?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
КАЗУС ЗУБОВА
boris_yakemenko
Закономерное изгнание преподавателя Зубова из МГИМО породило массу версий и слухов. Главная версия, постоянно воспроизводимая либеральными и окололиберальными СМИ выглядит следующим образом. Смелого педагога, представителя интеллигенции, ученого, который выразил свою точку зрения на современные события вокруг Крыма трусы и подпевалы изгнали за назависимость суждений. Это до чего же режим дошел, так дальше если пойдет, то… и т.д.

Это набор традиционных заклинаний, рассчитанный на кухонного обывателя, который по привычке верит телевизору и газетам и должен продлевать подписку. А теперь рассмотрим эту ситуацию с фактической точки зрения.

Уже неоднократно говорилось, что вся либеральная публика объединена в корпорации. Принадлежность к корпорации важнее принадлежности к государству, принципы корпорации сильнее нравственных принципов. Поэтому, например, можно ругать Путина и разоблачать коррупционеров во власти, но ни в коем случае нельзя говорить о взятках и заказухе, например, в МК или Коммерсанте или же у тех, кто поддерживает корпорацию. Так, например, в МК за время воровского правления Лужкова не было ни одного материала с его разоблачением. Парадоксы, возникающие в связи с этим, никого не смущают. Например, поскольку мы говорим о Зубове, в ВУЗах многие ученые, преподаватели, представители ВУЗовских корпораций, очень недовольны засильем липовых диссертаций и халтурщиками от науки и активно поддерживают борьбу государства с этими аберрациями. Однако в то же время эти же самые люди спокойно принимают липовые диссертации, сидят в диссоветах, когда эта липа защищается, пишут положительные отзывы и рецензии на натасканную из Интернета и грубо склеенную галиматью. Почему? Потому что так принято в корпорации, «все так делают» и эти люди прекрасно себя чувствуют и как борцы с липой и как ее покровители.

У входа в каждую корпорацию находится (лежит, стоит, сидит) в строгом соответствии с теорией мифа А.Ф.Лосева, охранитель (в его роли может выступать группа людей), с которым нужно договариваться о допуске в корпорацию (вспомним путешествия по подземной реке в «Египетской книге мертвых» и общение со стражами). Так, для того, чтобы попасть в литературу, нужно договориться о признании с Быковым, вышибалой Прилепиным и некоторыми т.н. «критиками» типа Юзефович. Одни порекомендуют, другие поддержат. Только тогда ваши книги примут к продаже, например, в магазине «Москва», директор которого тоже входит в корпорацию, и выложат красивым штабелем прямо на дороге у покупателя. Если надо, присобачат бирку «лучшие продажи», даже если не продано ни одного экземпляра.

Для того, чтобы попасть на эстрадную сцену, придется договариваться с Киркоровым и Басковым, иначе вас никто не увидит и не услышит. Если вы этого не сделаете, то даже если вы споете как Лоретти в сборном концерте под камеры, при показе вас вырежут, а ваши диски не станут продавать. Если нужно попасть в оппозицию, то необходимо кланяться Навальному и его прихлебателям – просто клеймить Путина и режим недостаточно. Если надо проникнуть в СМИ, то без того, чтобы умаслить Гусева, Венедиктова, Муратова, не обойтись. А если надо в целом стать членом либеральной корпорации, что самое трудное, то для этого потребуется договориться с Федотовым из СПЧ, правозащитниками и редакторами либеральных СМИ. Тогда вам гарантирована поддержка и хоровой ужас, когда вас теснят, вам простят любые согрешения, будь то блуд, фашизм, воровство, жульничество, насилие, мошенничество. Вам будут помогать публиковаться и издаваться, наградят титулами, вам дадут премию, будут ретвитить и лайкать, постоянно приглашать в эфиры и для чтения лекций, отправлять за границу и вообще искать для вас возможности «немножко кушать свой хлеб с маслом».

Если же вы этого делать не хотите, то не обессудьте. Ваши книги запретят для упоминания (как было сделано с «Романом о Петре и Февронии» (В.Бучинская, А.Панаев, В.Скабичевский) о котором категорически отказались писать все «критики»), а магазинах их будут засовывать в самую глубину полок, для верности еще оболгут и публично выбросят в урну (как делали на «Эхе Москвы» с книгой Самарского). Как бы вы ни выступали против Путина и режима, вас в оппозиции все равно заклеймят в продажности Кремлю, принадлежности к «нашистам» и представят изворотливым и лживым гадом, подкапывающимся под алтарь. Что бы вы ни писали, вас никто не будет публиковать, а если даже и опубликуют, то с купюрами и только на сайте, а не в газете, и с обязательным комментарием своего сотрудника, который всем разъяснит, из какого паноптикума вас вынули, чтобы позабавить публику. Если же вы не сдаетесь, против вас организуют заказную кампанию в СМИ и напустят к вам в соцсети ботов и фриков. Если же вы подадите в суд, то до самого момента суда они будут размещать интервью только с вашими противниками, а про вас говорить, что вы жлоб и вертухай, пишете доносы и с помощью суда затыкаете рот свободным людям. Если вы проиграете, они, огогокая, спляшут у вас на костях. Если же вы выиграете, они тут же перезвонятся между собой, условятся ничего не говорить вообще, наглухо замолчат и будут делать вид, что ничего не произошло и исход суда никому не интересен.

Это конспект. Необходимая вводная часть, без которой многие вещи в дальнейшем будут непонятны. Теперь что касается Зубова.

Зубов давно признанный член либеральной корпорации, которая разрешила ему говорить, что он хочет и обеспечивает помощь и поддержку. Так, новость об увольнении Зубова в «Яндексе» имела почти 300 упоминаний в разных СМИ, что является признаком активной поддержки члена корпорации и его высокого статуса. Кроме того, за Зубова вступился федотовский СПЧ, хотя ежемесячно из ВУЗов Росси по самым разным причинам увольняют десятки людей. Например, из солидарности с Зубовым МГИМО покинула какая-то дама, но ее не защищали и о ней почти ничего не писали ибо она пока не член корпорации. СПЧ даже направил письмо ректору МГИМО с требованиями «копий документальных свидетельств увольнения Зубова. Тем более что он не чужой человек нашему Совету» - последняя фраза самое главное. Мало того, СПЧ будет обращаться к Путину. (http://www.mk.ru/politics/article/2014/03/26/1004403-mihail-fedotov-spch-mozhet-informirovat-putina-o-kazuse-professora-zubova.html), что свидетельствует об очень высоких заслугах Зубова перед корпорацией. Рука моет руку.

Таким образом, мы понимаем, почему «казус Зубова» приобрел такую остроту. Речь идет не об ученом, не о преподавателе, не об обиженном человеке, права которого попраны. Речь идет о защите члена своей корпорации, что бы он ни делал и о чем бы ни говорил. Если завтра Зубов тюкнет топором старушку, то непременно окажется, что это провокация режима, старушка кремлевская, проплаченная, подруга Крупской и Коллонтай, сама накинулась на Зубова, связала его, сунула в руки топор и с размаху хватила об него седовласой головой.

Установив это, переходим к следующему этапу. А именно – месту работы Зубова, государственному (!) учреждению, готовящему специалистов для отстаивания позиций Российского государства на внешней арене. В России всегда было несколько ВУЗов (МГИМО, ИСАА, РУДН), к студентам и выпускникам которых предъявлялись особые идеологические требования, так как им приходилось работать не внутри страны, а вовне, где стойкость идеалов проверялась очень серьезно. И хотя сегодня многое изменилось, данная позиция пересмотру не подлежит, а в свете последних событий вновь приобретает особую остроту.

Именно на это указал МГИМО в статье, разъясняющей ситуацию с Зубовым. Приведем обширную цитату: «При приеме на работу в вуз, тем более ведомственный, не только вуз берёт соответствующие обязательства перед принимаемым сотрудником, но и сотрудник принимает предложенные ему условия на период действия контракта… Хорошо известно, что МГИМО - вуз МИДовский, что его главная уставная задача готовить специалистов, реализующих государственную политику в международных делах. Эта задача прописана во всех базовых документах и неуклонно выполняется… И если государством, МИДом принято внешнеполитическое решение кардинального характера, а тебе оно претит, то просто не работай в МИДовском вузе. Трибун, в том числе университетских, для выражения свободы слова достаточно… Сразу после принятия решения о присоединении Крыма к России Зубов отправился в Англию и выступил там с осуждением «агрессии России»». http://www.mgimo.ru/news/university/document249825.phtml

Надо ли говорить о том, что в советское время из Англии он уже вернулся бы только к дверям МГИМО, достал из заплеванной урны рядом с дверью свои документы и тихо молчал бы. «Трудно представить себе такую нелепую ситуацию, например в Учебном центре загранслужбы США (Foreign Service Training Center — аналог дипшколы) или в Национальной школе администрирования во Франции, да и в любой из многочисленных национальных дипшкол. Как выразился один из американских коллег, в подобной ситуации сотрудник «вылетел бы из учреждения, не успев заметить падающей звезды». http://www.mgimo.ru/news/university/document249825.phtml Примечательно, что Зубову сразу же предложила работу… киевская хунта (мы к этому еще вернемся). И это лишний раз подтверждает правоту администрации МГИМО.

Итак, ситуация предельно понятная. Понятна и вся логика действий Зубова. В ВУЗе ему было комфортно, даже очень комфортно. Как сказано в статье на сайте МГИМО «за эти десять лет МГИМО закончили его дочь, сын, племянник», которые, конечно же, поступили сами, без посторонней помощи, под чужими фамилиями. Мне как-то рассказывали, как ректор одного московского ВУЗа, у которого сын только что поступил в возглавляемый им ВУЗ, на ученом совете сказал: «готов поклясться – ни слова приемной комиссии не сказал о том, чтобы ему все поставили и приняли. Сам поступил, честно». Это стало анекдотом. Но интересна ситуация не этим, а другим. Тем, что хорошо показывает парадоксальную философию современного либерала.

Один из либералов, Лошак (тогда главред «Огонька»), в свое время вывел ее фабулу очень точно. «Наше требование демократических перемен — это всего лишь естественное расширение пространства комфорта, окружать которым мы себя привыкли». (http://www.colta.ru/docs/3395). То есть борьба российского либерала, вопреки всему историческому опыту, должна все время повышать уровень его комфорта, уровень, который не должен падать даже в процессе борьбы. Их этого положения вытекает естественный вывод. Если главное это не идеи и принципы, а комфорт, то достичь его можно и нужно любой ценой. А лучше всего и надежнее повышать комфорт за счет государства, как самого надежного игрока. Поэтому если можно получить что-то от ненавистного режима – должность, деньги, права, неприкосновенность - надо обязательно получить. Так что естественно, что очень многие либералы из российских ВУЗов, ненавидящие Путина и режим, годами сидят на кафедрах, получают зарплаты, жалуются, когда эти зарплаты режимом не индексируются, а потом ходят на Болотную этот режим свергать.

Или, как Зубов, заодно подрабатывают в антироссийской «Новой газете» (он там отвечал за историю), поддерживают и одобряют власовцев и вообще «протестуют». А как же без режима? Ведь он дает не только деньги (то есть комфорт) – он дает статус. Много ли навыступаешь, когда у тебя на визитке «колумнист «Новой газеты»», «член штаба Навального». Это не статус, а насмешка. И совсем другое дело «профессор МГИМО». И все эти совершенно противоположные вещи прекрасно укладываются в голове. Получаем от государства зарплату и мочим государство. Берем в ВУЗе взятки и пропускаем диссертационную липу и громко возмущаемся коррупцией и развалом образования. Обвиняем государство в зажиме свободы слова, а сами устанавливаем у себя в газетах и на каналах цензуру, которая не снилась Суслову и Победоносцеву. Так что и здесь алгоритм понятен. И опять, как видим, речь идет не о преподавателе, профессоре, ученом, а о члене либеральной корпорации, живущим по законам либеральной тусовки.

Теперь же что все-таки касается ученого. Давно замечено, что человек, искренне увлекшийся либеральными идеями, особенно в их российском причудливом варианте, разрушается как личность и как профессионал. И это не парадокс. Не считая массы частных случаев, которые мне известны, можно вспомнить либерала и постоянного обитателя оппозиционных СМИ Долуцкого, чей учебник был удален из федерального комплекта и лишен грифа Министерства образования в 2004 г. за ангажированность. И это не происки. Я в середине 1990-х преподавал историю России в 10-11 классах одной из школ гуманитарного профиля. В начале года я традиционно предлагал десятому классу готовиться по нескольким учебникам (как в ВУЗе) из четырех или пяти предложенных, среди которых всегда был учебник Долуцкого. Учебники давались домой. И через две-три недели Долуцкого неизбежно возвращал полностью весь класс. Ни один человек на историческом отделении не оставил его для работы: «нудно, тоскливо, блекло, ангажированно». Из недавних примеров - Кураев, который, встав на либеральный путь, очень быстро полностью исчез, распался как ученый и даже как популяризатор.

То же самое касается и Зубова. Если посмотреть его тексты и выступления по Крыму, по недавним событиям, то их писал и озвучивал не ученый, а площадный дилетант, которому место в одноименном венедиктовском журнале. Ибо утверждать, что президентские выборы были сфальсифицированы, не приведя ни одного источника недопустимо для ученого, если только он не ученый по присутственным дням. Ученый не может писать «крики ликования обезумевшей в шовинистическом угаре толпы», «не жрал бы ампулу с ядом», «дорогие русские шовинисты». Можно не сомневаться, что если сегодня кто-то взял бы на себя труд проанализировать с научной и методической точки зрения все последние работы Зубова, мы увидели бы не профессора, а заурядного, очень среднего старшего научного сотрудника, которому разрешается за кем-то иногда вести семинары под надзором старшего методиста. Его абсолютно ненаучный «учебник», кстати, подтверждает эту догадку. Любой может проверить эту закономерность – поискать в своем ВУЗе записного либерала, а затем проверить труды. Результат будет очевиден.

Теперь об интеллигенции. То, что сегодня ей считается, заставляет беспокойно ворочаться в гробах тех, кто сто лет назад стоял у истоков. В принципе, можно было бы не обсуждать этот вопрос после того, как «письмо интеллигенции» в антироссийской «Новой газете» подписал … Долбо…б. Тот самый, который в миру Носик. И никто даже не поперхнулся. И не понял, что это приговор, что этим Носиком-Долбо..бом всю труху, что еще оставалась от интеллигенции, в землю закопали и надпись написали и будет теперь земля им Долбо…бом. Путь к этому ужасному и жалкому финалу был долгим и размеченным характерными для каждого поколения идеалами. До 1917 года это Гегель, Кант, Фихте, Шопенгауэр, для более радикальных Маркс, Бакунин, Кропоткин, Штирнер, Конт, Достоевский, Гоголь, Чехов, Соловьев. В середине-второй половине ХХ века это «старик Хэм», «Иван Денисыч», Высоцкий, Окуджава, Никитины, Галич, Токарев. Труба пониже и дым пожиже, но все таки еще есть и труба и дым. В наши дни можно видеть лишь испарения – жулик Ходорковский, порнограф Сорокин, проходимец Навальный, фашиствующие нацболы, шпана, плясавшая в храме. Поэтому Зубов с любовью к Власову и ненавистью к Путину вполне себе интеллигент и хорошо подтверждает диагноз, поставленный Носиком той дурно пахнущей массе, именуемой «интеллигенция».

Нельзя не задаться вопросом – почему они все здесь? И Зубов в том числе. Почему не валят из душной казармы, в которой томятся? Это как раз понятно. Можно обратить внимание, что русская эмиграция всегда отличалась от любой другой тем, что ненавидела свою Родину. Причины для этого были самые разные и не будем их сейчас разбирать, но факт остается фактом. Раньше они удирали (или их отправляли) на Запад (как в заповедные времена крестьяне бежали на Дон и в Сибирь) и тем самым поддерживали всем понятный баланс. Наши здесь, враги там. Там скрежещут зубы, тут стучат молоты. Когда рухнул СССР, то какое-то время по инерции они еще бежали (поэтому до сих пор Мальгин, Илларионов, тот же Носик и пр. гадят оттуда), а потом перестали, ибо там они больше были никому не нужны, поскольку Западу уже воевать было не с кем. Да и вообще любая редкость, растиражированная китайцами в подвале, становится дешевым китчем. Таким образом, вся эта несостоявшаяся китч-компания перебежчиков превратилась во внутренних эмигрантов. Сидим здесь, ибо удрать не можем, но ненавидим страну так же, словно сидим там. Повторюсь, они там никому не нужны, ибо если бы Зубов был специалист-религиовед международного уровня, то его немедленно позвали бы в европейские ВУЗы. Представьте себе Мирчу Элиаде, которого уволили, условно говоря, из Сорбонны – уже вечером он читал бы лекции в Кембридже. Но Зубова позвала хунта в Киев и это подлинное признание его заслуг. И позвала не потому, что он специалист, а потому что он против Путина.

Таким образом, мы имеем дело не с интеллигентом, не с профессором, не со специалистом и не со свободомыслящим человеком, а с членом либеральной корпорации, недоэмигрантом с заштампованным сознанием, приятелем Федотова и Муратова, опутанным корпоративными условностями и борющимся за уровень комфорта. За счет студентов, администрации МГИМО, государства, всех нас. И вся эта «борьба», «суды» и прочее это ритуальные пляски, на которые просто не надо обращать внимания.
Его больше нет. Это главное.

  • 1
Хорошо, что этого типа интеллигента изгнали. А то бедные студенты наверное не знали, что и делать с ним.

я рада за студентов. у нас должно расти нормальное общество.

Да я тоже рад за этих студентов.

теперь у них есть нормальные препады, а не этот вот...

Это реально хорошие новости.

Студенты в этой ситуации выиграли больше всех.

У студентов праздник.

ага... теперь философию кто то другой будет преподавать.

Думаю на место Зубова найдут ( а скорее всего уже нашли) более чем достойного преподавателя.

Думаю, профессиональных умных людей, претендующих на это место предостаточно.

Теперь им никто не будет засорять мозги.

К сожалению со стопроцентной вероятностью это утверждать не возможно.

Думаете, таких, как Зубов, в ВУЗах много?

Ну конечно же Зубова выгнали за независимость суждения. Как же могло быть иначе? Все они прикрываются тем, что их преследуют по политическим соображениям, по их умению выражать свои мысли свободно. На самом же деле они говорят то, что их просят.

ага)) вы еще скажите, что он свободный человек))

Дадим ему право думать так, как он думает )))

ну уж думать-то не запретишь.

Объективно.

согласен. это решение было объективно необходимым. Он перешел границу на самом деле...

да уж.... странная вообще с этим умником история получилась.. насколько я помню не первый раз все это...

Надеюсь, что подобное не повторится.

По крайней мере студентам он голову точно марочить не будет.

С каждым днем во мне все крепнет убеждение что "либеразм" это заболевание, которое передается от человека к человеку...

Сколько же людей, которые пишут всевдонаучные статьи, прикрываясь научными регалиями.

Хотелось бы спросить -- до каких пределов нужно соблюдать единомыслие?

Не придем ли мы к тому, что скажем, атеисту не место на отвественном посту или любая критика власти будет подсудна...

Если вскроются какие-то исторические факты, которые нашу страну плохо характеризуют, нужно ли их замалчивать?

Я согласен с тем, что в статье написано, но боюсь, что весьма легко мы можем из оголтелого либерализма в тоталитаризм шагнуть.

Вот вспоминается цитата из церковной истории например (житие Св. Дионисия):
Такова была степень буквоедства и обрядоверия "ревнителей не по разуму" - вечных книжников и фарисеев, одинаковых что в I веке, что в XVII, что в XXI. "Не знают они ни православия, ни кривославия, проходят священные писания по буквам и не стараются понимать смысл их", - писал сподвижник Преподобного инок Арсений. Из чина водосвятия: "Ты и ныне, Владыко, освяти воду сию Духом Твоим Святым и огнём", - Дионисий совершенно справедливо исключил позднейшую вставку "и огнём". В результате, фанатики обвинили его, что он "Духа Святаго не исповедует, яко огнь есть".

Не придем. Атеисту не место в семинарии, а бело ленточному либералу - в ВУЗе, готовящем защитников государственных интересов. Вот и все.

Зело вонюч на либерастию профессор оказался.
Помню, у нас на истфаке тоже такой был, с кафедры социологии и политологии. Ходил в клетчатых штанах. Либерален был настолько, что не вписался даже в либеральную тусовку, толкавшую в губернаторы своего кандидата. Потом пропал, якобы приткнулся в "Яблоке".

{Так, для того, чтобы попасть в литературу, нужно договориться о признании с Быковым, вышибалой Прилепиным}
Несколько странный подход. Координатно спутанный.
Вышибала Прилепин, пишущий Быков, понятливая Лавровишня, беллетрист Акунин и пр. не занимаются литературой. Это люди определенного сословия, в силу своего прошлого падкие на всевозможные блага и, следовательно, на деньги. И занимаются они не литературой. Они занимаются едой.
Сейчас Дуров опубликовал тезис: "Сегодня должности раздаются чиновниками, которые боятся конкуренции и подбирают себе все менее талантливых и все более беспомощных подчиненных". Занимающиеся едой являются плотью от плоти этой системы. И приемлют только более беспомощных и бесталанных. Бесталанная Лавровишня вон уже поддакнула по ЦТ про Крым: едок быстро сообразил, что иначе лишат еды.
Но проникают-то Лавровишни не в литературу. Проникают за стол. Это обычная жрачка, и не более того.
А в подлинной русской литературе ничего не изменилось за столетие-полтора. Как была её святая обязанность бедовать, лежать на полках, ждать по полвека, видеть будущее и быть признанной только в будущем, так и осталась. И к жору это никакого отношения не имеет.
P.S. Кстати, через Недотыкамку получила три фамилии навскидку, из современных Настоящих, со всеми мыслимыми и немыслимыми признаками. Так вот, все трое, тут уж не попишешь, "из другого сословия". Тут хоть лбом об стену, против фактов не попрешь. И с простолюдинами таким людям договариваться не о чем. Да и вряд ли они пересекутся, у них на планете места обитания разные :))

  • 1