August 29th, 2013

УЧЕНЫЙ ПОЗОР

«Проект Навальный» встретился с учеными. Подобострастный отчет помещен в «Троицком варианте», он же, но сильно разведенный, как советское пиво, в блоге «проекта Навальный». Там все по законам болотного жанра – и солдафонский юмор Навального, на который ученые отвечают подобострастным смехом, и разговоры ни о чем и взаимное умиление. «Проект» традиционно, в который раз демонстрирует свое поразительное убожество и неспособность сказать хоть что-то содержательное, но ученых, похоже, это даже не настораживает. Сначала он заявляет: «Моя позиция по реформе РАН, по результатам долгих обсуждений с разными группами, такая» Дальше идет на целую страницу 1) Обличение Путина в подробностях 2) Обличения М.Ковальчука, главная вина которого, что он «брат того самого Ковальчука». 3) Бездоказательные заклинания «наши жулики и воры очень жадные, самолеты не летают, ракеты падают», которыми сопровождается любая его речь, вплоть до новогодних тостов. Наконец проект, устав позиционно обличать, доползает до финала – «что делать?» И открывает нам истину. Надо, собравшись с духом, исполнившись рвения, готовности погибнуть за правду, попрощавшись с родственниками и собрав бельишко … сесть на стул и проголосовать в Интернете за отмену законопроекта о реформе РАН. «Я именно так и сделал», - гордится «проект Навальный». Решил вопрос одним махом. В школе обычно после таких слов говорили «Молодец. Купи себе шоколадку с мясом».

Как эта встреча могла произойти? Как люди, считающие, очевидно, себя интеллигентами, умными, развитыми, могли придти на встречу с тупым, раскрученным СМИ по законам поп-эстрады проходимцем, погрязшим в скандалах с воровством и незаконной наживой, управляемым извне, заведомо не способным выиграть выборы? Они искренне верят в его победу? Они убеждены, что он может помочь им решить проблемы?

Вопросы риторические. Однако эта встреча, на самом деле, является очень интересным и убедительным свидетельством, в каком состоянии находится «ученое сообщество», до какого уровня дошла атрофия у многих «ученых» элементарной способности аналитически мыслить, складывать и вычитать простые числа и делать элементарные выводы.

Давайте вспомним времена, когда огромные массы «лечились» у Чумака и Кашпировского, да и сегодня, когда медицина есть весьма высокого профессионального уровня, сколько народу ходит по шарлатанам - гадалкам и ворожеям, предсказателям и заклинателям. Секрет этой тяги к жуликам очень прост. Шарлатан сначала обличает официальную медицину (шире - науку) за косность, медлительность, малоэффективность, корыстолюбие, что совпадает с ощущениями травмированной в гардеробе поликлиники души посетителя и немедленно устанавливает между ними согласие, взаимопонимание и тайный союз, как между Анной и Кайафой. Затем, когда почва готова, предлагается решение – быстрое, радикальное, нетрадиционное лечение запущенной тяжелой болезни за соответствующую плату. То есть он полностью отвечает внутренним ожиданиям, он родная душа, понятная без перевода. В итоге дело неизбежно кончается серьезным, часто необратимым ухудшением болезни, столь же необратимой потерей денег и времени, постепенным осознанием, что тут колпачат, возвращением с плачем и жалобами в лоно той самой «косной», традиционной медицины, тяжелыми, часто неизлечимыми, последствиями. Встреча ученых с «проектом Навальный» продемонстрировала ту же совершенно обывательскую реакцию на любого «обличителя», жулика, проходимца, только в политическом поле, выразившуюся в готовности немедленно предаться в его власть и начать ему помогать, с ним сотрудничать, его поддерживать, оплачивая это сначала голосами (а, возможно, и деньгами), а затем горьким разочарованием.

Откуда проистекает это безумие? Причин несколько. И первая – это именно «интеллигентский круг» и соответствующие привычки значительной части ученого сообщества, закономерный финал девальвации интеллигенции, девальвации, которая началась еще задолго до распада Союза. Посмотрим на эволюцию интеллигентского идеала, на те образы, фигуры и лица, по которым мерили свое житие российские интеллигенты. До 1917 года это не только Уайльд, Шиллер, Гете, Байрон и другие, но прежде всего Гегель, Кант, Фихте, Шопенгауэр, для более радикальных Маркс, Бакунин, Кропоткин, Штирнер, Конт… (нередко читаемые на языке оригинала). Конечно Достоевский, конечно Гоголь, конечно Чехов и Соловьев. Разумеется, в центре самых горячих споров был Христос. И хотя для одних, как Франк, он был «светом, пронзающим небеса от края и до края», а для других, как Толстой «пренеприятнейший господин», сам масштаб фигуры, вокруг которой разворачивалась полемика, весьма показателен.

Для советской интеллигенции стало характерным «развеличивание» сознания и качественное измельчание идеалов. На стенах «старик Хэм», который при всем уважении совсем не Достоевский, в столе современный или почти современный самиздат (Булгаков, исторический номер «Нового мира» с «Иваном Денисычем», мнимый Высоцкий, письмо Раскольникова Сталину) на катушках шестого типа пленки Высоцкого, Окуджавы и Никитиных. Гимн «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Весь пар уходил в сиюминутные кухонные свистки под аккомпанемент жарящейся яичницы, а о чтениях или рассуждениях о богочеловечестве или оправдании добра никто уже не помышлял, хотя достать ксерокс издания «Посева» было гораздо труднее и опаснее, чем Библию, Соловьева или Бердяева. Уже не спасали мир и уж тем более Россию – спастись бы самим.

И вот в наши дни мы видим, в ком воплотились, к кому свелись и старик Хэм и Окуджава и Солженицын и все, кто здорово собирался, зарывал виноградную косточку в землю, дворянствовал в арбатских дворах и обнимал стройный изгиб гитары. Поддержка сначала уголовника, олигарха с претензиями на власть, с такими друзьями и соратниками, что не надо и врагов, знаменитого лишь многомиллиардным состоянием, а отнюдь не храмоздательством или книгоизданием. Потом письма в поддержку копеечной шпаны, кощунствовавшей в храме Христа Спасителя - именно их широко освещаемыми в несогласной прессе «страданиями» стала уязвлена душа интеллигенции. Сегодня воздвигнут новый кумир – примитивный проходимец без нормального образования, без мозгов, нафаршированный чужими штампами, полностью управляемый, отличающийся от обличаемых им «жуликов и воров» только более мелким масштабом жульничества и воровства (пока). Примечательно то, что интеллигенции ранее никогда не было стыдно за свои прошлые идеалы. Ни за Соловьева, ни за Бердяева, ни за Хемингуэя. Но вот традиция нарушена и те, кто не стыдится называть себя «интеллигенцией», выбрали идеалом тех, кто вообще ничего никогда не стыдится и ни в чем не кается. И, что самое страшное, им, похоже, по-прежнему не стыдно.

Почему так происходит? Почему атрофируются способности элементарного различения того, что, по Зощенко, «хорошо, плохо и посредственно». Такого рода встречи есть самый яркий и очевидный индикатор утраты значительной частью научного сообщества общей, широкой образованности и культуры, начитанности, стремления постоянно применять знания в практической повседневности. Я знаю немало довольно неплохих специалистов, ученых с массой научных трудов и при этом с ископаемым уровнем культурных потребностей, полоскающих чаем рот в гостях, не могущих связать двух слов за пределами своих сюжетов, поклонников творчества канала НТВ и «проекта Навальный», упоенно повторяющих штамповки оппозиционных СМИ. Мой знакомый профессор, доктор, очень глубокий и хорошо разбирающийся в современности человек, рассказывал, как его поразило, что большинство коллег по кафедре, историков со степенями и званиями, решили голосовать на выборах за одну из тусклых и ничтожных личностей только потому, что им нравилось, как он одевается и держится. «Они же историки!!!!» Они не историки – они ремесленники, ибо наука без воспитания себя самого, преподавание без воспитания других, без духа, это ремесло, в котором главное не ум, не образованность, не глубина, не творчество, а навык. В других областях не лучше.

Исчерпанность, по словам Г.Кнабе, «феномена академической среды», зараженность научного сообщества новейшими представлениями о «полной субъективности и иллюзорности истины, о принципиальной неадекватности высказываемого суждения внутреннему потенциалу того, кто высказывается» закономерно приводит к тому, что «меня всерьез может касаться лишь то, что имеет отношения к моему академическому самоутверждению, тем самым - к моей научной карьере и в конечном счете - к единственной осязаемой реальности - моей выгоде». А отсюда недалеко и до «проекта Навальный», который придет и отомстит всем за мои научные, административные и житейские неудачи. За несговорчивое начальство, за то, что никто не читает мои убивающие все живое книги, за ненужность и избыточность меня и моей жизнедеятельности. А, отмстив, даст денег, должность и сохранит тот уютный, пахнущий теплой сыростью мирок кафедры, факультета, ВУЗа, который хоть и отжил свое, но очень устраивает его фауну.

Важнейшим стимулом этих мессианских ожиданий (которые «проект Навальный» хорошо чувствует) является глубокая обида на государство, питающаяся воспоминаниями о недавнем «золотом веке» и подсознательной завистью к более успешным коллегам. Раньше было понятно, для чего ученые государству и оно им. Оно ставило задачи, они решали, они повышали его престиж и уровень, оно их признавало, издавало, награждало и отмечало при жизни. А после смерти вешало мемориальные доски, ставило памятники и называло их именами улицы и научные учреждения. Потом государство задачи ставить перестало, многим это понравилось и даже показалось, что теперь все стали самостоятельными и «независимыми», сами с усами, что наука теперь иная, свободная и т.д. На этой иллюзии (а также гуманитарной помощи от Д.Сороса) некоторое время удалось продержаться, но потом опять захотелось есть, пить и в санаторий.

Тем временем значительная часть задач исчезла или переформатировалась, государство стало более меркантильным, практическим и когда к нему опять пошли за зарплатами и льготами, оно предложило в ответ доказать свою полезность и нужность, а заодно перестать заниматься науками, как свободным художеством, за госсчет. Однако этого не произошло, а произошел отказ логики и здравомыслия на фоне обиды, вылившейся в страсть к Болотным сборищам, апологию таких же вечных потерпевших и т.д. То есть возникла та пахучая, липкая среда, на которую с жужжанием немедленно прилетел, отливая зеленым брюшком, «проект Навальный», уселся всеми шестью шустрыми лапками, выпустил хоботок и, глядя одновременно во все стороны фасеточными глазами, начал сосать живительный нектар. Именно это мы на днях и наблюдали.

Очень хочется думать, что встречалась с «проектом Навальный» незначительная, маргинальная часть научного сообщества, которая всегда есть. Хочется надеяться, что это временное помрачение рассудка пройдет и сменится трезвым анализом, а также глубоким чувством стыда за произошедшее. Никто не говорит, что у науки и научного сообщества нет проблем – их хватает. Но лечить их надо всерьез, долго, непрерывно, опираясь на научные методы и пользуясь проверенным инструментарием, а не звать с улиц зазвонистых вороватых шарлатанов, которые не в состоянии справиться даже с собственными проблемами.

ВЫЛЕТАЯ ИЗ «ПРОЕКТА НАВАЛЬНЫЙ»…

или крушение иллюзий Курдюмова...

ipad11-avs_news_photos-file-2283

Показательный текст Курдюмова, работавшего в «проекте Навальный» и, разумеется, выкинутого из него.
Суть вкратце такая: Курдюмов работал, работал, работал в проекте, делал им агитацию в метро, просиживал дни и ночи за бесплатно. Наконец, решил попросить денег. Денег ему обещали, но не дали, а убедившись, что курдюмовский проект по агитации в метро хороший, автора вышибли, а проект забрали. В целом же вся история настолько точно повторяет все пороки и темные места госсистемы, с которыми борется «проект Навальный», что должна послужить поводом к глубоким раздумьям для всех, кто легкомысленно верит проекту.

Итак, несколько цитат с комментариями (http://vk.com/wall25564063_2455):

- «Так вышло, что очень сильно не люблю нашу власть». Почему не любит, объяснить не может. Как в анекдоте про школьника, который в результате решения задачи получил ахинею, а на вопрос «как такое стало возможно», ответил: «Так получилось». Соответственно, и страсть к «проекту Навальный» столь же иррациональна и держится только на том, что Навальный тоже не любит власть. Логика и здравый смысл здесь не применяются в принципе. Поэтому, например, в ответ на все вопросы о «проекте Навальный», вопросы, требующие логики и усилий рассудка, адепты свидетелей Навального впадают в истерику и начинают кликушествовать. Ибо включение мозгов разрушит их иллюзорный мир.

- «Имея опыт организации собственной работы и работы других людей, я видел, что силы приходящих в штаб десятков и сотен волонтеров используется в лучшем случае на 30%. На это, кстати, жаловались и многие другие активисты, имевшие опыт собственных бизнес-проектов, вот например http://igortarasov.livejournal.com/44204.html» Именно так видят сегодня очень многие работу государственной машины и взгляд этот не очень далек от истины. Потенциал многих предприятий и институтов используется на треть.

- «В штабе Навального много и тех, кто работает бесплатно (в основном это девочки из вполне обеспеченных семей, для которых это фан, интересное времяпровождение), и тех, кто за работу получает какие-то никакие минимальные деньги, примерно 28-40 тысяч в месяц. Все это, кстати, проходит налом в конвертиках, без оформления договоров – из-за чего я затем и оказался в неловкой ситуации. Почему так делает руководство штаба – не знаю, ведь оно этим по сути подставляет себя, так как все расходы по кампании должны идти с избирательного счета кандидата по безналу, а тут такие схемы...» Иными словами, в штабе «проекта Навальный» вращаются большие суммы нигде не учтенных денег, взявшихся неизвестно откуда. В видимой части этого финансового оборота работает типичная схема «серых зарплат» в тех самых конвертиках, через которые огромное количество различных контор в России уходит от налогов и колпачит государство. Куда девается все остальное, сколько присваивает сам руководитель «проекта Навальный», остается только догадываться. Напомним, что именно с этим, тем самым «роспилом» активно борется Навальный.

«Очень странный момент – ведомости трат на различные проекты сотрудники штаба, кроме Волкова, Гинзбурга, Каца и еще нескольких «топов» вообще в глаза не видели ни разу! А ведь так не должно быть. Мы должны своим примером показать пример честности и открытости, в противовес жуликам и ворам». Ничего странного. Обычная коррупция и распил денег. Примера не будет.

Проект Курдюмова по агитации в метро заработал, показал свою эффективность. Следующим вечером «Гинзбург представил мне девушку, которую зовут Галина, и сказал, что она теперь будет руководителем проекта, а я стану просто координатором, обосновав это тем, что у неё якобы больше опыта… Приехавшая также с утра Галина за все долгое время нахождения там сидела на стульчике, уткнувшись в свой телефон. Единственное, что она сделала за день, так это прошла несколько шагов до метро и купила там билеты для волонтёров». Иными словами, произошел рейдерский захват работающего проекта и передача его в руки ни на что не способного человека. То есть то, что мы часто видим за пределами «проекта Навальный» и с чем государство пытается бороться. «Проект Навальный» с виду тоже. На самом деле нет.

Еще через день Курдюмова выкинули. «Вечером я поговорил с Волковым о своих проектах, реакция его была крайне сухой и старт им он не дал, сказал, что подумают, хотя от штаба мне требовался только агитматериал для обеспечения работы этих проектов. Спустя 15 минут я встретил Вадима Гинзбурга, который попросил меня покинуть штаб и прекратить в нём свою деятельность обосновав это тем, что ему не нравится то, что я накануне написал и сказал Волкову. При этом важно отметить, что, когда я общался с Волковым, он обещал сохранить наш разговор конфиденциальным. Я собрал вещи и попросил главу отдела HR решить вопрос с моей оплатой за отработанное время. Однако вернулся он с удивительной новостью: Вадим Гинзбург сказал ему, что о каких-то деньгах он слышит впервые. Когда я сам позвонил ему, услышал ровно тоже самое. Я написал два письма с жалобой Волкову, но ответа от него не получил, хотя уверен – письма он прочел. После этого меня вообще перестали впускать в штаб, видимо, по отданной «сверху» команде». А зачем им теперь Курдюмов? Проект работает, деньги на него получены, разумеется, гораздо большие, чем он стоит (как в истории с томографами, например), то есть главное произошло. Теперь несколько вялых дураков будут на жалкие копейки, оставшиеся от присвоенных средств, изображать жизнедеятельность и этого достаточно. Кстати, после прочтения этого пассажа стоит вернуться к моей статье, написанной несколько дней назад (http://boris-yakemenko.livejournal.com/#post-boris_yakemenko-368539) о том, что Навальный и компания это «проект» и работающие в нем преследуют собственные цели, зачастую расходящиеся с целями самого Навального и цели эти, судя по всему, только что сказанному – тормозить и разрушать проект. Есть ли еще какие-то сомнения? Думаю, нет.

И в конце умилительное рассуждение, которому уже лет 500, но оно еще, как видим, работает. «Я думаю, что Алексей Навальный не знает, что творит у него за спиной эта «топовая» компания лидеров штаба, попросту срывающая своим «руководством» работу волонтеров и ставящая ему же этим палки в колеса!» Точно так же в XVI веке те, кого колошматили плетями и батогами, говорили, что «царь хороший – бояре плохие, царь батюшка не знает, а коли бы знал…». А в ХХ веке сидящие в Гулаге вздыхали: «Если бы знал товарищ Сталин, что здесь творится, он бы навел порядок, он бы не позволил быть всему этому». Придется еще больше разочаровать и так уже разочарованного Курдюмова – Навальный не просто знает, но знает в подробностях. Мало того, бескорыстная работа Курдюмова и таких как он простодушных верующих принесла ему, Навальному, лишние нолики на счетах и лишние голоса таких же одураченных, голоса, которыми потом он будет торговаться с властью за теплое местечко.

Как жаль, что прозрение иногда наступает так поздно. Ну, может хоть теперь «так выйдет», что Курдюмов, наконец, станет очень не любить «проект Навальный» и пойдет искать по свету, где оскорбленному есть чувству уголок.

А ведь его и таких как он предупреждали…