?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
КАНОНИЗАЦИЯ
boris_yakemenko
pic_cfcd608132796e5bed7fbe9c9ef4e37f
В Риме состоялась канонизация двух Римских пап - Иоанна Павла II и Иоанна XXIII. Церемония канонизации состоялась в воскресенье, 27 апреля, на площади Святого Петра в Ватикане.

«Провозглашаем святыми и блаженными Иоанна XXIII и Иоанна Павла II и причисляем их к лику святых и устанавливаем, что в каждой церкви они должны быть почитаемы как святые. Во имя Отца, Сына и Святого Духа», — провозгласил на латыни папа Франциск. Решение о причислении понтификов к лику святых было принято в июне 2013 года. http://lenta.ru/news/2014/04/27/vatican/

С Иоанном Павлом II случай беспрецедентный – он канонизирован спустя лишь девять лет после своей смерти. Папа Иоанн XXIII умер более 50 лет назад. Данная канонизация является очень интересным показателем того, как мир все настойчивее вторгается в Католическую Церковь и уже начинает влиять на такие важнейшие решения, как канонизации. Напомним, что Иоанн XXIII знаменит именно как человек, активно «осовременивавший» Церковь. Именно он созвал в 1962 году Второй Ватиканский собор, на котором провозгласил политику аggiornamento - обновление и реорганизация Церкви с целью получить «открытую миру Церковь». Знаменитая декларация собора Dignitatis humanae фактически поддерживала либеральное понимание принципа свободы совести, а конституция о Церкви в современном мире Gaudium et spes  бфл проникнута антропоцентризмом и слишком пристальное внимание уделяла не религиозной, а социальной сущности человека. Было упрощено богослужение, мессы перевели на национальные языки. Папа Иоанн XXIII впервые впустил журналистов в свои покои и показал, как живет понтифик. За все это он получил детское прозвище «Папа Буоно» («Папа хороший»), которое дали ему, разумеется, не верующие, а именно та либеральная часть общества, которая считает, что благом всего человечества является только то, что нравится именно им.

Иоанн Павел II также был больше известен именно как гуманист и политический деятель, нежели праведник. Он покаялся в грехах средневековой церкви, чего настойчиво требовали опять же, светские либеральные критики Церкви, реабилитировал Галилея, первым переступил порог синагоги, мечети и лютеранской кирхи, наводил мосты с СССР и Кубой, ходил на рок-концерты, молился у стены плача в Иерусалиме. То есть делал все то, что, прежде всего понятно, доступно и близко людям, от Церкви далеким, но не упускающим возможности покритиковать ее. А когда Церковь делала что-то подобное тому, что делал папа, это воспринималось и воспринимается не как повод для взаимного сближения и не смягчает позиции, а наоборот, дает основание для мстительного торжества и убежденности в том, что миссия Церкви в этом мире вечно каяться перед домохозяйками и офисным планктоном в своих средневековых преступлениях перед человечеством. То есть Церковь ценна и важна только если она занимается превращением принципов демократии и прав человека в религиозные принципы, проповедует ценности глобализации и критикует власть с точки зрения ее соответствия морали и справедливости, принятых не в религиозном, а светском, демократическом обществе.

Как видим, и тот и другой папа знамениты именно активным введением Церкви в мир, что, кстати, отнюдь не повысило количество истинно верующих, не усилило роль Церкви в мире, не улучшило качество жизни, не исправило мораль, не переплавило характерную для наших дней «ситуационную этику» в этику Христа и апостолов. В мире все больше людей, которые считают церковь музеем, авторитетным лишь своей историей и артефактами, но больше не вызывающим желания преклониться и благоговеть, которые убеждены, что задача Церкви украшать и облагораживать, а не учить, наставлять, указывать путь. О том, что все, что делали указанные Папы было не сотрудничество Церкви и мира, а вхождение и растворение Церкви в мире свидетельствует хотя бы тот факт, что никакого конфликта не возникло, а так не бывает, если приходится чем-то всерьез жертвовать. Об этом неизбежном конфликте сказано в  Новом Завете: “Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей.”(1Ин. 2:15). "Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое..." ( Ин. 15:19 ). «Будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня» (Мф. 5:11). Если бы от мира церковь что-то потребовала – от чего-то отказаться, в чем-то измениться, к кому-то прислушаться – это непременно вызвало бы бурю эмоций, ибо мир вовсе не готов ни от чего отказываться и давно никого не слушает, кроме себя. Напротив, «свобода», «либерализм», «демократия» всегда преподносились и преподносятся как величайшие завоевания, ради которых пришлось веками идти сквозь кровь, пыль, пот и слезы и на защиту которых сегодня брошен весь военный бюджет США.

Итак, именно эти светские, секулярные тенденции и стали важнейшим мотивом канонизации. Это было видно и по отношению к папе Иоанну Павлу II, по той атмосфере нездоровой экзальтации, которая окружала его в последние годы и вызывала крики толпы верующих "Santo subito!" ("Признайте его святым немедленно!"), когда он умирал. С одной стороны, это отношение было вызвано тем шаблоном, который формируют ток шоу и мыльные оперы по отношению к главным героям. Плач, истерики, самозабвенное, страстное преклонение и обожание, мгновенная смена кумиров. При этом нет разницы между футболистом, рок-звездой или папой Римским – массовое заштампованное сознание укладывает всех в одно и то же прокрустово ложе «звезды», отсекая все лишнее и действительно выдающееся. Не удивительно, что именно в этой координате из канонизации было устроено шоу – на нее аккредитовали тысячи журналистов со всех концов Земли. Гигантские экраны были возведены в площадях по всему городу для тех, кто не смог попасть на площадь Святого Петра. Церемонию показывали 500 кинотеатров в формате 3D, в том числе в Аргентине, Австрии, Италии, Бельгии, Бразилии, Канаде, Чили, Колумбии, Хорватии, Франции, Германии, Великобритании, Ирландии, Литве, Мексике, Польше, Испании и США. В итоге канонизацию посмотрело два миллиарда человек, что было немедленно сообщено всем – количественный показатель зрителей тоже важен. И так же не случайно, что основным критериям канонизации, а именно чудесам (требования которых весьма щадящи - всего два чуда), указанным выше папам удалось соответствовать более или менее. В случае Иоанна XXIII доказано лишь одно чудо и поэтому папе Франциску при канонизации пришлось отступать от правил, а Иоанн Павел II совершил четыре чуда, что вполне достаточно для канонизации, но довольно мало для того, чтобы считаться великим святым, которого надо канонизировать немедленно. Но какая разница, сколько чудес, когда церемонию смотрело два миллиарда человек.

С другой стороны, эти папы (и в особенности Иоанн Павел II) вполне соответствуют тому образу сильно секуляризованного небесного посредника, образ которого все сильнее формируется в западном общественном сознании. Здесь уместно вспомнить о том, что уже несколько лет в западном цивилизованном мире растет интерес и страсть к ангелам. О них снимают серьезные фильмы («Крылья желания» В.Вендерса или «Город ангелов» Б.Симберлинга), о них пишут книги, их видели миллионы людей. Один из современных исследователей, М.Эпштейн, замечает, что эти ангелы «вестники без Вести, суверенные духовные существа, над которыми нет никакого единоначалия, никакой всемогущей и всеведущей воли… Анатомия ангелического это духовная эклектика постатеизма, уже ускользнувшего от строгих постулатов единобожия и вместе с тем успевшего пройти сквозь мучительные искушения атеизма и вялое безразличие агностицизма. Все это уже позади: и вера во Всевышнего и неверие в Него…» То есть эти папы и есть те самые ангелы, «вестники без Вести» - светские святые без Христа, как молебны без молитвы, свечи без жертвы, паломничества без цели, почитание икон и припадание к мощам без Чаши, без стяжания благодати. То есть те святые, которые ничего не требуют, ни к чему не зовут, ни о чем не напоминают, а любят смотреть, как веселится молодежь, бесконечно утешают, умиляют, помогают во всем, радуются любой глупости, совершенной очередным взрослым «дитей Божьим» и оправдывают любую пакость.

Таким образом, событие действительно показательное. И в прямом и в переносном смысле.
 

  • 1
Не знаю, но мне как-то не очень нравится канонизация этих пап.

хм... а мне вот не понятно почему вас это вообще трогает... Они же к нам по факту не имеют отношения)

  • 1