September 16th, 2013

ЕРЕСЬ АМЕРИКАНСКОЙ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТИ

1270816942_kq4pgzydgdaj
«Нетерпимость - болезнь, порожденная невежеством», - говорил один из основателей американской демократии Т.Джефферсон. Он же подчеркивал: «равные права - всем, особые привилегии – никому». В «Декларации Независимости США», документе, стоящем у американцев на одной полке с Библией, сказано: «Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью». В ХХ веке эти тезисы подверглись серьезной проверке. В 1930-х годах в центре Европы было заявлено о том, что только арийская раса есть высшая раса и только германцы исключительны, а ценность всех остальных рассматривается лишь в рамках экономической и социальной пользы, которую они могут принести Исключительным. «Лишь один принцип должен существовать … Честными, порядочными, верными мы должны быть по отношению к представителям нашей собственной расы и ни к кому другому. Живут ли другие народы в довольстве или они подыхают с голоду, интересует меня лишь постольку, поскольку они нужны нам как рабы для нашей культуры». Это сказал Гиммлер в начале 1940-х годов. Понадобились пять лет, несколько десятков миллионов жизней, Нюрнбергский процесс, чтобы вернуть человечеству осознание того, к чему приводит намеренное отвержение принципа всеобщего равенства всех перед всеми и перед Богом, что Гиммлер и такие как он, были неправы.

Прошло почти 70 лет и вот на днях Барак Обама оправдывает необходимость войны в Сирии (то есть убийства мирных женщин и детей) тем, США имеют «главные отличия» от других, что американцы «исключительны» и призывает: «со смирением и с решимостью всегда помнить эту важнейшую истину». В 1929 году словами, обозначенными в заголовке статьи, И.Сталин охарактеризовал взгляды американского пролетариата на революцию, изложенные лидером американских коммунистов Д.Лавстоном. Думал ли Сталин, как актуальны окажутся его слова сегодня…? Скорее всего, нет, но это и не важно. Гораздо интереснее, задумывается ли сегодня Обама, что если не знать, что приведенные выше слова о «нашей собственной расе» принадлежат Гиммлеру, то вполне можно подумать, что их произнес кто-то типа Керри, Клинтон или Олбрайт. Открыто попраны принципы, лежащие в фундаменте государства, но вместо того, чтобы увидеть ужас на лицах и услышать негодующее «до чего мы дошли», мы видим и слышим совершенно другое.

После того, как Путин в своей статье указал на опасность такого «исключительного» подхода, П.Нунан пишет в Wall Street Journal, что «Америка исключительна не потому, что она давно уже пытается быть силой добра в мире. Она пытается быть силой добра из-за своей исключительности». Еще раньше республиканец Н.Гингрич заявляет, что «американская исключительность отличается тем, что, мы - единственный народ в истории, заявивший, что власть идет прямо от Бога к каждому из нас». Есть еще десятки комментариев и статей на эту тему, в которых вполне серьезно обсуждается и обосновывается исключительность США. Статья Путина оказалась оселком, на котором проверили состояние американских мозгов, и выяснилось, что картина плачевна.

Ну, хорошо, опыт Второй Мировой войны их ничему не научил, поскольку они просто вовремя воспользовались нашей победой, победой СССР и объявили себя равными с нами победителями, поскольку и потеряли мы поровну в рамках их математики – они 100 тысяч человек, а мы около 30 миллионов. Но неужели Обаме трудно задуматься над тем, что если бы его предшественники на высших постах в США пользовались той же идеологией и несли бы ту же ересь исключительности, то Обама бы сейчас чистил помойки, а не стоял на трибуне с орлом? Видимо, трудно.

Отсутствие всякого контроля за США последние 20 лет, любых попыток сдерживания их, закономерно привело к тому, что они действительно поверили в то, что их все обожают и с нетерпением ждут в любой точке земного шара. Что они источник лучезарного счастья и искрометной радости, Новый Иерусалим, Земля Обетованная, населенная одними праведниками. Отсюда и эти слова Обамы и такая искренняя защита.

«Бог жалеет пьяных и американцев», - сказал как-то очень давно Бисмарк. Сейчас, похоже, Бог перестал их жалеть и отнял разум и способность к здравому рассуждению и пониманию того, что мир за эти годы изменился. И именно США сделали все возможное для того, чтобы эти изменения произошли, чтобы стало понятно – «американский путь» решения международных вопросов не для нас. Войны, оранжевые перевороты, твиттерные революции, белоудавочные митинги, вранье, умолчания, деньги – не метод для решения важнейших проблем современных цивилизаций в целом и отдельных государств, в частности, а лучшее средство к умножению и обострению этих самых проблем. Что первенство в производстве айфонов еще не дает первенства в производстве идеологий и образа жизни. И что если кто-то сделал для меня красивую и удобную машину, то это еще не значит, что я должен с ним теперь дружить до конца дней, во всем его слушаться и подчиняться его капризам.

Сейчас Бог вновь дал им шанс.
Хотелось бы, чтобы они его использовали.

ТАКТИКА ПУТИНА

Владимир Путин продолжает переигрывать США, теперь уже не на дипломатическом, а на общественном поле. Сначала им была одержана победа в сирийском вопросе, когда предложенный им международный контроль над химическим оружием в Сирии оказался самым действенным методом решения проблемы. Примечательно то, что ничего сверхъестественного, на самом деле, им предложено не был – он предложил то, что являлось очевидностью в том случае, если военный вариант нежелателен. Однако США за последние 20 лет, благодаря их победоносному шествию по миру – Югославия, Ирак, Афганистан, Ливия и т.д. – настолько отучили свой политический истеблишмент, а также окружающих союзников от реальной дипломатии, от умения договариваться, от поиска компромиссов, от необходимости не «мочить», а включать мозги, что предложенное Путиным показалось открытием. И сразу же поставило Обаму в положение человека, пытающегося усидеть на двух стульях, проигравшего в этой борьбе за Сирию.

На страницах журнала «Форбс» американский журналист Рик Унгар прямо констатировал, что «Путин успешно воспользовался неразберихой и представил возможность выхода, выигрышного для всех. Если Сирия примет предложение России – а это реальная возможность, при том, что правительство Асада полагается на поддержку со стороны Путина – то получится, что российский президент успешно разрешил проблему, которую на виду у всех создало американское правительство. По ходу пьесы, Путин еще заработает себе Нобелевскую премию мира. Если Сирия отвергнет просьбы России, то Путина, конечно, нельзя будет винить за раздувание огня войны, ведь он, как минимум, выдвинул то самое предложение, которое администрация Обамы должна была предложить Совету Безопасности ООН перед тем, как вступать на тропу войны… И, хотя это еще не «шах и мат» от Путина, на данный момент, если ставить вопрос, кто выигрывает эту партии, именно Путин загнал США в угол и держит Обаму в узде». http://www.forbes.ru/mneniya-column/mir/244534-novyi-imidzh-putina-kak-rossiiskii-lider-pereigral-obamu-v-siriiskie-shakh

Следующим шагом стала статья Путина в газете The New York Times, излагающая позицию Москвы по сирийскому кризису и обращенная, по сути, к народу США и политикам. http://inosmi.ru/russia/20130912/212873140.html#ixzz2Zl56vdJ0 По беспрецедентному резонансу в Америке стало понятно, что Путин в очередной раз попал в цель, опять же заговорив о вещах очевидных, очевидных, по крайней мере, после Второй Мировой войны – об опасности идеологии исключительности. Именно этот фрагмент статьи Путин, а не сирийские вопросы, вызвали бурю. В российский «Коммерсант» был передан ответ американского конгрессмена Стива Израэля под пафосным названием «Открытое письмо народу России», где Израэль призывает не отказываться от операции в Сирии и не соглашается с президентом РФ по вопросу об «американской исключительности». В письме повторяются штампы о том, что «план ограниченной операции против Дамаска нельзя сбрасывать со счетов по трем причинам. Это неоднократное применение Дамаском химоружия, до последнего времени остававшееся без ответа со стороны мирового сообщества, необходимость предотвратить попадание отравляющих веществ в руки сирийских повстанцев, а также задача послать четкий сигнал тем силам, которые «игнорируют международные законы»,- Ирану, Северной Корее, «Хезболле»… Конгрессмен выразил надежду, что «предложение России сработает». Если же нет, то господин Израэль считает необходимым использовать «альтернативные способы решения проблемы». http://news.mail.ru/politics/14774349/?frommail=1

Для начала еще раз обратим внимание на интересную риторику. «Применение Дамаском химоружия» не доказано, а наоборот – оно давно «попало в руки сирийских повстанцев», но на это конгрессмен не обращает внимания. «Игнорирование международных законов» Ираном и Северной Кореей состоит в том, что они выбрали собственный путь развития, не согласовав его в Белом доме, а «альтернативные способы решения проблемы» вообще напрямую отсылают нас к «окончательному решению еврейского вопроса» - именно такими словосочетаниями в нацистской пропаганде было описано уничтожением шести миллионов евреев.

Но это не главное. Главное то, что Президенту России удалось выиграть еще раз - создать и направить в нужное русло информационный и политический поток, в котором сегодня в кильватере Путина несутся американские политики и журналисты. «Письмо к российскому народу» Израэля это римэйк, повтор, который всегда хуже оригинала, попытка вскочить в последний вагон, свидетельствующая, что поезд движется в правильном направлении и управляют им совсем другие. И это заметно и по выглядящему пародийно прямому обращению «к российскому народу» - Путин напрямую, заголовочно, не обращался, а просто предлагал задуматься и порассуждать. Кроме того, Путин известный всему миру Президент России, а Израэль никому не ведомый конгрессмен США, что неизбежно вызывает вопрос: «а кто ты такой, чтобы обращаться к народу России?». Обращение явно не по чину. Путин обращается через The New York Times, которую читают все и которая довольно беспристрастна и авторитетна. Израэль через маргинальный, сомнительный «Коммерсант» с репутацией рупора белоудавочных, читаемый в пределах Садового кольца, да и то не всеми. Наконец, Путин ставит очевидные вопросы – Израэль оправдывается, пытаясь убедить в необходимости войны в Сирии те самые 96 процентов населения России, которые категорически против.

И, наконец, самая очевидная победа – Путин заставил их открыто говорить о своей исключительности, отвергая и «Декларацию Независимости» и мнения отцов-основателей» (http://boris-yakemenko.livejournal.com/374666.html). И они с размаху угодили в ловушку. Ведь дело не только в том, что все эти речи в защиту исключительности, которые становятся все шизофреничнее, роднят их (пока что только идеологически) с Гиммлером, Розенбергом и прочими теоретиками и практиками исключительности. Проблема гораздо серьезнее. Весь мир теперь понимает, что вся эта мировая экспансия, бомбежки, «закрытия воздушного пространства», призывы упразднить ООН, болезненные реакции не только на Сноудена, но даже на блог Ирины Родниной свидетельствуют о том, что речь идет не о борьбе за свободу и демократию, которые хоть как-то атрибутируются и конкретизируются в рамках существующих категорий. Речь идет о борьбе, причем борьбе кровавой, за химеры, за образы воспаленного воображения, за утверждение опаснейшей из идеологий, избавление от которой однажды уже потребовало очень высокой цены.

Крушение мифов обыкновенно так и начинается. С одной стороны – самоослепленность, исключительность, гамбургерное сверхчеловечество, не замечающее, как оно выглядит со стороны, стремящееся весь мир превратить в «плавильный котел». С другой – мировое сообщество, желающее просто жить по-своему и со все большей тревогой и недоумением вглядывающееся в то, что происходит в США. Опыт мировой истории свидетельствует, что расставание с иллюзиями никогда не проходит легко и бескровно, ибо болезнь тоже можно представить, как фактор, придающий исключительность. Путин вскрыл гнойник. И остальному миру нужно помочь болящему, облегчить страдания, дать привыкнуть к новому состоянию. Уже не исключительного, а всего лишь такого, как все.