Previous Entry Share Next Entry
ОТ ПОМОЙКИ ДО ВОЙНЫ
boris_yakemenko

Сегодня часто приходится наблюдать нищебродов с айфонами, у которых нет денег на проезд в метро, и поэтому они скачут через турникеты, свиней, у которых банка из под пива вываливается под ноги на тротуар как только заканчивается, открыто мочащихся у дороги скотов, уродов, которые обязательно должны объехать автомобильную очередь и всунуться в начало… В ВУЗах мы наблюдаем уставших от жизни преподов, которые спокойно пропускают на следующий курс безнадежных идиотов, так как «не хочется возиться»… На работе бездельник и интриган который год чудом продолжает не попадать под сокращения, так как начальству «некогда»… Каждый может добавить к этому что-то свое. Когда начинаешь высказывать к этому свое отношение («почему я должен платить за метро, когда можно этого не делать», «почему никто не засунет свинье эту банку туда, где ему меньше всего бы хотелось ее иметь», «зачем пропускают впереди себя уродов», «зачем пятерками и четверками для бездельников унижают и отучают работать отличников и хорошистов в ВУЗах» и т.д.) большинство кисло отбрехивается: «ну и что? Всех не исправишь. Себе спокойнее». Далее по списку.

Может показаться, что это действительно так. Ну, наляпал кто-то что на стену подъезда. Ну, проскочил, ну влез хам вперед, ну поставили дебилу пять. Ничего страшного, от этого ничего не меняется. Главное, чтобы войны не было.

Меняется. Если этим заниматься. А если нет, то начнется что угодно. В том числе, и война.

В 1982 году ученые Д.Уилсон и Д.Келлинг сформулировали теорию, согласно которой любой беспорядок имеет эпидемический характер, если с ним не бороться. Эта теория получила название «Теория разбитых окон». Вкратце она выглядит так: люди чаще нарушают принятые нормы поведения, когда видят, что другие тоже так поступают. При этом нарушения растут экспоненциально - видя, что нарушается одно из правил, люди начинают нарушать и другие правила и так до той поры, пока не наступит хаос. Поэтому, говорили ученые, если в здании разбито окно, его нужно как можно быстрее заменить новым, иначе вскоре не только все окна будут перебиты, но под окнами вырастут кучи мусора. Если где-то лежит мусор, его необходимо убрать как можно быстрее, пока, по Гоголю «не нанесут всякой дряни». Социолог М.Гладуэлл в книге «Переломный момент» утверждает, что человек нарушает закон не только (и даже не столько) из-за плохой наследственности или неправильного воспитания. Огромное значение на него оказывает то, что он видит вокруг. Контекст.

Как это выглядит в жизни? Есть примеры. В 1970-начале 1980-х годов в Нью-Йорке совершалось более полутора тысяч преступлений ежедневно, среди которых несколько убийств. Метро было в таком состоянии, что в него лучше было не спускаться даже днем – воры, попрошайки, непролазная грязь и сырость, все свободное пространство покрыто граффити. «Выстояв бесконечную очередь за жетоном, - вспоминал очевидец, - я попытался опустить его в турникет, но обнаружил, что монетоприемник испорчен. Рядом стоял какой-то бродяга: поломав турникет, теперь он требовал, чтобы пассажиры отдавали жетоны лично ему. Один из его дружков наклонился к монетоприемнику и вытаскивал зубами застрявшие жетоны, покрывая все слюнями. Пассажиры были слишком напуганы, чтобы пререкаться с этими ребятами: «На, бери этот чертов жетон, какая мне разница!» Большинство людей миновали турникеты бесплатно. Это была транспортная версия дантова ада».
И вдруг…


В середине 1980-х годов сменился руководитель нью-йоркского метрополитена. Новым директором стал Д.Ганн, который поставил своей приоритетной задачей … борьбу с граффити. Что ему только тогда не говорили: «это ерунда, надо заниматься ворами, освещением, пожарной безопасностью». Однако Гланн стоял на своем: «Граффити есть символ краха системы. Если начинать процесс перестройки организации, то первой должна стать победа над граффити. Не выиграв этой битвы, никакие реформы не состоятся. Мы готовы внедрить новые поезда стоимостью в 10 млн. долларов каждый, но если мы не защитим их от вандализма — известно, что получится. Они продержатся один день, а потом их изуродуют».

Была начата программа комплексной очистки вагонов ежедневно по нескольку раз, по словам Гланна «как религиозное действо». В конце маршрутов установили моечные пункты. Если вагон приходил с надписями на стенах, рисунки смывались во время разворота, в противном случае вагон вообще выводили из эксплуатации. Грязные вагоны, с которых еще не смыли граффити, ни в коем случае не смешивались с чистыми. «У нас было депо в Гарлеме, где вагоны стояли ночью, — рассказывал он. — В первую же ночь явились тинейджеры и заляпали стены вагонов белой краской. На следующую ночь, когда краска высохла, они пришли и обвели контуры, а через сутки все это раскрашивали. То есть они трудились три ночи, а мы ждали, когда они закончат свою «работу». Потом мы взяли валики и все закрасили. Парни расстроились до слез, но все было закрашено снизу доверху. Это было наше послание для них: «Хотите потратить три ночи на то, чтобы обезобразить поезд? Давайте. Но этого никто не увидит».

Дальше началась борьба с сайгаками. С безбилетниками, кои знакомы и нам. Гланн понимал, что если кто-то не платит, остальные тоже не будут. Возле турникетов выставили по 10 переодетых полицейских. Они выхватывали «зайцев», надевали на них наручники и выстраивали в цепочку на платформе. После этого их отводили в полицейский автобус, где обыскивали, снимали отпечатки пальцев и пробивали по базе данных. У многих при себе оказывалось оружие. У других обнаружились проблемы с законом. «Для копов это стало настоящим Эльдорадо, — рассказывал начальник полиции Браттон, - Каждое задержание было похоже на пакет с поп-корном, в котором лежит сюрприз. Что за игрушка мне сейчас попадется? Пистолет? Нож? Есть разрешение? Ого, да за тобой убийство!.. Довольно быстро плохие парни поумнели, стали оставлять оружие дома и оплачивать проезд».

В 1994 году мэром Нью-Йорка избран Р.Джулиани, который дал команду развить стратегию в масштабах всего города. Теперь арестовывали каждого, кто пьянствовал и буянил в общественных местах, кидал пустые бутылки, разрисовывал стены, прыгал через турникеты, клянчил деньги у водителей за протирку стекол, мочился на улице. В результате уровень городской преступности стал падать так же быстро, как в подземке. Мелкие и незначительные проступки, оказывается, служили сигналом для осуществления тяжких преступлений. В итоге в результате реформ в метро криминальный Нью-Йорк к концу 1990-х годов стал самым безопасным мегаполисом Америки.

Эту теорию проверяли и по другому. У велопарковки у магазина убрали все урны и повесили на рули велосипедов рекламные листовки. Получается, что люди могли забрать листовку с собой или выбросить прямо на улице. При этом сначала стена магазина была чистой (стоял знак, запрещающий на ней рисовать). Из 77 велосипедистов лишь 25 выбросили листовки здесь же - 33% от общего числа. Затем эксперимент повторили, но стену испачкали рисунками. В результате намусорило уже 69% велосипедистов. Таким образом, нарушение запрета рисовать на стенах оказалось серьезным стимулом, который провоцировал людей нарушать другое правило - не сорить на улицах.

Второй эксперимент должен был показать, справедлива ли теория разбитых окон только для общепринятых норм или распространяется и на локальные правила, установленные для какой-то конкретной ситуации или места. Исследователи перегородили главный вход на автомобильную парковку забором, в котором оставили широкую щель. Рядом с ней повесили знак «Вход воспрещен, обход в 200 м справа» и табличку «Запрещается пристегивать велосипеды к забору». Опыт опять проводили в двух вариантах: «порядок соблюден» и «порядок нарушен». В первом случае в метре от забора стояли четыре велосипеда, явно к нему не пристегнутые. Во втором случае те же велосипеды пристегнули к забору. Результат снова оказался положительным: в ситуации «порядок соблюден» в дырку пролезли только 27% автовладельцев, а в ситуации «порядок нарушен» — целых 82%.

Стоит задуматься. Может, помимо клумбочек на улице, парковок и повышения градуса штрафов побороться с всеобщей матерщиной на улицах, шансоном в маршрутках и везде, где он есть (кроме тюрем), часами припаркованными на аварийках во вторых и третьих рядах холуями, дожидающимися господ, конформистами в ВУЗах и гопниками на дорогах. Возможно, успехи будут еще более заметными.

  • 1
Хорошо написано. Только у нас это не получится - пятая колонна засевшая в СМИ этого не позволит. Они ведь тоже знают то, о чем Вы сказали.

Edited at 2016-01-08 05:48 am (UTC)

Если мы не покончим со СМИ в том виде, в котором они существуют, они покончат с нами:

Согласен. Поскольку именно СМИ создают разруху в головах.

Причём сознательно создают

Разумеется. Влиять на умы позволено только своим, а таким как Вы разрешено прозябать в ЖЖ, или публиковаться в интернет - стенгазетах. Однако же свобода слова, формальным образом, торжествует! И вот дегенеративный диакон Кураев становится уже первым миссионером на Руси, и лучший друг Пусек "строит" митрополитов, и даже самого Патриарха.

Согласен. Но, поверьте, им очень недолго осталось. Скоро хозяевам будет не до холуев - самим бы удержаться. Это касается всех, начиная от ресторанного вышибалы Прилепина и заканчивая эстрадной шпаной.

Я не столь оптимистичен, но допускаю, что Господь может дать нам отсрочку, которой мы не заслужили. Может быть только для того, чтобы нашими руками наказать эту, потерявшую берега, публику.

Если мы не заслуживаем милости, то это не значит, что она не может быть нам оказана.

Бог терпел и нам велел терпеть.

Может Вам Он и велел все это и всех этих терпеть, но не надо о всех.

С матерщиной бороться, конечно, надо. Но важнее с брехней, которая bullshit.

Edited at 2016-01-18 02:44 pm (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account