Previous Entry Share Next Entry
КОММУНИЗМ КАК РЕЛИГИЯ
boris_yakemenko
027
Сегодня бывший день Октябрьской революции. Праздник, который по традиции отмечают коммунисты и примкнувший к ним Зюганов. Для нас же это повод поговорить о религиозной составляющей коммунистической традиции. Сегодня уже очевидно, что коммунистическая традиция органически вытекает из традиции религиозной, православной и обе традиции имеют тесную связь. Мало того, нет никаких сомнений в том, что если бы Россия не была страной со столь сильными православными традициями, то Октябрьский переворот и последовавшие за ним события имели бы совершенно иные характеристики, а культ личности Сталина и Ленина мог не состояться.

Сразу необходимо подчеркнуть, что коммунистическая идеология и обрядность была вторична по отношению к православной обрядности и идеям, мало того, многие вещи были просто поставлены с ног на голову. Но нельзя не признать того очевидного факта, что переворот 1917 года и последовавшие за ним события имели серьезную религиозную основу, а формирование коммунистической партии, ее обрядовой стороны копировало внешние формы церкви и ее атрибуты. Кстати, во многом именно это обстоятельство позволило коммунистической, партийной идеологии так быстро овладеть умами огромного количества людей и так крепко закрепиться в сознании.

Впрочем, посмотрим ближе.

Религиозная идея достижения Небесного Царства Божия, попытки воссоздать его элементы на земле, отразить в культуре и повседневной жизни встречаются в русской истории на протяжении нескольких столетий. Теория «Москва-Третий Рим» и опричнина Ивана Грозного, строительство Московского Кремля и Нового Иерусалима патриарха Никона под Москвой – это лишь некоторые примеры, свидетельствующие о том, что данная идея пронизывала общественное сознание русского общества и захватывала все слои – от крестьян до правителей. Поэтому неудивительно, что именно эта религиозная идея, невзирая на декларативный отказ от религии, отчетливо просматривается в революционных событиях начала ХХ века.

Потрясения 1905-1917 гг. были восприняты значительной частью русского общества как грандиозная попытка построения Царства Божьего на земле.

Россия – страна моя –
Ты – та самая облеченная солнцем жена,
Вижу явственно:
Россия моя богоносица, побеждающая змия,
И что-то в горле у меня сжимается от умиления.

Сергей Есенин

Стремление увидеть здесь и сейчас Царство Божие проявлялось во всех сферах – в политике, Церкви. Летом 1917 г. появилась Христианско-социалистическая рабоче-крестьянская партия, программа которой утверждала, что «социализм не только не противен истинной религии, но развивается и совершенствуется именно в ней».
В1922 г. появилась «Свободная трудовая церковь». Ею руководил анархист, не раз сидевший в тюрьме, редактор журнала «Биокосмист» А.Святогор. Вокруг него собралась группа колоритных личностей типа лишенного сана бывшего пензенского архиепископа Владимира (Путяты), епископа Иоанникия (Смирнова) и т.д. Свободная трудовая церковь провозглашала лозунг «вон буржуев из церкви» и отвергала не только церковные таинства и обряды, но также догматы и каноны. А.Святогор считал, что христианство вообще изжило себя, и отныне роль религии должна взять на себя наука, а церкви должны быть превращены в метеорологические станции.
1386
Одновременно с упадком православия в крестьянской среде происходил быстрый рост сектантства. Примечательно, что многими сектантскими группами и отдельными лидерами революция большевиков была воспринята именно как осуществление вековых народных чаяний построения «Царства справедливости, равенства и добра». Именно поэтому сектантство в подавляющем большинстве (в отличие от Православной Церкви) положительно относилось к Советской власти. После 1917 г. по всей стране началась массовая организация сектантских сельскохозяйственных общин и производственных товариществ (евангельские «Вифания» и «Гефсимания» в Тверской губернии, общины толстовского «Всемирного братства», племенное хозяйство, организованное Новым Израилем на Северном Кавказе (Сальский округ). В 1920-х гг. евангельские христиане даже собрались строить в Сибири город будущего – Евангельск, и получили на это разрешение высших советских инстанций.

Слова Иоанна Богослова из «Апокалипсиса»: «И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали... И смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло» (Откр 21.1-4) нашли почти буквальное свое воплощение в своеобразных элементах советской идеологии, которые Е.М.Лучшев называет «титанизм» и «космизм». Новые хозяева жизни собирались охватить энергией полного преобразования не только планету Земля, но и всю Вселенную. Не случайно в фантастическом рассказе А.Н.Толстого «Аэлита» красный боец Гусев, отправившийся на Марс в составе научной экспедиции, в одиночку совершает там революцию.
Rozdestvo
Литература и поэзия тех лет вообще очень хорошо передают восторженные настроения людей, находившихся, как они считали, в преддверии полного и почти мгновенного преображения мира человеком-творцом, который занял место Бога-творца, сохранив все его функции. Не случайно в поэзии и прозе тех лет почти не встречаются описания природы и повседневной жизни, зато создаются целые гимны индустриальным творениям человека. Можно привести только названия, чтобы понять это: «Железные цветы», «Электропоэма», «Железный мессия», «Стальнойстрой», «Цемент». «Мы любим электрические провода, железную дорогу, аэропланы – ведь это наши мышцы, наши руки, наши нервы, – писал один из литераторов того времени, – мы любим заводы – это узлы нашей мысли, наших чувств. Это железная голова коллектива, это голова нового Спаса». Вся земля должна полностью измениться:

Мы к экватору полюс притянем,
Тропики в снежную даль мы
Сдвинем на север,
Где вдруг замаячат пальмы.

А.Гастев описывал картины будущего в духе «коммунистического апокалипсиса»: «Среди белого дня пройдут страшные ночные тени... раздвинутся горы, пронесутся непережитые ураганы, океаны пойдут на материки, солнце может показаться на севере, мимо земли промчатся новые светила». На нашей планете появятся новые существа, которые уже не будут называться людьми: «Новорожденные... сразу двинут всю землю на новую орбиту, перемешают карту солнц и планет, создадут новые этажи над мирами. Сам мир будет новой машиной, где космос впервые найдет свое собственное сердце, свое биенье».

Начинает зарождаться новый культ. Место отвергнутого Бога занимает, в частности, пролетариат, который начинают воспевать так же, как раньше воспевали Бога и Богоматерь.

Все, кто убиты
С тобою слиты...
В тебе ответа,

И теперь на российской равнине,
На амвоне Круглого Храма, Шара Земного,
Пред тобою, всесветный, моей святыней,
Стою пред тобою, Пролетарьят.
Во имя Солнца, во имя Света,
Отмщения ждут.
Мечты распятых,
В веках проклятых
В тебе цветут.
1296484368_plakat_36
Зримым воплощением псевдорелигиозных, апокалиптических устремлений новой эпохи можно считать проект памятника Третьему Интернационалу, созданный в 1920 году В.Татлиным (должен был не случайно стоять на Красной площади). Из трех элементов-символов (металл, бетон и стекло) предполагалось построить фантастическое здание-монумент из трех ярусов. Нижний планировался в виде куба, средний – пирамиды и верхний – цилиндра. Каждый ярус, как символ динамизма эпохи, находился в непрерывном вращательном движении. Первый, в котором предполагалось разместить помещения для проведения конгрессов Коминтерна, делал один оборот в год вокруг своей оси. Второй (предназначался для исполнительных органов Коминтерна) совершал один оборот за месяц. На самом верху в цилиндре должны были разместиться органы печати и пропаганды, и эта часть конструкции обращалась вокруг своей оси за сутки. Общая высота этого сооружения должна была составить около четырехсот метров, т.е. чуть ниже Останкинской телебашни.
third
Башня Татлина. Макет.

Вскоре после революции Всероссийский Исполнительный комитет опубликовал «Десять Заповедей Пролетария», имевшие прямые аналогии с Десятью Заповедями Моисея, которые были даны ему Богом на горе Синай.
320800828
Многие плакаты большевиков напрямую подражают иконам. Так, обычным сюжетом стало изображение рабочего или солдата в образе Святого Георгия – сидящим на красном коне и поражающим дракона–буржуазию. Известен сюжет плаката, на котором всадник-большевик на крылатом коне держит открытую книгу, надпись на которой «Пролетарии всех стран, соединяйтесь» выполнена церковнославянской вязью.
745973
Троцкий поражает контрреволюцию. Плакат 1918 года.

Стремление как можно скорее оказаться в «Царстве Божием» здесь, на земле, пронизывало повседневность. Стремление освободиться от самих себя «ветхих» и «прошлых» новыми выражается прежде всего в массовой смене имен. Старые имена из христианских святцев заменялись новыми, взятыми из пролетарских календарей. Это великолепно отражено в повести М.Булгакова «Собачье сердце».

Новые имена отражали всю актуальность и новизну эпохи, воплощали в себе главнейшие ее символы: Ким (Коммунистический Интернационал Молодежи), Владлен (Владимир Ленин), Красарм (Красная армия), Лунио (Ленин умер, но идеи остались), Изаида (Иди за Ильичом, детка), Вилор (Владимир Ильич Ленин организовал революцию), Рэм (Революция, Электрификация, Мир), Молот, Трактор, Нинель («Ленин» наоборот), Энгелина (в честь Энгельса), Рева (в память о революции), Серпина, Парижкома и др. Можно вспомнить, что при пострижении в монашество меняется имя человека в знак его полного разрыва с прежним миром и начала новой жизни. Здесь происходило то же самое.

Христианское учение о полном преображении человека в последние времена нашло почти буквальное воплощение в идеологии «обновления человека», которую проповедовали К.Э.Циолковский, Э.Енчмен и другие. Циолковский разработал целую систему совершенствования и преображения природы человека, куда входили подбор кандидатов для супружества, регулирование рождаемости, контроль за родившимися и т.д. Итогом должно было стать появление нового, более совершенного интеллектуально и физически человека, который достигнет высшего совершенства и превратится в некую лучистую, подобную свету субстанцию, способную жить в открытом космосе.
Ленин5
Э.Енчмен был сторонником и пропагандистом теории «новой биологии». Он считал, что вслед закоммунистической революцией сначала в России, а затем на всей планете неминуемо произойдет другое, гораздо более грандиозное по своим масштабам и последствиям событие – «органический катаклизм», или «органическая бурная революция». Ее суть состоит в том, что в результате замены в человеческом организме прежних механизмов реагирования на воздействие окружающей среды новыми, открытыми «теорией новой биологии», все организмы на земле обретут счастье. Коммунизм, считал Енчмен, есть «непрерывная радостность». Эту фантастическую теорию он выстроил на самоощущении, что в нем это перерождение уже произошло, после чего стал считать себя единственным в своем роде человеком на земле, опередившим в развитии все человечество, в обязанности которого отныне входит вызвать «катаклизматическое» перерождение всего населения планеты. Невзирая на всю фантастичность этой идеологии, она была популярна в студенческой молодежной среде и даже среди взрослых людей. Существовали даже специальные кружки, изучавшие труды Енчмена.

Согласно учению Православной Церкви, прародители Адам и Ева, находившиеся до грехопадения в раю, были бессмертны, и смерть стала возмездием за грех. Конец человеческой истории ознаменуется всеобщим телесным воскресением из мертвых и жизнью вечной. Неудивительно, что одной из важнейших идей «преобразователей мира» 1920-х годов стали попытки решить проблему человеческого бессмертия, что стало бы, как пишет Е.М.Лучшев «логичным завершением процесса обожествления человека». Эта проблема волновала очень многих – начиная от «сектантов-бессмертников» и заканчивая философами, учеными и поэтами.
komintern
Одним из главных идеологов «бессмертия человека» стал философ Н.Ф.Федоров. Он считал, что с развитием техники в недалеком будущем будет найдено средство победить смерть и человечество сможет обрести физическое бессмертие. При этом дар бессмертия обретут не только живые, но и мертвые через всеобщее воскресение. Таким образом удастся избежать Страшного Суда. По мысли Федорова, человечество должно в ожидании всеобщего воскресения переселиться к могилам предков, чтобы кладбища превратились в центры религиозной и общественной жизни.
1284113436_le_003
Учение Федорова оказало сильнейшее влияние на Л. Красина – человека, под чьим наблюдением велись работы по сохранению тела Ленина и сооружению первого мавзолея. Проблема бессмертия очень волновала последователей так называемого «анархо-биокосмизма». Бессмертие и воскресение, наряду с проектами создания искусственных солнц и межпланетных сообщений, стали главной темой в идеологии биокосмизма. В свою очередь в толстовских коммунах проблему бессмертия ставили на «рациональную» основу. Там проводились эксперименты по налаживанию подходящих, максимально продлевающих годы условий жизни: питания, сна и пр.

Религиозную окраску имели советские праздники и обряды. Известно, что демонстрациям, карнавалам, шествиям лидерами советской страны придавалось огромное значение как средству воспитания людей в коммунистическом духе. А.В.Луначарский, идеолог большинства мероприятий подобного рода, был известен своим «богоискательством» и считал, что новый революционный театр способен заменить людям религию. В этих грандиозных шествиях разворачивались картины великого и светлого будущего в раю на земле, оправдывавшие, таким образом, страдания голода, разрухи, болезней, которые испытывали и зрители и участники. Таким образом, страдания становились, как в христианстве, закономерным этапом на пути к коммунистическому раю. В качестве примера исследователь Е.М.Лучшев приводит праздник «К мировой коммуне», состоявшийся в 1920 г. в Петрограде, на Стрелке Васильевского острова и посвященный открытию Второго конгресса Коминтерна. Один из участников писал, что «это была фактически мистерия, предназначение которой, уготованное ей высшими жрецами коммунистической веры, – наставлять народ». Грандиозное действо (по оценкам некоторых зрителей, на площади перед Фондовой биржей и вокруг нее находилось около четверти миллиона человек), происходившее ночью, при свете факелов и прожекторов, с участием боевых кораблей, производило ошеломляющее впечатление и приводило участников в псевдорелигиозный экстаз. «...Спектакль в целом производил почти опьяняющее воздействие. ...Бешеный восторг пляшущей толпы возбуждал почти до экстаза. Зрелище продолжалось пять часов, если не больше, и приводило к эмоциональному истощению – говорят, такое же воздействие оказывали средневековые мистерии».
006
Греческий писатель Никос Казандзакис вспоминает, что в 1927 году на праздновании 10-летия Октября пришел в такое состояние, что стал обниматься со своим соседом, китайским генералом, их обоих обнимал огромного роста чернокожий, и все вместе они плакали от счастья. «Сколько часов, - спрашивает себя греческий автор, - длилось это божественное опьянение? Сколько веков?.. Я сжимал в объятиях китайского генерала, нас обоих сжимал негр, я чувствовал, как границы рушатся, имена, страны, расы исчезают, - человек обнимал человека... Я поклялся, что жизнь моя обретет с этого мгновения единство, а сам я избавлюсь от различного рода порабощений, одолею страх и ложь и другим тоже помогу избавиться от страха и лжи. Поклялся не позволять больше людям творить несправедливость, дать детям всей земли чистое небо, игрушки и книжки, дать женщине свободу и счастье, доброту и благородство - мужчине, и пшеничное зернышко пташке - сердцу человеческому. "Это клич России!" - сказал я и поклялся следовать ему до конца жизни".

Религиозный смысл имело и введение красной звезды в качестве символа нового строя и нового государства. Сначала звезда была эмблемой в Красной Армии, а затем она оказалась включена вместе с изображением земного шара в советский герб, придав ему значение религиозного символа. Пять лучей звезды объяснялись тем, что советское государство, строящее коммунизм, освещает своим светом народы, находящиеся в пяти частях земли.

Еще одной деталью, связывавшей раннюю советскую идеологию и православную религию, было пристрастие к красному цвету. Как известно, на иконах в красные гиматии одеты мученики, красный цвет пасхального яйца символизирует жизнь вечную. В советской идеологии с первого дня октябрьского переворота красный цвет занимает главное место.

Красные зори,
Красный восход,
Красные речи
У красных ворот
и красный,
на площади Красной,
народ.
(Н.Асеев. Поэма «Кумач»)

Возникают многочисленные названия населенных пунктов: «Красные ткачи», «Красный электрик», «Красный текстильщик». Выходят журналы «Красный ворон», «Красная нива». Именно тогда складывается традиция, сохраняющаяся отчасти и поныне, хоронить умерших в гробах, обитых кумачом, что фактически сделало красный гроб символом вечности и бессмертия.
0d19e47af38ea408d5c4c4ba9cd33582
Окончательное утверждение советского государства и советской идеологии на рубеже 1920-1930-х гг. превратило в общественном сознании СССР в «райский остров» посреди враждебного моря, идеальное царство равенства, справедливости и правды (не случайно именно «правдой» именовалась главная партийная газета).

Нынче нет страны богаче
Родины твоей.
Ни один бедняк не плачет
Средь ее полей.
Слышишь песни? Видишь пляски?
Счастье... радость... смех...
Эта быль чудесней сказки,
Ярче сказок всех.

«Целые тысячелетия, – приводит Е.М.Лучшев свидетельство одного из активистов-безбожников, – жила в умах забитых, подневольных тружеников кошмарная сказка о небесном рае. Великие вожди трудящихся Ленин и Сталин на деле разоблачили эту сказку, этот многовековой дурман. Они на деле показали... что религия лжет, что царство свободы и труда может быть только на земле. Мы уже вступили в это царство, в эту счастливую и радостную жизнь». Начинают создаваться культовые места, священное писание и священное предание социализма, его святые и мученики.

Энергия религиозного коммунистического преображения мира была столь сильной, что даже за рубежом Советская Россия стала восприниматься как место принципиально иное, как новый мир, где живут новые, небывалые люди.
turisto_21
Как писал Йозеф Рот, вспоминая свой переезд через советскую границу: «...Кажется, что здесь проходит не обычная граница между странами, она видится скорее границей между двумя мирами». Немецкий политический деятель Макс Бартель выражался еще более определенно: «Раньше я не понимал крестоносцев, целовавших землю, по которой ступал Спаситель, но сам я испытал на русской границе подобные же чувства». Клара Цеткин призывала каждого на советской границе снять обувь, ибо земля, на которую они ступают, есть «святая земля». Здесь нельзя не видеть прямых параллелей со словами Бога к Моисею о Земле Обетованной: «Моисей! Моисей!.. Сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая». (Исх. 3:4-5).

(продолжение следует)

  • 1
Посол США в СССР в 1937-39гг Джозеф Дэвис о коммунизме и нацизме и их принципиальном различии:
"(7 июля 1941 г.)
Мой друг Линдберг сильно удивил меня, заявив, что он предпочитает нацизм коммунизму. Вообще делать такой выбор - дело отчаянное, однако между двумя этими предметами разница слишком велика. И Германия и Россия - тоталитарные государства. Оба они реалистичны. Оба они применяют строгие и безжалостные методы. Однако существует одно существенное отличие, которое можно показать следующим образом. Если бы Маркс, Ленин или Сталин были верующими христианами, и если попытаться поместить коммунистический эксперимент, проделанный в России, в рамки догматов католической или протестантской церкви, то полученный результат был бы объявлен величайшим достижением христианства за всю историю человечества в его стремлении к человеколюбию и воплощению христианских заповедей в жизнь общества. Дело в том, что христианскую религию можно совместить с коммунистическими принципами, не совершая большого насилия над его экономическими и политическими целями, главным из которых является "братство всех людей". Проведя аналогичный тест в отношении нацизма, мы обнаружим невозможность совмещения двух идеологий. Принцип христианской идеологии невозможно наложить на нацистскую философию, не разрушив политической основы государства. Фашистская философия создает государство, которое фактически базируется на отрицании альтруистических принципов христианства. Для нацистов любовь, благотворительность, справедливость и христианские ценности всего лишь проявления слабости и упадка, если они противоречат потребностям государства.
В этом вся и разница - коммунистическое советское государство может действовать, имея христианство в качестве основы для достижения конечной цели - всеобщего братства людей. Коммунисты допускают отмирание государства по мере усовершенствования человека, тогда как идеал нацистов прямо противоположен - государство превыше всего."

И, главное, опять не по делу...(

  • 1
?

Log in

No account? Create an account