Previous Entry Share Next Entry
ПАХАРИ
boris_yakemenko
Изрядно забытая гламурная содержанка подала признаки жизни - написала после санкций обиженный текст, показав всем, что еще умеет писать. В нем пылает праведный гнев хипстера, того самого хипстера, который идет в ресторан, как на баррикады. Пронзает весь текст страстное желание остаться этим самым ресторанным прожорливым ничтожеством, страдающим о грядущем безустричье так же масштабно, как в 1920-е Мариенгоф и Кусиков страдали от бессортирья. «Почему мы должны жертвовать устрицами????? Ради чего????», - горько вопрошает содержанка. - Мы-то, за заработанные деньги почему не можем их жрать (по тексту так)?» И Бог с ним, с термином – мы давно уже едим, а они все еще жрут, хотя жрать устриц так же естественно и культурно, как жадно, с гуканьем, словно в пустыне, заглатывать Hennessy Beaute du Siecle Cognac гранеными стаканами. Дело, как сказал бы П.И.Чичиков, в «престранном словосочетании», которое послышалось в тексте.

Словосочетании «заработанные деньги».

Оказывается, они, содержанки и содержаны, и правда думают, что «зарабатывают деньги». Уверены, что работают. И что только они и работают. Как писал М.Кантор: «все, что они получили путем спекуляций, махинаций с оффшорами, все, что присвоено путем фальшивых аукционов, все соглашения с грабителями – все это называется «заработали»». Вот так. Именно так. Хотя они запретили труд еще 20 лет назад устами одного из своих мальчиков на подпевках, Быкова, в статье с ворованным у Мандельштама названием «Блуд труда». Хотя их никто ни разу не видел ни по одному из телеканалов за рабочим столом в окружении горы бумаг в двенадцать часов ночи. В цеху. В собственной шахте. На рабочем совещании. Вообще хоть что-то делающими. Зато из года в год все видели яхты и лыжи, особняки и драндулеты, диадемы и фермуары, обеденные столы и спальни нового альковного пролетариата, а также как, где и почем они жрали, жрали и жрали, словно дети Поволжья.

Глядя на них, и их содержанки (как автор текста, которая сначала несколько лет скакала из под одного бархатного балдахина под другой, а затем, наконец, содержаны ее выпихнули на ТВ), усвоив все повадки и лексику кроватевладельцев, уверовали, что и они тоже трудятся. Трудятся, как муравьи, работают, как железная пила, зарабатывают свои кровные, чувствуя себя крестьянами, ремесленниками, рабочими, опорой общества и государства. А тут санкции… И вот в глазах у них плещется такая необъятная тоска икубаторной курицы по деревенскому курятнику, что тут же сочувствующие креаклы начинают перепечатывать и перепощивать устричные крики души. Как же, пашем, как каторжные, а теперь и перекусить не дают. На честно заработанные.

Они ведь и правда больные. Сумасшедшие.

  • 1
С больными людьми один разговор - лечение. Не вылечишь, они так и будут вопеть бессвязно.

кляп в рот и больше не будут вопеть.

В наше время действеннее - отрубить интернет или связать руки.

да ладно. зачем издеваться над больным человеком? пусть пишет что пишет)

Тогда вопрос зачем читать то что пишут больные люди?

Ну это совсем радикальные меры.

Некоторые случаи лечению не подаются.

Если они не могут прожить без своих устриц, пусть едут туда, где они есть, нам не жалко. пусть где-нибудь в другом месте надоедают людям.

Никто, кстати, не запрещает Собчак закупаться устрицами в Европе и набивать ими свой холодильник.

А может Собчак переедет жить в Куршавель?

Пофигу куда главное от нас подальше.

Пусть учится Собчак есть нормальную еду, которую едят обычные люди.

Собчак пусть ест картошку, как все нормальные люди.

ахаха)) вы ее представляете пожирающей картофель?)

Или овес пусть жрет)

Это про Собчиху?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account