October 8th, 2013

ИВАН ГРОЗНЫЙ, СЫН ЕГО ИВАН И ПРАВОСЛАВНАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ

3744022_REPIN_Ivan_Terrible26Ivan
Занятная история с требованием «православной общественности» (которую составили И.Фроянов, некий предприниматель Бойко-Великий с супругой, какие-то Болотин и Лебедева и т.д.) убрать из Третьяковки картину И.Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года» (1885 г.), которая оскорбляет их патриотические чувства, привлекла внимание на минувшей неделе. Письмо, которое общественность направила разным людям и организациям, было написано особым, традиционным стилем царебожников и содержало интересную фразу: «современной исторической наукой твердо установлено, что Первый Русский Царь Иоанн не убивал своего сына». Дальше идут «видные историки» - покойный митрополит Иоанн (Снычев), который историком не был и, судя по всему, сам свои работы не писал. Фроянов, которого метнуло из Киевской Руси, которой он занимался, аж в XVI век, апологет «святого» Распутина Фомин, и пр. Они утверждают, что «никакого "сыноубийства" не было, а ложный слух был намеренно запущен врагами с целью оклеветать благочестивого царя Иоанна Васильевича Грозного». http://zanuda.offtopic.su/viewtopic.php?id=12038

Давайте попробуем разобраться. Начать следует с того, что подбор этих людей вовсе не случаен. Вся эта компания, по словам того же И.Е.Репина, «протухлых на капусте самобытников», объединена ура-патриотической, маргинальной газетой «Русский вестник», воинствующим жидоморством, и просто дружескими узами. Так, именно Бойко-Великий издавал «труды» Фомина, в которых последний развенчивал заговор против святого царя Ивана Грозного и обличал И.Репина не столько за картину, сколько за подробности жизни и уважительное отношение к евреям, попутно «доказывая» отсутствие доказательств об убийстве сына Иваном Грозным. Такого рода темы, в которых гораздо больше политики, антисемитизма и самообольщения, чем науки, периодически возникали и возникают в общественном пространстве. Врагом исконной веры и самобытности не раз объявляли князя Владимира за Крещение Руси и уничтожение идолов, Александр Невский, бывало, числился коллаборационистом и врагом Отечества, царевич Димитрий в Угличе был «умучен жидами», после чего удачно спасся, а у Годунова «мальчики кровавые в глазах». Теперь вот первый русский царь Иван Грозный, который никого не убивал. Главный аргумент «защитников» Грозного состоит в том, что все источники, повествующие о гибели царевича, иностранные и оттого ангажированные, а сама история была придумана с целью очернить Россию и государя. То есть аргументы вполне в духе крупнейшего знатока истории XVI в., продолжателя научной школы С.Б.Веселовского, С.О.Шмидта, А.Л.Хорошкевич, доктора наук Мединского, к которому авторы письма и обращаются. Доктор, однако, смолчал, поэтому разберемся сами.

Итак, рассмотрим историю конфликта без пафоса, политики и обязательного вывода о необходимости бить жидов и спасать Россию. А история весьма интересная. Общеизвестная версия такая. 9 ноября 1581 г. в Александровской слободе, где в то время проживал Иван IV, произошла ссора между царем и наследником престола. Иван Грозный в ярости ударил сына «осном» (острием посоха) в висок. Иван Иванович тяжело заболел и через десять дней умер. Разбор источников по данному сюжету сделал А.А.Зимин. Прежде всего, источники иностранные. О трагических событиях в Александровой слободе рассказывает папский посланник Антонио Поссевино, посетивший Москву в начале 1582 г. Он говорит о том, что царь неожиданно вошел в комнату жены царевича, его невестки Елены Шереметевой, когда она, беременная, лежала на скамье, одетая только в нижнее платье, что по тем временам считалось вольностью. Царь, увидев ее в неподобающей одежде, «ударил ее по лицу, а затем так избил своим посохом... что на следующую ночь она выкинула мальчика». Царевич набросился на отца с упреками, после чего Грозный начал бить сына. Царевич «был тяжело ранен в голову, почти в висок, этим же самым посохом» и на пятый день скончался. «Рассказ Поссевино, - пишет Б.Флоря. – хорошо согласуется с тем, что нам известно о семейной жизни царевича по другим источникам».
03_2
Александрова слобода в наши дни (Успенский монастырь). Покои, где произошел конфликт, не сохранились - они были деревянными.

Польский хронист Рейнгольд Гейденштейн пишет, что причиной ссоры стал конфликт Грозного и сына из-за того, что царевич «предпочитал сокровищам царским доблесть, мужество, с которыми... мог бы опустошить мечом и огнем его владения и отнять большую часть царства». Якобы «царевич слишком настойчиво стал требовать от отца войска, чтобы сразиться с королевскими войсками». Эти версии были известны полякам, осаждавшим Псков. Далее царь опять же ударил сына жезлом, «тот или от удара, или от сильной душевной боли впал в падучую болезнь, потом в лихорадку, от которой и умер». О этом же пишет и военачальник Батория Г.Фаренсбек. Западноевропейские хронисты П. Одерборн и И.Масса, излагая свою версию ссоры, опять же пишут о том, что «отец … ударил его железным посохом в висок. Сын полумертвый свалился на пол» Одерборн), «Царь весьма разгневался и так ударил сына посохом по голове, что тот через три дня скончался» (И.Масса). Англичанин Д.Горсей свою версию ссоры заканчивает так: «в порыве гнева он дал ему пощечину (приписка «метнул в него острым концом копья» Б.Я.), царевич не выдержал удара, заболел горячкой и умер через три дня». Француз Маржерет (начало XVII в.) уже не передавая никаких версий о ссоре, писал, что «ходит слух, что старшего сына он убил своей собственной рукой, что произошло иначе, так как, хотя он и ударил его концом жезла с насаженным четырехгранным стальным острием... и он был ранен ударом, но умер он не от этого, а некоторое время спустя, в путешествии на богомолье».

Итак, мы видим, что существует серьезная разница версий по поводу причин ссоры Ивана Грозного и сына. «Разнообразие и разноречивость известий о смерти царевича, - писал С.Б. Веселовский, - объясняются просто тем, что все дело происходило во внутренних покоях дворца, доступных только немногим приближенным лицам». Однако все авторы сходятся в том, что итогом стали побои и смерть царевича. Очевидно, трагическая развязка последовала за конфликтом, который развивался в течение долгого времени. Исследователи данного периода (Б.Флоря, С.Веселовский, А.Зимин, Р.Скрынников) отмечают, что отношения между отцом и сыном были скверными. Это же говорят и источники. Так, когда датский посол Я.Ульфельдт в 1578 г., представляясь царю, передал ему «и старшему сыну позолоченные кубки», царь немедленно потребовал, чтобы и младшему сыну Федору «были преподнесены дары», что было, как говорит комментарий к тексту «свидетельством некоторого неудовольствия царя по отношению к старшему сыну Ивану». Весной 1581 г. бежавший в Литву Д,Бельский рассказывал, что «царь не любит старшего сына и часто бьет его палкой». «Царь давно подозревал старшего сына во всяких кознях, - писал А.Зимин. - Как человеку мнительному, ему чудился новый претендент на трон, каким ранее он считал и Владимира Старицкого. Непосредственной же причиной вспышки ссоры мог быть и какой-либо пустяк вроде того, что сообщал А. Поссевино». Долго тлевший конфликт закончился трагедией.

ivan-terrible-7
Гробницы царя Ивана Грозного и его сыновей Ивана и Федора в Архангельском соборе Московского Кремля.
Находятся за иконостасом, в алтарной части собора и недоступны для посетителей.

Возможно ли, чтобы все иностранные авторы, как один, излагали вымышленную историю смерти царевича? Едва ли. Перенесение современных технологий создания и распространения компромата на 500 лет назад способно создать заманчивую и очень понятную нашим современникам версию гибели наследника, но к реальности все это не будет иметь никакого отношения. Не все иностранные посланники были едины в стремлении опорочить царя (в ангажированности можно заподозрить поляков из-за Псковской войны, но остальных едва ли), тем более, что Россия в целом и Москва в частности в то время по укладу жизни не намного отличались от Европы и европейских городов, да и святыми западноевропейские политики не были. Политически дискредитировать Грозного таким образом было невозможно, а религиозный конфликт (Грозного настойчиво стремились склонить на свою сторону иезуиты) в источниках не просматривается. Поэтому не подлежит сомнению, что конфликт был (его причины в источниках различны) и финал его был трагическим и в этом мнении авторы едины.

То, что это так и было, подтверждают и российские источники, хотя не так подробно (часто вообще не говорится о причинах конфликта). Сам Иван Грозный 12 ноября (конфликт произошел, как мы помним, 9 числа) писал H.Р.Юрьеву, что в тот день, когда Юрьев выехал из Александровской слободы (а это было 9 или 10 ноября), «Иван сын разнемогся и нынече конечно болен» «а нам докудова Бог помилует Ивана сына ехать отсюда невозможно». В Хронографе редакции 1617 г. говорится, что «неции глаголаху, яко от отца своего ярости прияти ему болезнь, от болезни же и смерть». Псковский летописец пишет, что Грозный своего сына «остнем поколол, что ему учал говорити о выручении града Пскова». Дьяк И. Тимофеев писал, что царевич погиб, когда хотел удержать царя от «некоего неподобства».

Убедительным свидетельством того, что царевич не просто умер от болезни, а царь Иван сыграл в его гибели решающую роль, являются свидетельства о том, что после произошедшего (как пишет А.Поссевино) «каждую ночь князь под влиянием скорби или угрызений совести поднимался с постели и, хватаясь руками за стены спальни, издавал тяжкие стоны. Спальники едва могли уложить его на постель, разложенную на полу». Прошло почти два года, а трагедия, случившаяся с сыном, не смогла утратить для Ивана Грозного своей остроты. 6 января 1583 г. в Троице-Сергиевом монастыре царь просил троицких старцев и своего духовника вечно поминать его сына, а затем «о том поминании о царевиче Иванне плакал и рыдал, и умолял царь и государь, шесть поклонов в землю челом положил со слезами и рыданием». В это же время царь объявил о «прощении» всех казненных им вельмож и начал рассылать щедрые вклады в монастыри на помин души сына, а также на Афон, Синай, в Иерусалим. Он думает даже отказаться от престола и уйти в Кириллов монастырь. Едва ли все это могло быть, если царевич просто умер от болезни – очевидно, царь явился вольной или невольной причиной его гибели. Не случайно настоящие историки пишут, что «Иван Иванович умер в Александровской слободе, и причиной его смерти был удар посохом, осложненный заражением крови» (А.Зимин), «Бесспорным остается лишь одно: царевич умер от удара посохом, который нанес ему отец». (Б.Флоря).

Таким образом, мы приходим к выводу, что царевич погиб от руки своего отца. Не знаю, какие такие патриотические чувства у кого-то это оскорбляет, но именно эта трагедия показывает царя Ивана человеком чрезвычайно привязанным к своему сыну, израненным собственной совестью и осознанием непоправимого, глубоко верующим и кающимся. Человеком, который носил в себе очень чуткую и привязчивую душу, которая так крепко прилеплялась к некоторым людям, что отрывать их приходилось «с мясом» и каждый раз это оставляло у Грозного незаживающую рану в сердце. «Первую жену свою он любил какой-то особенно чувствительной, недомостроевской любовью, - писал В.Ключевский. - Так же безотчетно он привязывался к Сильвестру и Адашеву, а потом и к Малюте Скуратову». Можно добавить – и сыну Ивану. Во многом итогом этой трагедии стало создание царем знаменитого канона ангелу смерти «Канона Ангелу Грозному воеводы Парфения Уродивого», в котором воплотилась вся трагедия его одиночества. Грозный сильно изменился внешне, резко постарел, стал равнодушен ко многим вещам. Даже в своей духовной грамоте незадолго до смерти, грамоте, формальнее и бездушнее которой, по выражению В.Ключевского, ничего не могло быть, он отразил то, что тревожило его душу: «Тело изнемогло, болезнует дух, раны душевные и телесные умножились, и нет врача, который бы исцелил меня, ждал я, кто бы поскорбел со мной, и не явилось никого, утешающих я не нашел». И именно гибель царевича, очевидно, ускорила смерть царя, которая произошла всего лишь в 54 года – по нынешним меркам, в возрасте цветущей зрелости человека.

В свою очередь притягательность картины И.Репина именно в том и состоит, что художник смог почувствовать и передать весь ужас, овладевший царем, после того, как стало понятно, что произошло и что случившегося не исправить. Картина оказалась настолько сильной, что некоторые падали перед ней в обморок. Она стала великолепным памятником Ивану-царю и Ивану-человеку, одному из самых сложных и трагических государей нашей истории.