Previous Entry Share Next Entry
ДВЕ ТРАДИЦИИ
boris_yakemenko
Владимир Путин весьма интересно высказался сегодня по поводу утраты традиционных ориентиров. «После развала Советского Союза ничего взамен не получилось. Даже коммунистическая идеология вышла из постулатов религии, в частности, даже Кодекс строителей коммунизма, - сказал Путин. - Говорят, что мавзолей не соответствует традициям. Почему? Посмотрите мощи в Киевско-Печерской лавре, других монастырях. Вы можете их смотреть. Конечно, нам надо вернуться к корням, но, безусловно, на соответствующем уровне".http://www.interfax.ru/society/news.asp?id=280115

Уже раздаются голоса, что сравнивать два этих явления невозможно, что Путин сказал нечто недопустимое. На самом деле он просто отметил органическое вытекание коммунистической традиции из традиции религиозной, православной, тесную связь этих традиций. Сразу необходимо подчеркнуть, что коммунистическая идеология и обрядность была вторична по отношению к православной обрядности и идеям, мало того, многие вещи были просто поставлены с ног на голову. Но нельзя не признать того очевидного факта, что переворот 1917 года и последовавшие за ним события имели серьезную религиозную основу, а формирование коммунистической партии, ее обрядовой стороны копировало внешние формы церкви и ее атрибуты. Кстати, во многом именно это обстоятельство позволило коммунистической, партийной идеологии так быстро овладеть умами огромного количества людей и так крепко закрепиться в сознании.
Впрочем, посмотрим ближе.

Религиозная идея достижения Небесного Царства Божия, попытки воссоздать его элементы на земле, отразить в культуре и повседневной жизни встречаются в русской истории на протяжении нескольких столетий. Теория «Москва-Третий Рим» и опричнина Ивана Грозного, строительство Московского Кремля и Нового Иерусалима патриарха Никона под Москвой – это лишь некоторые примеры, свидетельствующие о том, что данная идея пронизывала общественное сознание русского общества и захватывала все слои – от крестьян до правителей. Поэтому неудивительно, что именно эта религиозная идея, невзирая на декларативный отказ от религии, отчетливо просматривается в революционных событиях начала ХХ века. Потрясения 1905-1917 гг. были восприняты значительной частью русского общества как грандиозная попытка построения Царства Божьего на земле. Революция воспринималась большевиками, как начало новой эры в истории человечества. Члены партии предлагали ввести в советской стране новую систему летоисчисления с 1917 года. Многие периодические издания 1920-х и даже 1930-х годов выходили с двойной датировкой – обычной и революционной (по годам революции). Вскоре после революции Всероссийский Исполнительный комитет опубликовал «Десять Заповедей Пролетария», имевшие прямые аналогии с «Десятью Заповедями» Моисея, которые были даны ему Богом на горе Синай. Многие плакаты большевиков напрямую подражают иконам. Так, обычным сюжетом стало изображение рабочего или солдата в образе Святого Георгия – сидящим на красном коне и поражающим дракона–буржуазию. Известен сюжет плаката, на котором всадник-большевик на крылатом коне держит открытую книгу, надпись на которой «Пролетарии всех стран, соединяйтесь» выполнена церковнославянской вязью.

Неудивительно, что одной из важнейших идей «преобразователей мира» 1920-х годов стали попытки решить проблему человеческого бессмертия. Одним из главных идеологов «бессмертия человека» стал философ Н.Ф.Федоров. Он считал, что с развитием техники в недалеком будущем будет найдено средство победить смерть и человечество сможет обрести физическое бессмертие. При этом дар бессмертия обретут не только живые, но и мертвые через всеобщее воскресение. Таким образом удастся избежать Страшного Суда. По мысли Федорова, человечество должно в ожидании всеобщего воскресения переселиться к могилам предков, чтобы кладбища превратились в центры религиозной и общественной жизни. Учение Федорова оказало сильнейшее влияние на Л. Красина – человека, под чьим наблюдением велись работы по сохранению тела Ленина и сооружению первого мавзолея.

Еще одной деталью, связывавшей советскую идеологию и религию стало пристрастие к красному цвету. Как известно, на иконах в красные гиматии одеты мученики, красный цвет пасхального яйца символизирует жизнь вечную. В советской идеологии с первого дня октябрьского переворота красный цвет занимает главное место.
Ленин5
Красные зори,
Красный восход,
Красные речи
У красных ворот
и красный,
на площади Красной,
народ.
(Н.Асеев. Поэма «Кумач»)

Возникают многочисленные названия населенных пунктов: «Красные ткачи», «Красный электрик», «Красный текстильщик». Выходят журналы «Красный ворон», «Красная нива». Именно тогда складывается традиция, сохраняющаяся отчасти и поныне, хоронить умерших в гробах, обитых кумачом, что фактически сделало красный гроб символом вечности и бессмертия.

Коммунистическая партия создается как «Новая Церковь», как обладательница абсолютной истины. «Партия не ошибается», «Партия всегда права», «Партийная совесть» – эти термины прекрасно характеризуют восприятие партии народным сознанием. Партия была способна творить чудеса. «В этом и есть настоящий дух большевизма, – утверждал Ю.Пятаков в 1928 г. – Это есть черта, глубочайше отличающая нашу партию от всех прочих, делающая ее партией «чудес». Пятаков всерьез верил в «чудотворность» партии. В русской революции, говорил он, «...много чуда, и чудо сделано Лениным, потому что он не пожелал считаться с так называемыми объективными препятствиями и отсутствием «объективных предпосылок». Большевизм есть партия, несущая идею претворения в жизнь того, что считается невозможным, неосуществимым и недопустимым». Чем больше вытеснялся Бог из общественного сознания, тем больше его место занимал советский сверхчеловек, стремившийся стать богом.

Наиболее отчетливо религиозный характер советского менталитета проявился в культе партийных вождей, или «культе личности». Культом были окружены многие партийные фигуры, но самым устойчивым оказался культ В.И.Ленина, продержавшийся почти до крушения СССР. Истоки этого культа Г.П.Федотов видел еще в Московской Руси. «Новый советский человек, – писал он, – не столько вылеплен в марксистской школе, сколько вылез на свет Божий из Московского царства, слегка приобретя марксистский лоск. Посмотрите на поколение Октября. Их деды жили при крепостном праве, их отцы пороли самих себя в волостных судах. Сами они ходили 9 января к Зимнему дворцу и перенесли весь комплекс врожденных монархических чувств на новых красных вождей». Уже в 1920-е гг. к Ленину прилагали определение «Моисей».
… скончался Моисей,
Который дал свободу русским братьям.
По морю Красному их вывел из цепей.
(Э.Мюзам)

Лени6

Как известно, Моисей вывел еврейский народ из рабства египетского, а Ленин, таким образом, из рабства феодального. Развивая эти аналогии, Ж.Русс писал, что «Ленин посохом предначертал путь от хаоса к Союзу и Расцвету, и был народом вознесен». Ленина также называют «кормчий», «отец народов», «гений всех времен и народов», «солнце грядущего». Не случайно считалось, что Ленина нельзя точно запечатлеть в искусстве – настолько он велик и многогранен. «Были попытки запечатлеть Ленина, - писали в одной из газет тех лет, - но они почти все были неудачны, так как не могли охватить его целиком и в литературе отмечались лишь отдельные черточки его характера». Можно вспомнить, что, согласно преданию о царе Авгаре и его художнике, пытавшемся нарисовать Христа, точно так же был неизобразим в целостности облик Христа.

Ленин4

В народном крестьянском сознании Ленин быстро приобрел мифические черты народного освободителя, имеющего все черты легендарного героя: он описывался человеком огромного роста, в красной рубахе, обладателем невероятной силы. Так, в Поволжье в 1920-х годах ходило поверье, что в образе Ленина на Русь снова пришел Стенька Разин. В фольклоре народов Сибири он часто выступает в образе эпического богатыря, освобождающего угнетенный люд от ига богатеев, купцов и шаманов. Одновременно он является повелителем природных стихий, ему оказывают помощь звери и птицы.
Его брови – подобие горных хребтов!
Его очи горят ослепительным пламенем!
Мир, казалося, весь встать немедля готов
Под его алым знаменем.
В его правой руке блещет огненный луч,
В левой – лунный.
Он добр и могуч.
Не случайно известная поговорка «у Христа за пазухой» стала звучать как «у Ильича за пазухой».
Важнейшим толчком для развития культа Ленина явилась его смерть, которая окончательно превратила вождя в религиозный символ. Уже тогда стали закладываться истоки веры в бессмертие Ленина. В знаменитой подборке газетных и журнальных статей, вышедших в 1924 г. под названием «У великой могилы» и посвященных памяти Ленина, существует много свидетельств, указывающих на это. «Он с нами всегда, он из могилы будет нам диктовать, будет направлять нас... Он освободит всех», – говорит приехавший на похороны в Москву крестьянин. На одной из страниц могила Ленина названа колыбелью свободы всего человечества, что буквально пересекается с пасхальным стихом «Гроб Твой, Христе, источник нашего воскресения». Смерть Ленина в пропаганде стала преподноситься, как жертва, принесенная за всех, как мученичество во имя великой и вечной идеи.
Ты к нам пришел, чтоб облегчить
Наши тяжкие мученья,
Ты к нам пришел, как вождь, разбить
Врагов рабочего движенья…
…Нам не забыть твоих страданий,
Что перенес, ты, вождь, за нас.
Ты жертвой стал…
(Страдающий Аким. «В.Ленину»)
Образ Ленина очень быстро обретал прямо божественные черты. С одной стороны, он – простой земной человек, мягкий, демократичный в общении, любящий детей и животных. С другой – это суровый вождь революции, грозный мессия, повелевающий судьбами мира. То есть налицо «богочеловечность» вождя, соединение в нем двух начал – божественного и человеческого. Тем более, что покушение на Ленина в 1918 г. истолковывалось как сакральная жертва, еще больше приближавшая образ Ленина к Богу.

После смерти Ленина в его память происходит масштабное переименование городов, селений, площадей, улиц, переулков, присвоение его имени предприятиям и организациям. Возникли предложения предложить руководству поселков и малых городов взять по одному беспризорному мальчику, воспитать его «в духе ленинизма» и присвоить фамилию «ИЛЬИЧ», заменить слово «рабочий» производным от «Ленин», переименовать воскресенье в «ЛЕНИНДЕНЬ» и посвятить его изучению ленинизма (т.е. налицо замена православного воскресенья на день, посвященный новому богу). Начинается широкомасштабная установка памятников вождю по всей стране (возникло предложение поставить на Красной площади Москвы стометровую статую Ленина). Выходили тысячи книг, посвященных Ленину, его статей и работ, стремительно становящихся новым священным писанием. «Мы просим, – обращались крестьяне через газету к руководству страны через год после смерти Ленина, – чтобы выпустили книжку о жизни и делах дорогого тов. Ленина и его заветы, чтобы эта книжка была бы нам заместо евангелия».

Ленин2

Через несколько дней после смерти Ленина руководители партии, невзирая на сопротивление членов партии, приняли решение о сохранении навечно его тела в специальном склепе на Красной площади. Как писали тогда Мавзолей с останками вождя в будущем должен был превратиться в «место паломничества всего свободного человечества» и затмить собою святыни Мекки и Иерусалима. В итоге мумифицирование Ленина и создание мавзолея, совпавшее по времени с массовым вскрытием и осквернением мощей, дало людям новую гробницу, они же определили и основную цель сооружения Мавзолея как «пирамиды-музея»: дать гражданам объект поклонения – еще одни мощи, но теперь уже «настоящие». Лежащее в гробу «как живое» тело вождя производило на «верующих коммунистов» гораздо более сильное впечатление, чем его образ на картинах или плакатах.

Ленин3

Мавзолей демонстрировал единство Ленина и партии максимально наглядным, магическим способом: новые партийные руководители стояли на трибуне Мавзолея, а под их ногами, несколькими метрами ниже, лежало тело основателя партии. Регулярно проходившие перед Мавзолеем военные парады и демонстрации – крестные ходы с рапортами о трудовых свершениях были адресованы и тем, кто стоял на его трибуне, и тому, кто лежал в саркофаге в его недрах. Таким образом, мавзолей становился памятником и могилой вечно живого бога. Не случайно в советских газетах мавзолей называли «святыней», «неиссякаемым источником революционной энергии». Вокруг мавзолея начинают складываться ритуалы – к нему приходят космонавты перед полетами, молодожены в день свадьбы возлагают к мавзолею цветы. В журнале «Огонек» уже в 1940-е годы предлагалось, если случилась семейная неприятность, не ладится на производстве, наступил упадок духа, придти в мавзолей или просто постоять у мавзолея на Красной площади и депрессия уйдет, проблемы решатся. В рабочей среде родилась традиция приносить к мавзолею записки с просьбами (так же как сегодня верующие оставляют на могилах святых и праведников записки с молитвами и прошениями).

Усиление культа вождей и культа партии было прямо пропорционально давлению на Церковь. Одну, истинную, религию насильственно сменяли другой, основанной на вере в вождя-бога и партию-церковь.
Так что мавзолей на Красной площади – памятник удивительному квазирелигиозному феномену, который произошел в России почти сто лет назад и до сих пор не осмыслен до конца. И нет никакого сомнения в том, что ни в другой стране с другими религиозными традициями таких масштабных исторических поворотов произойти не могло.

?

Log in

No account? Create an account