?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
ИСПЫТАНИЕ ТЕРПЕНИЯ
boris_yakemenko

(или «тут и у святого терпение лопнет»)

Против Святейшего Патриарха Кирилла в момент прибытия на Украину совершена провокация. Очередная «скорбная главою», проникнув в аэропорт под видом журналистки (интересно, правда), попыталась с воплями подбежать к Предстоятелю, но попытка не удалась. Визит проходит по плану.  

Не секрет, что терпение нормальных людей имеет свои границы. И рано или поздно, если испытание терпения не заканчивается, всегда наступает момент, когда эти границы оказываются перейдены. Дальше происходит примерно то же самое, что описано в воспоминаниях об Ильфе и Петрове, выходивших в 1963 году. «Это  совсем коротенькая история,  случившаяся  в гудковском общежитии (общежитии газеты «Гудок». Б.Я.) Однажды вечером туда ворвался здоровенный пьяный верзила. Август Потоцкий (сотрудник «Гудка» и коллега Ильфа и Петрова. Б.Я.) попытался  урезонить хулигана, и тот ударил его.

- Уйди, добром прошу, - сказал Август. Тот ударил его еще раз.

- Ну, я  не  Христос, - сказал Август и треснул  верзилу так, что тот вышиб спиной дверь и вылетел на лестницу».

Остановимся на этот моменте и рассмотрим указанную выше провокацию ( в которой нет никакого содержания и ничего нового), а также провокацию в храме Христа Спасителя через рамки установившихся неписаных правил. А ситуация выглядит следующим образом (об этом уже приходилось писать). В 1990-е годы захватившая страну либеральная группа установила свои правила и заставила всех жить по ним. Согласно этим правилам, они имели право: 1) лгать и клеветать (повсеместно), 2) применять насилие (на митингах и не только), 3) устраивать провокации против всех, кто им не нравится и мешает им жить. 4) в целом поступать так, как им хочется.

Определенные общественные группы были выделены ими особо и эти группы были наделены ими абсолютной презумпцией невиновности. В советское время в КГБ существовало правило, согласно которому любые компрометирующие материалы, касающиеся членов ЦК КПСС должны быть немедленно уничтожены без проведения каких бы то ни было проверок. Это правило было возрождено либералами. Так возникли группы абсолютно неприкосновенных людей, среди которых «журналисты», «писатели», «художники» или в целом «творческие люди». Эти группы могли делать все, с ними же делать что-либо было запрещено. Попытаться как-то пробить границы этих групп было невозможно, ибо определяли, кто именно является «художником» или «журналистом» опять же сами либералы.

Что же касается всех остальных (то есть нас с вами), то для них было создано гетто, окруженное жесточайшей колючей цензурой и ограниченное строгими правилами. Выходить на улицы, поддерживать Кремль, осуждать кого-либо из круга либералов, тем более подавать на них в суд (это вообще строго запрещено), писать и публиковать что-либо против них. Иными словами «лопни глаз, кто не любит нас». Нельзя голосовать так, как хочется нам, а не им. Нельзя веровать, ибо они не считают это нормальным. Было даже в подробностях определено, что является для нас оскорбительным, а что нет, когда можно обижаться, а когда нельзя. Так, например, после кощунственно выставки «Осторожно, религия» в центре Сахарова директор центра Самодуров заявил верующим, что «вы должны мириться с тем, что вас это оскорбляет». После кощунства в храме Христа Спасителя было сразу заявлено, что это была «творческая акция художников», которая «не оскорбляет чувства верующих», «верующим обижаться глупо», «обязаны простить». По их правилам так и должно было быть. Все должны были согласиться, утереться и смиренно ждать новых оскорблений.

А вышло иначе. Самочинно установленные начали нарушать. Нарушать верующие. Государство. Потому что издевательство над здравым смыслом, наконец, надоело. А теперь вернемся к тому моменту, на котором остановились. Все большее количество людей, глядя на то, что делают с Церковью, со священноначалием, со святынями, в широком смысле с православной верой, глядя на все эти пляски, порубленные иконы, похабные картинки и надписи, склонялись к мысли «ну, я не Христос» и следующему за ней действию. То есть задумывались об отмене самочинно заведенных правил и установке своих, что свидетельствует, на самом деле, о росте гражданского сознания. А поскольку эта отмена и установка проходит нередко довольно жестко (дает себя знать лопнувшее терпение), государство очень точно эти умонастроения уловило. И взяло дело в свои руки. И, невзирая на все давление, на всех стингов и коллективные письма «деятелей», держится, ибо понимает, что если уступить, будет только хуже.

В этой ситуации нагнетание истерии, продолжение провокаций только ухудшают ситуацию. Ухудшают потому, что Патриарх (в данном конкретном случае) приехал объединять, а не разделять. Приехал утверждать, а не разрушать. Потому, что храм в общественном сознании есть святыня, в которой не гогочут и не пляшут. А религиозные ценности действительно являются безусловными, то есть Ценностями, проверенными опытом и историей. И когда осядет вся политическая муть, в сухом остатке и для провокаторов и для их защитников непременно останется только: «Они оскверняли храм». «Они третировали Патриарха», «они защищали тех, кто осквернял и третировал». Это видно уже сегодня, невзирая на мощнейшие усилия представить происходящее «политическом процессом», «творческим актом», «гражданским протестом» и т.д. И от этого тавро им не удастся избавиться очень долго. Или вообще никогда.

Но все-таки на месте провокаторов и их покровителей я бы задумался. Государство государством, о терпение-то не беспредельно. Как бы не вышло им все это боком. Боком какого-нибудь Августа Потоцкого.


  • 1
"Демократия - это диктатура демократов" - Михаил Задорнов в начале 90-х.

Правы авторы Проекта "Россия" в том, что уровень порока в обществе - есть мерило "демократичности".

Повышение уровня порока в обществе - свидетельство ослабления иммунной системы. В данном случае - готовности и способности защищать свои идеалы и святыни и святыни страны.

Например в 1913 г. акция подобная акции Pussy Riot в Храме Христа Спасителя была бы не возможна просто в принципе. Вы представляете себе песню "Богородица Романова прогони?" Расстреляли бы сразу и ни одна газета ни словом не обмолвилась. Могилы бы этих девиц не нашли и ни одного упоминания о них. Общество имеет право и обязанность защищать моральные ценности и свою культуру. Это долг перед памятью предков. Если общество этого не делает и допускает снисхождение к подобным поступкам значит общество больно. Ну треснул бы Святейший посохом эту полуголую девицу. Поднял бы десницу в защиту Церкви и мирян. Странно почему он этого не сделал?

  • 1