October 11th, 2013

ВЫКРУТИЛИСЬ...

Когда Владимиру Путину удалось предотвратить войну США с Сирией, предложив единственно верный план разрешения сирийского кризиса в виде ликвидации химического оружия, раздались голоса о том, что российский Президент достоин Нобелевской премии мира. Одним из первых об этом заявил американский журналист Рик Унгар в свой статье в «Forbes» (http://www.forbes.ru/mneniya-column/mir/244534-novyi-imidzh-putina-kak-rossiiskii-lider-pereigral-obamu-v-siriiskie-shakh). Затем об этом заговорили как на Западе, так и на Востоке, в России. Не было никаких сомнений в том, что Путин достоин этой премии. Тем более, что в России эту премию получал только Горбачев за то, что ликвидировал главного противника США и сделал мир безопасно однополярным. А в США этой премии был удостоен Обама исключительно на волне истерических восторгов «обамомании», когда ему просто захотели сделать приятное и этот буколический посыл был единственным основанием для присуждения «Нобеля мира».

И вот возник случай бесспорный, кандидат очевидный, повод самый серьезный. Но, поскольку, как мы уже видели, нобелевская премия уже не однажды вызывала сомнения в ее независимости от политической коньюнктуры, сразу, как только начались разговоры о Путине, возникли серьезные вопросы, среди который главный – «хватит ли у них мужества признать Путина лауреатом?». Слишком много скопилось стереотипов. «Тоталитарная империя», «свобода слова», «узники», «диктатура»… Дать Путину премию означало, прежде всего, признать окончательное поражение США в Сирийском конфликте и почти открыто поставить им диагноз недоговороспособного «мирового агрессора», при любой возможности расчехляющего боеголовки. Вместе с этим неизбежно возникли бы и другие, уже более масштабные вопросы, в частности, «где именно на самом деле тоталитаризм, свобода и уважение к правам человека» и ответ просился бы сам собой. В общем, нобелевскому комитету предстояло решить непростую задачу…

Как только разговоры о премии мира для Путина стали обретать конкретику, мы с коллегами, проведя анализ, изложенный выше, посмеиваясь, стали гадать, что Нобелевский комитет, в конце концов, придумает, чтобы Путину премию не давать. И комитет придумал. Решил задачу… «Нобелевская премия мира за 2013 год присуждена Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), которая должна обеспечить процесс химического разоружения Сирии». http://news.mail.ru/politics/15152427/?frommail=1 То есть это тот случай, когда премия за изобретение и патент присуждены и выдана не изобретателю, а изобретенной им машине. Или водителю, наладчику, мотористу. И это при том, что эффективность машины и профессионализм наладчика еще не доказаны – пресловутая ОХЗО, как видим, еще только «должна обеспечить процесс», но пока не уничтожила ни грамма оружия. Однако Нобелевскую премию мира уже получила. Ахинея тоже бывает изящной и красивой. Хотя, в принципе, уже хорошо, что премию получил не Обама. И не Керри.
Неужели они сами не видят, как это все выглядит со стороны?

ЗАКОНОМЕРНОСТЬ

512188_900
Самуцевич, Цорионов, Верзилов, Гельман...
Было очевидно, что наркоман и сектант Цорионов рано или поздно окажется в ряду осквернителей храмов. Но чтобы так быстро...
Там мы его и оставляем, ибо, как писал Василь Быков, из этого строя дороги назад уже нет.