40-х годов ХХ века (через сто с лишним лет).

- «Тень Баркова» приписывается Пушкину, но никто еще не доказал, что это Пушкин и поэтому она никогда не публиковалась в его собраниях. Кроме того, и Барков не публиковался около 150 лет, а ходил в рукописном виде, вследствие чего оброс таким количеством читательской отсебятины, что определить подлинность в наши дни невозможно. Таким образом, еще раз необходимо повторить – «матерщина» Пушкина – ложь и сегодня себе в союзники вышеназванная публика покойного поэта тянет специально.

Итак, все-таки приходит время, когда государство осознало опасность подворотенной субкультуры, социальную опасность маргиналов, что были назначены «писателями», «художниками», «режиссерами». Еще раз необходимо повторить – речь не идет о цензуре, речь идет о культуре. О ее возвращении. Мат невозможно победить, его напо просто вытеснить на свое исконное место. Со страниц книг, из фильмов, с театральных сцен на стены сортиров, подъездов, в подворотни. И пусть он остается там. И пусть именно туда идут за ним апологеты «современного искусства» и «литературы».

НАШ ОТВЕТ

МОСКВА, 13 апреля. /ИТАР-ТАСС/. В российском ответе на "список Магнитского" содержится 18 имен. Об этом сегодня сообщили в МИД РФ.
В ведомстве подчеркнули, что опубликованный в пятницу американским правительством список из 18 должностных лиц России, в отношении которых вводятся односторонние санкции в соответствии с "Актом о верховенстве закона и подотчетности имени Сергея Магнитского", принятым Конгрессом США в декабре минувшего года, является откровенным шантажом.
"Наша принципиальная оценка этого недружественного шага хорошо известна - под давлением русофобски настроенных членов Конгресса США нанесен сильный удар по двусторонним отношениям и взаимному доверию", - подчеркнули в министерстве.
Москва не оставила это без ответа и на вмешательство во внутренние дела России отреагировала должным образом. Сегодня на сайте министерства иностранных дел РФ размещены имена американцев, внесенных в "стоп-лист", которым на основании федерального закона "О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушению основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации" отныне запрещен въезд в Россию.
Среди лиц, причастных к легализации и применению пыток, бессрочному содержанию заключенных в российском "списке Гуантанамо" значатся: руководитель аппарата вице-президента США /2005-2008 гг/ Дэвид Эддингтон, юридический советник министерства США /2001-2003 гг/ Джон Ю, командующий базой ВМС США в Гуантанамо Джеффри Миллер, командующий базой ВМС США в Гуантанамо /2010-2013 гг/ Джеффри Харбесон.
Среди лиц, причастных к нарушениям прав и свобод российских граждан за рубежом: нынешние и бывшие представители судебных властей Южного округа штата Нью-Йорк - судья Джед Ракофф, федеральный прокурор Притендер Бхарара, экс-федеральный прокурор Майкл Гарсиа; шесть заместителей федерального прокурора - Брендан Макгвайр, Анджан Сахни, Кристиан Эверделл, Джена Дэбс, Кристофер Лавин и Майл Розензафт. Кроме того, в списке - старшие специальные агенты Агентства по борьбе с наркотиками Луис Мильоне и Сэм Гайе, специальные агенты Агентства по борьбе с наркотиками Роберт Захарьяшевич и Дерек Одни, а также агент ФБР Грегори Коуман.
В Москве особо отметили, что "в отличие от американского, сформированного произвольно, в российский список включены, в первую очередь, те, кто причастен к легализации пыток и бессрочному содержанию заключенных в спецтюрьме Гуантанамо, к арестам и похищениям российских граждан в третьих странах, посягательствам на их жизнь и здоровье".
В российском ответе на "список Магнитского" есть часть, которая не предана огласке. Это подтвердил сегодня корр. ИТАР-ТАСС заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков.
Он пояснил, что "в списке, который действует в соответствии с законодательством, есть и закрытая часть". "О ее существовании американцам известно, - сказал он. - В этом нет ничего нового".
"Главное, что критерии, по которым составлялся российский список, кардинально отличаются от американских", - подчеркнул заместитель министра. "В российский список, включая его закрытую часть, внесены лица, реально ответственные за легализацию пыток и бессрочное содержание заключенных в Гуантанамо, за аресты и несправедливые, неправосудные приговоры нашим соотечественникам, за посягательства на их жизнь и здоровье", - обратил внимание Рябков.
"Война списков - не наш выбор, но не отвечать на откровенный шантаж мы не имеем права, - заявили в МИД РФ. - Пора бы политикам в Вашингтоне, наконец, осознать, что выстраивать отношения с такой страной, как Россия, в духе менторства и неприкрытого диктата бесперспективно".
http://www.itar-tass.com/c1/705932.html
  • Current Mood
    blah blah