?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
НОВЫЙ ПЕРЕВОД
boris_yakemenko
Митрополит Волоколамский Илларион заявил о том, что необходим новый перевод Библии на современный русский язык. «Очевидно, языковые и стилистические проблемы Синодального перевода все более и более становятся преградой к тому, чтобы люди, пришедшие и приходящие в Церковь, понимали смысл и красоту библейского текста». По его словам, новые переводы Библии, подготавливающиеся вне церковных структур, свидетельствуют о том, «насколько актуальна задача подготовки нового церковного перевода Писания… Следует признать своевременным и желательным начать работу над созданием нового общецерковного перевода Библии на русский язык». По мнению главы ОВЦС, этот перевод должен учитывать достижения современной науки, передавать с помощью широкой палитры средств русского литературного языка красоту и стилевое многообразие библейских текстов, опираться на современную теорию перевода и сложившуюся церковную традицию. http://news.mail.ru/society/15816959/?frommail=1

Иными словами, митрополит Илларион сделал очень осторожную попытку поставить (пока только поставить) сложнейший и все более актуализирующийся вопрос - перевод Библии на современный язык и принятие этого перевода в качестве основного текста для использования в церковной среде, что неизбежно повлечет за собой выведение синодального перевода в разряд литературных памятников эпохи. Вопрос этот настолько остр, что любое прикосновение к нему неизбежно приводит к получению клейм «модернист» и «обновленец», «сергианец», «никодимовец» (в меру образованности клеймящих), к волне критики и ругани, а попытки решения этого вопроса влекут за собой протесты и размежевания на «новотекстовиков» и «старотекстовиков» со взаимными обвинениям в безблагодатности и гееннообреченности. Поскольку митрополит Илларион известен в церковной среде своей чрезвычайной осторожностью («пораздумал и предпочел остаться в живых» - эта фраза Геродота словно про него), трудно предположить, что он пойдет на риск и начнет процесс перевода, собирая себе на голову горящие уголья. Так что вполне возможно, что это заявление есть попытка просто прощупать общественное мнение перед принятием решения о переводе.

Совершенно очевидно, что Святейший Патриарх Кирилл является человеком с очень большими возможностями и потенциалом и возглавил он Церковь именно в тот момент, когда эти возможности остро требовали своей реализации. Однако интересно то, что до сих пор не произошло ничего, что осталось бы в Церкви надолго или навсегда благодаря именно Патриарху Кириллу. Умножение епархий, создание новых отделов, осовременивание некоторых сфер жизни Церкви – вся эта административная сиюминутность вполне под силу обычному среднему управленцу, в то время как у нынешнего Патриарха принципиально иные возможности и потенциал. А это значит, что все еще впереди. Учитывая, что все главные решения отныне принимаются Архиерейским, а не Поместным собором, можно предположить, что экспоненциальное увеличение числа епископата связано с идеей проведения масштабного, не имеющего аналогов, «кафолического» Собора. Собора, по масштабу принятия решений и уровню постановки проблем соотносимого с соборами первых веков христианства. Именно такой собор, среди прочего, может утвердить концепцию совершенно нового перевода Библии и состав исполнителей этой задачи.

Вспомним краткую предысторию вопроса. Первое печатное издание славянского перевода Библии было выпущено усилиями князя К.Острожского в 1581 г. и известно оно сегодня как «Острожская Библия», напечатанная Иваном Федоровым. В ее основу лег перевод 70-ти толковников, однако для уточнения деталей использовали еврейские подлинники, а также Вульгату – латинский перевод Библии.
1240291208_1229184067_screenshot-237
В 1663 г. вышло первое Московское издание Библии, представлявшее переиздание «Острожской Библии». Уже в начале XVIII в. было принято решение издать новый печатный перевод Библии (эту мысль высказал новгородский митрополит Иов). Работа началась в 1713 г. (переводили и правили опять по 70 толковникам, но использовали также латинские, греческие и еврейские тексты), но из-за самых различных трудностей и нестроений новое издание Библии вышло только в 1751 г. и сегодня известно как «Елизаветинская Библия». Ее сразу же начали активно переиздавать (1756, 1757, 1759 гг.).
250px-Elizavetinskaya_Bibliya
Однако уже во второй половине XVIII в. святитель Тихон Задонский заговорил о необходимости русского перевода Священного Писания и сам перевел на русский язык Псалтирь и Новый Завет, однако, чтобы не вносить соблазн в церковную среду, издавать эти переводы не стал.

В 1814 г. было создано Российское Библейское Общество, которое начинает активно издавать переводы Библии более чем на 40 языков – к 1825 г. общий тираж изданий приблизился к миллиону. Тогда же святителю Филарету (Дроздову), ректору Петербургской Академии, было поручено «переложение на русское наречие» Библии. В 1818 г. на русском языке было издано Четвероевангелие, в 1822 г. – весь Новый Завет и Псалтирь, а в 1825 г. вышел первый том русской Библии (Некоторые книги от Бытия до книги Руфь). На этом дело остановилось – в силу разного рода причин в 1826 г. Библейское общество было закрыто, а дальнейшие работы по переводу Библии на русский язык не только встречали самые серьезные возражения, но противники переводов добились сожжения всего тиража первого тома, хотя перевод не был ни осужден, ни запрещен Синодом. Даже противник перевода митр. Филарет (Амфитеатров) вспоминал об этом аутодафе с глубоким возмущением. Однако работа продолжалась, только частным образом – свои переводы с еврейского оригинала на русский сделали известный миссионер Алтая Макарий (Глухарев), протоиерей Павский и немедленно пострадали – Макарий был подвергнут церковному наказанию, перевод Павского уничтожен. В результате дошло до того, что русский перевод Библии стал восприниматься многими как оппозиционный правительству и государству политический акт. Не случайно соратник А.Герцена Кельсиев в знак протеста против царского правительства перевел (правда, весьма скверно) первые пять книг Библии и издал их в Лондоне в 1860 г.
Возвратиться к вопросу перевода Библии на русский язык удалось лишь в 1857 г. – за него взялись четыре духовные академии под надзором святителя Филарета. В 1863 г. вышел «Новый Завет», а в1877 г. – вся Библия. Этот перевод, употребляемый и доныне, носит название «синодального», так как был одобрен Синодом. Он также вызвал массу нареканий и протестов. Митрополит Филарет (Амфитеатров) считал, что при переводе на русский была утрачена «та сила и верностью, какими отличается перевод славянский». Обер-прокурор Священного Синода А.Толстой утверждал, что новая русская Библия угрожает общеславянскому единству. Как бы там ни было, перевод Библии на русский язык появился и был утвержден, хотя уже к 1876 стал отставать от русского литературного языка.
6880_2
В 1956 г. вышло первое синодальное издание Библии в СССР. В нем была сделана некоторая корректура текста для частичного соответствия современному языку. Этот текст стал переиздаваться вплоть до распада СССР в самом Советском Союзе, а в целом Библию в синодальном переводе стали активно издавать протестантские общины за рубежом и нелегально отправлять в СССР. И только год назад Российское Библейское общество выпустило новый русский перевод Библии, над которым работало почти 20 лет. Чтобы понять, в чем разница, достаточно сравнить два отрывка:
image_9118
Синодальный перевод:

20 Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками;
21 и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.
22 Они весьма опечалились и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?
23 Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня;
24 впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться.
25 При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви? Иисус говорит ему: ты сказал.
26 И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.
27 И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все,
28 ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов.
29 Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего.

Перевод Библейского общества

20 Когда наступил вечер, Он сел за стол вместе с двенадцатью Своими учениками.
21 Когда они ели, Иисус сказал: «Верно вам говорю, один из вас предаст Меня».
22 Они сильно опечалились и стали один за другим спрашивать: «Но ведь не я же, Господь?»
23 Но Он сказал им: «Меня предаст человек, опустивший руку в одно блюдо со Мной!
24 Да, Сын человеческий уходит, как о том говорится в Писании. Но горе тому человеку, который предаст Сына человеческого. Лучше было бы не родиться вовсе тому человеку!»
25 Тогда Иуда, предатель, спросил у Него: «Но ведь не я же, Рабби?» — «Это ты говоришь!» — отвечает ему Иисус.
26 Когда они ели, Иисус, взяв хлеб и произнеся над ним молитву ¬ благодарения, разломил и дал Своим ученикам, сказав: «Возьмите, ешьте, это Мое тело».
27 Взяв чашу и произнеся молитву благодарения, Он подал им ее, сказав:
28 «Пейте все из нее, это Моя кровь, кровь Нового Договора, которая проливается за стольких людей ради прощения грехов.
29 Говорю вам: отныне Мне уже не пить вино — плод виноградной лозы — вплоть до того дня, когда Я буду пить с вами новое вино в Царстве Моего Отца».

Судя даже по очень короткой истории перевода Библии мы видим, что ждет нынешний переводчиков (выход перевода Российского Библейского общества тоже сопровождался скандалами). Не только нестроения и групповые разделения внутри Православной Церкви (у нас сегодня вообще мода при любом самом незначительном поводе разделяться и расплевываться «навсегда», «до гробовой доски»), но и, вполне возможно, за ее пределами. Когда митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим пытался запустить процесс нового перевода Библии на русский язык, причем перевод, понятный всем говорящим по-русски христианам без конфессиональных различий, первыми ему возразили … баптисты, категорически отказавшись поменять Синодальный перевод на другой.

Однако проблема перевода требует в любом случае своего решения. Не вдаваясь в технические подробности будущего перевода (перевод смыслов или подстрочный, с комментариями или без и т.д. – это дело специалистов) нельзя не отметить, что этот перевод не просто сделает Библию понятней. Он в значительной степени изменит отношение к ней, приблизит ее события к читателю, сознание которого сейчас заслонено от подлинной Библии ее популярными, часто вульгарными, переложениями, а также «душеспасительными» простенькими книжками, подменяющими Священное Писание. Как это ни парадоксально, но сегодня Библия читается гораздо меньше, чем комментарии к ней или любая другая духовная литература и необходимо возвращение к подлинному тексту Священного Писания путем нового перевода. Сделать это может лишь Церковь, поскольку только так можно избежать внутреннего конфликта, через который прошел Запад пять столетий тому назад. Он заключался в том, что, подготавливая адаптацию священных текстов к массовому сознанию, необходимо было понять, кому это адаптирование можно доверить? Человеку или Церкви? Индивидуальному разуму или коллективному сердцу? Поскольку этот вопрос решить не удалось, результатом стало возникновение конфликта между индивидуальным и церковным, который подпитывался слабеющими позициями Церкви и утверждением индивидуалистических тенденций в общественном сознании. Все это накладывалось на эсхатологические ожидания, значительно усиливавшие и обострявшие религиозные и связанные с ними социальные конфликты, а нередко и обусловливавшие их, что хорошо показал Ж.Делюмо в известной книге «Ужасы на Западе». В итоге появилось множество путей и решений, закономерно приведших сегодня к великому разнообразию текстов (к чему это ведет на практике, хорошо показано в недавно вышедшей поучительной книге Эй Джей Джекобса «Год, прожитый по библейски»), среди который «политкорректная», «феминистская» и «гей» Библии.

Мы сегодня переживаем время, очень похожее на то, которое переживал Запад 500 лет назад, но имеем одно важное преимущество – его, Запада, исторический опыт, который должен помочь избежать указанного выше конфликта в процессе перевода у нас. Сопротивляться же этому переводу нет никакого смысла – он логически вытекает из всех процессов, в которые погружено уже 20 лет наше общество. Можно вспомнить, что в первой половине-середине XVI столетия в Западной Европе, находящейся у истоков нового общественного строя, на цивилизационном переломе, также во множестве выходят переводы Библии на национальные языки. Кроме того, христианство, в отличие от Ислама, не сковано представлениями о «священном языке писания». Поэтому Библию и ее отдельные тексты переводили всегда, на протяжении всей двухтысячелетней истории христианства и, как известно, сегодня арамейский язык, на котором говорил Господь, остался только в Сирии, а для всех остальных он, скорее, экзотика. И все две тысячи лет шли споры - переводить ли вообще (вспомним спор св. Мефодия в Венеции о допустимости славянского перевода Священного Писания) и как переводить. С последней проблемой столкнулся в своих переводах еще Лютер, оказавшийся между «языком саксонских княжеских канцелярий» и языком рыночных торговок. Сегодня языков гораздо больше – от Интернет-языка и языка улиц до языка высокой литературной классики и думской политики. Найти между ними баланс, не изобретя для перевода «голливудскую античность», можно только опять же, если этим вопросом займется Церковь. Ее авторитета и истории хватит для того, чтобы не только решить эту задачу, но и устоять под напором «критиков», причем даже не тех, кто в этом понимает, а прежде всего тех, кто никогда не переступал порога храма, но тщательно печется о благоустроении церковной жизни.
Посмотрим, начнут ли.

  • 1
С каждым переводом библии что-то теряется, что-то приобретает исковерканное значение.

было бы интересно узнать, как оно было на самом деле.

библию лучше читать в оригинале, хотя это практически невозможно в наши дни.

В наши дни все возможно, есть же интернет.

Языковой барьер мешает.

Ну да. иначе скоро все забудут, как она написана в оргигинале.

а мне нравится старые значения без перевода.

Вы читали? Поделитесь ощущениями?

Ощущение того, что ты находишься не в этой реальности, а где-то там, в прошлом.

Можно сделать новый перевод и в конце старую версию или наоборот.

Можно и так. Новому поколению тоже думаю будет интересно почитать в старом варианте.

Читаю как раз перевод РБО. Мне, конечно, сравнивать не с чем, Синодальный я не читал. Но когда читал Пятикнижие, то не покидало ощущение, что все уже слышал, но совершенно другими словами. Иногда ощущение потери контекста. Часто слышал изречение Иеремии "Кто не имеет идола, тому не страшен позор". Не знаю, может читал невнимательно, но в переводе РБО не видел.
Борис Григорьевич, что можете сказать про Новый Завет? Стоит ли начинать по современному переводу читать? Или Синодальный попробовать?

Думаю, лучше синодальный. Он труднее, но мне кажется, что именно эти трудности создают ощущение серьезного чтения, заставляют вдумываться.

(Deleted comment)
Язык богослужения изменять нельзя. Понятнее от этого не становится - проверено. А кроме того, человек, выучивший слова "брейнсторм" и "бэкстейдж" как нибудь выучит "дондеже" и "наипаче".

Нынешнее поколение переводчиков и церковных интеллектуалов с новым переводом Библии на русский язык не справится, нет у ребят духовной интуиции, времена не те! Мы видим как облажалось Библейское общество со своим переводом. Кто хочет читать поистине духовный текст - читайте Острожскую Библию. Она обладает мощнейшим духовным потенциалом, а те неточности, которые в ней содержатся, ни капельки его не умаляют!

  • 1