Previous Entry Share Next Entry
ДОЛГИЕ ПРОВОДЫ – ЛИШНИЕ СЛЕЗЫ
boris_yakemenko
Несколько дней назад я написал пост, в котором рассматривался вопрос о том. что на самом деле представляет собой благодатная заграница, в которую после недавних событий нас настойчиво призывают «валить» (http://www.odnako.org/blogs/signali/). Теперь наступило время поговорить о самих валящих. Уже или еще или почти, но валящих. Из нашей с вами России.

Наконец-то.

Среди оставляющих нас – Гельман (последний, завершающий этап дегельманизации наступил), чей мат, наляпанный на стены, так и не был оценен темным, сиволапым российским народом, закосневшим в Репиных, Васнецовых и Нестеровых (до этого, кстати, отвалил его бывший покровитель Чиркунов). «Уезжаю, чтобы спокойно заниматься этой самой профессиональной деятельностью, хотя понимаю что для тех, кто продолжает отстаивать свои принципы в России с моим отъездом станет тяжелее». Снесут «те, кто продолжает» пачкать матом стены. «Как жаль, что рядом нет тебя. И ночами часто перо мной твой образ. Все напоминает о тебе, любимый», - пела Таня Буланова в таких случаях.

Затем Акунин (как же жить то теперь без его «русских историй» на ночь): «С путинской же Россией у меня нет точек соприкосновения, мне чуждо в ней все. И находиться здесь в период всеобщего помутнения рассудка мне стало тяжело… Трезвому с пьяными в одном доме неуютно. Буду периодически навещать - смотреть, не заканчивается ли запой». «С печалью в сердце в миг унылый, — Когда ты будешь уезжать, Хоть ненадолго, — надо силы, Чтоб это выдержать, собрать».

Упорхнул мальчик-мажор Пономарев. Прискучили думские развлечения, Сколково, белоудавочные митинги, Координационный совет, «занашуивашусвободу». Как писал Чехов: «Жизнь проклятая»! – сказал он с досадой и ударил колбасой об пол».

Наказала Россию и всех нас своим отсутствием Бакушинская. «Тополиной зеленой листвой расцвели наши чувства когда-то. Но поверь мне — не я виновата В том, что мы расстаемся с тобой».

«Дала плеща», как писали в русских летописях, незакатная Маша Гессен. «Как в прощанье поверить? Как тоску не впустить? Пред разлукой с тобою, Не могу не грустить...»

Вот-вот отвалит Романова. «Больше дискуссий на тему "ехать-не ехать" мы не ведем. Для нас это вопрос решенный… Остаются те, у кого пока нет возможности уехать. Это большинство. А еще те, кого здесь держит собственная позиция – вера в то, что в России можно что-то изменить. Это единицы на общем фоне». http://www.svoboda.org/content/article/24221318.html Вот так просто все объясняется. Вот кто мы все с вами. «Была без радости любовь – разлука будет без печали», - напутствовал Романову М.Ю.Лермонтов.

Сидит на чемоданах Ефремов (http://stavr-golda.livejournal.com/21305.html), и в любой момент схватит их его приятель Быков. «Сильная, смелая, как лебедь белая, я становлюсь на крыло» - прощальная песня Ю.Михальчик не уступает качеством текста и исполнения тому и другому, так что не осиротеем.

Горько и тяжко раскаивается в том, что не крал вовремя предатель Бабченко (он недавно поцапался с Прилепиным – было очень смешно. Будто два брата не поделились в песочнице – оба бездарные, претенциозные, тупо-самовлюбленные, повязанные антироссийской «Новой газетой». Кстати, их даже внешне не очень отличить): «И вот сидишь такой и думаешь - чеж ты такой идиот-то, а? Пилить же надо было. Надо было пилить, врать, воровать - и валить отсюда нах...р». https://www.facebook.com/babchenkoa/posts/577773792322858

Как говорят в народе: «Попутного ветра…
… в горбатую спину».

А жалуются, что скачки курса это плохо. Как видим, нет худа без добра.

Куда они едут, мы уже знаем.
А теперь посмотрим, откуда. От кого?

Один из публицистов «Однако» констатировал: «Они бегут от нас с вами – окончательно и глубоко им несимпатичных и ставших опасными. Они бегут от будущей войны. От невозможности публиковать проповеди «Лесбиянки наилучшие родители». Короче говоря, они бегут сразу от всего. Все изменилось. И самое главное последствие этих изменений – это исчезновение «кормовой базы» и снижение порога комфортности. Все дело в том, что их питательная среда – это продукт разложения нашего общества, а их комфорт – это наше пассивное поведение, наше отсутствие реакции на уничтожение нашей среды обитания. Но вдруг издания перестали работать с хамящими аудитории журналитстами, профессиональные историки осмеяли последний труд писателя, окружающие выразили готовность жестко реагировать на русофобию. Надо ехать. Кушать тут уже нечего, а навязывать свое общество стало рискованно». (http://www.kultpult.ru/Pesnya-o-rasstavanii-Na-begstvo-Gelmana-Akunina-i-Mashi-Gessen-iz-Rossii-108)

Интересна здесь и еще одна подробность. Все эти фамилии не сегодня решили свалить. Они были готовы свалить постоянно. Перманентно. Непрерывно все эти годы. Ждали только повода. При этом они были обласканы многими власть предержащими, писали свои опусы, работали на радиостанциях и в газетах, широко публиковались, занимали галереи, протестовали, но не страдали, получали федеральные бюджеты, депутатские и другие корочки, различные премии, ходили по высоким кабинетам, дружили с элитами, ездили по заграницам, сытно ели и пили долгие годы… И все это время сидели на чемоданах. Все время были на низком старте, все время обновляли билеты с открытой датой, все время ждали повода. Понятно, что снять их с чемоданов уже не могло ничто. И вот они дождались. Так что все справедливо, закономерно и понятно.

И последний вопрос. Они абсолютно уверены, что там, на Западе засушливая безводная пустыня, которая с нетерпением ждет живительного дождя в виде творений Быкова, Акунина, Гельмана. Они убеждены, что будут жить прекрасно, сытно, богато, лучше нас всех. Это при том, что весь секрет их сегодняшнего успеха только в правильных знакомствах наверху – сами по себе они вообще ничего не представляют собой. Если бы они хоть немного знали историю – не акунинскую, а настоящую, русской эмиграции - то они бы поняли, что их ждет. И дело даже не в том, что гастроли Быкова с Ефремовым и Акуниным по ночным клубам для увеселения удравшего ранее жулья продлятся недолго, ибо надоело уже здесь, а кроме Гельмана на Западе точно найдутся люди, умеющие писать матом на стенах. Дело в том, что большой, вековой опыт показывает, что «валящие» при всем желании не могут расстаться с Россией (пример Мальгина, Носика и прочих пусть стучит в сердце), так как там они вообще никому не нужны, их никто не будет ни читать, ни смотреть, ни слушать и язык они в состоянии выучить ровно до известной истории «Форест, форест, форест. Ин зе миддл оф зе поляна стейт Иван Сусанин, хи из выпимши…. и т.д.». Поэтому они, приехав, немедленно засядут в группы, ветки, сети и будут опять бесконечно обсуждать и клясть Путина, «Рашку», порядки, перемены, указы, заявления. За это им будут платить неохотно и мало, но они будут держаться за две спасительные мысли. Первая - что французская или английская помойка в любом случае лучше и изобильнее русской. И вторая – скоро там у них (то есть у нас с вами) все рухнет (так думали и те, кто бежал почти сто лет назад), придут американцы (ранее немцы) и освободят от диктатуры Россию лишь затем, чтобы вернуть в последнюю Акунина, Пономарева, Быкова, Чиркунова, Гельмана и Бакушинскую, дать им самые высокие посты и уйти навсегда.

Дальше как у классика «Шли годы. Смеркалось…»

Не передумали бы уезжать те, кто еще...
не передумали бы вернуться те, кто уже...

И надоумили бы заодно поднять колеса в воздух Орлушу, Шиша Брянского, Сорокина, Прилепина, Емелина, Десятникова и прочих, что налипли на культуру и искусство за эти годы.

Не спугнуть бы.

?

Log in

No account? Create an account