Previous Entry Share Next Entry
ЗАКОНОМЕРНОСТИ
boris_yakemenko
Война швейцарского кондитера Порошенко с собственным народом приводит к прекрасным результатам.

«На украинскую столицу движется колонна из 500 разгневанных и явно готовых к бою военнослужащих. Речь, правда, не идет об ополченцах Донбасса. К штурму администрации президента Петра Порошенко готовятся военнослужащие срочной службы нацгвардии Украины. По данным украинских СМИ, четверо суток на базе нацгвардии в Новых Петровцах под Киевом 500 бойцов "мирно" призывали главнокомандующего страны Петра Порошенко услышать их вполне резонные требования: выплатить им денежное содержание, которое они длительное время не получали, а также предоставить зимнюю форму. Помимо этого солдаты просили от министерства обороны "почти невозможного" - человеческого обращения с ними. Но из Киева им ответили молчанием. И тогда солдаты решились на крайние меры. Бойцы заперли командиров в хозяйственных помещениях и покинули часть, отправившись колонной в Киев. Нет сомнений, что теперь их ждет трибунал и обвинения в измене Родине. Тем не менее, бойцы нацгвардии, очевидно, решили сделать все возможное, чтобы их услышали. Будет ли реальный штурм администрации президента Порошенко, неизвестно. Но в Киеве, услышав о движущейся колонне, тут же засуетились». http://www.rg.ru/2014/10/13/shturm-site-anons.html

Это помимо сдающихся в слезах и соплях в плен к ополченцам, помимо перебегающих целыми подразделениями в Россию. http://lifenews.ru/news/137817, помимо дезертиров, сидящих в догнивающих на полях сражений стогах и мирно лежащих под диванами. Почему так? Уже приходилось говорить, что война Порошенко против собственного народа убийственна в прямом и переносном смысле прежде всего для несчастных «нацгвардейцев», которые и не «нац» и не гвардейцы, а, скорее, более или менее осовремененная махновщина, которая не очень понимает, что им делать. В Отечественной войне все ясно, кто враг, где он, откуда он пришел и как его атрибутировать. Чужая речь, чужие символы, чужие повадки, чужое оружие, чужие лица. Он символ Чужого, вторгшегося в твою жизнь, Чужого, от которого, согласно менталитету традиционного общества, нужно скорее ждать плохого, нежели хорошего. Доверчивость к врагу может быть, но доверия не появляется. То есть все просто и понятно.

А что делать солдату-срочнику киевской хунты? Начнем с того, что современный деревенский или городской малороссийский парень, идя в армию, воспринимает этот процесс, как сдачу себя в батраки, на барщину, в малопонятное рабство, отнимающее годы и неизбежное лишь потому, что иначе посадят в тюрьму. Судя по требованиям «человеческого обращения», с ними там обходятся, как со скотиной. Отношение к тем, кто пошел в армию, на Украине на уровне 1990-х, то есть не как к героям, исполняющим священный долг, а как к неудачникам, которые не добрали мозгов, чтобы закосить через ВУЗ, аспирантуру, справки из дурдома или на худой конец хотя бы чтобы отсидеться в стогу на хуторе. А коли попал, то там ты должен мыть посуду, полы, носить форму, ходить в караулы, стоять на тумбочке, тянуть лямку, ишачить, копать огород у командира роты, помогать переехать с квартиры на квартиру прапорщику, делать дембельский альбом с фотографиями и кальками, шить парадку. В общем, «кто не был, тот будет, кто был не забудет 730 (сейчас меньше) в сапогах». Войны, угрозы жизни в любой форме, в любом виде в этой схеме нет по определению, с ними никто так не договаривался. Поэтому, когда война началась, все косят, как могут, стреляют в воздух, сдаются. Помнится, когда все началось, в СМИ сообщали о доблестных нацмахновцах: «Вчера около 60 солдат в гражданской одежде отправились по домам. Остальных еще раньше разобрали родители». «Разобрали». Словно из прогоревшего, разорившегося пионерлагеря, а не из армии с войны. А «отправление по домам в гражданской одежде» в обычной ситуации квалифицируется, как дезертирство со всеми вытекающими, но это слово сейчас даже никому не приходит в голову. Потому что дезертировать можно из армии, с войны, из боя, а здесь нет ни того, ни другого, ни третьего.

Еще один немаловажный резон озвучен мушкетером Портосом в известном фильме: «Из-за чего? Почему я должен убивать этих еретиков-гугенотов, всё преступление которых состоит только в том, что они поют по-французски псалмы, которые мы поём по-латыни?». Даже если несчастный призывник не смотрел этот фильм, думает он точно так же. Сколько бы ни твердил шоколадный заяц по своему пятому каналу, что там, на Юго-Востоке враги, поверить в это невозможно, потому что они такие же. Та же мова, та же культура, та же одежда, то же сало и горилка. Там свои, не чужие. Такие же середняки и бедняки, которых я должен молотить и сам гибнуть потому, что так хочет конфетный олигарх, который все равно смоется, если припечет всерьез. Что сделал этот олигарх за все минувшие годы, чтобы я сейчас за него сражался, ранился, погибал? Продавал мне леденцовых петушков? Где его место в моей сельской или полугородской жизни, в моей двушке, в моей дешевой машине? А разговоры о том, что ты сражаешься за «свободную Украину» и украинцев только усиливают смятение. А Юго-Восток тогда что? А живет там кто? Не говоря уже о том, что среди призывников очень много людей с Юго-Востока.
И одуревшие от всей этой бестолочи, от кондитерского вранья, от высокодуховной, не влезающей в экран, лоснящейся рожи шоколадного зайца, которая тебе так же близка, как рожа африканского вождя племени Банту, восставшего против апартеида, несчастные солдатики делают единственный выбор. Сдаются или бегут зигзагами. Ибо Порошенко, Турчинов, Яценюк, «великая и незалежная», «кто не скачет, тот москаль», Майдан и прочие лица и заклинания им непонятны. Им плевать на то, будет Украина в ЕС или нет. А разница между трупом и нетрупом им понятна так отчетливо, что не требует ни пояснений, ни времени на раздумья. Сделаться трупом можно только один раз и навсегда. Вот на это не наплюешь.

Напротив, у ополченцев резоны вполне понятные. Во-первых, много лет их гнобили, до них снисходили, их терпели, считая подлинной и патриотичной Украиной лишь западенщину, а Юго-Восток латентными москалями. Испытывали их терпение Ющенками и Тимошенками. Во-вторых, когда ты знаешь, что, если не возьмешь в руки оружие, то в твой дом придут бандиты (свои или не свои – неважно. Важно что бандиты), разорят его и подожгут, то ты его, это оружие, возьмешь, если ты не слюнтяй, не трус и не тряпка. И в-третьих, эта война в любом случае не ухудшает, а дает шанс улучшить твою жизнь (жизнь киевского призывника эта война может только ухудшить или прекратить вообще. Но никак не улучшить). Если даже ничего не выйдет, хуже уже не будет. А если выйдет, то отсюда только вверх. Вот они и воюют. Дончане за себя, а подневольные призывники за шоколадного зайца. Какая из задач благороднее?

Поэтому понятны провалы и катастрофы хунты, кличи к Америке помочь войсками и оружием, понятны вот такие походы на Киев. Потому что решить проблему Юго-Востока войной уже нельзя. Даже если задавят, зальют напалмом, задушат метилоранжем, перевешают и перестреляют, это для Порошенко конец. Любой правитель, начинающий с гражданской войны со своим народом, обречен. Но дело не только в этом. Оставшиеся на Юго-Востоке уйдут в партизаны, будут рвать шахты, столбы и рельсы, саботажничать. Возникнет нарыв, который нельзя вылечить, а можно только расчесать.
Все таки как трудно быть американской колонией. Как дорого приходится платить за предательство.

?

Log in

No account? Create an account