?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
УЧРЕДИТЕЛЬНЫЙ СЪЕЗД МОЛОДЕЖНОГО ОТДЕЛЕНИЯ РИО
boris_yakemenko
Вчера в Российском Университете дружбы народов прошел Учредительный съезд Молодежного отделения Российского Исторического общества. Базой для Молодежного отделения стал созданный при РУДН Центр Исторической Экспертизы и Государственного Прогнозирования.

В Президиум съезда вошли Ректор РУДН, Председатель ВАК В.М.Филиппов, Председатель Правления Российского Исторического общества, проректор МГУ, Председатель попечительского совета Центра С.М.Шахрай, Директор Центра Исторической Экспертизы и Государственного Прогнозирования, заведующий кафедрой Всеобщей Истории РУДН С.А.Воронин, заведующий кафедрой Истории России В.М.Козьменко, член попечительского совета Центра, руководитель департамента стратегического развития ООО «Никохим» М.В.Баранов, Михаил Владимирович, Заведующий кафедрой истории и политологии Российского государственного университета туризма и сервиса, эксперт Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования В.Э.Багдасарян, заместитель директора Института Археологии РАН А.В.Энговатова.
сьезд2
Председатель Государственной Думы Сергей Евгеньевич Нарышкин направил приветствие участникам съезда молодых историков. В приветствии, в частности, говорится: «Ваш съезд объединил профессиональных историков с активной гражданской позицией. Среди его участников как молодые ученые, известные в России и за рубежом, так и люди, только начинающие свой путь в науке. В наше время, когда интерес общества к истории находится на стабильно высоком уровне, на историках лежит особая ответственность. важно не допустить подмены качественного научного знания суррогатом, а для этого ученым нужно активно заниматься популяризацией истории, использовать современные средства коммуникации. Эта нагрузка ложится в первую очередь на вас – молодых историков». http://www.duma.gov.ru/news/274/861044/
600x10000_in__
На съезд приехали делегаты из 56 регионов, представители нескольких московских ВУЗов, студенты РУДН - историки, социологи, международники, юристы. Был принят проект Устава Молодежного отделения РИО и утвержден Президиум. Делегаты из регионов получили необходимые материалы и были сориентированы на те направления, в которых им предстоит работать. В ходе работы съезда прошла презентация концепции ученика «История России 2014-2045», созданной сотрудниками Центра.
съезд6
Встреча почетных гостей съезда с ректором РУДН, Председателем ВАК В.М.Филипповым.

Для чего сегодня нужно Молодежное отделение РИО. Стоит напомнить, что сегодня, в условиях глобального сдвига привычных координат политической, культурной, социальной, религиозной жизни начинается деформация науки. Все меняется, меняется и среда обитания науки, наука все больше становится товаром и встраивается в систему потребительских отношений. Уходят в прошлое прежние научные сообщества, а соответственно, идет пересмотр и казавшихся ранее незыблемыми научных положений, что хорошо видно по резкому умножению паразитов. Различных паранаучных школ и квазинаучных направлений, всегда спекулятивно сопровождающих такого рода процессы.
JeqG3n3Vl3U
Еще одна проблема научного сообщества, проблема не только российская – падение престижа интеллектуального труда в целом, отсутствие возможности влиять с помощью интеллекта на общество. Красота и яркость ума, способность нетривиально мыслить и высказывать парадоксальные суждения, раньше вызывавшие восхищение читательской или университетской аудитории, сегодня вызывают снисходительный вопрос «И что?» Можно обратить внимание, что серьезные российские и европейские интеллектуалы в наши дни не являются властителями дум, по ним сегодня никто не сверяет историческое время, по их книгам не живут, как жили по Канту, Гегелю, Ницше, Марксу и другим. Интеллектуалы и просто мыслящие, неравнодушные люди легко и обыденно на рубеже прошлого и позапрошлого столетий называли себя «марксистами», «гегельянцами» и «кантианцами». Однако сегодня, при всем уважении к первоисточникам, нет ни фукуямцев, ни маклюэнцев, ни тоффлеровцев, ни хантингтонцев.
съезд5
В Президиуме съезда

Как следствие, возникает состояние, согласно терминологии А.Юрганова, «постнауки», которая характеризуется применением принципов желтой журналистики и бульварных романов в научных исследованиях. Задачей такой «постнауки» становится развлечение неприхотливого скучающего потребителя, возникает явление, которое можно назвать «Sciencetaiment» по аналогии со все более утверждающимся в масс-медиа термином «Newstaiment» (развлекательные новости). То есть автор угодливо опускается следом за читателем, делаются многозначительные, поспешные выводы из сомнительных фактов и недостоверных источников, работы пронизывает стремление к вульгарной популяризации, нарочитому упрощению, они пишутся разговорным, беллетристическим стилем популярных детективов. Ускоряется процесс создания работ, в год иные авторы выстреливают по три-пять «монографий», постоянно напоминая о себе забывчивому читателю. «Постнаука», «Sciencetaiment» закономерно превращается в «поп-науку».
съезд7
Выступление ректора РУДН, председателя ВАК В.М.Филиппова.

Как следствие, раскалывается и видоизменяется научное сообщество. Из него полностью исчезает такое любопытное и важное явление, как научное отшельничество. Являясь вполне нормальным и закономерным явлением в условиях тотальной закрытости минувшего государства от мира, сегодня, когда границ нет ни для людей, ни для мысли, оно воспринимается как странный атавизм. Значительная часть «старой школы» закономерно замыкается в себе и продолжает упорно писать для себя и своего узкого круга могучие труды тиражом 50-200 экземпляров, при всем уважении к авторам заставляющие вспомнить отзыв герцога Глаусестерского на публикацию «Заката и падения Римской империи» Эдварда Гиббона: «Еще одна чертова толстая квадратная книга! Всегда пишем, пишем, пишем, а, мистер Гиббон?» За эти книги никто не платит, их почти никто не покупает, читают их только свои, чтобы изругать, и поэтому эта когорта ученых превращается в закрытое полусектантское сообщество, населенное персонажами из романа «Маятник Фуко» У.Эко, которые именовались «ПИССами» – Писателями, Издающимися за Собственный Счет. В этих условиях сегодняшние научные ПИССы закономерно воспринимают любого молодого, активного и перспективного пришельца, как угрозу теплому личному кругу и врага личного, и без того безотрадного, благосостояния. И тем самым лишают свою кафедру или факультет последней надежды на то, что перемены могут произойти эволюционным путем изнутри, а не революционным извне.
сьезд1
Выступление директора Центра, заведующего кафедрой Всеобщей истории С.А.Воронина

Другая часть научного сообщества уходит в уже указанную выше популяризацию, упрощение, дегенерацию, научный постмодерн в самом худшем смысле этого омерзительного, типично большевистского термина, занимается отхожими промыслами, оставляя статус ученого ради солидности, для титула на визитке, как запасной аэродром. И это в лучшем случае. В худшем такие люди начинают быстро открывать бессмысленные и беспощадно новые «направления в науке», создают и возглавляют свифтовские академии, становятся вождями тревожно пытливых племен, использующих науку как прикрытие для самоутверждения, а нередко и для обогащения.

Почему это происходит? Г.Кнабе в качестве ответа на этот вопрос говорил об «исчерпанности самого феномена, носившего (и по инерции носящего) название академической среды». То есть рассасывается, разрежается среда обитания, уходит воздух, становится нечем дышать. «Избыточными становятся и сама среда, - пишет Г.Кнабе, - и основанные на ней традиционные формы научной жизни, такие как конференции, диссертационные диспуты, обсуждение докладов и рукописей и т.д… Если из окружающей атмосферы на эту среду распространяется представление о полной субъективности и иллюзорности истины, о принципиальной неадекватности высказываемого суждения внутреннему потенциалу того, кто высказывается, то обмен мнениями утрачивает стимул.
сьезд3
В Президиуме съезда

Кроме того, есть еще одна проблема – крах модели «потребления знаний». Научное сообщество без перерыва продолжает производить все новые знания, умножает концепции, взгляды, углы и точки зрения (при том, что, например, в целом ряде областей истории «производство источников» явно не поспевает за их переработкой – приходится жевать уже пережеванное, перерабатывать уже использованное) по принципу «мы знаем все больше и больше о все меньшем и меньшем, так что в конце концов приобретем совершенное знание ни о чем». Однако сейчас наступило время, когда потребление знаний (в значительной степени не несущих в себе ничего практически полезного и применимого) в прежнем виде оживить не больше не удается, а ничего нового не придумано. Однако система производства знаний упорно продолжает работать, работать почти вхолостую (доказано, что более 80 процентов публикуемых сегодня научных статей не содержат ничего нового и эти проценты продолжают расти). Разобраться в этом потоке уже почти невозможно, и поэтому критерии «научной ценности» той или иной работы того или иного автора все больше формализуются по внешним признакам. Часто ли цитируют, ссылаются, грамотно ли оформлено, напечатано ли в ВАКовском издании или в обычном, сколько в год выходит публикаций в целом, сколько выступлений на конференциях и т.д.? Печатаются не обеспеченные реальной научной ценностью книги, создающие иллюзию науки, одна не до конца обеспеченная фактической базой теория стремится утвердиться на другой такой же хлипкой и химерической. И все это держится исключительно на рудиментарном кредите доверия общества к науке и ученым, суеверном уважении к «умным людям», которым «видней». То есть это жизнь по инерции, в долг, в общих надеждах на то, что из этого террикона породы все-таки выделится грамм драгоценной руды и им все и оплатится.
Однако никто не имеет «духа и смелости посмотреть черту в оба глаза» (Тургенев – Герцену 27.10.1862), ибо взамен нечего предложить. Нет понимания будущего науки и образования, нет, как сказал бы Станиславский, сверхзадачи, ради которой можно многим пожертвовать, нет готовности расстаться с уже нажитым, ибо тогда придется расстаться со смыслом жизни – воспроизведением науки и образовательных стандартов. То есть главной проблемой системы стала сама система и выйти из нее можно только выбравшись из-под развалин.

Казалось бы, мы сталкиваемся с тем, что принято называть «апорией» – затруднением, из которого не видно выхода. Однако это не так. Создание молодежного отделения призвано найти выходы из хотя бы некоторых проблемных ситуаций.

Прежде всего, нужно восстановить историческое достоинство России. Нужно искать и разрабатывать принципиально новые места для сегодняшнего человека в обществе будущего, делать все возможное, чтобы именно ярко и остро мыслящий человек стал основной фигурой и ценностью этого будущего. Мысль, интеллект, наука должны стать главной движущей силой формирующегося на наших глазах нового типа цивилизации. «На азиатское извержение чад Россия должна ответить извержением мысли», - писал больше 100 лет назад А.Белый, глядя на начинающуюся экспансию азиатского Востока. И это все более очевидно сегодня. Таджики и узбеки сегодня работают на россиян, а не наоборот, в том числе и потому, что значительная часть последних до сих пор знает и ценит «Слово о законе и благодати», «Слово о полку Игореве», Пушкина, Лермонтова, Чехова, Тургенева. А первые полностью утратили ментальную, духовную, этническую связь с Хайямом и Рудаки, Низами и Саади, Навои и Махтумкули, Агахи и Хафизом, а вместе с этим утратили и национальное достоинство и самоуважение и гордость и способность защищаться и усиливать самих себя изнутри. Япония после того, как ее «открыли» в 1868 г. так быстро догнала Европу еще и потому, что стала срочно переводить не только учебники по металлургии и пушечному делу, а и Шекспира и Эпиктета. Поэтому нужен активный экспорт смыслов, научных и образовательных идей, слов, культурных символов, языка. Причем экспорт как за внешние границы, так и в границы социума, в самые разные социальные слои.

Нужно осваивать и расширять интеллектуальные, научные рынки, навязывать себя, отказаться от компрадорской формулы, выражающейся в том, что «от нас ничего не зависит». Молодые историки должны искать и находить новые формы передачи привычных смыслов, использовать самые современные технологии. Они должны бороться с научной безграмотностью, заниматься экспертной деятельностью, создавать общественные реестры памятников истории и культуры, выявлять и развенчивать антинаучные мифы о российской истории. Думаю, они справятся. Общение с делегатами из регионов показало их искреннюю заинтересованность и понимание того, что они верят в Молодежное отделение, как в возможность открыть для себя новые перспективы.

  • 1
кажется последователи Фукуямы действительно скорее потребители(

Фукуяма это поп философия. Мало кого так активно несут по кочкам по всему миру

  • 1