October 3rd, 2013

КРИЗИС

debt

В США продолжается кризис. Встреча Обамы с лидерами фракций в конгрессе по бюджету США превратилась в «хороший, вежливый разговор» и закончилась ничем. Пятого угла найти не удалось – куда ни кинь, везде клин. Миллион человек госслужащих уходят в отпуска, реформа здравоохранения, в которую Обама вложил все, что мог, фактически провалена, лимит госдолга повышать больше нельзя – через месяц, судя по всему, США подойдут к лимиту долга в 16 трлн 669 млрд долларов. Это абсолютный рекорд, чему сторонники американской исключительности могут порадоваться напоследок перед полным финансовым крахом. Дело настолько скверно обстоит, что даже супруга Президента США Мишель включилась в борьбу с кризисом и, сделав решительный шаг, объявила, что отныне «будет редко обновлять учетную запись в Twitter из-за прекращения финансирования государственных учреждений» (См. http://ria.ru/world/20131003/967404402.html#ixzz2g47g6qdT). Как говорил один умиравший в Ленинграде от голода блокадник: «моя дочь, наконец, поняла, что все плохо – она разрешила обменять свои модельные туфли на хлеб».

Надо сказать, что этот кризис (или, как говорят американцы «shutdown»), уже случался при Рейгане и при Клинтоне. Рос долг, множились внутренние проблемы, правительство временно закрывали, торговались, потом открывали заново. Каждый раз нарастали антиправительственные и антигосударственные настроения, но их удавалось гасить с помощью патриотических заклинаний и срочного изобретения внешнего врага, который оплачивал в прямом и переносном смысле издержки финансовой системы и образа руководителя. Можно обратить внимание, что такая тактика использовалась США больше полувека. США единственная из стран-участников Второй Мировой войны, которая от войны не пострадала экономически, а наоборот, укрепилась. Однако поскольку Европа лежала в руинах, переживала финансовый кризис и ничего не могла покупать, США столкнулись с проблемой «перепроизводства финансов», а также материальных благ. Избавиться от проблемы удалось с помощью плана Маршалла, выбросив избыток финансов и вещей на европейские рынки. Второй раз от финансового краха США были спасены распадом колониальной системы в 1960-е годы, когда избыток материальных благ и денег удалось слить в десятки стран Африки и Латинской Америки. Третий раз это случилось в 1990-е, с распадом социалистического лагеря, когда доллар в России и странах СНГ и бывшего соцлагеря фактически стал национальной валютой. Как видим, срок созревания кризиса 25-30 лет – одно поколение.

Таким образом, сегодня пришла четвертая волна, которую пытались направить на Ближний Восток, последний регион, еще не вовлеченный в систему спасения американских финансовых рынков, но сделать это удалось лишь отчасти, поскольку Россия остановила победное продвижение США на сирийском рубеже, перейти который не удалось. А это значит, что не будет покорен Иран и многие другие выгодные территории. Поэтому с США сегодня творится то, что мы видим. А видим мы попытки любой ценой, отменив право и закон, уничтожать и подчинять себе страны мира, всплеск разговоров об исключительности (как прямодушно заявил один из представителей айфонной цивилизации «быть американцем означает, что остальной мир должен угождать мне» (http://slavkina.ru/?p=2812)), крики того же Керри о недопустимости превращать США в посмешище. Круг замкнут, возможности уже не те, огромные долги, поскольку возможности, которые больше нельзя наращивать в реальности, продолжают наращиваться в виртуальном пространстве. Печатаются ничем не обеспеченные деньги (хотя мировой финансовый кризис случился именно от необеспеченности денег), создающие иллюзию богатства, долги оплачиваются долгами или ничем не обеспеченными обязательствами, держащимися только на доверии. Вместе с этим закономерно огромные сегменты государственной машины (здравоохранение, социальные программы, сельское хозяйство, образование и т.д.) становятся тяжелым бременем, дотационной гирей на ногах.

Все это приводит к резкому росту антиправительственных настроений, подогреваемых стыдом от воспоминаний об истерике «обамомании» несколько лет назад, истерике, ничем не подкрепленной, не обеспеченной, но выдавшей на радостях Обаме кредит доверия вкупе с Нобелевской премией мира. Министр обороны США Хейгел открыто говорит о том, что «в стране очень сильны настроения против властей, вообще против всего нынешнего порядка вещей… Люди считают, что их институты, в первую очередь правительство, их подводят. И во многих отношениях это с нашей стороны так и есть». Это подтверждают и опросы: По данным политологического издания Real Clear Politics, усредненный личный рейтинг президента страны по совокупности социологических исследований составляет сейчас минус 6,2% (50,6% отрицательных отзывов при 44,4% положительных). А рейтинг Конгресса США по такой же оценке – минус 61,8% (77% к 15,2% соответственно). http://www.vz.ru/world/2013/10/2/652985.html Это при том, что последние 10-15 лет доверие в США к властям в целом находилось на очень низкой отметке. Служба общественного мнения Harris Рoll с 1966 года ежегодно публикует пять утверждений и фиксирует согласие или несогласие с ними. Эти утверждения следующие: 1) Людям в руководстве страны все равно, что происходит с вами. 2) Люди во власти стремятся использовать вас в своих интересах 3) Вы никому не нужны 4) Богатые богатеют, а бедные беднеют 5) Ваше мнение никому наверху не интересно. Когда этот опрос проводился впервые, то только треть опрошенных была согласна со всеми пятью утверждениями. В середине девяностых годов согласны были две трети. В целом же по итогам опроса в США в 15 лет назад только одна десятая часть граждан доверяла исполнительной и законодательной власти. Учитывая то, что происходит сейчас, можно добавить, что причины кризиса не только финансовые или процедурные. Когда руководством недовольно подавляющее большинство, оно утрачивает легитимность, то есть именно то, что отделяет настоящую власть от оккупантов.

Можно все это констатировать, но вряд ли стоит этому радоваться. Современный мир слишком сжался и невозможно поддаться заблуждению, что если где-то сильно трясет, то в другом месте не отзывается. Но, как бы там ни было, судя по всему, именно так и происходит в наши дни избавление от иллюзий. Происходящее в США, будем надеяться, вернет руководству Америки чувство реальности и заставит понять, что, пока они упивались собственной исключительностью и всемогуществом, мир сильно изменился, многие страны выросли из очарованности Америкой и больше не готовы, чтобы их снисходительно журили, небрежно наказывали и покровительственно похлопывали по плечу. США пора учиться у других.

ВОРОНЬЕ НА ПАМЯТНИКЕ

Вчера прошла долгожданная и премьера фильма «Сталинград», заранее широко анонсированная. Премьера собрала, как пишут восторженные и модные блогеры, «всю Москву» ( https://twitter.com/LizMinaeva/status/385442321938276352 ). Вся Москва это больше 12 миллионов человек. Неужели все пришли? Присмотревшись ближе, можно убедиться в том, что всей Москвы не было, а была выжимка, да и то весьма своеобразная.

Собчак с «сиропом», Тимати, Усков, Козырев, «долбо…б» Носик, Варламов. И т.д. И т.п. При взгляде на них, начинаешь понимать, что либо «Сталинград», либо эта белоленточная шпанистая компания. Вместе они не могут быть по определению. Самое время вспомнить, что еще живы свидетели того великого противостояния. Для них в обязательном порядке должны были быть оставлены первые ряды. Они помнят, они знают, они бы плакали и вспоминали и эти воспоминания, соединившись с тем, что было на экране, дали бы ощущение подлинности происходящего, живая память была бы в зале. Возможно, они бы могли что-то сказать, что-то подчеркнуть, уточнить.

Но их не было. Не было детей , внуков, родных, близких. А зачем? На них не заработаешь, их не покажешь. То ли дело, проверенная компания тусовщиков, прошу прощения, но иначе не скажешь «долбо…ов» в прямом и переносном смысле, кому все равно, где тусоваться – на светской вечеринке или вечного огня. Лишь бы было круто. Лишь бы показали. Лишь бы написали.

Стоило бы вспомнить, что этот фильм был снят благодаря правительственной поддержке, благодаря Путину, благодаря ветеранам, которые победили под Сталинградом. Однако премьера фильма оказалась захвачена, монополизирована теми, кто ненавидит и презирает и нашу страну и ветеранов и героизм и Путина и все, что делает нашу историей значительной. Точно так же, как День Народного Единства 4 ноября оказался захвачен и монополизирован фашистами и националистами. Искренне хотелось бы, чтобы в нашем культурном, общественном пространстве, наконец, возникли места, свободные от этих надоевших лиц, фамилий, прозвищ, от их сварливой ругани, бессмысленных заявлений, самопрезентаций. Но, пока, похоже, это всего лишь мечты. Судя по всему, само это не произойдет. Тогда пусть государство, которое позаботилось о том, чтобы был снят фильм-память, фильм-памятник тем, кто переломил войну пополам, позаботится и о том, чтобы тусовочное вороне не гадило на этот памятник. Может быть, и резко, но зато точно.