Previous Entry Share Next Entry
«Думаю, что надо создавать новую концепцию демократии»
boris_yakemenko
NAjglIXFeQ8.jpg
Руководитель проекта «Россия завтра», аспирант РУДН Павел Садовников побеседовал с известным политологом, общественным деятелем, бывшим депутатом Европарламента, публицистом и автором ряда книг Джульетто Кьеза о том, какое будущее ждёт Европу и демократию, а также какую роль в их переменах будут играть интеллектуальные люди.

Джульетто Кьеза – профессиональный журналист, политолог, публицист, бывший депутат Европарламента, автор многочисленных книг об СССР и России. Работает над темами глобализации, как экономической и политической, так и военной. Лауреат итальянской национальной премии Premio Nazionale Cultura della Pace, член президиума Национальной ассоциации «Группа строителей благополучного общества», член экспертного совета международного аналитического журнала «Геополитика».

П.С.: Сеньор Кьезе, добрый день! Большое Вам спасибо, что согласились дать нашему изданию интервью. Первое о чём я Вас спрошу — это вероятность новой глобальной войны. В своей работе «Что вместо катастрофы?» Вы написали о том, что глобальная война неизбежна. Есть ли возможность сегодня её избежать? Если да, то что можно сделать; если нет, то в какой форме она будет проходить: это будет традиционная открытая война, информационная война или что-то новое, совершенно уникальное?

Д.К.: Избежать войны возможно всегда; тем не менее, вероятность того, что большая война, действительно будет, высокая. Это зависит не только от желания или интеллектуального уровня людей, которые действуют на всех уровнях решения. Война составляется из бесчисленного множества компонентов. Если говорить об объективных компонентах, то, во-первых, мы находимся в переломный перерод истории человечества. Природных ресурсов скоро не будет хватать на всех. Нас – 7 миллиардов, и уже 40 лет назад мы нарушили равновесие между природой и человеком. Восстановить его невозможно – нет времени; даже при полном понимании и желании сделать это уже поздно. Во-вторых, что ещё хуже, интеллектуальный уровень мировых лидеров очень низкий. У них недостаточный уровень понимания того, что происходит, и они будут принимать решения, не зная, о чём идёт речь. Например, в декабре в Париже пройдёт встреча по поводу изменения климата, но очевидно, что они не готовы на реальные шаги относительно того, как остановить выброс в атмосферу парниковых газов. В США подавляющее большинство Сената и Парламента – против этого решения. И это при том, что сегодня всё можно предвидеть – в этом особенность нынешнего поколения, его отличие от предыдущих. У нас есть все данные, чтобы просчитать будущее, но мировые лидеры упорно отказываются от этого. Это как во времена Галлилея, который был готов показать всем желающим, что Луна – это всего лишь небесное тело, а не безупречный философский объект. Но его не слушали. Поэтому я, конечно, не оптимист.
Какой будет война? Ну, информационная война уже идёт полным ходом – это сумасшедшая война, которая не позволит миллиардам людей понимать, что происходит. 99% не знают, о чем идёт речь. И лишь несколько людей управляют системами массовой информации, препятствующими знанию людей. Конечно, если бы люди были в курсе, была бы совершенно другая ситуация; они могли бы, по крайней мере, защититься и критически смотреть на действия своих правителей.

Волнующим аспектом проблемы является характер оружия. Мы находимся в своеобразной третьей фазе; предыдущей была Вторая мировая война. Она носила разрушительный характер и унесла много жертв, но та война, которая предстоит, несравнима с предыдущими войнами. Потеряно равновесие: после разрушения СССР американцы получили очень большое преимущество во многих областях, в том числе продолжая производить оружие. Россия выровняла положение с точки зрения оборонной промышленности, но через 3-4 года, максимум 5 лет Китай уже будет на уровне США. Китай готовит миллион инженеров каждый год – это гигантская цифра в отношении обновления технологических аспектов войны. Сейчас уже есть новые виды оружия, о которых никто не знает – они находятся в экспериментальной фазе, но знаем, что они существуют; например, искусственное создание землетрясений на расстоянии в любой точке мира. Так что будущая война не имеет ничего общего с предыдущими – любое государство может быть стёрто с лица Земли в течение нескольких часов.
Климатическая война уже идёт полным ходом – всем известно, что военно-морские институты США работают над проектом создания полного контроля над климатическими условиями на планете к 2025 г. Я считаю, это серьезный план: таким образом они смогут уничтожить противника ещё до начала традиционной военных действий.

Что касается войны биологической, то я уверен на 100%, что лаборатории разных стран – США в первую очередь – сейчас работают над созданием биологического и химического оружия, которое может распространяться, например, с помощью самолётов. Очевидно, что такое оружие опасно для жизни вообще, а не только для жизни противника. Ты можешь его использовать, чтобы ударить по противнику, а через несколько дней этот удар может быть направлен уже против тебя. Ведь атмосфера неподвластня человеку; никто не может управлять полностью всеми течениями воздуха.

Мы находимся в такой фазе, когда уровень современных разрушительных элементов обладает огромным преимуществом над традиционными, включая ядерные. Оружие, которое я упоминал, намного сильнее предыдущего. Более того, интеллектуальный уровень людей, которые управляют этими инструментами, очень низкий, даже неадекватный. Наше общество в последние 40 лет ограничило возможности понимать сложные вещи. Современные учёные не могут понимать суть проблемы, они слишком узко специализированы. Они могут создавать что-то и не понимать последствий, не понимать общую картину. Эти учёные получают хорошие деньги и живут очень хорошо, но они ограниченны в понимании всей сложности ситуации. Такие люди сверхопасны. И военные, которые используют такое оружие, тоже не знают эффекта. Поэтому опасность этой войны несравнимая. Поэтому я не оптимист.

П.С.: Спасибо большое за Ваш ответ. Из него вытекает следующий вопрос. Вторая мировая и «холодная война» были, по сути дела, борьбой двух идеологий. На Ваш взгляд, какие сегодня есть идеологии? На Ваш взгляд, какое будущее у демократии и есть ли оно вообще? Ведь очевидно, что сегодня демократия не имеет ничего общего с теми идеалами, к которым обращались отцы-просветители.

Д.К.: Я связываю это размышление с технологическим состоянием человечества. Демократия была создана для маленьких государств – полисов, где все люди знали друг друга. И они, жители полисов, избирались в прямом смысле и знали, кого избирают: «Этот человек мне нравится, я его знаю. Знаю его способности». Потом мы пришли к массовой демократии – это случилось в начале XX в. В это время мы наблюдаем гигантские партии, которые регулировали демократию. Это был, я считаю, скачок вперёд. Прогресс. Миллионы людей нашли способ влиять на курс событий. И этот период был, я резюмирую, расширением демократических возможностей. Неважно, что потом были Гитлер, Сталин и другие. Объективно, впервые в истории человека миллионы людей включились в управление государствами. В ограниченной форме, но это было управление. Сейчас же случившаяся технологическая революция полностью изменила картину. Миллионы людей сейчас имеют иллюзию участия в управлении государством, но реально не участвуют в нём. Вся их деятельность сводится к тому, чтобы сидеть перед телевизором или перед компьютером. При этом они имеют иллюзию того, что где-то голосуют, но реально не имеют никакой информации. Они не могут контролировать никаким образом действия людей, которые управляют государством. Они выбирают не тех, кто имеет власть, а тех, кого я называю мажордомами; но даже у них нет реальной власти. Есть люди гораздо выше рангом, и их никто не избирает: в Международном Валютном Фонде, Европейской комиссии, крупнейших инвестиционных банках мира. Никто их никогда не избирает, и они, цитируя Пола Кругмана, нобелевского лауреата по экономике, хозяева вселенной. Это правда. Их не больше 500 человек – тех, которых никто не выбирал. И именно они, по существу, управляют миром. Управляют государствами.

Человек с улицы, конечно, ничего об этом не знает и не может на них влиять. Это означает конец демократическо-либеральных ценностей. Они уже попросту не существуют. Конечно, мы с вами это понимаем. Но взять простого человека: он посчитает, что эти заявления – кощунственные. Для него демократия существует, потому что он голосует. Но люди не понимают, что это всего лишь видимость. Обложка сохранилась, а реальное содержание не соответствует демократическим принципам. Мы живём иллюзиями, и я писал об этом в свой книге «Глобальная матрица». Люди сидят, ничего не понимают, думая, что они живут реальной жизнью, но это не так.

Вопрос: демократия – это хорошо или нет? Я считаю, что это хорошо. Было хорошо. Важно сказать, что восстановить демократию уже невозможно. Надо придумывать что-то новое. Демократия – это хорошо. Люди, благодаря ей, могут защититься. Я бы хотел жить в демократии, понимая, что люди, когда видят опасность, могут защититься. В этом смысле демократия, на мой взгляд, получает практическое значение, не идеологическое. Это способ защиты существования человечества. Но мы должны заново думать над тем, где демократия может восстановиться. В своей книге я использую выражение «защита территории». Мы можем создать новую демократию на базе защиты территории. При этом людям важно видеть общую картину происходящего, но как я могу это делать, если не могу защитить свою территорию, т.е. то, где я живу, где я работаю, где я гуляю и т.д. Именно здесь я сначала должен восставить своё управление. Надо создавать снизу демократические структуры, которые будут способны защитить территорию. Под территорией мы также должны понимать и наше сознание. Я говорю о защите интеллекта, защите тела, защите жизни. Все эти элементы – ключевые. Я думаю, что надо создавать новую концепцию демократии. Старая, либеральная, уже не существует и существовать не будет. Когда мы создадим новую, это будет поворотный момент в истории человечества.

П.С.: Кто, на Ваш взгляд, может встать в авангарде процесса создания новой демократии?
Д.К.: Это точно не сможет произойти в Европе. Европа, точнее сказать, Запад, больше не центр демократии. Будет очень трудно восстановить здесь всё то, что было. В Европе есть люди, которые критически настроены ко всему происходящему. Их меньшинство. Их не устраивает испорченность западного мира.
Как я вижу испорченность западного общества? Об этой теме я думаю так же, как в своё время размышлял философ Александр Зиновьев: западная цивилизация производила идею индивидуализма. Она обладает прогрессивным характером, но также имеет отрицательные явления – дегенерацию.
У нас также есть и коллективное, семейное чувство. Это все те элементы, которые не подходят к индивидуализму. Есть другие общества, которые не испорчены. Где, например, традиционные элементы общения преобладают до сих пор. Как сказал Зиновьев, не все народы мира пойдут одним путём. Каждый народ будет иметь свой путь.

Поэтому я считаю, что размышление о демократии будет происходить у других народов и в других частях света, включая Латинскую Америку. Там испорченность людей ещё не дошла до конца.
Африка, Латинская Америка, часть Азии – они остались вне западной глобализации. В этом смысле часть России тоже осталась вне этого процесса. Я подчеркиваю, часть России. Потому что другая часть России полностью попала под влияние западных идеалов. И сегодня внутри России существуют два разных течения.
Я думаю, что где-то за пределами западного мира появятся первые идеи о новой форме демократии, включающей общение людей, коллективное принятие решений и т.д. В какой-то мере мы должны сделать шаг назад.
Сможет ли этот шаг сделать Европа? Ей это будет трудно сделать. Европа испортилась.

П.С.: Господин Кьезе, выходит, что Шпенглер был прав, когда говорил о закате Европы. Как помочь Европе? Ведь европейская цивилизация уникальна, и она очень много дала миру. На Ваш взгляд, какой выход есть в данной ситуации и какое будущее ждёт Европу?
Д.К.: Я считаю, что Европа стоит перед выбором: либо избавиться от влияния США и вернуть себе свою самостоятельность, либо уйти с политической арены и полностью подчиниться Вашингтону.
Вопрос: возможно ли реально создать сильную политическую и философскую оппозицию этому судьбоносному решению – стать новой колонией США? В принципе, предпосылки к этому есть, но нужно, чтобы люди – часть интеллигенции – начала своё противостояние. Европейская интеллигенция существует, было бы ошибкой заявить обратное. Но она не играет большой роли; для этого ей не хватает идеологической опоры. Я считаю, что необходимо её создать. Конечно, это уже вопрос не для одного человека. Эта задача для целого интеллектуального слоя. Нужно, чтобы союз всех интеллектуалов Европы создал интеллектуальный центр. Конечно, этот центр не сможет сам всё быстро преобразовать, для этого понадобится время, но его создание необходимо.

Умные руководители государств должны принимать непосредственное участие в создании такого центра. Он должен стать аналогом Римского клуба: ограниченная группа людей создала его мощную теоретическую структуру. Здесь надо сделать то же самое. Я считаю (это моё личное открытие), что первый шаг в этом направлении – узнать ценность суверенитета народа. Это фундаментальный пункт. Я не против Европы как единой структуры, т.к. это единственный способ влиять на события в мире, но одновременно я считаю, что Европа не может идти против суверенных государств. Она должна стать объединением суверенных культур. И в этой связи первым пунктом «защиты территории» должен стать выход Европы из НАТО. НАТО – это инструмент давления и окончательной колонизации Европы.

Станет ли Европа нейтральной? Я думаю, это ключевой вопрос. Только нейтральная Европа сможет влиять на будущее. Я подчеркиваю: нейтральная и без оружия. Это единственный способ выживания. Европа сможет жить только в том случае, если она станет нейтральной и без оружия. Никто не должен ничего бояться. У нас нет противников, только союзники, если мы умеем с ними разговаривать.

П.С.: На протяжении всего интервью Вы выделяете человека интеллектуального как человека будущего. В Вашей работе «Что вместо катастрофы?» Вы отметили, что в Европе люди перестали читать книги. Однако это не только европейская проблема, это общемировая проблема. На Ваш взгляд, произойдет ли в будущем конфронтация между людьми читающими и не читающими? Каково место интеллекта в будущем?
Д.К.: Ключевой момент – это борьба между людьми читающими и людьми смотрящими. Последние – это совершенно другие люди, которые думают иначе – клипами. Конечно, в будущем люди, имеющие знания и инструменты их применения, будут влиять на мировые процессы. Они, конечно, будут в меньшинстве, но они понимают свою миссию; они встанут в авангарде цивилизации.

Сегодня большинство населения, люди смотрящие, находятся в рабском состоянии. При этом есть интеллектуальные люди, которые обладают критическим мышлением и имеют возможность изменить этот негативный процесс.

Но есть один момент: эти люди должны понимать, что от них зависит судьба человечества. Без идеологии, без понимания необходимости выживания человечества они не смогут сыграть решающей роли. Если интеллектуалы хотят победить, они должны спасти человечество. Это в их руках. Для этого именно они должны управлять информацией и коммуникационными системами. Именно интеллектуалы должны руководить государствами.

russiatomorrownews.ru/?p=1148

?

Log in

No account? Create an account