Previous Entry Share Next Entry
ЧУВСТВО КОЛЕНА
boris_yakemenko
Эх, вывели…
Как пятно на скатерти.
А.Аверченко

Чувство локтя у руководства «Коммерсанта» сменилось чувством колена. Нацбола Кашина вышибли. Причина проста, как палец. «Малое количество заметок в газете. Вот и все. Работать надо было», - заявил главред Михайлин. Но, конечно, всем уже объясняют, что вопрос политический, что это «лучшие» (из худших), что «вот так у нас теперь…» (последняя фраза объясняет вообще все, что происходит у нас в стране).

Возможно, это всего лишь означает, что в СМИ возвращается профессионализм (хотя вместо Кашина теперь там Любитель Котов в Извращенной Форме, так что, может быть, все иначе). Но хочется думать, что это так. Трепачи и обслуга болотных камланий откочевывают туда, где им и положено быть – на вершину ангажированности и непрофессионализма «Дождь». А это и есть порядок. Ибо искоренить в журналистике такое явление, как «кашинность» не получится (как не вывести, например, из организма болезнетворные микробы или из общества маргиналов), но получится взять ее под контроль и поместить туда, где она должна быть. Бомжи, наркоманы и шпана, которые будут всегда, просто должны быть в подворотнях, у помоек, на свалках, а не на центральных улицах. Кашины должны быть компактно на «Дожде», «Эхе» и в «Новой газете». Вот и все. Чтобы каждый человек, включающий что-то или берущий в руки, пробегал глазами фамилии и сразу знал, что это. Кашин, Гессен, Любитель Котов, Орешкин, Никитинский, какая-нибудь Ларина, Новодворская – все сразу ясно без словаря, что будет, о чем и в каком стиле. И, подойдя к урне, человек делает свой свободный выбор.

В последние годы в пространстве СМИ в России сложилось удивительное явление «оппозиционная журналистика», имевшая к настоящей журналистике такое же отношение, как к солнечным протуберанцам. Писание хороших, серьезных, аналитических статей хорошим языком было выведено из этого явления полностью. Как, например, на нашей эстраде или в «современном искусстве» умение петь и рисовать не то что не главное, а нередко просто не нужно и даже вредно. В результате «оппозиционная журналистика» складывалась из хождения на оппозиционные сборища, задержаний, кликушества, мата в Интернете, оскорблений тех или иных людей и судилищ. Все. Наглядным показателем этого было изменение терминологии. Например, последние пару лет, когда речь заходила об «оппозиционных журналистах», то совершенно перестали писать «он взял хорошее, интересное интервью у чиновника Иванова (Петрова и т.д.)» Писали так: «Он классно потроллил (застебал, опустил) это чмо Иванова (Петрова)». В Интернете и СМИ вполне закономерно обсуждались не статьи такого рода «журналистов», а подробности связанных с последними выходок и происшествий. Задержания, суды, чужие постели, визиты в посольства, или, как в случае с Кашиным, побитый фасад, на котором Кашин продержался в упоминаниях довольно долго. Сложились целые СМИ, состоящие только из таких людей.

Но как только начиналась меняться атмосфера или хозяин издания или что-то еще, то торговцы грязным бельем или своей битой мордой довольно быстро становились не нужны, а нужны были простые, понятные, хорошие тексты. И происходила сцена из «Служебного романа» (цитирую не дословно): «Шура, вы кажется, в бухгалтерии работаете? Да, кажется… Так вот, было бы неплохо, если бы вы почаще вспоминали о своем рабочем месте». Но вспоминать было уже нечего. Люди просто разучились писать (достаточно почитать всех – от Кашина до Любителя Котов), перестали быть журналистами. А дальше все происходило по накатанной схеме. Как сейчас с Кашиным. Вышибли – и все обсуждают. Опять же, не статьи, а вышибленного. Потом примут куда-то – опять напишут и обсудят. А дальше все по кругу.

Хочется напомнить Кашину (и всей компании) старую мысль. «Если ты в нужде, то не гнушайся ничем. В крайнем случае, даже работой». Может, попробовать ему (им). Глядишь, и поможет.

?

Log in

No account? Create an account