Previous Entry Share Next Entry
ЮБИЛЕЙ КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА
boris_yakemenko
Грядет 1000 летие со дня смерти князя Владимира, которое будет отмечаться как церковно-государственный праздник по всей России и за рубежом. Будет поставлен и памятник князю. На эту тему (и юбилея и памятника) уже возбудилась разного рода «оппозиция», которая уже не первый год упорно пытается из ухи стать аквариумом. Дескать, опять «бюджетные деньги», которые, де, лучше раздать на улицах. Песня старая, ей лет двадцать. Воссоздавали ли храм Христа Спасителя, проводили ли Олимпиаду в Сочи – всегда были слышны разговоры о том, что лучше бы ничего не делать, а деньги «раздать неимущим». Напомним, что самому аргументу уже не двадцать, а две тысячи лет. Впервые мысль о непроизводительных тратах на святыни возникла у одного из учеников Христа, когда он увидел женщину, которая на вечере в Вифании помазала ноги Иисуса драгоценным, очень дорогим миром и отерла их своими волосами. Увидев это, ученик сказал Христу: «Зачем такая трата? Не лучше ли было бы продать это миро, чтобы вырученные деньги пошли на нищих?» Евангелист отмечает, что он говорил это не потому, что заботился о нищих, а потому что у него был денежный ящик, куда он складывал сбережения общины учеников Христовых. (Лк. 7, 37-50). Звали ученика Иуда Искариот.

Подробный анализ грядущих «трат» сделал прохоровский РБК http://www.rbcdaily.ru/politics/562949995257928 (видимо, Прохоров любую оставшуюся от Куршевеля копейку раздает неимущим), информацию тут же подхватили и понесли все, кому дороги неимущие. «Каспаров. Ру», «Кредо. Ру» и прочие «заступники усердные». К слову сказать, фарисейская забота о неимущих их единственный аргумент. Пока. Некоторое время тому назад Илларионов, придворный «историк» Ходорковского Соколов и примкнувший к ним гееборец Кураев уже сурово обличали президента Владимира Путина за то, что он заявил о крещении князя Владимира в Херсонесе (http://boris-yakemenko.livejournal.com/487389.html), притягивая за уши то, что нужно и не замечая того, что портит картину. Скоро, очевидно, те же самые (ну и, возможно, «историк» Акунин) начнут нам объяснять, что Владимир пьяница и развратник, а потому «не лепо ли ны бяше, братие» оставить абсурдную затею праздника. Бог с ними. Но, поскольку мы заговорили об этом, есть смысл еще раз обратиться к личности князя Владимира, вернуться к его значению, как государственного деятеля, просветителя, апостола Русской земли.

За тысячу лет до нас не дошло его изображений, нет его могилы (хотя мощи сохранились), нет принадлежащих ему вещей… Но его личность до сих пор вызывает огромный интерес и каждый раз, когда наша страна оказывается на некоем переломе, его образ предстает перед нами и в этом образе начинают искать опоры, утверждения правоты переживамого времени. Когда Петр Первый начал свои преобразования, Феофан Прокопович заметил ему: «а всему начало причина и повод Владимир Святой». Огромный интерес к личности князя возник в ходе масштабных торжеств, посвященных 900-летию Крещения Руси, интерес, вылившийся в многочисленные работы и дискуссии. 950-летие Крещения Руси, по понятным причинам, осталось не замеченным в СССР, но за рубежом русской диаспорой праздновалось очень широко и изучалось внимательно. Чтобы убедиться, можно посмотреть интересный сборник «Святой Креститель. Из наследия русской эмиграции». (М., 2000). И сегодня, в наше непростое время, интерес к тому, что делал князь Владимир, не угасает. Достаточно вспомнить, что за последние несколько лет издан и переиздан ряд книг, посвященных князю Владимиру (среди авторов Грицков В.В., Климов Е.В., Милютенко Н.И., Петрухин В.Я. Фроянов И.Я., Карпов А., Шахматов А.А. и пр.), сняты фильмы и мультфильмы.

Князь Владимир у гробницы своей бабки, княгини Ольги в Десятинной церкви.

За 100 лет русской истории у нас было не так много государственных деятелей, которых можно было бы уподобить князю Владимиру. Он был строителем новых городов («И рече Владимир: «Се не добро, еже мало городов около Киева» и нача ставити городы, по Десне, по Ветри, и по Трубежеви, и по Стугне, и по Суле, и нача собирати мужи лучшии отъ Словян, отъ Кривич и отъ Чуди и отъ Вятичь ... и от сих насели грады»), то есть он был устроителем русской земли. Так как город это не только главнейший признак цивилизации, но и центр политической (резиденция князя), духовной власти (монастыри в домонгольской Руси были городские или пригородные), торгово-финансовой жизни (из трех важнейших частей города – кремль (кремник, кром), посад и торг две последние относились к торговле и финансам). Он впервые обозначил границы Русского государства – многие исследователи считают, что знаменитые «Змиевы валы» принадлежат ему. Об этом есть упоминание и в источниках. Так, западный архиепископ Брунов свидетельствовал о Змиевых валах в письме к императору Генриху II: «князь ехал с нами до границы своей земли, которую князь, по причине нападений кочевников, окружил со всех сторон весьма длинною и крепкою оградою». Он учреждал школы, присоединял земли, ходил в походы…

Князь Владимир. Фрагмент памятника "Тысячелетие России". Великий Новгород.

Но, главное, он крестился сам и сделал Христианство государственной религией Руси. Сейчас легко рассуждать о том, почему он это сделал, строить предположения и выдвигать гипотезы, так как для всех нас Христианство уже тысячу лет есть заданность. А для князя Владимира оно было делом сложнейшего выбора. Тем более, что этот выбор сильно затруднялся жизненным опытом самого князя. Имевший большой гарем, любивший пиры, бывший искренним и истовым язычником, он выбрал из всех предложенных религиозных путей (западное Христианство, Иудаизм, Ислам, восточное Христианство) последний, самый трудный и сложный путь.

Мы не знаем, что предшествовало его обращению, какая внутренняя борьба велась в сердце князя. Но можно с уверенностью утверждать, что это была очень серьезная борьба и решение креститься далось ему очень непросто. Ведь для него, язычника, для скандинавов, которые окружали его, христианство было полной противоположностью всему их жизненному укладу, тому, к чему они привыкли. Вся языческая (особенно скандинавская) культура зиждилась на воинских достоинствах, храбрости, силе, гордости, стремлении управлять и подчинять. С языческим богом-идолом можно было договориться, его можно было подкупить или обмануть, а в случае конфликта – уничтожить и создать другого. В истории язычника не было ни начала, ни конца, она двигалась по кругу, бесконечно воспроизводя как хорошее, так и дурное. Ничего этого нет в христианстве. Оно говорит о самоуничижении, смирении, беззаветной отдаче себя, о том, что добро побеждает зло и добра больше, чем зла, о любви. То есть с точки зрения язычника стать христианином означало только одно - разжаловать себя, потерять уважение к самому себе, согласиться на максиму епископа Ремигия: «сжечь все, чему поклонялся и поклониться всему, что сжигал», то есть на крушение всего привычного образа жизни, на выход за пределы магического круговращения Космоса.

Херсонес (Корсунь). Место крещения князя Владимира.

Владимир сумел сделать выбор. То время было вообще временем активного выбора цивилизационных путей – многие окрестные государства и народы находились в поиске. Несколько славянских племен Балтики приняли христианство между 942-968 годами, польский князь Мнежко стал христианином в 966 году, король Гаральд Датский в 974, Олаф в 976, венгерский Герцог Геза в 985 году. Владимир не мог не знать об этом. Однако он делает выбор не спеша, ознакомившись с самыми разными исповеданиями, пройдя через болезни, и это лишний раз доказывает, что князь понимал, какую ответственность на себя возлагает.

Значение личности князя Владимира было осознано (как часто бывает) не несколько столетий спустя, а сразу же, его современниками. Только Крещение Руси упомянуто «Повестью Временных лет» 34 раза. Масштаб деяний князя заставляет Нестора, автора «Повести Временных Лет» сравнивать Владимира сразу с Измаилом, Иаковом, Соломоном, Константином, показывая путь князя, как восхождение от язычества к христианскому апостольству. Измаил – сын Авраама от рабыни Агари, князь Владимир рожден от рабыни Малуши. Иакова – второй сын Исаака, ставший первым и главным в роде, Владимир второй сын Святослава (первый – Ярополк), но он сумел стать первым – захватить княжеский престол. От Измаила произошло 12 князей, у Иакова было 12 сыновей – и у Владимира, согласно «Повести Временных Лет» было 12 детей. У Соломона, ветхозаветного царя, был огромный гарем и у Владимира был гарем («Бе бо женолюбець, якоже и Соломан»), однако Владимир сумел отказаться от прежней жизни и прежних богов, став христианином, а Соломон, поклонившись по просьбе жены языческим богам, навлек на свое царство бедствия. Император Константин провозглавил Христианство государственной религией в 315 году и Владимир сделал для Руси то же самое. «Се есть новый Константин великого Рима иже крестился и люди своя тако и сеа створи подобно ему»

Крещение князя Владимира. В.Васнецов. Роспись Владимирского храма в Киеве.

Не менее важно понимать и то обстоятельство, что в отличие от многих предшественников (Хлодвиг крестил свое войско после поражения, Карл Великий крестил саксонцев, а святой Стефан венгров силой), князь Владимир крестил verbis non verberibus - словом, а не ударами, доброй волей, а не насилием. Безусловно, не всегда и не везде процесс крещения проходил гладко. В летописях звучат отголоски сопротивления, которое вспыхивало то в одном, то в другом конце Древней Руси. Не было единодушия и среди тех, кто крестился в Киеве в 988 году. Когда свергали идол Перуна со своего холма, многие плакали, а затем бежали за плывущим по Днепру идолом по берегу и кричали: «Выдыбай [выплывай], Перуне, выдыбай!» Но никаких массовых насилий, пролития крови, жертв… В качестве доказательства того, что христианство вводилось, якобы, насилием, обычно приводится известная летописная фраза: «Путята крестил мечом, а Добрыня — огнем». При этом приводившие эту фразу не обращали внимания на то, что Иоакимовская летопись, содержащая ее, - произведение… XVII века! В данном случае лучшим доказательством правильности выбора веры князем Владимиром является ее необыкновенно глубокая укорененность в народном сознании.

Место крещения Руси сегодня. Набережная Днепра. Киев.

В чем было значение Крещения? Принципиальной чертой язычества было безличностное понимание Бога, характерное в целом не только для славянского язычества, но и для античного греческого. Именно это понимание Бога во многом формировало языческое мировоззрение целиком и определяло отношение человека к окружающему миру и к самому себе. Внеличностность богов славянского пантеона четко видна в том, что почти не существует ни конкретных внешних описаний божеств, ни их внутренних качеств. Из отсутствия личностного восприятия Бога естественным образом вытекал и «посюсторонний» характер язычества, его исключительная обращенность к этому миру, а также невнимание к человеку, как к личности. Поэтому в язычестве очень плохо разработано учение о загробном мире и посмертной участи человека. Можно обратить внимание и на то, что в художественном творчестве славян было доведено до совершенства искусство орнамента (геометрического, ленточного и растительного), в который великолепно вкраплялись образы птиц и зверей, но почти никогда человека.

Естественным следствием подобного внеличностного отношения к Богу было его восприятие не как любящего и сострадательного существа (как в христианстве), с которым отношения развиваются по принципу любви, а как некоей силы, с которой невозможны личностные взаимоотношения, любые чувства (отец-сын), а только «договорные» отношения по принципу взаимных обязательств (хозяин – раб). Не случайно митрополит Илларион в знаменитом «Слове о законе и благодати», подчеркивает, что дохристианский «закон» означает жест¬кую авторитарность и конечном счете рабство, а «благодать» есть синоним свободы и иных взаимоотношений («родися сын, а не раб»). В этих условиях отношения с Богом в язычестве нередко строились на обмане и «принуждении», «взаимной выгоде» и движущей силой этих взаимоотношений становился магизм – вера в возможность человека овладения сверхъестественными и естественными (природными) силами с помощью заклинаний, ритуалов и т.д.

Крещение Руси.

Внеличностный, неконкретный характер божества и вместе с тем отсутствие интереса к человеку как к личности в славянском язычестве исключали возможность появления литературы, смысловым центром которой всегда является конкретный образ (человека или Бога), а также иконописи. Натуралистический характер язычества, когда капище лишь обозначалось условными стенами или рвами, исключал возможность возникновения архитектуры, а циклическая идея истории и времени – возможность включения в мировую историю. Поэтому необходимым условием перехода на более высокую ступень общественного и личного сознания, и вместе с тем истории и культуры, должно было стать (и стало) принятие христианства. Тем более, что к X веку славянское язычество оказалось в смысле исторической и культурной перспективы, по выражению С.М.Соловьева, «несостоятельным».

Поэтому Крещение Руси стало переходом не просто от одной «отжившей» религиозной системы к другой, «более прогрессивной» и «освятившей новый экономичский порядок» (данная точка зрения, имевшая широкое хождение в советское время, встречается до сих пор). В этом объяснении Крещения Руси проявляется стремление перенести современную рассудочную, хорошо разработанную и опробованную методику управления массами на князя Владимира и его окружение, что едва ли возможно. Оставаясь на этой точке зрения, следует признать, что для Владимира и его окружения христианство имело не нравственное значение, а являлось всего лишь более совершенной системой управления обществом, т.е. в духовном смысле оно равнялось язычеству. На самом деле, как точно отмечает Г.К.Вагнер, значение христианизации Руси «состояло прежде всего в признании его идейного, нравственного преимущества перед язычеством, что происходило посте¬пенно и только к концу X века вылилось в государственный акт». Если еще в IX веке умершего хоронили вместе с умерщвленной женой и убийство Владимиром Ярополка никак не оценивалось в летописях, то уже в начале XI века убийство Святополком своих братьев Бориса и Глеба вызвало национальное проклятие и открыло пантеон русских святых. То есть это был переход к «культуре совести», переход на новую, более высокую ступень сознания и развития души. Напомним, что в отличие от идола Перуна («что») Иисус Христос есть личность («кто»), и в этом есть важнейшее, смыслообразующее различие. Иисус Христос стал не только личностным Богом (и тем самым предельно приближенным к земному человеку пониманием Божества), но и носителем всех высших духовных качеств, возвышающих в идеале человека до Бога.

Крещение Руси. Современная икона.

Кроме того, необходимо указать и на тот очевидный и бесспорный факт приобщения после Крещения Руси восточнославянского мира к лучшим достижениям мировой культуры – литературе, пению, архитектуре, живописи. На Русь «обрушился» огромный поток накопленных почти за тысячу лет духовных богатств, и, что особенно важно, не «раздавивших» собственную самобытную культуру, но творчески усвоенных и ярко обогащенных языческими представлениями о природной красоте и гармонии, что придало многим явлениям древнерусской культуры (и русскому православию в целом) уникальность и неповторимость.

«Христианство было воспринято на Руси не столько как догмат, - писал Е.Спекторский, - сколько отчасти как обряд, красота которого спасает мир, отчасти же и по преимуществу как правда, по которой должны жить люди. Средоточием русского христианства стала этика… однако совсем не в смысле католического «юридизма» или протестантского пиэтизма, которые в связи с общим направлением западной культуры привели к тому, что по словам К.Н.Леонтьева, при бельгийской конституции немыслимы даже угодники Божии». Таким образом, совершенное князем Владимиром Крещение Руси стало одни из самых масштабных деяний в истории России, деяний, растянутых во времени и пространстве на столетия – официально начавшись в 988 году, «крещение Руси» продолжалось до XIX века. Профессор Н.И.Петров называл день Крещения Руси «именинами Русской земли». Летописец Нестор писал, что после Крещения возник новый русский народ и он был прав. Современный исследователь В.Я.Петрухин отмечает, что «собственно история Руси началась, когда Русь столкнулась с христианским миром». Побежденное языческое время остается за порогом христианской истории, истории, в пространство которой вступает Русь. Д.С.Лихачев отмечал, что общественная мысль Древней Руси воспринимала победу над врагом как обретение «пространства», а поражение как потерю «пространства», несчастье как «тесноту». С Крещением Руси мы приобрели пространство – и историческое и духовное и географическое.

Проект памятника князю Владимиру на Воробьевых горах.

А теперь возвратимся к началу. Сегодня князю Владимиру предлагается отметить тысячелетний юбилей и поставить памятник. Однако нам опять специально предлагается бессмысленная дискуссия, чтобы потопить в болтовне и ерунде суть того, что описано выше. О князе Владимире не надо спорить – он бесспорная, аксиоматическая фигура в Русской истории. И памятник ему должен быть.

?

Log in

No account? Create an account