Previous Entry Share Next Entry
О БЕДНОСТИ И БОГАТСТВЕ
boris_yakemenko
000060

(почти по Посошкову)

Что есть в христианских категориях бедность и богатство? На этот вопрос неплохо иметь понятный ответ, так как главная претензия к Церкви сегодня чаще всего сводится к застарелому штампу «и вновь о пресловутых мерседесах (часах, деньгах и т.д.)». Дескать, богатство и достаток зло суть, нищета и убожество априори добро есть и седяй во мерседесе спасения не обрящет. Постараемся понять, действительно ли нищета спасительна, а богатство погибельно?

Начнем с того, что среди святых было немало богатых и даже очень богатых людей. Иов, Авраам, Давид, Соломон, святитель Николай, наследовавший богатство от родителей, Святой Симеон Мироточивый, царь Сербский, который «имел семь башен грошей и дукатов». И многие другие. Ни для кого не секрет, что богатство само по себе есть оружие, средство, с помощью которого можно себя погубить, а можно и прославить. «Не о богатых упоминай мне, – говорил Иоанн Златоуст, – но о тех, которые раболепствовали богатству. Иов был богат, но не служил мамоне». И Господь не говорил, что богатые вовсе не спасутся, а говорил о том, что спастись им будет трудно (Мф.19.24). Поясняя эти слова, святитель Николай Сербский отмечал, что «не потому богатому трудно войти в Царство Небесное, что он богат. Но потому, что мало кто из богачей может справиться с искушениями, которые приходят с богатством». «Немалая награда ожидает тех, кто при богатстве умеет жить благоразумно», - говорил и Иоанн Златоуст. Так что богатые не есть пропащий, ни на что не годный народ, обреченный на вечные муки.

Теперь о спасительной бедности и благодатной нищете. Как известно, первохристианские общины жили в бедности и «никто ничего из имения своего не называл своим, но все было у них общее» (Деян.4,32 ). Вступавшие в общину все продавали, образовавшиеся в результате этих продаж деньги были общие «и каждому давалось, в чем кто имел нужду» (Деян.4,34–35). Однако греховность человеческой природы явила себя немедленно. Как заметил философ И.Ильин, члены первых христианских общин «скоро убедились в том, что и некая элементарная форма непринудительной негосударственной имущественной общности – наталкивается у людей на недостаток самоотречения, взаимного доверия, правдивости и честности. В Деяниях Апостольских (4,34–37; 5,1–11) эта неудача описывается с великим объективизмом и потрясающей простотой: участники складчины, расставаясь со своим имуществом и беднея, начали скрывать свое состояние и лгать, последовали тягостные объяснения с обличениями и даже со смертными исходами; жертва не удавалась, богатые беднели, а бедные не обеспечивались; и этот способ осуществления христианской «социальности» был оставлен как хозяйственно-несостоятельный, а религиозно-нравственно – неудавшийся». То есть эксперимент не удался уже в апостольские времена. Но там хотя бы обошлось без кровопролития. А во что вылилась попытка большевиков уравнять всех в нищете и благородной бедности, знают, очевидно, все.

Зайдем с другой стороны. Где критерии бедности? В народе говорят, что «у кого щи жидки, а у кого бриллианты мелки», то есть у каждого свое представление. Быть бедным и нищим и считать себя бедным и нищим это разные вещи. Если человек просит милостыню в хорошей ондатровой шапке, прихлебывая из стакана кофе из «Старбакса» (приходилось видеть), он беден? А вот история с натуры от А.Ширвиндта: «В нашем доме два крыла расположены очень далеко друг от друга. И вот у двоих из бомжей, которые каждое утро роются в мусорных баках, есть сотовые телефоны. Бомжиха звонит своему дружку на другое крыло здания: «Ветчинку не бери — я взяла, а вот сырка нету». Они сервируют себе завтрак». Они нищие?

Пусть даже и бедные и нищие. Но бедность и нищета сами по себе ничуть не спасительны, напротив, очень часто являются источником самых разных преступлений, которые, в свою очередь, становятся надежным заслоном на пути в Царствие Небесное. «Материальная нищета, – пишет преподобный Нил Синаит, – гораздо чаще толкает человека на всякого рода обманы и злоупотребления. Он не имеет ничего общего с нищетой духовной, потому что последняя принимается человеком добровольно, по воздержанию и свободному движению произволения». Ради того, чтобы перестать быть бедными, некоторые готовы на убийство, насилие, грабежи, кражи. Так что благородной, возвышающей и спасительной, такую бедность никак не назовешь.

Подведем некоторые итоги. Главный из итогов – богатство, как и бедность, есть не материальный достаток или его отсутствие, а состояние души и сердца. Старик Иван Адамыч из фильма «Старый Новый год» говорил еще проще «что есть – то и надо». В Книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова, есть хорошее пояснение: «Хорошо богатство, в котором нет греха, и зла бедность в устах нечестивого». (Прем.13:30). Но, в принципе, лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Или, выражаясь словами Василия Великого: «Здравие и болезнь, богатство и бедность, слава и бесчестие, поелику обладающих ими не делают добрыми, по природе своей не суть блага; поелику же доставляют жизни нашей некоторое удобство, то прежде поименованные из них предпочтительнее противоположных им, и им приписывается некоторое достоинство». Подлинной опасностью является страсть, которая помрачает рассудок и делает человека своим служителем. Страсть может превратить в орудие разрушения человеческой личности, человеческой души любое благое начинание. Я знал людей, у которых благороднейшая страсть к собранию книг сначала разрушала семью, потом разгоняла всех друзей и знакомых, затем превращала человека в нищего оборванца, который питался дошираком, запивая его водой из под крана, но все свои деньги тратил только на книги. Именно страсть нередко за человека делает выбор между вечными и сиюминутными ценностями и тогда человек уподобляется евангельскому юноше, пришедшему ко Христу узнать о пути к спасению, но пожалевшего расстаться с богатством. (Мф.19) Поэтому, как говорил преподобный Варсонофий Оптинский: «Можно спастись и в богатстве, и в бедности. Сама по себе бедность не спасет. Можно обладать миллионами, но сердце иметь у Бога и спастись. Можно привязаться к деньгам и в бедности погибнуть».

И последнее. Как мы можем видеть, Господь не устанавливает строго очерченные рамки материального достатка (или недостатка), ибо можно и во дворце наследовать жизнь вечную, и можно и в шалаше не свалке погибнуть для вечности. А вот либералы и их СМИ, начавшие все антицерковные дискуссии, четко определяют, что можно, а что нельзя. И кому можно, а кому нельзя. Разумеется, либералам можно все. А другим, как известно, закон, кодекс, конституция, нормы, правила, Евангелие и пр. Поэтому цвет российской оппозиции, откуда вербуются антицерковные критики, публика, никогда и нигде не работавшая, как правило, ездит на роскошных машинах и не считает денег на рестораны, охрану, заграничные курорты. То есть жить роскошно, не работая вообще, можно. Это разрешает армия белоудавочных. Зато они же в любом селе под Мезенью разглядят у храма заклеенный скотчем батюшкин Мерседес образца 1982 года, содержимое тарелки его матушки, убранство кельи монаха в каком-нибудь Кириллове.

Единственный ответ на все эти претензии – не обращать внимания. Особенно Церкви не надо обращать внимания. Но дать всем возможность ознакомиться с православным измерением бедности и богатства необходимо. Ибо питательной средой всех этих, с позволения сказать, «дискуссий» в значительной степени является просто невежество.

  • 1
А в книге пророка Исайи написано:
"Горе вам, присоединяющие поле к полю и дом к дому, так что другим не остается места - словно вы одни поселены на земле".

  • 1
?

Log in

No account? Create an account