Борис Якеменко (boris_yakemenko) wrote,
Борис Якеменко
boris_yakemenko

Categories:

АРГУМЕНТЫ ДЕТЕКТИВЩИКА

В который раз убеждаюсь, что оппозиция нам все-таки нужна. Прежде всего как пылесос для ограниченных людей, которых она высасывает отовсюду и компактно собирает в одном месте. Вот прогорающий детективщик Чхартишвили (Акунин), не знающий, как привлечь к себе внимание и изъясняющийся удивительно убогим и пошлым слогом (депутатов Госдумы, например, он называет «думаками» - правда, смешно? И оригинально?), вздыхает о принятом законе о защите чувств верующих (http://borisakunin.livejournal.com/101939.html?style=mine). Закон о защите чувств верующих ему, не верящему ни во что, не понимающему роли и значения Православия для России и ее культуры, ничего не читавшему на эту тему, разумеется, не нравится. Невежество вновь восстает против несправедливости (только не надо мне говорить, что детективщик, написавший десяток томов, уже по одному этому факту может считаться выдающимся писателем и интеллектуалом). Приводит «аргументы». Причем интересно здесь то, что за 80 лет, прошедших с 30-х годов прошлого столетия они так и не придумали новых доводов в свою защиту – все на уровне «Безбожника у станка» и творений Емельяна Ярославского.
0_92714_e3e94762_XXL
Правда, кое-что изменилось. Раньше их хилые аргументы поддерживались всей мощью государства – возражающих просто расстреливали и бросали в тюрьмы и поэтому дискуссия получалась очень убедительной. Оппонент уничтожался в прямом и переносном смысле. Сегодня государство иное. Церковь имеет право отвечать и отвечает грамотно. А у этих все то же самое, только еще более жалкое и ходульное. «Может, завтра кого-то оскорбит, если я напишу в блоге, что в истории РПЦ много стыдных страниц, а послезавтра - если просто не перекрещу лоб, проходя мимо церкви» - юродствует Чхартишвили. Может и оскорбит. Но, во-первых, для этого существует суд, давно уже наметавшийся на заявлениях от ненормальных, который и спасет детективщика. А во-вторых (что важнее), это возражение из детства, когда ребенку, стоящему в луже или тянущему кошку за хвост, родитель говорит; «а если все встанут в лужу», «а если все потянут всех кошек за хвост». Все прекрасно понимают, включая ребенка, что все в лужу не встанут и на всех не хватит кошек и хвостов. Но такой гиперболический метод должен, очевидно, пробудить хотя бы у ребенка ужас от апокалиптической картины человечества, стоящего в дворовой луже, от миллиардов рук, хищно тянущихся к кошачьему хвосту, торчащему из подвального окна – и заставить дитя всего лишь выйти из лужи и отпустить кошку. Лет в семь такие аргументы перестают и применяться и действовать, но Чхартишвили-Акунина детство не отпускает до сих пор.

Дальше детективщик ужасается тому, что сегодня те, кто устроил провокацию под названием «Осторожно, религия!», отъехали бы на пару лет. Отъехали бы. Ничего страшного. А остальным провокаторам из вида Самодуровых и подвида Гельманов, было бы неповадно. Впрочем, им уже неповадно, так что вопрос неактуален. И, конечно, венцом всему где-то случайно услышанные и дурно понятые цитаты из Евангелия про правую щеку (а про изгнание торгующих из храма, худое дерево, посекаемое и вметаемое в огонь и т.д. он не слышал), с намеками на то, что мы вам хамить и вас оскорблять будем сколько угодно, а ваше дело угодливо хихикать и молчать. В финале опять юродство, которое в его возрасте пора бы оставить. «Кощунственные» и «оскорбительные» для церкви классические картины. Напомню, что теме уже лет сто и можно было бы перестать ее обсуждать, давно все недоумения разрешены. Но некоторые детали борцу с религией и сочинителю опусов из дореволюционной жизни можно было бы и уточнить. Хотя бы по вот этой картине.
Маковский
Сегодняшнее название не картины, а эскиза В.Маковского (1900) «Освящение публичного дома». Сомнения по поводу названия возникли очень давно хотя бы потому, что, во-первых, по эскизу невозможно понять, что это именно публичный дом, а во-вторых, то, что происходит, точно не освящение дома. Перед священником огромная, явно принесенная откуда-то извне икона, которая не нужна при освящении дома, и нет чаши для освящения воды. То есть Маковский всего-навсего изображает молебен Богородичной иконе в каком-то доме – обычай носить по домам для молебнов знаменитые иконы (включая «Иверскую») был очень распространен и подробно отражен в мемуарной литературе и живописи. Отсюда довольно устойчивый и неоднократно делавшийся вывод, что название эскиза придумано в советское время, чтобы подверстать последний к антирелигиозной тематике (за Омара Хайяма, например, выдумывали «антирелигиозные» рубаи, в антирелигиозном смысле ухитрялись толковать даже картины Нестерова). Подтверждает данное предположение хотя бы тот факт, что эскиз происходит из запасников Петербургского «Музея истории религии», который в советское время выполнял пропагандистскую антирелигиозную задачу.

Но даже если это и публичный дом, а в нем молебен. Чхартишвили следовало бы знать, что это явление для дореволюционной России абсолютно обыденное. В интерпретации Н.Кукольника об этом вспоминал Н.Гоголь: «Вот хотя бы и вчера, иду в церковь… Пришлось идти по переулку, в котором помещался бордель… Бордель будто стеклянный: все видно. Женщин много; все одеты, будто в дорогу собираются: бегают, хлопочут. Посреди залы — столик, покрытый чистой белой салфеткой; на нем икона и свечи горят. Что бы это могло значить? У самого крылечка встречаю пономаря, который уже повернул в бордель. - Любезный! - спрашиваю, - что это у них сегодня? - Молебен, - покойно отвечал пономарь,- едут в Нижний на ярмонку. Так надо же отслужить молебен, чтобы Господь благословил и делу успех послал...» («Русский литературный анекдот конца XVIII — начала XIX века» (М., 1990). И молебны служили в публичных домах и причащались проститутки регулярно. «- Держите меня, иначе я размозжу голову этой стерве. Не смей осквернять своим поганым языком... - У меня язык не поганый, я причастие принимаю, - дерзко ответила женщина». Это из знаменитой «Ямы» А.Куприна, описывающего страшную жизнь публичного дома. А уж если восходить к истокам, то многие помнят знаменитую евангельскую сцену (Ин.8.7) с Христом и блудницей, которую Он спас и отпустил со словами «Иди и впредь не греши».
90931560_hristos_i_greshnica
Как все просто. Немного знания подробностей и одного из суровых акунинских аргументов уже нет. По другим – та же история. И в который раз хочется обратить внимание даже не на то, что чтение друг-друга по кругу быковаакунинаприлепинабыковаакунинаприле… и т.д. и наоборот сильно деформирует личность. А на то, что если кому-то хочется что-то или кого-то обличить, уличить, заклеймить, оспорить – читайте хоть что-нибудь. «Исследуйте писания» (Ин.5.39). Иначе выходит все жалко, убого и пошло. Как и положено в оппозиции.
Subscribe

  • КОНЕЦ ЦИКа

    Памфилова объявила шпану Шнурова «президентом «Нашествия»» (по мощам и елей). Памфилова – глава ЦИК. Центральной Избирательной Комиссии.…

  • УТРАТА

    Мы лишились Долбо…ба, как Носик сам себя называл. В лентах – истерика. «На реках Вавилонских тамо седохом и плакахом, внегда помянути нам Носика».…

  • МАЛЬЧИК - МОЛНИЯ

    И пишет боярин всю ночь напролет перо его местию дышит... Мединский оперативно ответил на претензии к своей «диссертации». Напомним, что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 19 comments

  • КОНЕЦ ЦИКа

    Памфилова объявила шпану Шнурова «президентом «Нашествия»» (по мощам и елей). Памфилова – глава ЦИК. Центральной Избирательной Комиссии.…

  • УТРАТА

    Мы лишились Долбо…ба, как Носик сам себя называл. В лентах – истерика. «На реках Вавилонских тамо седохом и плакахом, внегда помянути нам Носика».…

  • МАЛЬЧИК - МОЛНИЯ

    И пишет боярин всю ночь напролет перо его местию дышит... Мединский оперативно ответил на претензии к своей «диссертации». Напомним, что…