September 30th, 2013

ЛИБЕРАСТ

«Машинально включил радио, и машину сразу наполнили слишком знакомые позывные. «Внимание. Внимание. Говорит Эхо Москвы. У микрофона Алексей Венедиктов. От имени и по поручению командующего миротворческими силами НАТО сообщаю всем о начале вынужденной операции «Пламеносцы свободы». Проведение операции санкционировано советом безопасности ООН и поддержано объединенным советом стран – членов НАТО. Прошу сохранять спокойствие. Ракетно-бомбовые удары нацелены исключительно на административные здания оккупационного путинского режима, а также на военные объекты… Прекратите сопротивление. Складывайте оружие или поворачивайте его против Кремля. Путин сдался. Путинский режим обречен. Повторяю…»».

«Выживших американцев били смертным боем, калечили и полумертвыми передавали в фильтрационные пункты и лагеря для военнопленных. Либерастов живыми не брали, всегда выдумывая для них страшную, нечеловеческую смерть с той беспощадной жестокостью, на которую способен только доведенный до отчаяния и последнего градуса ненависти русский человек».

Из повести «Тонька» (http://www.litprom.ru/thread45372.html)

Сколько бы ни прошло времени с 1990-х, сколько бы ни ушло из памяти личной и общественной различных уродливых явлений тех лет, что-то останется навсегда как символ тех вывихов, которые произошли с нами после распада СССР, когда победила та группа, которую в народе точно назвали «либерастией». И среди этих символов одним из первых, без сомнения, будет Венедиктов. Либераст с большой буквы. Вернее, даже, со всех больших букв. Вот так: ЛИБЕРАСТ.

За несколько лет возглавляемая главным Либерастом радиостанция «Эха Москвы» стала символом ангажированности и либерального отвращения к нашей стране. Со всех других каналов туда ссыпался весь мусор 1990-х, который, хоть и пропагандировал совершенно новую философию полной свободы и независимости, оказался накрепко спаян ментально с предыдущей советской эпохой. Поэтому на «Эхе Москвы» установилась жесткая сусловская цензура (были составлены черные списки ((Век. 1994. №31. С.13), запретили яркую и талантливую книгу «Роман о Петре и Февронии»), развелись тролли (http://echo.msk.ru/blog/bez_durakoff/900133-echo/), начали швырять в урну книги для инвалидов и ругать авторов (http://www.youtube.com/watch?v=k8ZxEGwkghU). Поскольку у этих людей (как и у главного Либераста) никогда не было интеллектуального суверенитета, а всегда была жесткая зависимость от кого-то из вышестоящих, главный Либераст сразу же начал обслуживать Гусинского. «Вопрос. Вы не будете отрицать собственные корпоративные интересы? Венедиктов: Мы сбежались сюда, в Медиа-мост, потому что у нас общие интересы». (МК. 2000. №182. С.6). «Пошел я на ОРТ когда оно говорило просто непотребные вещи про моего друга Гусинского». (НГ. 2000. №157. С.3.)

Когда Гусинский сбежал, Венедиктов начал искать нового хозяина, как рыба-прилипала ищет новую акулу после того, как прежняя, при которой прилипала состояла, была выловлена. Либераст заявил: «если «Эхо Москвы» подпадет под государство, Венедиктов здесь работать не будет. В таком случае, я вас уверяю, Эхо развалится в считанные месяцы». (МК. 2000. №182. С.6). После этого пошел служить Кремлю, власти, государству, в «Эхо» как то выстояло и не развалилось. При этом он поставил перед собой чрезвычайно сложную задачу. Представьте себе опытную проститутку, которая вышла замуж, профессию решила не бросать, но при этом постараться сохранить верность мужу. Возможно такое? Вряд ли. Однако Венедиктов решил именно так и поступить. Служить власти на деньги Газпрома, но при этом продолжать нравиться тем, кто ненавидит и Кремль (во всех смыслах) и страну. Эту задачу решить пока не удалось, но зато удалось стать символом либерастии и даже, как видим из эпиграфов, попасть в художественную литературу.

На «Эхе Москвы» была создана целая школа либерастов поменьше, таких же продажных и беспринципных. По словам Венедиктова, журналисты «доносчики по призванию». (МК. 2000. №182. С.6), имеют право на провокации (http://www.echo.msk.ru/blog/pressa_echo/750545-echo/), имеют право красть (http://echo.msk.ru/programs/nomed/589000-echo/), вместе с определенными политическими кандидатами «борются за свою шкуру» (Век. 1997. №15. С.10) и ни за что не отвечают. «В идеале журналист ответственен перед обществом. На самом деле – только перед самим собой и своей семьей. Что есть ответственность – решает каждый сам за себя, общих этических норм сегодня для журналиста нет». (Век. 1998. №35. С.7). И т.д. И т.п. Таким образом, мы видим, что либераст это человек, который ненавидит собственную страну на деньги властей этой страны, позволяет себе все, а другим все то же самое запрещает. Это человек, который старается угодить всем, кто выше (вспомните памятную оценку Путиным Венедиктова и реакцию последнего. (МК. № 25847 от 20 января 2012 г.)) и унизить тех, кто ниже (хамство Венедиктова слушателям уже стало хрестоматийным). Это человек, который не имеет ни одного понятного, конкретного ответа ни на один самый простой вопрос. Вот последнее интервью «Московским новостям»:

«Какие слова вы сейчас считаете особенно важными для страны, для общества? Какие вы бы назвали ключевыми?
- Ничего бы я не назвал…
- То есть это такие слова-однодневки?
- Это не слова-однодневки. Ты вкладываешь в слово один смысл, а твой собеседник … понимает под этим совершенно другое».
- А какие слова сейчас что-то скрывают? Есть такие слова?
- Любое слово скрывает.
- Как Вы относитесь к слову «патриотизм».
- Как к обычному слову. Каждый в это вкладывает свое понимание.
- Как вы относитесь к требованию для журналиста быть грамотным?
- Я отношусь к языку как к живому организму… Я отношусь к этому философски. Это, конечно, для меня не первично.
- Какие слова вы бы изъяли из русского языка, если бы была такая возможность?
- У меня нет такой возможности и нет такого желания. Это живой организм, там что-то отмирает, что-то появляется».

Хорошо, правда? Так можно говорить вообще на любую тему без конца. А откуда берется такой странный и невнятный стиль разговора? Из вполне понятного желания не сказать ничего определенного, что могло бы потом быть использовано против него. Задача – нравиться всем так, как делает обычная уличная проститутка. Отдаваться всем. Принимать плату от всех. Как можно дольше сохраняться в публичном пространстве. Однако у каждого есть своя ахиллесова пята. Есть она и у Венедиктова. Прорвало его лишь один раз «Есть оскорбительные слова… Типа слова «либерасты»». http://www.mn.ru/society_edu/20130927/357801326.html

Если Венедиктов говорит, что слово оскорбительно (хотя он, как истинный либераст, не имеет право оскорбляться, а обязан признавать свободу любого слова), значит оно справедливо. Максимально точно. Эту способность нашего народа точно, одним словом определять сущность человека, предмета, вопроса подмечал еще Гоголь и она, как видим, не утратилась до сих пор. И, как видим из всего вышесказанного, по отношению к Венедиктову это слово максимально объективно и точно.

Либераст. Так это с ним и останется теперь навсегда. И никакой «Газпром» не поможет

ЛИБЕРАСТ В ДЕЙСТВИИ

Сегодняшняя тема о главном либерасте Венедиктове неожиданно получила продолжение. Напомню, что некоторое время тому назад вышла замечательная книга «Роман о Петре и Февронии» (В.Бучинская, М.Панаев, В.Скабичевский), где великолепным, давно забытым в наше время языком, с хорошим юмором описаны все приятели Венедиктова, которые уничтожали и уничтожают нашу культуру все эти годы. Это в первой части. Вторая часть книги посвящена романтической любви вполне современного Петра и Февронии, пришедшей к нему из Рязани XIII столетия. Книга получила высокую оценку заместителя главного редактора «Литературной газеты» (Ваш покорный слуга даже опубликовал там рецензию http://lgz.ru/article/14-6410-03-04-2013/interneto-ergo-sum/).

Когда я поинтересовался, почему рецензию не могут написать люди, на то поставленные, я получил из «Литературной Газеты» следующий ответ: «Поразительным образом писать об этой книге отказывается один рецензент за другим. У каждого имеется своя человеческая причина, понять которую можно, принять - не всегда… Разумеется, каждый из них, как и каждый думающий человек вообще, исповедует некие принципы, но совершенно не обязательно "совпадающие с мнением редакции". И задача перед ними вовсе не ставилась непременно восхвалять до небес данное произведение! Как Вы справедливо пишете, книга далека от художественного совершенства. Но меня, как и Вас, заинтересовала ее направленность, по многим параметрам как раз "совпадающая с мнением редакции". И вдруг, к полной неожиданности, именно эта книга стала этакой лакмусовой бумажкой, которая проявила степень "свободы и независимости" и наших рецензентов. Связано это вовсе не в горячей любовью к Сорокину или Быкову, а все с тем же "кружковым сознанием". Придет такой "мастер слова" в тот же ПЕН, а ему - от ворот поворот: не оформим тебе загранпаспорт (билет в оба конца на Гоа) и т.д. Ты святыни попираешь! Налицо снова кризис элит. Так называемая литературная среда ныне состоит на 80% из случайно, по счастливому совпадению, туда попавших. И трепещущих от мысли, что могут выгнать (не позвать), отказать в доверии… Кто бы ни написал сие произведение (литературная мистификация - жанр почтенный), в нем действительно есть посягательство на то, что трогать в данной страте не принято, нельзя, чревато. Значит, роман написан людьми, свободными от корпоративнях фобий. Уже этим интересен. Мотивация общая, хотя и тщательно камуфлируемая: страх расправы со стороны "зверинца" (слово одного из "отказников")».

Прибавить можно лишь то, что один «рецензент» нашелся. Это Александров с «Эха Москвы». Задача Александрова именно защищать «зверинец», а лучше сказать «болото» (видимо, тоже боится за загранпаспорт). Поэтому книга была оболгана и запрещена к прочтению, а авторы объявлены … несуществующими (http://blogs.yandex.ru/search.xml?ft=blog&text=%22%D1%80%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%BD%20%D0%BE%20%D0%BF%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%B5%20%D0%B8%20%D1%84%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%B8%22&p=1). Однако, судя по акциям, несуществующие авторы очень живо решили доказать свое право на существование, а заодно и донести нормальную литературу, невзирая на либеральный блок, до массового читателя. Поэтому организовали уже две акции по бесплатному распространению книг на улицах Москвы (см. http://paul-sadovnikov.livejournal.com/16512.html. http://paul-sadovnikov.livejournal.com/16689.html). Последняя прошла вчера. Автор постов об акции (шел по улице, увидел, понравилось), решил ознакомить главлибераста Венедиктова с запрещенной «Эхом» книгой. Вот что из этого вышло.
PE5HlEhGpy0

-P5WL7TnLIc

Вот так. Коротко. По либеральному. В предыдущем посте я писал о том, что хамство Венедиктова уже становится классическим явлением (http://boris-yakemenko.livejournal.com/378343.html). Уже говорят «хамит, как на «Эхе». Вот так просто отвечает главный либерал человеку, который просто проинформировал его о книге. Хотя (подчеркиваю) Венедиктов, если он либерал (то есть ценитель свободы), ОБЯЗАН уважать чужое мнение и свободу высказывания. Но он не либерал, он Либераст. Кухонный либераст из тех, кто за копейку в церкви плюнет. Причем за копейку не свою, а «Газпрома».