Previous Entry Share Next Entry
ЗАКАТ ЕВРОПЫ
boris_yakemenko
Глядя на то, что происходит в Европе сегодня, уже очень немногие осмелятся назвать ее тем местом, куда можно бежать в поисках лучшей доли, счастья, комфорта и благополучия. Отказавшись от христианских принципов, Европа закономерно пришла к вульгарному возрождению античности, причем античности не периода расцвета, а поздней, пронизанной скептицизмом, стремлением получить все блага жизни hic et nunc, воздыханиями о героической эпохе «золотого века». Комфорт и потребление, лежащие в основе современной западной цивилизации, превратили человека в античную схему, пассивное и созерцательное существо, отражающее лишь внешние колебания, наслаждающееся всем, что связано с телом и его потребностями и не стыдящееся этого – на античных вазах акты совокупления изображались так же открыто, как сегодня они печатаются в общедоступных журналах. Что же касается античного Рима, то здесь мы увидим совпадения практически во всем. В стремлении поставить практические занятия выше философии, в предпочтении театру цирка (в современном варианте кино), в стремлении представить себе мир не космосом, а государством, в практическом складе ума и стремлении воевать. В копировании, заимствовании и переваривании лучшего – римляне брали у греков мифологию, копировали и тиражировали греческие статуи.

Насилия, «самого позорного из приемов внутренней политики» (Х.Арендт) как-то незаметно перестали стыдиться, к войнам привыкли, поскольку они утратили все традиционные признаки войн – их больше не объявляют, они начинаются постепенно и потом не заканчиваются годами. Расслабились, потому что покорение частей мира в последние десятилетия не требовало усилий – они, части, либо не сопротивлялись, либо их переоценивали в отрицательных категориях («террористы», «сепаратисты», «цензура», «тоталитаризм» и т.д.) после чего уничтожали – с варварами и дикарями не разговаривают, их заставляют и починяют. То есть создавали гомогенный мир, понятный, предсказуемый и не опасный для уюта и комфорта западной цивилизации. Упрощенная, вульгаризованная политика стала играть роль экономики, что привело, например, к тому, что, вводя экономические санкции против России, западные лидеры искренне думали, что их самих это совершенно не коснется, забыв о том, что Европа дышит двумя легкими, что Россия есть, по мысли Ю.Каграманова, европейский Восток, Восток в Европе.

Однако последние пару десятков лет стало заметно неуклонное замедление экономического развития и вообще прогресса европейской цивилизации. Прежде всего потому, что стало непонятно, что дальше, для чего комфорт превращать в сверхкомфорт, если количество «мерседесов», число лет коньяка и нулей на счету не способно хоть на час облегчить страдания умирающего от рака хозяина того и другого и третьего. Поэтому, для того, чтобы люди и дальше продолжали потреблять, пришлось создать иллюзию прогресса, развития, движения вперед и ввысь. Поэтому в общественном пространстве появилось преувеличенное внимание к правам гомосексуалистов и других классов, видов и подвидов извращенцев. Гей-парады и сказки про голубых жирафов в детских садах, введение третьего пола и процедуры выбора пола у детей призваны были показать всем, что Европа развивается, права совершенствуются, границы свободы неуклонно расширяются. То есть прогресс идет. Его имитация также достигалась приданием обычным приборам несвойственных им функций (сотовые телефоны, например, скоро будут воспитывать детей, ходить в магазин, выгуливать собак и копать картошку, хотя их главная, уже полузабытая задача – дать возможность одному человеку поговорить с другим) и бесконечным разнообразием форм, видов и цветов одного и того же предмета типа сковороды или кастрюли. А также позволением человеку зарабатывать (или получать любыми способами) гигантские деньги, не афишируя того факта, что по достижении человеком определенной суммы на счету, его благосостояние перестает расти и опять превращается в иллюзию. То есть он ест в самом дорогом ресторане, пьет самое дорогое вино, живет в самом дорогом особняке, а деньги не кончаются и тратить больше уже некуда (можно вспомнить Остапа Бендера и то, как он пытался растратить миллион), после чего от них начинают избавляться разными способами. Кто-то играет в рулетку, а кто-то раздает нищим, сочувствуя бедности, но не бедным.

Поскольку Церковь была единственным институтом, который мог этому процессу создания иллюзий противостоять, ее нейтрализовали, обесцветили, опреснили, превратили в то самое хабермасовское бюро ритуальных и культурно-исторических услуг, от которого всего лишь требуются рекомендательные предложения по совершенствованию этических и этических представлений. Музей и собор встали в один ряд с той лишь разницей, что в соборе как-то поживее, зато в музее разнообразней. Бога сделали поводом и предлогом. И, как ни горько это констатировать, Церковь согласилась со своим новым местом и с новым статусом Бога в этом мире. А поскольку опыт личной встречи с подлинным Богом человек получал только в Церкви, то утрата этого опыта сразу обеднила искусство и литературу, превратила их в развлечение, туристический объект, который надо осмотреть, раз уж деньги заплачены. Истина и красота перестали быть благом – их место заняла польза. Как следствие, главным центром притяжения для европейского человека стали торговые центры – прообраз будущих храмов будущего человечества. Как в храмах, в них представлены все виды «искусств» - можно что-то купить, можно посмотреть кино, прогуляться, поесть, послушать музыку, полюбоваться на изобилие, пережить наслаждение и отвращение от созерцания бесконечного количества видов и сортов барахла. А если это так, то это значит, что Церковь больше не занимается «строительством человека», она занимается только его ремонтом, да и то не капитальным, а косметическим – человека строят и формируют торговые центры.

Подводя итоги, нельзя не согласиться с М.Мауро, заместителем председателя Европарламента, который еще восемь лет назад писал, что «самую большую опасность для Европы представляет сама Европа». Если четверть века назад Папа Иоанн Павел II назвал Европу «маяком цивилизации», то сегодня Папа Франциск говорит о «состарившейся и сжавшейся Европе, которая все меньше чувствует себя главным действующим лицом на мировой арене… уставшую и пессимистичную, которая чувствует себя осажденной новшествами, пришедшими с других континентов». То есть пришло время, когда, по Сиорану «читают только телеграммы и молитвы», когда, по его мысли, Запад «пожалел, что опередил Россию», когда стало ясно, что Европа слишком щедро раздавала себя (как в свое время Греция) и в итоге не оставила себе ничего своего – все стало чужим. Европейские реакции на безумие США, покорная готовность лечь под них, молчание интеллектуалов, уныние социума – все это говорит о том, что Европа нуждается в помощи, что настояло время объединяться ей и России. Здесь можно вновь обратиться к Сиорану, который писал, что «очевидно, что Россия может завоевать и присоединить к себе всю Европу и даже что она за это возьмется хотя бы ради того, чтобы успокоить остальной мир...» Пусть не присоединить, но вернуть ей чувство самоуважения, достоинства, веру она, без сомнения, сможет.

  • 1

Тут не церковь и дряхлость от слишком бурной жизни

Это банальные последствия многолетней оккупации США, когда за всеми следят, всех кто "плохой" гнобят и ликвидируют. И вся хрень с показухой развития в сторону гомосятины от того, что оккупант забрал себе все самое вкусное, а людям навязал как ценность дерьмо. Это как индеец за бусы с одеялом отдающий землю, когда корабельные пушки нацелены на его деревню. Тихий саботаж, агрессия к более слабым, нежелание так жить и уход куда угодно вот все это мы и наблюдаем в гейропе. И у нас не намного лучше((((

  • 1
?

Log in

No account? Create an account