Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
boris_yakemenko
ДВА ВОЗА КИРПИЧЕЙ

Назначение Анатолия Лысенко генеральным директором «Общественного телевидения» расставило над разными i некоторые (не последние) точки. Его назначение «будет определенной гарантией независимости нового канала», - сказала Матвиенко. http://www.ria.ru/society/20120718/702808483.html#ixzz20zED6ROL Правильно. Это будет абсолютно независимый канал, поскольку от него вообще ничего не будет зависеть. Каламбур старый как мир, но в данном случае вполне уместный.
В астрономии параметры черной дыры, которую не видно, определяют по сопутствующим факторам. По массе, излучению, движению в эргосфере черной дыры межзвезного газа, а если это двойная система с черной дырой, то по гравитационному воздействию на парную ей звезду. Эти механизмы вполне применимы и к нашей земной реальности, сосредоточенной в данном случае в границах «Общественного телевидения». Его еще нет, но по сопутствующим факторам можно определить, что это будет такое, и в каких формах и состояниях оно будет существовать.
Для начала рассмотрим назначение гендиректора. Лысенко 75 лет и теперь будут говорить «в свои 75 он еще….». Самый подходящий возраст для начала нового большого дела. Но проблема не только в том, что сорокалетний по определению более перспективен, чем семидесятипятилетний. Ведь успех телевидения во многом определяется скоростью реакций. Скоростью информационной обработки событий, трансформации их в телеформаты, начиная от шоу и кончая документальными фильмами. Это способность в режиме реального времени следить за всем, что происходит и тут же реагировать, ибо в информационной борьбе все происходит так же, как и в борьбе на ринге. Кто быстрее, кто более ловок, тот и побеждает. С возрастом скорость реакций ослабевает, ибо включаются естественные защитные механизмы организма, настроенные на самосохранение. Резкие движения, повороты сознания, могут убить человека или серьезно повредить ему. Как реагирует человек молодой на интересное, но не лишенное риска предложение? «А что, любопытно. Давай попробуем. Погнали». А человек в возрасте? «Давай подождем… Может, еще и…»
Таким образом, по назначению Лысенко можно предположить, что быстрых реакций и оперативности от нового телевидения никто не ждет. Пусть будет, как будет. Это же подтверждает и состав совета - от детективщицы Донцовой до сталиниста Проханова, указывающий на то, что людей в него собрали не для того, чтобы что-то делать, а в утешение всем оппозиционно настроенным гражданам, измученным, как монтер Мечников, только не нарзаном, а мнимой несвободой.
«Когда же вы начнете перестраивать рабочие бараки? - строго спросил Квашнин.
- Положительно неизвестно... Пусть потерпят как-нибудь... Нам раньше надо торопиться с помещениями для служащих.
- Черт знает что за безобразия творятся под вашим руководством, проворчал Квашнин. И, обернувшись опять к бабам, он сказал громко: - Слушай, бабы! С завтрашнего дня вам будут строить печи и покроют ваши бараки тесом. Слышали?
- Слышали, родной... Спасибо тебе... Как не слышать, - раздались обрадованные голоса. - Так-то лучше небось, когда сам начальник приказал... спасибо тебе...
- Ладно, ладно.., - успокаивал их Квашнин. - А теперь, бабье, марш по домам, щи варить! Да смотрите у меня, живо! - крикнул он подбодряющим, молодцеватым голосом. - Вы распорядитесь, - сказал он вполголоса Шелковникову, - чтобы завтра сложили около бараков воза два кирпича... Это их надолго утешит. Пусть любуются.
Бабы расходились совсем осчастливленные».
Вот совет и есть те самые два воза кирпичей. Пусть любуются. Ведь советом можно только любоваться.
Но дело не только в этом. Какова концепция канала? Его политика? Чем он будет отличаться от остальных каналов? Сам Лысенко признается, что концепции нет. «Он "пока не до конца представляет себе концепцию нового телевидения", но уверен что команда, которую ему поручено возглавлять, "сумеет ее разработать и реализовать". http://www.itar-tass.com/c9/475568.html То есть не то, что не до конца, а ее нет вообще. Член совета ОТВ А.Ослон считает, что ОТВ должно быть «современным и разнообразным». http://news.mail.ru/politics/9630679/?frommail=1 Прекрасное определение, значительно расширяющее наше понимание смысла и предназначения «Общественного телевидения». Кстати, а что значит «общественное»? Все подряд смогут участвовать в любых передачах, шоу, фильмах и т.д. или нет? Как у Аверченко, где автор статьи в журнале «Аполлон» предлагал похожую идею «общественного театра»? «Автор статьи о театре видел единственное спасение и возрождение театра в том, чтобы публика участвовала в действии наравне с актерами. Идея мне понравилась, но многое показалось неясным: будет ли публика на жаловании у дирекции театра, или актеры будут уравнены с публикой в правах тем, что им придется приобретать в кассе билеты «на право игры»… И как отнесутся актеры к той ленивой, инертной части публики, которая предпочтет участию в игре – простое глазение на все происходящее?.. Впрочем, я вполне согласен с автором, что важна идея, а детали можно разработать после». Здесь то же самое. Идея «Общественного телевидения» есть. Деталей нет. А значит, нет и пока не будет телевидения, ибо оно, как любой механизм, вещь материальная и состоит из деталей, а не из идей.
Еще два существенных момента. Первый – как избавиться от «родимых пятен», то есть от привычных идей и представлений, владеющих «общественным советом». В нем есть люди, которые имеют отношение к СМИ, как, например, Легойда или Проханов. Но у всех у них по определению «замылившийся глаз», устоявшиеся консервативные или либеральные представления о том, как должно быть устроено новое телевидение. Причем эти представления часто движутся при помощи энергии отталкивания, то есть «пусть все будет не так, как сейчас». То есть тех разогнать и закрыть, этих согнать и открыть. Остальные, типа Донцовой, вопиющие непрофессионалы и их большинство. А, как говорил старина Мюллер: «невозможно понять логику непрофессионалов». То есть одни будут работать, а другие каркать под руку. Не говоря уже о том, что если учитывать все запросы и вкусы, то слон-живописец из известной басни окажется ближайшей аналогией с известным результатом «взглянули гости на пейзаж и прошептали: «Ералаш!». В результате общественное телевидение будет «просто виды Палестины в волшебном фонаре».
Второй момент, даже более существенный, это финансирование. «Нам придется определенным образом запустить механизм финансирования общественного телевидения, - сказал Президент Медведев. - Вначале, видимо, через кредитную схему, государство должно все-таки помочь в этой ситуации, но впоследствии этот кредит должен быть замещен на эндаумент, то есть на фонд целевого капитала, который позволит этому телевидению существовать, не обращаясь к государству за деньгами». Позднее пресс-служба главы государства сообщила, что поучаствовать в финансировании телевидения смогут все желающие. «Основным источником финансирования организации станет доход от целевого капитала. Для этого будет сформирован начальный целевой капитал в размере не менее 3 млн рублей, пополняемый в дальнейшем за счет публичного сбора денежных средств, объявляемого по решению наблюдательного совета организации», – говорится в сообщении. http://vz.ru/society/2012/4/17/574839.html
То есть без государства не обойтись. И пусть даже будет эндаумент, но создаст его все равно государство. А если оно его создает (а деньги это немалые), то оно и следит за тем, чтобы за эти деньги ему же не пекли оппозиционных раков. В общем «а зачем на свете пчелы? Для того чтобы делать мед. А зачем на свете мед? Для того чтобы я его ел...» Однако Винни Пух ошибался. Как мы помним, пчелы, сделав мед, внимательно следили именно за тем, чтобы его не ел кто ни попадя. То есть за грамотным, адресным распределением продукта в своих интересах. Государство не глупее пчел.
То есть получается, что телевидение не совсем «общественное». Теперь что касается «публичного сбора денежных средств». А кто будет сдавать эти средства и зачем? Оппозиция никогда не даст ни копейки, потому что «Общественное телевидение» для них было одним из штурмовых лозунгов, который давно уже стал неактуален. Тема отработана. Никто из оппозиции про «Общественное телевидение» давно не вспоминает, никаких советов не формирует и никакого желания войти в существующий совет никто не высказывал. Навальный с охотой вошел в совет «Аэрофлота», ибо там дают, как у Райкина, «понятно, чего и скока». А «Общественное телевидение» оппозиционерам и прочим хомякам и даром не нужно, они в Твиттере сидят. То есть тут ничего не получится. А остальным, которые вообще не рвались к этому телевидению, ибо хватает других каналов, зачем платить? Это платный канал? Нет. Медведев сказал, что общественное телевидение войдет в первый мультиплекс – бесплатный пакет цифровых каналов. http://vz.ru/society/2012/4/17/574839.html. Все. Дальше включается общеизвестная логика «кому надо - пусть платят, а я посмотрю так». То есть остаются те, кто будет платить для того, чтобы разместить или продвинуть на общественном телевидении тот или иной продукт. Личный продукт или продукт небольшой заинтересованной группы людей. Ибо нет таких людей, которые бы ради того, чтобы просто возрастало и процветало великое дело – «Общественное телевидение» - будут нести в него деньги и дальше с умилением смотреть, как духовно зреют, обогащаются и причащаются свободой люди. То есть телевидение опять же перестает быть общественным и становится телевидением тех, кто платит. А если учесть, что оно еще и создается на базе канала «Звезда» (который, кстати, сдаваться не торопится). А там тоже люди, программа, свое видение, отлаженные схемы… То есть не складывается. Ни там, ни тут не складывается.
И, наконец, интересно и то, что сегодня закат телевидения в целом виден все отчетливее. Осталось ему, скорее всего, всего лишь несколько лет. Как человек, работающий с четырьмя курсами Университета, готов засвидетельствовать, что уже сегодня никто из тех, кому от 17 до 22 никогда не обсуждает никакие телевизионные передачи. Нет ссылок на телевизионные программы и у них «Вконтакте». То есть это поколение перестало смотреть телевизор вообще и пользуется только Интернетом. Аудитория «Яндекса» недавно сравнялась с аудиторией «Первого канала». Активисты уличных митингов и шествий тоже с телевидением не дружат, их оружие опять же Интернет. То есть «мадам, уже падают листья». И вот к шапочному разбору поспешает «Общественное телевидение». Эх, хоть что-то бы успеть. Зачем догонять, когда нужно идти наперерез и изобретать новое в востребованных форматах? Непонятно.
Почему так получается, что «Общественное телевидение» (вещь, безусловно, нужная) это сплошная цепь недоумений? Почему не оставляет ощущение принужденности данного процесса? Потому что при принятии решения о его создании руководствовались не стратегическим видением будущего, не решением актуальных, назревших задач, а необходимостью снятия остроты момента, стремлением откликнуться на первичные требования некоторой части общества. Откликнулись. Как уже говорилось, те, кто без «общественного телевидения» вроде бы жить не мог, использовали повестку дня в личных целях, быстро угасли и переключились на новые, более актуальные темы. Как всегда и бывает. А государство осталось на руках с «общественным телевидением», как с чемоданом без ручки, которое теперь развивать непонятно зачем, а бросить жалко, честно ведь обещали, надо выполнять, а то опять крик поднимется. То есть государство нагрузили ответственностью, а разделять эту ответственность с ним не захотели. А государство с этим зачем-то согласилось.
А зря. Государство вообще не должно было бы так глубоко ввязываться в эту историю. «Общественное телевидение» в самом идеальном смысле этого словосочетания нужно? Безусловно. Президент издал указ и попросил подвинуться телеканал «Звезда». Все. А дальше пусть оно действительно становится общественным. Пусть те, кто жить не мог без «общественного телевидения», ищут спонсоров, создают совет, начинают с нуля… Нужно было представить и разработать концепцию, создать план, разобраться со значением слова «общественное». И тогда образовалось бы действительно «Общественное телевидение». И либо получилось бы все грамотно, либо угасло бы само собой, либо вышел бы второй телеканал «Дождь» (или Белых в Вятке) – все-кое как, тяп-ляп, мелкое и среднее жульничество, ангажированность и халтура. А дальше люди бы голосовали кнопками. А государство следило бы, чтобы все было по закону. И все.
Может, попробовать?

?

Log in

No account? Create an account