April 19th, 2013

ПРОЗРЕНИЕ

Террорист из Бостона, как сообщают американские СМИ, оказался чеченцем. Наконец то. И события сразу приобрели другую окраску.

Почему «наконец то?». Дело в том, что со времен 11.09.2001 международные террористы всерьез никак себя на территории США не проявляли. Однако, что самое печально, ситуацию это не спасло. За эти годы свои, американские до мозга костей маньяки, убийцы и насильники расстреливали ни в чем не виновных людей, устраивали бойни, захватывали заложников. И ставили американские власти в тупик. Ибо объяснить это происками врагов не получалось, а начать серьезный разговор о том, что обетованная земля свободы и демократии может, как и любая другая земля, порождать серийных уродов, никто не решался, ибо под вопрос попадали основополагающие принципы общества. И вот «нашелся» вражеский кавказский след. Наконец то.
Но здесь сразу возникла еще одна нестыковка. Хорошо известно, сколь активную поддержку (прежде всего информационную) оказывали США бандитам и террористам, орудовавшим в 1990-е годы на территории Чечни. НТВ, глава которого отчитывался в то время о своей работе непосредственно перед Госдепом, был просто каналом «Джихад-ТВ». За рубежом было не лучше. Бандиты и террористы именовались не иначе как «повстанцами», «борцами за свободу и независимость», «героями чеченского сопротивления». Американские газеты выходили под заголовками «Шум разваливающейся империи» (Los Angeles Times); «Взгляд на то, как Кремль докатился до Чеченской войны» (The New York Times); «Пожар в России» и т.д. Захваченная вооруженными бандитами Чечня представала перед западным обывателем мужественной крепостью свободного народа, героически сражающегося с косматым имперским врагом.

Но как только свободолюбцы, повстанцы и герои сопротивления, выращенные во многом при помощи США, добрались до них самих, риторика мгновенно изменилась. «Российский Кавказ – рассадник терроризма» - под таким заголовком вышел материал на сайте канала NBC. «После двух чеченских войн к власти в республике пришел бывший лидер боевиков Рамзан Кадыров, и в Чечне удалось нормализовать ситуацию. Однако исламская нестабильность распространилась на соседние провинции, в том числе Дагестан. Именно он и стал эпицентром насилия на Северном Кавказе – сепаратисты организуют там атаки против полиции и других представителей властей практически ежедневно», написано на портале. Материал заканчивается словами: «Если подтвердится информация о том, что взрыв в Бостоне был делом рук чеченцев, то у заявлений Москвы о связях боевиков Северного Кавказа с «Аль-Каидой» появится больший вес». «Российская Чечня – благодатная земля для террора», - пишет USA Today. «Боевики из Чечни были ориентированы на проведение террористических актов в Москве и других районах России более 20 лет», - отмечает издание. Газета The Washington Times цитирует слова бывшего посла в ООН Джона Болтона, который заявляет, что терроризм «был образом жизни» для многих людей, проживающих в Чечне. «Следуя исламскому радикализму, они в течение многих лет боролись за независимость от России, - заявляет посол в своем интервью. - Нападения могут быть совершены и на другие города Америки. Теперь вся страна должна стоять на боевом дежурстве». http://russian.rt.com/article/7592 Оказывается, плоды «свободы» бывают очень горьки. И теперь с ними надо бороться, как боролась Россия. И не просто боролась, а победила. Может, США пора призанять у нас опыта?

Кстати, в свете этого интересен и еще один аспект. Подозреваемый в подготовке и совершении теракта на финишной прямой международного марафона в Бостоне 19-летний Джохар Царнаев в 2002 году уехал в США, ибо был в числе примерно 45 получателей американского школьного гранта в 2001 году. Причем он в собственной школе был настолько тусклым и заурядным, что его практически не смогли вспомнить. А США не только его заметили из своего далека, но дали 2,5 тыс. долларов, а также возможность поступить в школу в Кембридже, штат Массачусетс. http://ria.ru/world/20130419/933569179.html Чем же он их так заинтересовал? Не тем ли, что из затурканного чеченского мальчика, оказавшегося в качестве беженца в Киргизии и, конечно же, обиженного на весь белый свет и, прежде всего, на Россию (ведь можно было остаться в России – беженцев из Чечни принимали во многих республиках) можно было сделать неплохого «повстанца», «борца за свободную Ичкерию», «героя сопротивления»? А получилось иначе. Так кто виноват? Есть известный вопрос – кто родители? Кто родили или кто воспитали? Перефразируя, можно спросить – где родина этого террориста? Россия или все-таки США?

И последнее, не менее важное. Не США ли со своей действительно замечательной толерантностью постоянно продвигают лозунг «терроризм не имеет национальности?» И вдруг в данном случае мы видим, как настойчиво, если не сказать, демонстративно, подчеркивается чеченское происхождение террориста. Мало того, мы уже выше видели намеки на терроризм, как «образ жизни» для многих в Чечне. То есть недалеко до объявления Чечни, победившей терроризм, одной из родин терроризма, а всех чеченцев – потенциальной угрозой. Или, как в случае с демократией, есть толерантность для внутреннего употребления, своя и к своим, а есть на экспорт, где одни равнее (или не равнее) других?

А в целом, конечно, жаль, что ценность горького опыта России в борьбе с терроризмом осознается только после трагедии, что только после гибели людей американские СМИ заговорили так же, как говорили многие годы федеральные российские СМИ. Что сколько ни приручай дикую и злую собаку, чтобы натравить на соседа, а наступает день, когда она все равно вцепляется тебе в глотку. Просто потому что ты ближе. Ведь дикость не только не имеет национальности – она не имеет ни рассудительности, ни чувства благодарности.