Борис Якеменко (boris_yakemenko) wrote,
Борис Якеменко
boris_yakemenko

Categories:

Я. МНЕ. МОЕ

За голубым дымом неистовых разоблачений Андрея Кураева, за огромными интервью самым маргинальным СМИ, которым давно не прибывало такого подарка (когда-то умный человек, он упорно не хочет понимать, что его грубо используют и не в целях правды, а в личных целях), за риторикой «все знаю, да не скажу», не все заметили высказывания Кураева о Дарах Волхвов.

«Вы ходили поклоняться «Дарам волхвов»? - Нет, не ходил. - Пойдете? - Не предполагаю. - То есть не верите? - На Рождество детям надо делать подарки, а не греческим монахам». http://www.novayagazeta.ru/society/61766.html. «Вы сходили поклониться Дарам волхвов? - Нет. Это подарки не мои и не мне, почему я должен их целовать?» http://slon.ru/russia/kuraev_pooshchrenie_gomoseksualistov_vozniklo_v_rpts_ne_bez_pomoshchi_kgb-1044140.xhtml

«Подарки не мои и не мне». Давайте скажем это же самое, но несколько другими словами:

- А мне то что?

Мне то что? Привезли дары Христу, за право обладать которыми, хранить которые, приложиться к которым люди отдавали жизнь. А мне то что? Сотни тысяч людей стоят часами, чтобы несколько секунд побыть рядом с ними, стать ближе Христу. А мне то что? Исцеления, на глазах меняющиеся люди, вхождение иной жизни в жизнь сотен людей, чудеса и знамения…

А мне то что?

Подарки не мои и не мне…

В русском праве позднего средневековья (XVII в.) была категория, именуемая «слова невместные», означавшая одно из самых тяжких оскорблений. «Невместные» это те, которые разум обычного, нормального человека не может вместить. Фраза про подарки это есть те самые, для человека верующего, «невместные слова», а для священнослужителя смертный приговор. Заключительный эпикриз, в конце которого только подпись и дата.

Для окончательного понимания «невместности» этих слов, продолжим логику повествования. Если бы подарки были Кураева и Кураеву, он стал бы их целовать. Зачем? Он целует все подарки, которые ему делают? Прикладывается к коробкам с конфетами, бутылкам, предметам быта и обихода? Согласимся с этим. Если же подарки Кураеву были бы столь ценны, что их выставили в храме и он пошел бы их целовать туда, то зачем туда пошли бы все остальные? Ситуация, как видим, безвыходная. Если подарки Христу, то все идут целовать, а Кураев не идет. Если подарки последнему, то он один целует, а остальные говорят: «Подарки не мои и не мне, зачем мы будем их целовать».

То есть он сознательно выводит себя полностью за рамки того, что именуется «Церковь Христова», ибо в ней правила прямо противоположные. Что принял Господь, то и мы должны принимать. Что терпел Он, то и мы обязаны терпеть. Что Ему принесли, а Он принял, то есть безусловная ценность для всех нас. Здесь нет мелочей и полутонов, все предельно понятно. Если не хочется прикоснуться к тому, к чему прикасался Спаситель, к тому, что было дорого Матери Божией больше всего остального, то значит, не хочется прикоснуться и к Нему самому, чтобы, как кровоточивая жена, получить исцеление. Значит, и страдания, переживания Матери Божией это Ее страдания, а не мои. Она же плакала над Ним у Креста, а не я. Если я не сострадаю Ей, Честейшей Херувим и Славнейшей без сравнения Серафим, Матери Матерей, то я не могу сострадать и родной матери. А если я не могу сострадать родной матери, то кому я вообще могу сострадать? И дальше в эту засасывающую воронку, все быстрее, все глубже, пока в обезумевшей голове все не пойдет кругом… Господь призвал «возьми крест свой и следуй за мною» (Мф. 16, 24), но он же не меня призвал, а учеников. «Друг друга тяготы носите» (Гал.6.1.) сказал апостол, но он же не мне сказал, а каким то галатам.

Не мои, не мне, не меня… В иудаизме есть анекдот, который очень точно объясняет такое состояние человека. Известно, что самый главный, строгий, безусловно обязательный пост в Иудаизме – это пост в День Покаяния – Йом Кипур. А есть посты малые, например, в день памяти мученика Гдальи (Цом Гдалья), которые соблюдаются только самыми религиозными евреями. Однажды один иудей спрашивает другого, постился ли он на Цом-Гдалья: «Нет!» - отвечает тот. «Почему?» - «По трем причинам. Во-первых, если Гдалья не был бы замучен, он все равно сейчас бы уже умер. Во-вторых, я не знаю, если бы умер я, постился ли бы Гдалья по мне или нет? И в-третьих, если я не пощусь на Йом-Кипур, зачем мне поститься на Цом-Гдалья?»

В случае с Кураевым уже не до шуток. Если не прикладываешься к Дарам Волхвов Христу, то прикладываться ко кресту Сергия Радонежского, веригам Никиты Столпника Переславского, фелони Кирилла Белозерского тем более странно. Да и к их мощам незачем. Кто они мне? Прикладывались бы они ко мне, если бы я умер раньше? Постились бы по мне? Человек не замечает, как быстро «сердечное отступничество» делает его полностью одиноким. Вроде бы вокруг много всяких, френдлента кипит, даже уже деньги на банковскую карточку собирают «пострадавшему от голубого лобби», который об этих сборах, конечно же, не знает (как же они номер карты то узнали, интересно)… Но вокруг больше нет тех, кто раньше рвался на лекции, зачитывался книгами, заслушивался записями. Нет людей, носящих в себе культурных и религиозный опыт. А есть только нули, носящие в себе пустоту, обернутую оболочкой, масса, планктон, изжога, которая тусит, хихикает, подзуживает. «Гомосеки» их тема, «трахаться» их словечко, им это понятно и близко, они слетелись не на слова - на запах. Разве он не видит, что вокруг никого не осталось? Не желая подчиняться епископам (обычным, без лобби в себе), не слушая соратников-священников, Кураев с удовольствием подчинился планктону и стал слушать только его.

Почему это произошло? Апостол Павел призывал удаляться от «имеющих вид благочестия, сил же его отрекшихся». Среди основных причин этого ложного благочестия он называл «самолюбие» (2 Тим. 3:1,2,5). Именно эту первопричину мы и видим в концентрированном виде в словах Кураева о подарках. Апостол Иаков предостерегает - самолюбивые помышления не исходят от Бога, и что там, где существует самовлюбленность, там возникает "неустройство и все худое" (Иак. 3:14-16). Если Господь есть самоотречение (Ин. 6:38), то от кого самомнение пояснять не надо. "Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее". (Мр. 8:35). То есть здесь мы видим удивительный парадокс - "не мне", сказанное по отношению ко Христу и тому, что связано с ним, становится "только мне". От наших святынь отнимаем ваши святыни и остается дорогим только то, что мое.

Некоторое время назад в Интернете широко обсуждалась история «неверующего священника», который спокойно и цинично рассказывал, как он, неверующий, «служит» в храме, объяснял, что с ним произошло. «У меня не возникает проблем с произношением различного рода ключевых возгласов и молитв на службе. Я просто в них не вкладываю совершенно ничего… Я вообще не пощусь, не вижу в этом смысла. Я вступаю в половую связь тогда, когда хочу... Утром перед службой я выпиваю горячий кофе с молоком (только после этого становлюсь похожим на человека)… Совершенно не скрываю (но и не афиширую) того, что не воздерживаюсь в семейной жизни (чего и всем желаю), что пью много пива. Так что обманутых в итоге не много, и обманываются они обычно сами… Так что служу себе спокойно вторым священником, произношу нараспев красивейшие молитвы и возгласы… в трапезной ем со всеми постное, всех приходящих ко мне за послаблениями по той или иной причине благословляю есть то, что они сами хотят, уверяя, что в этом нет греха. Дома ем и читаю то, что хочу, на улице хожу в том, в чем хочу, общаюсь с тем, с кем хочу, в общем, занимаюсь всем, что не противно моей совести, не особо скрывая это от окружающих». http://forums.tut.by/showthread.php?t=13543129

Последняя фраза здесь главная, ее следовало бы поставить в начало. Делаю, общаюсь, ем что хочу, с кем хочу, как хочу. Я, мне, мое. Совесть не вопиет, ибо от ее воплей все остальное естество надежно защищено стеной самолюбия. А оправдать можно вообще что угодно. Я делаю это ради правды, ради комфорта, порой даже ради других. Ни в чем себя не виню. А кому не нравится, «обманываются обычно сами». Так это все начинается… Как заканчивается? Примеров тысячи и все они очень горьки.

В заключение хотелось бы вернуться к названию статьи. Отец Андрей Кураев когда-то выступал на рок-концертах и знает рок музыку. У «Beatles» есть великолепная песня, название которой вынесено в заглавие. Если бы отец Андрей Кураев почаще слушал ее, возможно, он бы понял, в каком состоянии он сейчас находится.
Subscribe

  • КОНЕЦ ЦИКа

    Памфилова объявила шпану Шнурова «президентом «Нашествия»» (по мощам и елей). Памфилова – глава ЦИК. Центральной Избирательной Комиссии.…

  • УТРАТА

    Мы лишились Долбо…ба, как Носик сам себя называл. В лентах – истерика. «На реках Вавилонских тамо седохом и плакахом, внегда помянути нам Носика».…

  • МАЛЬЧИК - МОЛНИЯ

    И пишет боярин всю ночь напролет перо его местию дышит... Мединский оперативно ответил на претензии к своей «диссертации». Напомним, что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 58 comments

  • КОНЕЦ ЦИКа

    Памфилова объявила шпану Шнурова «президентом «Нашествия»» (по мощам и елей). Памфилова – глава ЦИК. Центральной Избирательной Комиссии.…

  • УТРАТА

    Мы лишились Долбо…ба, как Носик сам себя называл. В лентах – истерика. «На реках Вавилонских тамо седохом и плакахом, внегда помянути нам Носика».…

  • МАЛЬЧИК - МОЛНИЯ

    И пишет боярин всю ночь напролет перо его местию дышит... Мединский оперативно ответил на претензии к своей «диссертации». Напомним, что…