Previous Entry Share Next Entry
ВНУТРЕННЯЯ ОПАСНОСТЬ
boris_yakemenko
Многие из них, прежде чем заключили договор с Хаосом, были людьми.
Сейчас они стали уродами и в умственном, и в физическом отношении...

Майкл Муркок. Повелитель бурь.

Скоро мы отметим год, как Россия (единственное сегодня в мире государство) вступила в открытое противоборство с США за право самостоятельно жить, самостоятельно выбирать для себя путь развития, самостоятельно определять границы геополитического пространства славянского мира. Как только стало понятно, что это не шутки, а сознательный курс, начались заявления, санкции, провокации, была развязана война, в которой американские марионетки и наемники убивают мирных граждан, но виноватой объявляется Россия. Всеми этими словами и действиями Запад (Европа) показал себя готовым на любой компромисс, лишь бы сохранить иллюзию благополучия, свободы, демократии и комфорта. А США показали себя страной-мифом, в котором все ненатуральное, голливудское, экранное, мифом, который при любом столкновении с действительностью начинает рушиться, а обитатели этого мифа откровенно отказываются понимать, что происходит, и тупо долбят в одну точку. «Ну как же так. Мы исключительная нация! Мы лучше всех! Мы же айфон изобрели! Весь мир нам должен угождать! Вы что, не понимаете этого? Вы серьезно не хотите нам подчиняться? Тогда мы будем бить вас, так как считаем вас рабами, недочеловеками, а с рабами и недочеловеками не разговаривают ни о чем и ничего не обсуждают. Их принуждают. Заставляют. А если они не согласны, то уничтожают».

Когда опасность исходит снаружи, то совершенно понятно, порой даже без специальных средств и приспособлений, где ее источник, какова ее сила и как предотвратить ее или защититься от нее. Это азбучная истина. А вот как быть, когда опасность внутри? Как понять, какому органу внутри сложилась угроза, какие, чреватые смертью или тяжелыми потерями процессы уже начались, или могут начаться? Здесь все гораздо сложнее. Особенно, если речь идет о перерождении. Вполне невинное новообразование вдруг превращается в смертельного врага и случайная, незаметная травма вдруг, через годы, отключает важную функцию организма. То есть врагом человека, угрозой для него становится он сам, то, из чего он состоит и справиться с этим нередко не удается.

Итак, с внешними угрозами ля России все понятно. А теперь посмотрим на ту ситуацию, которая складывается сегодня внутри. Для начала возьмем СМИ и тех «медийных» персонажей, которые вьются вокруг них. Начнем со СМИ. Многие либеральные СМИ, которые раньше были откровенно антироссийскими и либеральными, сегодня стали «провластными», поуспокоились, почистились от членистоногих-брюхоногих кашино-барабановых и печатают духоподъемные статьи и интервью. Некоторые типа «Эха Москвы», «Новой газеты» или Нью Таймс так или иначе, открыто или тайно все еще пытаются усидеть на двух стульях, правда, потихоньку берут заказуху везде, где дают и оттого кажутся управляемыми. Информационное же поле в целом, таким образом, производит впечатление патриотического и пророссийского в той или иной степени.

Так ли это на самом деле? Действительно ли что-то кардинально изменилось с 1990-х? Известно, что либералы «только и думают, как кому-нибудь сапоги вычистить», то есть у них нет и не было никаких принципов. Ни сто лет назад, ни сегодня. Вот, например, восторженно-подобострастный отчет оппозиционера Венедиктова о том, как он стремился угодить журналом исторических фальсификаций «Дилетант» Медведеву и его окружению. «Везу Президенту «Дилетант №1». Тут же получают от Аркадия Дворковича твит «возьми два» (старые приятели, на «ты» Б.Я.), но, как говорится, у нас собой было. Аркадий хватает свой экземпляр и уносит… Захожу один на один. «Вот, Дмитрий Анатольевич, взятку привез – в год российской истории. Президент (не Медведев, без имени, не ДАМ, как у них в других случаях принято – именно Президент, с прописной. Б.Я.) берет журнал… начинает листать». Дальше Венедиктов подобострастно просит его написать что-нибудь и искренне опять благодарит Дворковича. (http://diletant.ru/blogs/354/412/). Другой пример. Надеждин, член федерального политсовета СПС, то есть либерал из либералов, открыто и прямо рассказывает об их стратегии на собственном примере: «Я долгое время умудряюсь быть и там и там. В течение одной недели я могу быть с Немцовым и Рыжковым на Триумфальной площади, а потом в кабинетах на Старой площади получать указания (sic!) В принципе, интересно получается, чувствуешь себя необычно, я бы сказал». (История и историческое сознание. Сборник. Фонд «Либеральная миссия». М., 2012. С. 417) То есть предательство и откровенная торговля собой вызывают у них всего лишь «необычные чувства».
Венедиктов протестует против ареста Гусинского
Венедиктов, Киселев, Пархоменко протестуют против ареста Гусинского.

Итак, они всего лишь затаились. Остались прежними. Как и СМИ, в которых они остались и которым они покровительствуют. Просто сегодня такое время, которое требует восторгаться Россией и хвалить Путина. Однако случись что угодно, сменись власть, случись переворот – у них уже готова отдельная папочка «к докладу», в которой все точно изложено. Когда «разоблачал», где и что «сливал», как «проклинал», кого «развенчал», как вредил, мешал, не пускал, цензурировал. И мы уже знаем, что, положив папочку на стол новой власти, они всего лишь «почувствуют себя необычно». И все. Тем более, что у многих главредов уже давно есть прекрасные квартиры, дома, счета за рубежом (это вообще ни для кого не тайна, это ведь только депутатам нельзя) и поэтому им вообще нечего волноваться. Положат папочки, а если совсем припечет, то… «Заблаговременно вышедший через боковой ход, никуда не убегая и никуда не спеша, как капитан, который обязан покинуть горящий бриг последним, стоял спокойный Арчибальд Арчибальдович в летнем пальто на шелковой подкладке с двумя балыковыми бревнами под мышкой».
Веник Гусь
Венедиктов с хозяином.

Возможно, есть неисправимые романтики, которые искренне верят в то, что в случае войны окровавленный, страшный, пахнущий порохом Гусев в простреленной гимнастерке с перебинтованной головой в подвале будет печатать на оберточной бумаге «Окопный комсомолец», бормоча «врешь, не возьмешь», но мы руководствуемся историческим опытом, здравой логикой и холодным рассудком. Помню, когда нашей стране лет десять назад многие пророчили Майдан, один человек, часто вхожий в самые разные кабинеты, говорил мне о том, что «в последнее время возникло странное ощущение. Когда с тобой говорят обитатели кабинетов, ты через некоторое время абсолютно точно понимаешь, что в данный момент они говорят не с тобой, а с теми, кто их слушает оттуда». Думаю, сегодня у тех, кто ходит по кабинетам и офисам, опять может возникнуть такое же ощущение.

Идем далее. К тем, кто вокруг них. К медийным, сделочным патриотам типа Проханова, Дугина, Лимонова-Савенки и их соратникам из разряда «труба пониже и дым пожиже» типа какого-нибудь выросшего на подоконнике в заплеванном подъезде графомана Шаргунова. Может показаться, что к либералам они не имеют и не имели никакого отношения и формально, на первый взгляд, это так. Мало того, может показаться, что они либералам враги. А теперь напомним, что они в 1990-е составляли корпорацию т.н. «патриотов» (фашисты, коммунисты, сектанты, шпана, гопники), которые монополизировали право «бороться за Россию». На этом основании они проклинали режим Ельцина, либералов, «боролись», писали, выступали, метали громы на их головы… А дальше начинаются вещи удивительные. При всем этом они не несли никаких потерь, не вылезали из либеральных СМИ и с либеральных телеканалов, то есть спокойно сосуществовали с противником. Как им это удавалось? Почему то здесь, то там – на мероприятиях, в кабачках, на передачах - их можно было неожиданно видеть вместе с «врагами», причем не держащих друг друга за горло, а спокойно выпивающих, закусывающих, болтающих, добродушно смеющихся? Даже если исключить, что олигархи их всех вместе и создали, все очень просто объясняется.
images0TTY8Q1L
Фюрер фашистской партии Лимонов-Савенка с либералом Гельманом презентует свою книгу "Лимонов против Путина". Ту самую, где: «Режим Путина должен быть осужден как бесчеловечный. При всяком кризисе он прячется, отсиживается, а выходит, когда гроза миновала… Он отнял у нас свободы. Все. Все их присвоил себе. Он употребляет ложь как метод руководства государством. Он человек насилия. Такой президент нам не нужен». И т.д.

Весь этот паноптикум был не только не был враждебен либералам, а наоборот. Он был им нужен, как воздух. Нужен именно для того, чтобы демонстрировать весь ужас, безысходность и маргинальность российского патриотизма. «Не хотите реформ, - спрашивали либералы у сомневающихся, - не хотите поддержать Гайдара, Чубайса, Ельцина? Не хотите в Европу? Милости просим полюбоваться на «патриотическую корпорацию». Правда, хорошо? Ну что, хотите туда? В ту, «другую» их Россию? Пожалуйста. Только пеняйте на себя». А поскольку пятого угла не было, обалдевшему простолюдину, хоть и понимающему, что «оба хуже», но выхода не имеющему, приходилось выбирать между Прохановым и Немцовым и в отчаянии в худшем случае прибиваться к либералам, ибо в то время пойти к «патриотам» было открытым диагнозом. А в лучшем успешно выращивать в себе наплевательское отношение ко всем скопом, и эта школа до сих пор хорошо видна по явке на выборы.

То есть их главная заслуга состояла в том, что именно они сознательно и последовательно дискредитировали и опошлили все те действительно патриотические понятия, образы, ценности, которые люди могли бы противопоставить либеральной клике. Именно они лишили тысячи людей оружия в борьбе с либералами и поэтому эти люди неизбежно проиграли. Именно они ежедневно доказывали известную максиму, что «патриотизм последнее прибежище подлеца», а также проходимца и жулика, именно они поставили через запятую понятия «патриотизм», «антисемитизм», «фашизм», «сталинизм», «мракобесие», «погром», «косность», «тупость» и отголоски этого ряда мы слышим до сих пор. Поэтому неудивительно, что газета «Завтра» продавалась абсолютно свободно, фашисты типа Лимонова-Савенки торчали на телеканалах, акции шли с размахом. По точному наблюдению И.Смирнова: «И у Белого дома в октябре 1993 г., и во многих других местах, где поднимались «патриотические» знамена, приходилось наблюдать, как в видеозаписи, одну и ту же сцену. Подходят люди - не митинговые кликуши, а нормальные мужчины средних лет, недорого, но аккуратно одетые, трезвые, с умными лицами. Видят баркашовцев со свастиками. Плакаты про "Беню Эльцина, убирайся в Израиль". Слышат с трибуны что-то в том же роде. Поворачиваются и уходят. Кто-то еще сплюнет по пути».
ПЛВ
"Друзья мои, прекрасен наш союз". Фашист, коммунист, либерал в "борьбе".

Поэтому абсолютно закономерно, что фюрера Лимонова-Савенку принимает в Кремле один из главных либеральных советников Ельцина Илларионов. Поэтому совершенно понятно, почему «державник», «коммунист» и «сталинист» Проханов получает вместе с самыми отъявленными «постмодернистами» из рук либералов и олигархов премию «Национальный бестселлер» (с ее помощью в то время наиболее активно разрушали именно русскую литературу и утверждали либеральные стандарты). Почему семь лет он в своем заборном листке печатает Белковского – одного из самых непристойных либеральных деятелей, открыто созданного Березовским. Почему его печатает одно из самых либеральных издательств «Ад маргинем», почему на презентациях у Проханова выступают адвокаты Ходорковского, почему Проханова отчаянно защищает и рекламирует либеральнейшая «Независимая газета» Березовского, а сам владелец газеты не только привечает Проханова, но и подписывает с ним письма. Он то, Березовский, один из главных идеологов 1990-х и «разрушителей империи», прекрасно понимал, как мощно такие «патриоты» укрепляют ненавистный режим. Поэтому заслуживают наград и всяческого уважения.

Потом, когда атмосфера стала меняться, а, главное, стало худо с деньгами, они побежали брататься к вчерашним врагам, в Путину, то есть опять же не к Путину, а к деньгам. То есть действовали точно в либеральной координате, озвученной некогда редактором либерального «Огонька» Лошаком: «Наше требование демократических перемен это всего лишь естественное расширение пространства комфорта, окружать которым мы себя привыкли». (http://www.colta.ru/docs/3395).
Проханов Белковский
Проханов и креатура Березовского Белковский обсуждают тему "Путин и Запад: дружба в ущерб интересам России".

В рамках рассматриваемого сюжета нам важно обратить внимание на существенное обстоятельство, которое может предвосхитить возражения. Они нигде и никогда не раскаялись в том, что делали, в своих оскорблениях в адрес Путина, страны, людей, исторической памяти погибших в войне. То есть они остались теми же самыми. Просто из одного времени они удачно перекочевали в другое, чтобы опять торговать собой и быть на слуху. Рассуждают о величии России, а если прислушаться, то выходит как будто «вон тот салатик передайте, пожалуйста». А это значит, что, опять же, случись беда, они, зорко оглядевшись по сторонам и собрав манатки, определят правильное направление и…
Лимонов немцов
Фашист Лимонов-Савенка и либерал Немцов обсуждают, как им избавить Россию от Путина

Упомянутое выше «покаяние», на первый взгляд, может показаться мелочью. Архаизмом. Ерундой. Дескать, они же говорят и пишут сегодня другое, это и значит покаяние. На самом деле это не так. «Это не ерунда, это совсем даже не ерунда, особенно в таком деле», как говорил известный персонаж «Семнадцати мгновений». Некто, ухаживающий за женщиной, может наговорить ей кучу комплиментов, нанести целую копну цветов, мешок подарков и она не заметит, что главного слова «люблю» он так и не сказал. Не сказал именно потому, что не любит. А когда он соберется задать стрекача, а она будет ломать руки и клясть мерзавца, он резонно возразит «но я ведь не сказал, что люблю» и будет прав. Применительно к нашей теме происходит то же самое. Говорятся тысячи слов о России, расточается масса восторгов Путину, сурово клеймится хунта, но не сказано главного слова. «Раскаиваюсь». Это за них сегодня говорят другие, оправдывающие их. А значит, если предположить, что вдруг все изменится и многие закричат «да как же так» (как сейчас кричат одураченные и сидящие в тюрьмах соратники в адрес своего фюрера Лимонова-Савенки, вовремя перепрыгнувшего через баррикаду с белым флагом на сторону противника), им резонно возразят: «а разве мы когда-то сказали то самое слово. Разве мы отказались от своего прошлого? Вот и не обижайтесь». И испытают, как мы уже знаем, всего лишь «необычные чувства».
images6KT01SPEэ
Фашист Лимонов-Савенка и либеральнейшая американская гражданка Алексеева

Но и это не главное. Этот мельтешащий повсюду гнус, по большому счету, не принимает никаких глобальных решений. Это ефрейторы, укравшие генеральские сапоги, или, как говорил историк М.Блок «это призраки и они удобны, пока не становятся помехой». Гораздо тревожнее следующее.

В 1990-е годы у нас благодаря деньгам и возможностям образовалась т.н. «элита», прежде всего финансовая. Скинув лапти, новые господа шустро осваивали страну, беря под контроль ключевые позиции. Когда пришел Путин и объяснил, что со страной надо бы делиться ее же богатствами, одна часть элиты запела романс «Белой акации цветы эмиграции», другая «Солнце всходит и заходит, а в душе моей темно, дни и ночи часовые стерегут мое окно», а наиболее благоразумные предпочли не петь, а делиться. Наступила стабильность и продолжалась долго. За годы стабильности произошло то самое «естественное расширение пространства комфорта, окружать которым они себя привыкли» - у них было все и этого всего становилось все больше. Весь мир был открыт во все концы, они летали завтракать в Париж, а ужинать в Лондон, такое понятие, как «цена» для них не существовало и при покупке бутылки, и при покупке яхты. И они были надежно защищены здесь, в России, от любых потрясений своими особняками и счетами там, за бугром. Стабильность (и цены на нефть) позволяли верить в то, что «так теперь будет всегда». Мало того, они привыкли считать, что Путин и все остальные, включая армию и флот, существуют именно для того, чтобы приумножать и беречь их комфорт и благосостояние.

И вдруг произошло непредвиденное. Оказалось, что Владимир Владимирович Путин, который в эту элиту не входил и не входит, считает, что величие страны не пропорционально количеству миллиардеров, а связано совсем с другими показателями. Он решил сначала провести Олимпиаду, а потом не согласился с тем, что произошло на Украине, так как безумие США подошло к опасной черте и стало понятно, что они все равно не успокоятся. И началось… Уже Олимпиада своим размахом и успехом вызвала большое недовольство на Западе. Это можно было понять по тому количеству грязи, которое было вылито на нее оттуда при помощи доброхотных помощников здесь (и вся история с Майданом не случайно разгорелась именно в эти дни). Уже тогда, кстати, до украинских событий, заговорили о санкциях (или даже раньше, со времен смерти американского гражданина и коррупционера Магнитского). А потом США устроили на Украине переворот, в чем Обама сам недавно признался. Переворот этот был направлен именно против России, поэтому Путин и отреагировал так, как отреагировал. Чтобы они не питали иллюзий. Для начала вернули Крым, дав попутно оценки происходящему. Это взбесило. Затем оказалось, что срочно выписанный из Швейцарии шоколадный заяц в состоянии воевать только с тараканами на кухне, а в войне с собственным народом начал терпеть одну за другой сокрушительные победы. Это горько обидело. Тут пошли санкции, запреты, ограничения. США с помощью трусоватых арабских шейхов (это они со стариком Каддафи воевать смелые) начали снижать цену на нефть и т.д. Начались проблемы с курсом рубля, ценами и другие последствия. Тут уже самым недалеким стало понятно, что прежним мир уже не будет, наступил период не просто сопротивления, а структурной ломки старой системы в масштабах гораздо больших, чем Россия.

Данная ломка всегда чревата, помимо прямых материальных потерь, возникновением молодых и злых конкурентов прежней элиты, настроенных не на сохранение, накопление и осторожное ожидание (то есть на прошлое), а на вложения, траты и риски (то есть на будущее). Но конкуренция возникает не только между «старыми» и «новыми» участниками процесса. Конкуренция возникает и между двумя основными блоками. Теми, кто владеет властью (стратеги) и теми, кто владеет деньгами и инструментами для их приумножения (тактики). Соответственно те, кто владеет властью (Администрация), сплачиваются вокруг Путина, потому, что чем крепче Путин, тем сильнее они. Тем более, что их доходы не связаны с их полномочиями напрямую. Те же, кто держит в своих руках инструменты (прежде всего, Белый дом), чьи доходы гораздо легче связать с кабинетными возможностями, кто напрямую работает с олигархами, оказываются в арьергарде. Кроме того, раньше залогом стабильности было количество денег и из этого количества вытекала компрадорская формула экономической политики: «от нас ничего не зависит, мы должны копить, чтобы пережить кризис» (Кудрин говорил об этом открыто), то есть не тратить. Теперь же условием стабильности становится сильная политическая власть, воля и именно способность и желание тратить, чтобы минимизировать последствия холодной войны, развязанной США и подкаблучной Европой против России.

В результате, комфорт и благополучие указанной выше элиты стали стремительно разрушаться уже под лозунгом «так будет не всегда». В этой ситуации странно думать, что та часть элиты, которая оказывается в арьергарде и которая теряет комфорт, согласится с таким положением вещей. И вот обслуга элиты, у которой что на уме, то и на языке, типа содержанки Собчак, стали выражать недовольство открыто. «Проекту Навальный» начали размещать заказы на дискредитацию наиболее знаковых фигур во власти и окружении Путина типа Володина (можно обратить внимание, что никто из тех, кто напрямую связан со вторым блоком элиты (тактиками), никогда не становился объектом «разоблачений» «проекта Навальный»). В антироссийские и пропорошенковские акции начали вкачивать деньги, мобилизовали, выковырнули из щелей всех, давно забытых персонажей. Достаточно посмотреть на фамилии подписавших заявку на грядущую прогулку несогласных.
бумага
Если же вспомнить о том, что в декабрьских событиях вокруг курса рубля видны явные признаки диверсии (http://ria.ru/economy/20141223/1039704815.html и др.), то картина становится еще более выпуклой. А еще нужно учесть особенности национального олигархического менталитета, настроенного только на спекулятивную (даже не рыночную) прибыль и приходящего в уныние от любых, даже самых незначительных, потерь. «Скуперфильд почему-то забрал себе в голову, что его и без того колоссальное состояние непрестанно должно расти, и если ему удавалось увеличить свой капитал хоть на один фертинг, он готов был прыгать от радости; когда же необходимо было истратить фертинг, он приходил в отчаяние, ему казалось, что начинается светопреставление, что скоро все фертинги, словно под воздействием какой-то злой силы, уплывут из его сундуков и он из богача превратится в нищего». А моральный упадок порой хуже материального. Можно вспомнить, кого поддержали и вознесли немцы, давшие миру Шиллера и Гете, после Версальского мира, спасаясь от морального упадка.

Что это значит? А это значит, что, помимо поддержки любых антироссийских и проамериканских сил (поскольку прежние бродильные «марши миллиардов» уже не работают, сейчас срочно изобретут что-то еще) потерпевшие должны будут обратить на свою сторону кого-то из наиболее знаковых и бескомпромиссных фигур в окружении Путина. Ибо надежды на сборище трех сотен фриков после слива Болотной уже нет никакой. Или же они будут дожидаться, пока кто-то предаст сам, чтобы мгновенно объединиться вокруг этой фигуры. От этого варианта Путин за последние годы выстроил серьезную систему обороны, которую часто ему ставили в вину, но только сегодня становится понятным, насколько все было правильно. Напомним, что ни один чиновник, оставивший пост, не уходил в небытие, все оставались в системе в должностях «советников», «помощников» и пр. Тем самым система сохраняла единство, не возникала пирамида обиженной и обездоленной «параллельной бюрократии», которая, окрепнув, рано или поздно обрела бы вождя и вступила в противоборство с системой. То, что это произошло бы, хорошо видно по примерам Немцова и Касьянова, весь оппозиционный пыл которых проистекает из личных обид на власть. Поэтому расколоть систему будет непросто. Но это не значит, что они, обиженные, лишенные комфорта, морально угнетенные, вынужденные участвовать в поддержке инициатив Путина, не будут пытаться это сделать.

Вот такие внутренние угрозы, на наш взгляд, существуют сегодня. Мы обязаны их учитывать. «Бывшие» либеральные СМИ пишут, что угодно – нельзя забывать, что они писали раньше. Фашисты и шпана славят Россию – нужно помнить, что они не покаялись, что они именно фашисты и шпана. «Элита» притаилась – это не значит, что так, притаенная, она будет сидеть всегда. История для того и существует, чтобы не повторялись ошибки.

  • 1
Прежде чем задать дурацкий вопрос, попробуйте сами на него ответить.

(Deleted comment)
Спасибо. Все верно.

Не за что. К сожалению, похоже, что верно

  • 1
?

Log in

No account? Create an account