Previous Entry Share Next Entry
КАПИТУЛЯЦИЯ
boris_yakemenko
Следом за «общественными деятелями» оппозиции, обратившимися в пространство с умоляющим письмом «прекратить гонения на оппозицию» и выпустить обвиняемых в насилии и провокациях на Болотной, выпустить на том лишь основании, что «общественные деятели» так хотят, белый флаг выбросил провокатор Гельман. У него дела плохи совсем. Выгнали из Общественной палаты, выгнали из «Единой России», из Твери, гонят из других городов. Признан клеветником и должен заплатить за клевету. Протянул ноги портал «Соль», а затем и «галерея», ибо никто ничего не покупает, а члены, клизмы и мат в виде «актуального искусства» несколько, мягко говоря, устарели.

Поэтому Гельман обратился с православным с призывом «к переговорам». В письме откровенно говорится о том, что скоро Гельману и его экспериментам конец. «Общее настроение тревожное. Дело не в угрозах в наш адрес. К этому привыкли. Дело в ощущении какого-то тупика». Дальше Гельман пытается подлизаться к Церкви, объединив ее с «художниками» в гонениях. «В советское время и церковь и художники были гонимы». Дескать, мы такие же, что нам делить. «И сейчас не будет ситуации в которой одна сторона окажется полностью правой». Эта ситуация уже есть. И правы в ней верующие и Церковь.

Дальше начинаются попытки подлизаться. «Уважаемые православные, священники и члены общины». Уже уважаемые. Вспомним то, что Гельман говорил совсем недавно, как лгал о Церкви и священниках. «Людей просто потрясло, что попы РПЦ вчера отказались бесплатно отпевать погибших. Поскольку выжившие оказались сейчас в такой ситуации, что не имеют ни копейки денег, чтобы заплатить попам, усопшие уходят в последний путь без отпевания. Ни одна церковь так и не приютила никого из бездомных, не удосужилась расщедриться ни на еду, ни на воду. От Церкви пострадавший город не получил ни крохи помощи». Эта ложь была многократно опровергнута. http://ruskline.ru/news_rl/2012/07/16/marat_gelman_ya_imeyu_pravo_kritikovat_prezidenta_i_patriarha/ А теперь уважаемые…

Конечно, есть и неоднократно опровергнутые банальности, которые у Гельмана есть всегда. «Не берите их в церковь, не молитесь им. Как не брали работы Караваджо за "отсутствие искры божьей", как не признавали работы Ге из-за того что Христос выглядел на них как реальный человек». Да их никто и не собирался брать. И, обратите внимание, глумливая пачкотня из конторы Гельмана легко поставлена в один ряд с Ге и Караваджо. Знайте, мол, с кем воюете. С живыми классиками. И, наконец, мольба: «Давайте разговаривать. Просто потому что у нас нет другого выхода. Подавайте в суд, если что-то вас оскорбит». http://echo.msk.ru/blog/marat_gelman/933252-echo/ Это мы уже слышали. Но не Гельману определять, как поступать православному, когда оскорблены и осквернены святыни. Пусть православные защищают свои святыни так, как считают нужным.

А теперь попробуем разобраться, нужны ли все-таки сами переговоры? Возможны ли?
Что такое переговоры? Переговоры это прежде всего легитимизация обеих сторон. Признание обоюдного равного права вести переговоры. То есть Гельман пытается в безнадежной ситуации выхлопотать себе статус стороны, могущей на равных договариваться с другими. То есть с Русской Церковью. С тысячами православных людей. Не кажется ли противоестественным такое уравнивание? Безусловно. «Орлам случается и ниже кур спускаться, но курам никогда до облак не подняться». Нельзя не согласиться с Алексеем Шмидтом: «ведение переговоров подразумевает наличие мандата на заключение каких-либо договоренностей или соглашений. И если со стороны православных выставить переговорщика с мандатом не представляет проблемы, им может быть, например, отец Всеволод Чаплин, то кто станет переговорщиком от лица «прогрессивной общественности»? У кого есть мандат, кто может обеспечить выполнение договоренностей? Наверное, только тот, кто координировал на протяжении последних месяцев нападки на Церковь. Если такого человека нет, то ведение переговоров не имеет смысла, переубеждать каждого отдельного прогрессивного галериста в том, что патриарх не ест детей, а Церковь – это не инструмент порабощения русского народа, – занятие дорогое и бесперспективное». http://vz.ru/opinions/2012/9/24/599547.html

Что дают Церкви и верующим эти переговоры? Ничего. Они не кривили душой, не торговались с совестью, когда защищали свои святыни (пусть порой и слишком радикально, но если эти по-другому не понимают). То есть эти переговоры затеваются Гельманом для Гельмана. У него как раз здесь широкие перспективы. Он продолжает кощунства и провокации (он все равно ничего другого делать не умеет, поэтому иначе не будет в любом случае), но уже на «законных основаниях». «Мы же договорились, что наших провокаторов никто не трогает». Интересно то, что Гельман, призывая к переговорам, не собирается закрывать свою провокацию. Она продолжается, хотя обычно принято на время переговоров «прекращать огонь». И на этом фоне он хочет, чтобы с ним кто-то договаривался.

Еще одна проблема, связанная с этими «переговорами» лежит опять же в застарелой либеральной плоскости. В 1990-е либералами был изобретен очень эффективно работающий инструмент – требование доказывать аксиомы. В качестве примера можно привести передачу коллеги Гельмана, Швыдкого «Культурная революция», где каждая тема бала именно такой провокацией. Объявляли тему «Пушкин безнадежно устарел», приглашали с одной стороны литературоведов и знатоков, с другой – маргинала, который уныло бубнил: «Пушкин нам не нужен. Пушкин старье. Пушкин никому не интересен». Специалисты хватались за сердце, пытались что-то доказывать, сыпали цитатами и мнениями, маргинал стоял на своем, поскольку доказывать ему было нечего и аргументов не было. Швыдкой довольно хихикал: «Видите? Видите? Не все согласны с тем, что Пушкин наша гордость. Вопрос требует обсуждения». Но сегодня время этих разводок кончилось. А Гельман предлагает вернуть именно такую схему. С одной стороны святыни, Церковь, тысячелетний опыт, культура. С другой горстка маргиналов из подворотни без образования, интеллекта, культуры. «А ну-ка, - захихикает Гельман. – давайте поспорим, можно ли гадить в храмах. Видите, православные, не все согласны с вами, не все». Соглашаться на это больше нельзя.

И еще одна важная причина, на которую опять же обратил внимание Алексей Шмидт: «Православные миряне пытались неоднократно вступить в дискуссию с «людьми культуры», но те бежали от нее как черт от ладана. Православные активисты пришли в Театр.doc, после чего «люди культуры» судорожно стали искать в зале десантников. Отчего такой страх перед дискуссией на собственной площадке и перед камерой? Зал полон вашими сторонниками, на сцене интеллектуальная элита креативного класса, что вам не давало пригласить двух молодых людей на сцену и переубедить их, доказать всем свою правоту и силу аргументов? Ответ прост – знали, что никаких аргументов нет, а тухлые яйца просто не успели заготовить. «Люди культуры» спасовали перед двумя студентами, назвав их «массовкой», а сегодня вдруг заговорили о спокойном разговоре с представителями Церкви. Если вам нечего было сказать простым мирянам, неужели вы думаете, что вам есть что сказать патриарху?» http://vz.ru/opinions/2012/9/24/599547.html

А что касается «нет выхода». Как говорили древние «безвыходным положением мы называем то, выход из которого нам не нравится». Так вот выход есть и он, безусловно, не понравится Гельману. А это значит, что он правильный. Об этом выходе можно сказать словами воспоминаний из не очень давнего, но очень актуального прошлого:

«Кребс. Наша задача - сохранить правительство и заключить мир. Особенно с державой-победительницей.
Чуйков. Понимаете ли вы, что мы и союзники требуем полной капитуляции? По-моему, немецкое население достаточно хлебнуло от бомбежек. У всех белые повязки (ничего не напоминает? Б.Я.))).
Кребс. Да, все хотят прекратить войну, но после признания вами правительства, созданного согласно воле фюрера...
Чуйков. Странно. Таких условий мы не ожидали. Вы хотите, чтобы еще лилась кровь? Если вы не капитулируете, мы пойдем на штурм.
Кребс. Если будет уничтожен берлинский гарнизон, не будет германского легального правительства.
Чуйков. Бессмыслица.
Кребс. Я познакомил вас с моим поручением. У меня других нет...
Чуйков. Я сообщил вам единственное и окончательное условие: безоговорочная капитуляция...
Кребс. Полная?
Чуйков. Полная».

Именно так. Решили сдаваться – пусть сдаются. Капитулируют. Безоговорочно. Выхода другого нет. А православные обязательно простят. Ибо православная традиция разрешает бить врага, но запрещает добивать его. И всем будет легче.

  • 1

КАПИТУЛЯЦИЯ

User alex_serdyuk referenced to your post from КАПИТУЛЯЦИЯ saying: [...] Оригинал взят у в КАПИТУЛЯЦИЯ [...]

Что бы не говорил гельман, это совсем не означает то, чтО он говорит, тем более никогда не будет означать: "Решили сдаваться – пусть сдаются. Капитулируют. Безоговорочно. Выхода другого нет." Никогда не поверю, что этот прожженный чудак на другую букву, может признать себя не правым. Высокомерие там зашкаливает. Вы понаблюдайте за ним, когда он кого то слушает, хотя бы в передаче "НТВешники" - брр... неприятнее человека редко можно встретить, от него можно ожидать всё что угодно.

Это давно уже не человек. Это человекообразное существо. Но если даже и не решили капитулировать, надо их к этому подтолкнуть.

Видимо, будет повтор, но невозможно подтолкнуть вперед того, кто намертво стоит против и уверен в своей правоте, притворяясь намерением о переговорах - не понимать этого и соглашаться хоть на какой-либо диалог - это явный проигрыш. ИМХО, конечно.

Это смотря как подтолкнуть. Если вовремя сменить чувство локтя на чувство колена - еще как можно подтолкнуть.

Ну так это ж совсем другое дело))) - коленкой под зад - и никаких диалогов с мразью(((

А как еще с Гельманом и подельниками?)

Но приличные люди переговоров с бомжами не ведут,а просто гонят их из подъезда своего дома.
Гельман и Ко - это просто отбросы культуры,но не русской...

КАПИТУЛЯЦИЯ

User azbukywedy referenced to your post from КАПИТУЛЯЦИЯ saying: [...] Оригинал взят у в КАПИТУЛЯЦИЯ [...]

  • 1
?

Log in

No account? Create an account