Previous Entry Share Next Entry
МАЛЬЧИК - МОЛНИЯ
boris_yakemenko
И пишет боярин всю ночь напролет
перо его местию дышит...


Мединский оперативно ответил на претензии к своей «диссертации». Напомним, что претензии были высказаны в октябре прошлого года.https://rg.ru/2017/07/04/vladimir-medinskij-vpervye-otvechaet-kritikam-svoej-dissertacii.html Ноябрь, декабрь, январь, февраль, март, апрель, май, июнь… В детстве таких реактивных называли «мальчик-молния». Почти по Аверченко: «Три года тому назад однажды в ресторане «Малоярославец» ты спросил меня: который час? К сожалению, у меня тогда часы стояли. Теперь я имею возможность ответить тебе на твой вопрос. Сейчас четверть второго». Вот и Мединский ответил. Вернее, думает, что ответил.

Напомним предысторию. Несколько лет назад Мединский написал «докторскую диссертацию» по истории. Для чего эта «диссертация» была нужна Мединскому – ведь у него уже есть степень по политологии? Ответ понятен. Ему очень нужно было стать главой Военно-Исторического общества, так как это хорошие финансовые возможности и вообще современные ручные гении политики так любят увенчивать себя различными титулами, что визитка в конце концов начинает напоминать лист ватмана. При этом все эти ставленники своих хозяев, прекрасно понимая, что их прикроют (что и происходит) даже не заботятся о том, что нужно подлог сделать убедительно. На Штирлице, идущем по улицам Берлина в разгар войны, все время оказывается то папаха с советской кокардой, то звезда героя Советского Союза, то автомат ППШ в руке, а он все не может понять, что же его выдает?

Мединский в этой ситуации показал себя человеком крайне недалеким, то есть таким, какой он и есть. Человеком, не способным хотя бы элементарно просчитать последствия. Если бы он был умный, то понял бы, что диссертацию совершенно безопасно можно сляпать на любую тему девяностых и двухтысячных. Специалистов нет (вернее, все специалисты), историографии море самой разной, все источники есть в Интернете. Выдал что-то типа «Всемирно-историческое значение Гайдара, как спасителя страны от тоталитаризма, денег и еды» и дело в шляпе. Комар носу не подточит, расходы не на членов диссовета, а только на банкет в «Шоколаднице», ну а стыд не дым, глаза не выест.

Но он полез в XVI век. И не просто в XVI век, а в источниковедение, заигравшись в свои популистские книжонки про мифы и искренне поверив, что и в науке все так же легко. Прочел Штадена в интернете, истолковал – и поехали. Он полез туда, где все специалисты наперечет, где сложнейший материал, где скрыть свой дилетантизм просто невозможно (для примера можно взять монографию М.Крома «Вдовствующее царство» о времени Елены Глинской и посмотреть подход, круг источников и степень проработки). Не говоря уже о том, что есть естественные и, что особенно важно, неизбежные этапы развития ученого, художника, писателя, архитектора, вообще любого специалиста. По ним понятно, как специалист развивался. Вот первая наивная статья, вот уже более твердый доклад, вот первая небольшая книга, вот вторая. Вот ученики, вот учителя, вот образцы. Если человек работал в архивах, с источниками, следы этой работы навсегда остаются в листах использования архивных дел. Избежать всего этого невозможно по определению. Прозрения, визионерство, озарения, глоссолалии и прочие религиозные практики, в результате которых человек внезапно, пылая и содрогаясь, под диктовку ангела, пишет огромную монографию и падает в изнеможении, поставив финальную точку, в науке пока не наблюдаются.

У Мединского же именно так. Озарило. Якобы учился на факультете международной журналистики МГИМО, потом вдруг стал доктором наук в области политологии. За два года до докторской по истории появились первые дилетантские статьи якобы по теме, которых специалисты почему-то не заметили (любая статья о средневековье обычно сразу замечается, ибо таковых статей немного). Для докторской нужны монографии. Именно монографии, а не та околесица, которая стоит по всем магазинам и подписана фамилией Мединского. В автореферате Мединского отмечено пять монографий, однако ни одну из оных найти не удалось, хотя искали многие и тщательно, удивляясь тому, что всякую свою ерунду про мифы Мединский переиздает и продает без перерыва, а пять фундаментальных научных книг почему-то укрыл под спудом. Не по годам скромен, наверное. Кроме того, около трети исследуемого в «диссертации» периода никак не упоминается в опубликованных работах Мединского. Мединский защищался в РГСУ, а эта контора давно известна тем, что с удовольствием выдает любые дипломы и документы всем желающим чиновникам. При этом в составе совета не было ни одного специалиста по «исследуемому» Мединским периоду. Неудивительно, что оборот «на самом деле» встречается в работе «историка» 131 раз, хотя и за однократное употребление этого словосочетания можно выгонять из науки.

Вышел скандал. Вялотекущая история с так называемой диссертацией так называемого министра культуры закончилась позором. Диссертационный совет по истории на базе истфака МГУ отказался рассматривать претензии к «диссертации» Мединского. Парадокс в том, что диссовет не вправе отказать ВАК в рассмотрении диссертации, поэтому ВАК не может признать такое решение диссовета. Отсюда два варианта развития событий. Если ВАК не хочет, чтобы диссертацию рассматривали в МГУ, то они могут заявить, что рассмотрение заявления сорвано по срокам. Если же ВАК захочет, чтобы диссертацию все-таки рассмотрели в МГУ, то продлит сроки.

Понятно, что Садовничему позвонили покровители Мединского из Белого дома или АП и предупредили, что все должно пройти гладко. Именно поэтому Садовничий заявил, что «сомневается, что совет будет рассматривать диссертацию по существу», хотя таких саморазоблачительных вещей обычно не говорят. Но, спасая Мединского, его хозяева поставили совет не просто в безвыходную ситуацию. Они его фактически уничтожили. Варианта развития событий было два. Либо совет дает отрицательное для Мединского заключение и «ту конец», как говорит «Русская Правда», то есть конец совету, а может и Садовничему. Либо совет поддерживает Мединского, после чего перестает быть научным сообществом и его члены, если имеют стыд и совесть, должны немедленно сообщить о самороспуске и отправиться на исповедь в храм на Воробьевых горах.

Поэтому был выбран отчаянный третий вариант - они отказались рассматривать, отложив свою гибель хотя бы ненадолго, так как, еще раз, совет не может отказать ВАК в рассмотрении диссертации, это вышестоящая инстанция. А по процедуре ВАК должна отозвать диссертацию, наказать этот совет и назначить новый. После этого, очевидно, раздались звонки и дело тихо спустили на тормозах. Не случайно практически все СМИ по приказу «не заметили» скандала с фальшивой диссертацией. К сожалению, на этом пути случилась и трагедия. Профессор МГУ Николай Ерофеев умер после указанного выше заседания. Его коллега А.Иванчик заявил, что смерть является результатом пережитого накануне: «Трудно отделаться от мысли: не выдержал унижения и позора». То есть профессор погиб в бою.
Казалось бы, замяли. Но Мединский не удержался и вылез, хоть и через восемь месяцев, с «ответом», опубликованным в «Российской газете» на днях. Ему очень хотелось реванша. Что получилось? «Обвинения казались смехотворными». Любимый прием сегодня – хохотать в ответ на вопросы и претензии. «Это вы меня спрашиваете? Ха-ха-ха. Это вы так считаете? Ха-ха-ха. Вы патриот? (консерватор, либерал etc.) Ха-ха-ха». Похохотал и вроде бы не надо отвечать. Дескать, и так понятно. А не понятно. Хихиканье это не ответ. Это трусость. И глупость.

Итак, Мединский отхохотался и продолжил. «Травля». Поскольку травимых у нас любят, это попытка привлечь на свою сторону своим скорбным статусом хотя бы кого-то. Пожаловавшись, Мединский все-таки добирается до «ответа», пообещав постараться «свести к минимуму излишнюю наукообразность». Здесь можно не беспокоиться – наукообразность, при всем его желании, нам не грозит. Мы в полной безопасности.

Продолжаем. «В диссертации, посвященной трудам иностранцев о России XV-XVII веков, я не имел права становиться на позицию интересов своей страны. Это, мол, антинаучно. Что ж, это вопрос уже не личный и даже не узконаучный, а, прямо скажем, идеологический». Видите, как ловко. Нападают, оказывается, не на шарлатана, уличают не проходимца, а подкапываются под идеологию. «Этот тип замахнулся на самом святое – на Конституцию», - говорил после угона у него машины жулик Дима Семицветов в известном фильме. А подкоп под идеологию дело совсем другое. Целятся в Мединского, а попадают в Россию, ни много ни мало. Поэтому очень вовремя появляются, например, цитаты В.Путина о «попытках перекодировать общество нашей страны». Дескать, вот, пожалуйста, далеко ходить в поисках этих попыток не нужно, Мединский первая попытка перекодировки. И правда, он же часть общества, с этим не поспоришь.

Намекнув, таким образом, критикам, что Мединский явление историческое, масштабное, соотносимое с Россией, т.н. «министр культуры» начинает ликбез на уровне студента первого курса истфака, «толково, хотя и монотонно», как Шура Балаганов, объясняя нам, что лошади кушают овес и сено, то есть что объективных авторов и правдивой истории не бывает. Говорит о Несторе, но всем понятно, что Нестор это он. Говорит о Лимоносове и всем должно быть понятно, что это тоже он. Однако новый Нестор, говоря о субъективности историков, перечисляет Рыбакова, Скрынникова, Забелина и Герберштейна, не замечая, что первые три это историография, а последний источники. Точно так же курганы и пирамиды это не факты. Это уже очень показательно. И, в принципе, это вся конкретика.
Дальше еще один штамп про то, что либералы не любят инакомыслящих. Оттого, де, и нападают на Мединского. Еще раз следует подчеркнуть – отсутствие научности в работе, ее сделочный характер, безграмотность и фразы «на самом деле» это не инакомыслие, а ненаучность. Так любое воровство можно объявить «альтернативным отношением к собственности». Обвиняя либералов в нападках, Мединский действует именно как либерал. Последний, будучи пойманным после того, как украл миллион, всегда кричит, что дело против него политическое. Собственно, основная мысль «ответа» формулируется как «сам дурак» и «это политическая провокация».

Дальше Мединский, понимая, что науки в его «работе» все равно нет никакой, ревностно защищает свое право создавать мифы, тем самым подтверждая, что его диссертация всего лишь легенды и мифы древнего Мединского и не уточняя, что такое миф, чтобы Лосев не вертелся в гробу. Все эти банальные откровения перемежаются яркими словосочетаниями «пытливый ум», «встать нерушимой стеной», «пыль времен». Вспоминается Лотман, который говорил, что высказывание должно быть максимально информативным и минимально предсказуемым. Здесь ровно наоборот.

Далее газета дает согласованную, очевидно, справку по Мединскому, в которой делает несколько ляпов. Среди работ «доктора наук» Мединского не упоминаются монографии («автор популярных историко-публицистических книг») и настойчиво подчеркивается, что его попса признавалась неоднократно «самыми популярными книгами года категории non-fiction ( продано в РФ более 1 млн экз.). Здесь газета (или Мединский) даже не понимает, что оценить лайками и количеством продаж научную ценность той или иной работы невозможно по определению. За Христом пошли сто с небольшим человек, а за Навальным несколько тысяч (сравнение дикое, но показательное), но нам уже сейчас понятно, от кого в памяти людей не останется даже пыли через десяток лет, а кто есть и будет вечно в сердцах миллиардов. Книга Шпенглера «Закат Европы» никогда не признавалась «самой популярной книгой», но сравнивать Мединского и Шпенглера просто нелепо. Мы знаем, как накручиваются тиражи и продажи, сколько вбухано в рекламу опусов приятелями Мединского, знаем, что писать такое в защиту Мединского нельзя. Но пишут, лишний раз убеждая нас в том, что в его ситуации лучше молчать. Но он не смог.
Итак, одно обещание Мединский сдержал. Научности в ответе не было. Завершается все мнениями историков в поддержку Мединского. Как их сегодня получают, говорить не будем, но каждый может догадаться, не говоря уже о том, что специалистов по «исследованному» Мединским периоду среди них нет. Но даже если предположить, что писавшие искренни, они продолжают линию Мединского на критику личностей тех, кто выступает против него, но молчат о самой работе. Потому что о ней нечего сказать. Вернее, лучше не упоминать.

В общем, Мединский ответил. За восемь месяцев можно было в ответ написать, как минимум, брошюру. Если убогий текст из «РГ» создавался восемь месяцев (хотя его можно написать за десять минут в метро), как же у него получилась диссертация? В детстве начал писать? Всегда было интересно, есть хоть что-нибудь, что может заставить таких людей, как Мединский, покраснеть от стыда. Подавиться за обедом от позора. Стыдливо потупиться, отвести глаза. Перестать называть себя историком и доктором. Прекратить писать такие «ответы», просто помолчать. За умного не сойдешь, но хоть не заметят.

Похоже, нет.

  • 1
Борис, я полностью разделяю ваше негодование, но хотел бы уточнить один момент: "При этом все эти ставленники своих хозяев..." Чьим, по вашему, ставленником является Мединский?

Толково написано. Порадовал язык повествования.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account