Previous Entry Share Next Entry
БАШНЯ
boris_yakemenko
image16795324_f02eb790923710a26ed13df1bfd9ea65
В Москве могут снести шуховскую башню – уникальный памятник эпохи Великой Утопии 1910-1920-х годов.

Напомним, что те годы в культуре и истории России останутся как время поразительных откровений и порывов духа, когда полное преображение мира и человека показалось совсем близким. Этим ожиданием была проникнута не только политическая жизнь, но философия, искусство и литература. Н.Федоров, В.Соловьев, Э.Циолковский, В.Вернадский П.Флоренский, Н.Рожков, В.Муравьев, Н.Сетнитский видели и разрабатывали самые разные стороны этой грандиозной мечты. Им вторили в художественных формах, в «утопическом понятии искусства, возвращенного в состояние чистого созидательного динамизма» поэты В.Хлебников, В.Маяковский, А.Крученых, Д.Бурлюк, художники М.Филонов, М.Ларионов, К.Малевич, В. Татлин, М.Матюшин, стремившиеся дать человеку новое видение мира. Тот же Матюшин понимал это новое видение в прямом смысле и разрабатывал систему «расширенного смотрения», которая должна была обеспечить круговое зрение.

В.Кандинский приглашал архитекторов со всего мира принять участие в постройке сооружения, которое он предполагал назвать «Великая Утопия», Татлин работает над своей грандиозной «Башней», А.Авраамов (Реварсавр) исполняет на заводских гудках Москвы грандиозную симфонию. На страницах фантастических романов А.Толстого (Аэлита) и Н.Богданова (Красная звезда, написан еще в 1908 г.) жители новой России штурмуют и заселяют Марс, «новая биология» Енчмена готовит создание нового биологического типа человека, способного жить в космосе без скафандров. Мечты об этой биологии нашли свое отражение в знаменитых булгаковских произведениях «Роковые яйца» и «Собачье сердце». Не случайно Б.Расселл отмечал сходство большевистской России и Республики Платона.

Новое искусство Малевича, новая литература Маяковского, новый театр Мейерхольда и Таирова, новые звуки Термена, новое кино Вертова, новый язык («сверхъязык») Хлебникова и Краченых, новая архитектура Мельникова и Весниных, то есть ощущение абсолютной новизны времени во всех его проявлениях, времени, не связанного прошлым породило особый стиль – конструктивизм. «Впервые не из Франции, а из России прилетело новое слово искусства - конструктивизм…», - писал В.Маяковский. Теперь искусство должно было служить преображению мира средствами производства. Искусство должно было преобразить производство, а производство должно было преобразить весь мир и стать искусством. Не случайно Маяковский писал «я себя советским чувствую заводом вырабатывающим счастье». Конструктивизм породил ряд ярких имен, которые сегодня привлекают внимание по всему миру – помимо уже упоминавшегося Татлина это Габо, Лисипкий. Певзнер, Родченко. «Конструктивизм рассматривает форму через призму конструкции, целесообразности и утилитарного назначения, - пишет современный исследователь. - Критерием качества конструкции выступает целесообразность, найденная методами искусства. Пластические элементы в конструктивизме соединяются в целесообразные формы, из которых возникают новые вещи и новая предметность».

Эта эпоха прошла очень быстро, оставив множество загадок, вопросов, недосказанностей. Она, к счастью, оставила целый ряд памятников, впечатавших идеи этих интереснейших людей в камень, железо, бетон. К сожалению, этих памятников не так много – памятные доски на здании Петровского пассажа, дом Мельникова, дом культуры Русакова, дом Моссельпрома, дом Наркомфина – всего 115 зданий эпохи конструктивизма осталось сегодня в Москве.

Среди них – радиовышка, построенная в 1920-1922 году на Шаболовке инженером В.Шуховым. (Шуховская башня). На тот момент это было самое высокое здание России. Уникальная конструкция башни сделала ее явлением мирового уровня – ее изображения и макеты до сих пор активно используются на международных архитектурных выставках. На международной конференции «Heritage at Risk. Сохранение архитектуры XX века и Всемирное наследие», прошедшей в апреле 2006 года в Москве с участниками из 30 стран мира, Шуховская башня была названа в числе семи архитектурных шедевров русского авангарда, рекомендованных на включение в список всемирного наследия ЮНЕСКО. В марте 2012 года ей исполнилось 90 лет.

Но до столетия и даже 95-летия она может не дожить. Ее могут «демонтировать ради реконструкции», по словам министра связи Никифорова. http://news.mail.ru/economics/16795324/?frommail=1 Эта прекрасная фраза, рожденная в лужковские годы, один из тех оксюморонов, которых в то время родилось несколько. «Реконструкция со сносом всех строений» было написано на баннере, скрывавшем уничтожаемый Военторг. Теперь демонтаж ради реконструкции. Снести, чтобы сохранить… Зарежем, чтобы жил… Загадить, чтобы было чисто… Возможно такое? Как видим, для некоторых нет ничего невозможного. А что? Вон гостиница «Москва» - любо дорого взглянуть. Только в этой гостинице никто из великих людей никогда не жил. У нее нет истории. Современный бетонный гараж в Подмосковье и нынешняя т.н. гостиница «Москва» - одно и то же по своему культурному и историческому значению. Хлам. Так и Шуховская башня. Снести и построить можно. Только к Шухову, конструктивизму и той замечательной взрывной эпохе она уже не будет иметь никакого отношения. Эпоха станет еще меньше, станет еще суше память. В легендарном рассказе Бредбери «И грянул гром» случайно раздавленная современными людьми в доисторическое время бабочка полностью изменила настоящее. А здесь целая башня отломится от того времени. И что?

Зато прочно стоять будет.

  • 1
Хочу напомнить, что до начала 80-х было 2 башни. Одну уже демонтировали под тем же предлогом.

будем надеяться, что их не останется 0. Нет, сносить нельзя.

я не знаю, но мне кажется, что не стоит сносить эту башню. Это действительно символ.

Может все таки передумают.

Министр связи мнит себя архитектором или деятелем, способным переместить или уничтожить культурный пласт.

Убрать, снести что-то - легко, сложнее - построить.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account