ХОЛОПЫ, ХОЗЯЕВА И ЛЮДИ

Весь Телеграм увлеченно обсуждает, как тимаковский (или чей он там) Навальный завтра устроит провокацию и чем она кончится. Приятель Навального, провокатор Кашин (помните Кадырова «И кто такой Кашин?» - хороший вопрос) приглашает всех устраиваться поудобнее и смотреть, чем дело кончится. Лимоновскую школу не пропьешь. Винокурова тоном Родины-матери благословляет школоту, идущую за провокатором: «Храни вас те, кто вас хранит» и утирает слезу. Другие гадают, спятил ли Полиграфыч от безнаказанности или политически издержался и оттого олимоновел и всё, что у него осталось это регулярная рассадка сторонников по тюрьмам и автозакам.

И никто почему-то даже не задумался над тем, что Полиграфыч очень большой трус, что уже проверено и доказано. А природным трусам придает смелость только одно обстоятельство. Когда есть крепкий тыл, куда всегда можно отступить и откуда прикроют. То есть решение выйти со своей жидкокостной армией на Тверскую, на которой будет праздник, то есть испортить этот праздник ни в чем не повинным людям, ввязать их в дешевую политическую провокацию, в которую ввязываться они не хотят, и гарантированно вызвать противостояние со стороны полиции было НЕПРЕМЕННО и ОБЯЗАТЕЛЬНО согласовано в АП или Белом доме у хозяев. Если нет, то будет. Если не согласовано, то Навальный скоро сдаст назад.
Если же не сдаст, то, значит, просчитано все было заранее. Сам Навальный никогда такое решение не принял бы. На предварительном совещании с Навальным разговор был примерно следующий: «Итак, ты выходишь на Сахарова… Если хоть что-то, любой повод – дождь, снег, ветер, звук - иди на Тверскую, там будет основное скопление людей … Ничего не бойся – мы все решим… Заранее определи, кого не жаль, то есть кто сядет за тебя…».

Именно так все и было, скорее всего. Для чего это нужно? Дело в том, что предвыборная борьба обостряется. Поскольку интриги с победителем нет по определению, а, следовательно, нет и конфликта, который является основной движущей силой любого творческого процесса – от литературы до кинематографа - конфликт и интригу нужно вынести за пределы основного события и перенести туда центр тяжести. Когда нет интриги, скучно. Предсказуемость скучна. Надо любой ценой создать видимость борьбы, накала, кипящих страстей, должны быть виновные и пострадавшие, чтобы в итоге показалось, что выбор нам достался недешево, что за него пришлось бороться. И пусть это заставляет нас искать связь между бузиной в огороде и родственниками в Киеве, логика именно такая. Поэтому акция за акцией, без смысла, цели, задач, без ничего (то, что Навальный круглый дурак, у которого ни смысла ни задач быть не может, показало последнее интервью проститутке Собчак) – главное, постоянно мутить, выводить, шуметь, эпатировать, провоцировать. Побольше трескотни, лганья и пафоса и этого достаточно.

Это первое. Второе – кое-кто из хозяев Навального, возможно, решил сыграть по крупному и всю грязную работу поручил Полиграфычу, чтобы потом превратить его в козла отпущения. Полиграфыч фантастически глуп и поэтому даже не догадывается, что если он испортит сегодня москвичам праздник, ему земля будет осиновым колом. Поэтому идет пробивка политического и прочего поля. Бьем Полиграфычем по политикам сначала небольшим, потом покрупнее. Вроде идет, значит, все хорошо. Когда показалось, что зеленое лицо достаточно окрепло, его напустили на Усманова (то есть на олигархат), но Полиграфыч получил по морде, прижал уши и забился за спину к хозяевам. Значит, этих трогать еще рано, подождем, когда собачка Барсик повзрослеет или волк ослабнет.

Здесь самое время задать вопрос – а как же люди? Где люди-то в этой схеме? Ни в чем не повинным людям будет испорчен праздник, кто-то из них может пострадать в столкновениях случайно или намеренно, людей ввяжут в грязную историю, сделав невольными сторонниками Полиграфовича (или противниками, за что их будет долго ругать «Эхо Москвы» и с того света «Нью Таймс»). А людей в этой схеме нет. Они никого не интересуют. Мало того, способность не обращать на них внимания и подстилать себе под ноги нередко помогает найти местечко в СМИ и сесть на бюджет к власти. Фюрер Лимонов-Савенка наглядный пример. Почти 200 человек посаженных, сотни сломанных жизней и судеб – а фюрер при делах и при бюджете, а о сидящих молчок. А Навальный чем хуже? Он даже лучше. Посадил брата, Удальцова, каких-то еще соратничков с Болотной, которые его один раз только и видели, что ему еще пара сотен людей в автозаках, в тюрьмах, со штрафами? Ничего. Ему надо деньги получать и отрабатывать любой ценой, даже такой. Тем более, что сторонники будут всегда. Удивительная категория больных людей, которые обожают любого шарлатана и жулика и идут за ним, что бы ни случилось, неистребима. Вспомним Мавроди.

Здесь то же самое. Завтра на улицах Москвы будут заставлять людей участвовать в борьбе политических кланов за место под солнцем с помощью Навального. Символично, что это будет проходить в ключевой момент фестиваля реконструкторов. То есть людей, имитирующих ту или иную эпоху. Навальный такой же реконструктор, имитирующий «президентскую гонку», «предвыборный процесс», «кандидата в Президенты». Сколько ты не сражайся картонным мечом на Новом Арбате, настоящим рыцарем, древнерусским дружинником тебе не стать. Максимум получишь медальку за выигранный турнир. У Навального та же история. Политический реконструктор, руководимый такими же реконструкторами. Вот только люди, которых гонят на поле боя, настоящие. И стрелять в них будут настоящими ядрами.

ЛЕТОПИСЬ 1917 ГОДА (продолжение)






Продолжаем еженедельный обзор журнала "Искры" за 1917 год. Номер 22 от 11 июня ровно сто лет назад. Практически весь номер посвящён положению на фронте, которое становится все хуже. Прошлый номер закончился концом братания, этот начинается результатом братания - на обложке "зверства братающихся немцев". Затем по всем страницам идёт военная тема за исключением нескольких мелочей типа возвращения Кропоткина из эмиграции после многолетней отлучки.

НАВАЛЬНОПИТЕКИ

Наша околонавальная "оппозиция", представляет собой довольно любопытное поле для исследований. В ней, на первый взгляд совершенно неожиданно, проявляются черты самых разных социумов и сообществ. Формально, внешне это нечто вроде западников (Чаадаев, Печерин, Тургенев, Кавелин, Белинский и др. сейчас шевелятся в гробах, но мы недолго на этом остановимся), но если приглядеться внимательно, то можно обнаружить, что оппозиция скорее первобытники. Палеолитники и мезолитники. Ибо в логике их поведения, речах, поступках отчетливо видно воскрешение архаических, пралогических, дочеловеческих форм мышления и действия.
Люди
Прежде всего, это связано с тем, что почти вся соседская община оппозиции, особенно ее вождь Навальный, вышли из Интернета. О восстановлении в Интернете многих элементов архаики уже написано достаточно. Прежде всего, это возвращение к коллективному типовому мышлению, отсутствие личностных императивов, функциональная нравственность, когда для каждого значимого момента в жизни выбирается по мере необходимости нужный вариант социального поведения. Или, по выражению М.Мэггериджа «ситуационная этика», «согласно которой наши моральные обязанности определяются не моральным законом или моральным порядком, лежащим в основе всех земных законов, а обстоятельствами, в которые мы попадаем». Свойства пралогического, прачеловеческого мышления, а вместе с тем и общества воскресают в нарочитом стремлении сетевых обитателей к упрощению реальности, к архаизации и примитивизация общения (смайлики, «трололо», «бугага», «упс» «бла-бла-бла» и т.д.) объединяя огромное количество людей, вернее «философствующих дикарей», которые сидят в них и которых раньше не могло объединить ничто. Можно, кстати, обратить внимание, что сюжеты первобытных рисунков или пластики (палеолитические Венеры) были сходны для культур, расположенных на огромном расстоянии от Урала до Ламанша. То есть людей всего мира в понимании той эпохи. Человек становится частью виртуального мира, как раньше он был частью природы. Вместе с этим закономерно растет интерес к оккультизму, мистике, фантастике, неоязычеству – иными словами, магическим формам управления действительностью.
Рисунки
В чем выражается архаичность оппозиции, ее возвращение к эпохе зари человечества? Прежде всего, в сознательной или инстинктивной реконструкции основных составляющих менталитета и бытия первобытного социума. Это политеизм, магизм, магические культовые практики, идолослужение и некоторые другие явления, которых мы коснемся. Прежде всего, обратим внимание на магизм. Магизм, как известно, стремился к овладению силами и объектами природного мира с помощью ритуалов и заклятий с целью получения благоденствия. «Он был более всего заинтересован теми внешними выгодами, которые люди могут извлечь, подчиняя себе видимый и невидимый мир», - писал историк религии, священник А.Мень. Особенно ярко все это видно на примере оппозиционных акций, о чем пойдет речь ниже.
Рисунки1
В ходе эволюции, вызванной протестной борьбой, в оппозиции начинается процесс выделения особой касты – иерархизированного жречества. К ключевым фигурам этой касты, высшему жречеству относится Навальный. Ниже идут остальные – Быков-Зильбертруд, Гудков и пр. Как и положено, в архаической структуре жречества почти нет женщин (например, среди бурятских и тувинских шаманов женщин ничтожно мало), что напрямую отражает маскулинный характер архаических пантеонов. Например, в славянском языческом пантеоне была только одна богиня Мокошь и мы не знаем о женском жречестве древних славян. Поэтому сегодня в структуре оппозиционного жречества в ходе эволюции осталась только сильно изнуренная Собчак и претендующая на эту роль Винокурова. Из двух хилых фигур вполне можно сложить одну более или менее сильную.

Для архаического социума характерен промискуитет, то есть беспорядочные половые связи. Отголоски этого можно видеть в современном политическом промискуитете оппозиции, выражающемся в поразительной неразборчивости в политических связях и многочисленных блоках всех со всеми – псевдозападных либералов с квазирелигиозными националистами, доморощенных фашистов с красносотенными коммунистами и т.д. Однако у некоторых представителей оппозиции промискуитет сохраняется и в реальной жизни – примеры Шендеровича, Лимонова, Собчак убедительно подтверждают это положение. Промискуитет неразрывно связан с политеизмом – политическим многобожием. В оппозиции почитают Сталина, Ленина, Гитлера, Кришну, Гайдара, Пуришкевича, Трампа, Ельцина и других, а также кланяются мелким божкам из АП. На рудиментарном уровне еще существуют остатки древнейшего культа праматери, роль которой из последних сил выполняет Алексеева.

Отличительной чертой первобытного мышления является вера в звероподобных духов, которые управляют всем. В пещерах - местах обитания первобытных людей - обнаружено много рисунков чудовищ с ногами людей и мордами коз, с оленьими рогами и человеческим туловищем. В основе этих рисунков, как полагают исследователи, лежит миф о человекозверях. Сегодня мы можем наблюдать воскрешение этого явления в отношении оппозиции и сетевых хомяков к Путину. Образ Путина во многих рассказах, статьях, репликах соединяется с чертами животных (например, его часто изображают с человеческим лицом, но телом краба или только клешнями краба, также встречаются утверждения, что Путин «змей», «скорпион», «хитрый жук», «вертится как уж»), а затем в ходе эволюции образа он приобретает могущественные демонические черты. Например, Латынина считала, что Путин направил метеорит на Челябинск. Есть также мнения, что Путин устроил мировой кризис, напал на Украину, управляет атмосферой, чтобы срывать оппозиционные акции.

Именно из этих верований в первобытном социуме возникает такое своеобразное явление, как тотемизм. Например, и сегодня тотемизм характерен почти для всех австралийских племен. В его основе лежит вера в то, что то или иное племя кровно связано с определенным видом животного. Тотемными покровителями у австралийцев являются обычно кенгуру, опоссум, ящерица, летучая мышь и пр. Члены тотемической общины, как правило, не имеют права употреблять мясо «своих» зверей в пищу, хотя охота на них допускается как ритуал. Некоторые ученые выдвигали гипотезу, что тотемы - это не что иное, как объекты охоты племени или животные, внушающие особый страх.

Накладывая эти тезисы на слова и действия оппозиции, мы видим почти буквальное совпадение деталей. Для оппозиции Путин (отчасти Медведев) сегодня окончательно стал тотемом, «внушающим особый страх», особенно если учесть, что под Путиным нередко подразумевается не только конкретная личность, но высшая власть, принадлежащая ей. Племя оппозиции «кровно связано» с данным тотемом, поскольку часть племени либо возникла при непосредственном участии тотема (бывшие депутаты, министры, чиновники и пр.) либо, возникнув на стороне, стремится стать тотемом, объединиться с ним, взять у него часть той силы, которой он обладает (Навальный, рвущийся в президенты, свои кандидаты в Госдуму и пр.). Мало того, ритуалы магической охоты на тотем сегодня не предусматривают его реального низвержения или уничтожения, а ограничиваются лишь попытками насторожить и запугать.
Капище
На акциях Навального мы наблюдаем воскрешение магических ритуалов «охоты на тотем» или т.н. «промысловой магии». Жрец (Навальный) выходит на украшенную петроглифами (баннерами) сцену (капище) и начинается выступление (камлание), воспроизводящее сцены охоты. Оно обязательно проводится с максимальной степенью аффектации, с напряжением всех внешних и внутренних возможностей (не случайно, как отмечают исследователи, после камлания бурятский шаман, как и Навальный, обычно лежит в полном изнеможении). Выступление (камлание) включает в себя выкрикивание обрядового магического текста, построенного по традиционной схеме («снесем», «добьемся», «доколе», «хватит», «требуем» и т.д.), а также обязательные заклинания, повторяемые несколько раз и призванные устрашить тотем, магически подчинить его, заставить выполнить просимое. («Мы здесь власть!» «Да или нет!» «Да или нет???!» «Я перегрызу глотки этим скотам!») Иногда производится уничтожение или оскорбление имён и портретов Путина, Медведева и чиновников, ибо, по верованиям участников камлания, портреты и имена наделены магической силой, несут в себе черты первообраза и порча или уничтожение их может нанести вред тем, кто на них изображен или ими обозначен. Подобные изображения сохраняются сегодня в магических практиках некоторых африканских народов и носят название «куклы Вуду», у других архаических народов сохраняются обычаи «избиения идола», если он обманул ожидания.
Камлание
Итогом камлания нередко становятся жертвоприношения, как важнейший элемент ритуала, призванный задобрить или устрашить объект промысловой магии. В древности это были продукты, зерно, молоко, скот, а во многих архаических культурах также и люди – пленные, дети, близкие. Оппозиционные камлания также нередко завершаются или сопровождаются жертвоприношениями. Сдаются (жертвуются) деньги, совершаются человеческие жертвоприношения – т.н. «узники Болотной», брат Навального, попавшие в КПЗ, автозаки и пр.
Жертвоприношения
Магическое мировоззрение убеждено, что высшую силу можно заставить подчиниться. Нужно лишь найти ключ, слово, действо - и все будет в руках совершителя ритуала. Поэтому большинство участников оппозиционных митингов и их лидеры искренне считали, что после этих митингов власть должна перейти к ним, а Путин или Медведев должны уйти, поскольку магический ритуал «свержения власти» был совершен правильно и в необходимых подробностях. Когда этого не происходит, возникает осознание того, что в ритуалах была допущена какая-то ошибка (ибо, если все правильно, действие, согласно магическому воззрению, совершается автоматически) и их начинают регулярно повторять в надежде добиться идеально точного соблюдения всех обрядов и произнесения всех заклинаний, чтобы магическое действие, в итоге, принесло результат. Если же учесть приведенное выше утверждение А.Меня, что «магизм был более всего заинтересован теми внешними выгодами, которые люди могут извлечь, подчиняя себе видимый и невидимый мир» и вспомнить пиар, деньги, гранты, заманчивые предложения, поступающие лидерам оппозиции (жречеству) после акций, то сходство становится буквальным.
Охотничья магия
В целом атмосфера навальных акций вполне соответствует описанию коллективных ритуалов первобытных людей. Современный исследователь пишет: «В восторженном опьянении, которое вызывали коллективные ритуалы, люди кружились в такт ударам первобытных барабанов; все обыденное переставало существовать, казалось, что душа летит далеко и освобождается от гнетущих пут. По существу, это была попытка механическим путем обрести духовную свободу и могущество…». Комментарии здесь излишни.
Пляска
Какие еще архаические черты, наблюдаемые в оппозиции, можно отметить? Д.С. Лихачев отмечал, что «это враждебное и настороженное отношение к окружающему миру, воспринимаемому как угроза, примитивно-охотничьи приемы деятельности, бродячая жизнь… общее потребление и т.п.» Все это мы также неоднократно наблюдали – агрессию по отношению к «не своим», бродячую жизнь, общее потребление финансов и алкоголя и пр. Примечателен отмеченный еще Спенсером («The Principles of Sociology») консерватизм первобытных людей, которые живут традицией, догмой обычая, требуя от всех не индивидуализации, а ассимиляции. «Склонность принимать чужую установку, несамостоятельность и неспособность субъекта к спонтанному психическому акту, инфантильные формы поведения — таковы те психические факты, которые подготовляют почву образованию сложной сети коллективных представлений». Те, кто видел митинги болотных и видел их в Интернете, думаю, не потребуют специальной расшифровки приведенного выше положения.

Таким образом, можно видеть, что оппозиция довольно интересный материал не только для политологов, но для палеоантропологов и этнографов. Можно написать целую работу. Интересно было бы посмотреть у Навального надбровный валик, померить челюстно-лицевой угол и прочее, чтобы понять – началась уже реэволюция или еще нет и как скоро он начнет зажигать огонь палками, изготавливать рубила, сверлить и шлифовать каменные топоры и заниматься охотой и собирательством?

ЛЕТОПИСЬ 1917 ГОДА (продолжение)






Продолжаем еженедельный обзор журнала "Искры" за 1917 год. Номер 21 от 4 июня ровно сто лет назад. Обложка - торжественная встреча Керенского в Москве на Брестском (ныне Белорусском) вокзале. Ах, как тогда верили Керенскому, как надеялись. Первый разворот - очарование социалистических знамён и опять похороны борцов. Следующий разворот - опять Керенский, но уже в Одессе. Следующий разворот - манифестация украинцев за свободу (очень скоро они будут манифестировать иначе) и смесь новостей. Опять начинается тема фронта. Последняя страница обложки - конец братанию. Эйфория свободы и дружбы пролетариев всех стран заканчивается.

КАЗНИ ЕГИПЕТСКИЕ

Невозможно не наслаждаться процессом избиения Усмановым Навального. Усманов это делает со вкусом, не торопясь, получая искреннее удовольствие от безотрадного, подержанного вида тимаковского Лешеньки и лукаво, с любопытством поглядывая на Белый дом и АП, где сидят навальные хозяева и откуда доносится плач и скрежет зубов.

Сначала пресс-служба Усманова прокомментировала очередной видеоролик Навального. «С интересом ознакомились с очередным творением г-на Навального. Невозможно не признать у него большой комедийный талант в жанре stand up comedy. Жаль, что он последнее время всё менее востребован, а его расследования напоминают сценарии юмористического шоу средней руки. Особенно благодарны Навальному представители юридической службы за возможность много и плодотворно работать над подготовкой новых исковых заявлений. Конечно, потребуется некоторое время, чтобы, перестав смеяться, разобрать опус Навального, отделить правду от лжи, псевдо-юридическую чушь от популистского пиара, но мы это обязательно сделаем. Просим автора не удалять своё творение так скоропалительно, как некоторые из предыдущих».

Затем начался суд, который стал таким позором, что если бы на месте Навального была лошадь, обладающая хотя бы в малой степени человеческим разумом и стыдом, она ушла бы из зала суда, пылая от позора. Навальный легко отрекся от своего «расследования», сказав, что «связь Шувалова и Усманова не мое расследование, а публикации западных СМИ», попросил Медведева придти в зал суда, хотя в изнасиловании Медведева он не обвинял, просил приобщить к материалам интервью покойного Березовского. Наконец, начался бред и мистика:

Навальный: Усманов прямым текстом заявлял, что уволил человека из Коммерсанта за публикацию.
Генрих Падва: Вот, вы сами пытались приобщить документ, тут ничего такого нет.
Навальный: Я читаю не только слова и буквы, а вижу смысл (!).


Когда Генрих Падва спросил Навального, утверждает ли он, что Усманов совершал преступление, ответ был следующий: «Я утверждаю, что это утверждал журналист, которого вы не дали нам вызвать. Но он не опровергал свою статью» Но «журналист» (то есть посол Мюррей, на котором, кстати, негде ставить клейма) ничего не утверждал. Он говорил про то, что «ходят слухи» и просил подробностей. Изнемогая, Навальный обвинил Усманова … в карнавализации процесса. Мол, он «устраивает целое шоу с видеообращением и конкурсом мемов для переключения внимания». То есть делает все то, что делал Навальный, но гораздо лучше. Но ему нельзя. Навальному можно. Наконец прозвучало требование к противоположной стороне от т.н. «юриста» Навального … подтвердить его обвинения, хотя по ГПК РФ (ч.1 ст.56) обвиняющая сторона обязана сама добывать и обосновывать доказательства, на которые она опирается в обвинении. Привет от сталинского прокурора А.Я.Вышинского, который считал доказательством признание обвиняемого.

Растоптанный и опозоренный, Навальный … заявляет отвод судье. Нужно время, чтобы сбегать в АП посоветоваться и попросить помощи.

Адвокаты Усманова попросили суд пригласить для Навального санитаров. Их помощь будет более полезна.

И Навальный ушел.

«- Па-апрашу вас! — сказал аукционист. Эффект был велик. В публике злобно смеялись. Остап все-таки не вставал. Таких ударов он не испытывал давно. — Па-апра-ашу вас! Аукционист пел голосом, не допускающим возражения. Смех в зале усилился. И они ушли. Мало кто уходил из аукционного зала с таким горьким чувством».

Да.

Хотелось бы. Чтобы в администрации сцена продолжилась. В роли Воробьянинова Навальный, Остап – хозяин-куратор Навального из АП.

«- Возмутительные порядки, — трусливо забормотал Ипполит Матвеевич, — форменное безобразие! В милицию на них нужно жаловаться.
Остап молчал.
— Нет, действительно, это ч-черт знает что такое! — продолжал горячиться Воробьянинов. — Дерут с трудящихся втридорога. Ей-Богу!.. За какие-то подержанные десять стульев двести тридцать рублей. С ума сойти...
— Да, — деревянно сказал Остап.
— Правда? — переспросил Воробьянинов. — С ума сойти можно!..
— Можно.
Остап подошел к Воробьянинову вплотную и, оглянувшись по сторонам, дал предводителю короткий, сильный и незаметный для постороннего глаза удар в бок.
— Вот тебе милиция! Вот тебе дороговизна стульев для трудящихся всех стран! Вот тебе ночные прогулки по девочкам! Вот тебе седина в бороду! Вот тебе бес в ребро!
Ипполит Матвеевич за все время экзекуции не издал ни звука.
Со стороны могло показаться, что почтительный сын разговаривает с отцом, только отец слишком оживленно трясет головой.
— Ну, теперь пошел вон!»

Хорошо бы именно так все и кончилось. Или они хотят ЭТО после ЭТОГО выставить на выборы?

ИНДИКАТОР

История с Серебренниковым (см. http://boris-yakemenko.livejournal.com/605926.html ) оказалась очень хорошей лакмусовой бумажкой для сделочных патриотов типа ресторанного вышибалы Прилепина и шизофреника Проханова. Все знают, что эти два персонажа очень православны и очень патриотичны. И ничего, что один был и остается в лимоновских фашистах и приятелях Навального, а второй брал деньги у Березовского и писал подобострастные поздравления Бушу с избранием. Оба поливали грязью Путина. Оба лютые враги либералов (к этому мы еще вернемся). Потом их удачно перекупила власть, для которой перекрашенный предатель просто подарок. В спину не ударит, со всеми перессорился, готов на все, безопасен и управляем на сто процентов. По указке лает на кого надо, а чуть что – ему есть что предъявить. Поднял старые номера газет «Лимонка» и «День» и все.

И вот оба кинулись на защиту Серебренникова. Один даже сравнил его (а также группу «Война», которая стены пачкает матом) с Есениным и Маяковским. С этим можно согласиться лишь в одном случае -
пусть Серебренников будет последователен и застрелится или удавится. Казалось бы, где Серебренников и где эти проханово-прилепины. Не просто в разных окопах, а на разных полюсах, никакой пуле не долететь. И вдруг оказалось, что это опять одна компания.

Как же так получилось? Напомним. Проханов и Прилепин в 1990-е годы составляли корпорацию т.н. «патриотов» (фашисты, коммунисты, сектанты, шпана, гопники), которые монополизировали право «бороться за Россию». На этом основании они проклинали режим Ельцина, либералов, «боролись», писали, выступали, метали громы на их головы… Но при этом наблюдалась интереснейшая картина. При всей открытой ненависти к режиму они не только не несли никаких потерь, но не вылезали из либеральных СМИ и с либеральных телеканалов. То есть спокойно сосуществовали с противником и не просто сосуществовали, а существовали на его территории. Это как если бы в деревне военного времени с одной стороны улицы в крестьянских домах квартировали бы каратели Оскара Дирлевангера, а с другой – партизаны отряды Ковпака. С утра бы они расходились воевать, а вечером, вернувшись из боя, мирно бы ходили друг к другу в гости, закусывали, играли в карты. Как же проханово-прилепиным это удавалось? Почему то здесь, то там – на мероприятиях, в кабачках, на передачах - их можно было видеть вместе с «врагами», причем не держащих друг друга за горло, а спокойно выпивающих, закусывающих, болтающих, добродушно смеющихся? Все очень просто объясняется.

Во-первых, олигархи их всех вместе и создали. Проханов с Березовским подписывали письма против Путина, Березовский кормил и Проханова и многих других собственных врагов. Прилепин на деньги других олигархов и чиновников от власти был непримиримым борцом с олигархами и чиновниками, а потом, когда фашизм и большевизм стали неприбыльны, продался с потрохами одному крупному кремлевскому чиновнику, которого показушно ненавидел (этому же чиновнику продался и Проханов). И был назначен «писателем» (книги которого, как водится, никто не покупает, но какая разница - деньги все равно дают), а также патриотом Новороссии. Именно благодаря вышибале Прилепину, а также Проханову весьма трагическая тема Новороссии была профессионально опошлена, испакощена и надоела. Возможно, это и была главная задача, тогда она успешно решена.

Во-вторых, весь этот паноптикум был не только не был враждебен либералам, а наоборот. Он был им нужен, как воздух. Нужен именно для того, чтобы демонстрировать весь ужас, безысходность и маргинальность российского патриотизма. «Не хотите реформ, - спрашивали либералы у сомневающихся, - не хотите поддержать Гайдара, Чубайса, Ельцина? Не хотите в Европу? Милости просим полюбоваться на «патриотическую корпорацию». Правда, хорошо? Ну что, хотите туда? В ту, «другую» их лимоновскую Россию? Пожалуйста». А поскольку пятого угла не было, обалдевшему простолюдину, хоть и понимающему, что «оба хуже», но выхода не имеющему, приходилось выбирать между Прохановым и Чубайсом и в отчаянии в худшем случае прибиваться к либералам, ибо в то время пойти к «патриотам» было открытым диагнозом. А в лучшем успешно выращивать в себе наплевательское отношение ко всем скопом, и эта школа до сих пор хорошо видна по явке на выборы.

То есть их главная заслуга состояла в том, что именно они сознательно и последовательно дискредитировали и опошлили все те действительно патриотические понятия, образы, ценности, которые люди могли бы противопоставить либеральной клике. Именно они лишили тысячи людей оружия в борьбе с либералами и поэтому эти люди неизбежно проиграли. Именно они ежедневно доказывали известную максиму, что «патриотизм последнее прибежище подлеца», а также проходимца и жулика, именно они поставили через запятую понятия «патриотизм», «антисемитизм», «фашизм», «сталинизм», «мракобесие», «погром», «косность», «тупость» и отголоски этого ряда мы слышим до сих пор. Поэтому неудивительно, что газета «Завтра» продавалась абсолютно свободно, фашисты типа Лимонова-Савенки постоянно торчали на телеканалах, акции шли с размахом. По точному наблюдению И.Смирнова: «И у Белого дома в октябре 1993 г., и во многих других местах, где поднимались «патриотические» знамена, приходилось наблюдать, как в видеозаписи, одну и ту же сцену. Подходят люди - не митинговые кликуши, а нормальные мужчины средних лет, недорого, но аккуратно одетые, трезвые, с умными лицами. Видят баркашовцев со свастиками. Плакаты про "Беню Эльцина, убирайся в Израиль". Слышат с трибуны что-то в том же роде. Поворачиваются и уходят. Кто-то еще сплюнет по пути».

Поэтому абсолютно закономерно то, что «державник», «коммунист» и «сталинист» Проханов получает вместе с самыми отъявленными «постмодернистами» из рук либералов и олигархов премию «Национальный бестселлер» (с ее помощью в то время наиболее активно разрушали именно русскую литературу и утверждали либеральные стандарты). Понятно, почему семь лет он в своем заборном листке печатает Белковского – одного из самых непристойных либеральных деятелей, открыто созданного Березовским. Почему его печатает одно из самых либеральных издательств «Ад маргинем», почему на презентациях у Проханова выступают адвокаты Ходорковского, почему Проханова отчаянно защищает и рекламирует либеральнейшая «Независимая газета» Березовского. Он то, Березовский, один из главных идеологов 1990-х и «разрушителей империи», прекрасно понимал, как мощно такие «патриоты» укрепляют ненавистный режим. Поэтому заслуживают наград и всяческого уважения.

Потом, когда атмосфера стала меняться, а, главное, стало худо с деньгами, они побежали брататься к вчерашним врагам, к ненавидимой власти, то есть опять же не к власти, а к деньгам, которая «врагов» стала скупать оптом – так дешевле (Шаргунов, Лимонов, эти двое и т.д.). То есть «патриоты» действовали точно в либеральной координате, озвученной некогда редактором либерального «Огонька» Лошаком: «Наше требование демократических перемен это всего лишь естественное расширение пространства комфорта, окружать которым мы себя привыкли». (http://www.colta.ru/docs/3395). И принадлежность к тем, кто купил (а тот самый чиновник, которому продались Прилепин-Проханов, лучший друг Серебренникова, кстати) оказалась важнее, чем горы лжи, которые они городят каждый день для горсточек своих маргинальных почитателей. Им позвонили и сказали «Давайте, защищайте, слышите??? И попробуйте пикнуть – снимем с довольствия и будете следующие».

Как с наркоманом Цориноновым – Энтео. Давно вы о нем слышали? То-то. А ведь раньше из экрана не вылезал, у Соловьева выступал. Кончилось финансирование – кончился и торчок. Нихт брюква – нихт арбайтен. А Прилепина с Прохановым копнуть – такое вылезет… «Цензура – не давать художнику деньги на эксперименты». (https://life.ru/t/звук/923267/sieriebriennikov_tsienzura_--_eto_nie_davat_khudozhniku_dieniegh_na_ekspierimienty) говорил Серебренников, но могли бы сказать и те двое. То есть весь «успех» их «творчества» это только количество денег на литературных редакторов (Прилепин сам вообще не пишет. Вернее, то что он пишет сам, лучше не видеть. «Россия должна напряжиться» - это его шедевр), на рекламу, на затыкание глоток недовольных и т.д. Стоит обрубить финансирование (как с Энтео или Гельманом) и через месяц о них не будут знать даже в соседнем подъезде. Поэтому они и вступились. И будут вступаться. Потому что либералы их вырастили и они им по гроб обязаны. А донбасская трескотня, рванье заранее надорванных рубах за Россию, духоподьемные текстики это просто лохотрон. Кто-нибудь да купится.

Хорошая история. Показательная. Даже если своего приятеля отобьют дружки из власти, уже все не зря.

ИГРА НАЧАЛАСЬ...

История со «схваткой» Усманова и Навального интересна чрезвычайно. Не только тем, что это даже не схватка, ибо Усманов просто начал трепать Навального, как собака полузадушенную крысу, обыграв по всем статьям и запустив несколько мемов. На что тут нужно обратить внимание, чтобы понять кто с кем «схватился» и чем это кончится.

Для начала отметим важную деталь. В наши дни, когда отменены или деформированы все критерии (закон, нравственность, дипломатия, профессионализм, харизма и т.д.) единственным понятным критерием остались деньги. В отличие от всех остальных критериев, этот виден сразу (есть - нет, если есть, то сколько и в каком виде – чеки, недвижимость, наличные, драгоценные металлы), он конкретен, ощутим и работает немедленно. В нем надежность и уверенность в завтрашнем дне. Поэтому сегодня все определяется этим критерием. Нельзя стать умным, талантливым, успешным за деньги, но предстать и тем и другим и третьим за деньги можно. Можно деньгами заткнуть рты, можно рты открыть. Можно купить медсправку, можно и судебное решение. Поэтому сегодня власть это деньги. И сила (возможности) власти прямо пропорциональны их количеству, а политика это всего лишь средство регулирования финансовых потоков.

Последнее положение проверяется несложно. Простой вопрос. У кого больше власти – у какого-нибудь Медведева или у обладателя пятнадцати миллиардов? Для того, чтобы Медведев мог подчинять и требовать (то есть быть властью) нужно выполнить множество условий. У него должна быть легитимность, харизма, безупречные технологии контроля и взыскания, он должен быть профессионалом высочайшего класса, умеющим управлять. Стимулом к выполнению тех или иных требований должно стать уважение к Медведеву, признание его вышестоящей силой, общественные и государственные интересы, осознаваемые как безусловная ценность и т.д.

Миллиардеру, чтобы подчинять, нужно только одно условие - деньги. Материальный интерес. Заплатил – получил. В этом, главным образом, и сокрыт секрет успеха наших управленцев и бизнесменов, например, Абрамовича как губернатора или Собянина, как мэра. Когда у тебя миллиарды, то Москва и Чукотка преображаются сами собой, без особых усилий. Вбухал – и зацвело. Не зацвело – вбухал еще. Много ума и маркетинга не надо. «С деньгами то можно дела делать, можно. Хорошо тому, Василий Данилыч, у кого денег-то много». Не сегодня сказано, а как свежо.

Именно поэтому Трамп стал президентом – у него «денег-то много». Именно поэтому у нас люди типа Дворковича и Шувалова, вообще люди во власти постоянно «собирают в житницы» десятки и сотни миллионов долларов, постоянно закрепляя, утверждая должность, власть деньгами. Поэтому не стоит удивляться, зачем человеку, уже имеющему 10 миллиардов, еще десять – ведь их не потратить. А их и не собираются тратить, это видимый, ощутимый, материальный эквивалент власти. Власть это деньги, много власти это много денег, даже если они просто лежат. Из кабинета выгнать можно, из денег не выгонишь. Поэтому сегодня низвержение и развенчание очередного губернатора, мэра, начальника всегда сопровождается масштабными конфискациями. Это не присвоенное народное возвращают, не справедливость восстанавливают (на это всем давно наплевать). Это власти лишают.

А теперь вернемся к Усманову. После того, что описано выше, становится очевидным, что Усманов это и есть власть. Власть мощная. На нее, на власть, впервые напустили Навального, тот плюнул и отскочил. А власть решила себя защитить. От кого? Пусть от ничтожества, управляемого по свистку, но и им не положено лезть, куда не просят. Копеечные телеграм-аналитики упражняются в конспирологии и выдумывают «инсайды» на тему, кто сказал Усманову записать видео о Навальном. Им полезно было бы знать, что Усманов не будет делать то, что он делать не хочет. Нельзя ему сказать. Заставить его нельзя. Вернее, есть только один человек, который может заставить, но вряд ли он сделает это. И в фамилии этого человека нет ни одной буквы из тех, что есть в фамилии Медведев. Это первое.

Второе. Усманов это не мелкотравчатое современное ворье типа Захарченко или Серебрянникова, кравшее деньги, которые ему выдавали приятели. Эти люди никогда и ничего не зарабатывали и ничего не делали, то есть воровство и траты, траты и воровство это их альфа и омега, начало и конец, вся суть и все содержание их существа. Усманов это иное. Он бизнесмен еще советской закалки, прошедший весь путь снизу доверху сам, без поводка из Горкома или АП и хорошо знающий, что деньги достаются не получением раз в месяц пакетика в одном из кабинетов Белого дома или Старой площади. И не получением на карту или Яндекс-кошелек «добровольных пожертвований неравнодушных граждан», а путем сложной и серьезной работы, знанием рынка, коньюнктуры, маркетинга и т.д. И даже если Усманов что-то и украл, понятно, что он создал и чем он управляет. Все равно у весов две чашки. Навальный на его месте только украл бы и ничего не создал, как это уже сотни раз бывало. То есть Усманов знает, как все это работает. И доказать это бездарю, который никогда не работал, а заодно и всем остальным, ему не составит труда. Проучить шпану, которая пристала в подворотне к дзюдоисту.

Третье. Усманов стал Усмановым в том числе и потому, что не привык проигрывать. Вернее, этап, когда он проигрывал, давно пройден. И если Усманов, восточный человек, решил уничтожить тимаковского «Лешеньку» в суде, то он это сделает. Это теперь вопрос чести, ибо «Лешенька» очень долго лаял на слона и, наконец, надоел. Усманов бы никогда не ввязался, зная, что есть хоть один шанс проиграть. Вы можете себе представить Усманова, проигравшего Навальному? Я тоже не могу и никто не может. Он не проиграет хотя бы потому, что для него это будет конец. Моральный, репутационный и прочий. За ним придет и материальный кризис: кто станет иметь дело с человеком, проигравшим, простите, Навальному? Проигрыш Березовского Абрамовичу стал началом конца бывшего кремлевского демиурга. И дело не только в деньгах. Тут моральное состояние важнее. Но там хоть был Абрамович, а здесь кто? Ручное ничтожество? Повидла дешевая?

То есть на этот раз Навальный прыгнул без парашюта. Вернее, «его прыгнули». Вытолкнули. Представляю, что он сейчас думает о своих хозяевах. «И поскрежеташа ни нь зубы своими». Поэтому тревожно затих, не может понять, что делать. Усманов это не Медведев, не депутаты, которые вынуждены скрывать свои истинные доходы, изображая бескорыстных слуг народа. Усманову скрывать свои деньги нет нужды, тут навальная трескотня не работает, надо быть идиотом, чтобы обвинять миллиардера в том, что он богат. И прощать Усманов не будет. Ни Навальному, ни его хозяевам, которых он прекрасно видит и последнее самое главное. Навальный все это понимает. Поэтому, страшно струсив после первого видео (ведь хозяева откажутся от него в одну минуту – что им, другого не найти?) Навальный вызвал Усманова на «дебаты». В переводе это значит: «Не сердитесь ради Бога, Алишер Бурханович. Вам уж ничего и сказать нельзя. Давайте сядем рядком, да поговорим ладком, а? Вы ведь…эээээ…. сами все понимаете… хе-хе…».

Усманов не повелся и тут же мстительно записал второе видео, видя, как Навального корчит, словно бересту на огне. Теперь уничтожить это ничтожество (простите за невольный каламбур) вопрос также принципа и предвкушение чисто эстетического наслаждения. Если бы Усманов Навального отнемцовил, все бы это поняли, закричали про девяностые, понаставили бы свечек и портретов, открыли бы «навальный мост», провели бы шествие «Не уходи, побудь со мною». Всем бы досталось немножко, даже сопливый сорокалетний юнец Яшин какой-никакой пиаришко бы из этого сделал. А Усманов спокойно записал два видео, сыграв на поле Навального, и стал мгновенно популярнее последнего, которому только и остается успокаивать себя и свою секту тем, что «Усманов встал на одну доску», «унизился», «испугался» и т.д. А ведь игра только начата, поэтому пусть Навальный утешается тем, что человек, выпавший с пятидесятого этажа, на уровне сорок пятого выглядит еще вполне прилично.

Развязку мы скоро увидим.

ГЛАВНЫЙ ВОПРОС

Капковского (и не только) ставленника Серебрянникова, вора и педофила, взяли за жабры. За вора тут же вступились (хозяева позвонили). Воровать ведь нельзя только тем, на кого указал Навальный - своим можно. Разгорелся сыр-бор, который пытаются обернуть очередным политическим делом, хотя не всякое воровство и сценическая педофилия есть политика.

Все это очевидно. Дело в другом.

Представим себе ситуацию. Некая область захвачена врагом. Фашистами. Устроена комендатура, обер-лейтенант Мюллер назначен комендантом (бургомистром). Он, в свою очередь, назначает из местного отребья полицаев и старост, которые вешают, жгут, насилуют и грабят. Люди в селах и деревнях стонут под оккупантами, но ненавидят старост и полицаев, а коменданта словно не замечают. Возникает партизанское движение, партизаны приходят и убивают старост и полицаев, а бургомистра не трогают. «Смерть предателям» кричат и те и другие, но ни слова не говорят о фашистах, о Мюллерах. Наконец приходит советская армия … но казнит опять же старост и полицаев, не трогая начальство, которое из окошка спокойно наблюдает, как предателей вешают на площади. Вновь вернулась и установилась советская власть, а комендатура с фашистом Мюллером и администрацией все равно тут как тут, стоит на краю площади, только снят у входа флаг. А внутри кипит работа: Мюллер с партайгеноссен, посмеиваясь, усердно вербуют все новых и новых соратников, дают оружие, платят, а полицаи и старосты жгут, насилуют и грабят. А люди стонут, а партизаны приходят, а советская армия… И так годами.

Возможно такое?

Конечно, нет. Любому, кто когда-нибудь полол грядки, едва ли нужно объяснять, почему. Не вырвал корень – сныть и лебеда вырастут снова не менее пышно. Не прибил начальство – проведешь годы в борьбе с его подчиненными. Симптоматическое лечение болезни есть самый прямой путь к неизбежной гибели, это вам скажет любой санитар со «Скорой помощи».

А теперь посмотрим на Серебрянникова. Вот его трясут, разоблачают, пускают под откос. Сейчас удерёт следом за Капковым и Гельманом...А бургомистры и коменданты останутся на месте. Будут сидеть, ловчить, новых приятелей пристраивать в режиссёры, писатели, художники. Давать им миллионное финансирование. И о них, о начальниках и хозяевах, даже и разговора почему-то нет.

Почему? Ведь все лежит на поверхности. Сами старосты и полицаи ни на что не способны. Тогда кто их организует? Кто давал деньги Серебрянникову, Гельману, даёт премии Прилепину, даёт информацию Навальному? Кто организует рекламные раскрутки этой публики в СМИ, кто приказывает их приглашать в эфиры, говорить о них? Кто проталкивает их педофильские спектакли, печатает их книги, отправляет их по заграницам, распространяет их бредовые "расследования"? Кто в реальности кормит и хранит покой и доходы подонка Муратова, вырастившего Бабченко и целую плеяду уродов и предателей? В чем секрет живучести жуткого уже даже с виду Венедиктова, который перелизал уже всем?

Можно задать еще десятки вопросов, в подоплеке которых одна суть: кто эти бургомистры, коменданты и финансисты? Где они сидят? Именно эти вопросы и только эти вопросы следует постоянно задавать. С этих вопросов (и комендантов) надо начинать. В ответах на эти вопросы все - и причины происходящего и суть тех, кто истребляет настоящую литературу, искусство, журналистику. С их истребления начнётся выздоровление.

Иначе вся эта борьба выглядит, по меньше мере, несерьезно. Это в лучшем случае. А в худшем – очень забавляет и бургомистров и комендантов.

КОНЕЦ ПРИЯТЕЛЯ

У "режиссёра" Серебренникова обыски. Доматерился. Доворовался. Допедофилился. Думал, что если высокопоставленные дружки назначили его режиссером, то все можно.

Как все развивалось? Сначала были разворованы деньги его "Гоголь-центра". "Размер финансовых убытков «Гоголь-центра» составляет около 80 миллионов рублей… О финансовых трудностях «Гоголь-центра» заявила новый директор театра Анастасия Голуб. Она сообщила, что по итогам анализа финансовых показателей в театре были выявлены серьезные экономические проблемы. По ее словам, в течение долгого времени не происходили отчисления во внебюджетный фонд и налогов по физическим лицам». http://polit.ru/news/2015/04/06/gogol/

Что такое этот самый «Гоголь-центр» и его «режиссер»? Многократно приходилось говорить, что Серебренников не режиссер, а приятель высокопоставленных чиновников типа Капкова, причём дружащий с ними, мягко говоря, очень "тесно", теснее некуда), которые пристроили своего дружка на хорошее место в МХАТ и обеспечили ему прессу и местечко для заработка. Поэтому недопустимо обсуждать «постановки» Серебренникова в рамках театра и в целом культуры – это ни то и ни другое. Это развлечение малокультурного маргинала под прикрытием друзей из АП, мэрии и олигархата, которые обеспечивают своему приятелю финансы, площадки и хвалебную прессу. Для пущей убедительности были куплены, например, некогда авторитетные лица, как, например, лицо Табакова, который уже не первый год портит себе биографию и губит классический МХАТ, хотя на склоне лет принято заниматься обратным процессом.

Посмотрим. «В первый год существования «Гоголь-центр» финансировался на уровне крупнейших театров Москвы. По информации «Известий», сразу после открытия ему была выделена субсидия в размере 228 млн рублей, а около 40 млн в этот год театр заработал на продаже билетов. За первые 9 месяцев 2014 года субсидия составила 89 млн рублей. Для сравнения, годовой бюджет Театра имени Вахтангова составляет 270 млн рублей, включая президентский грант, театра «Современник» — около 250 млн, Театра сатиры и Театра Моссовета — около 160 млн рублей. — Так щедро, как «Гоголь-центр», не финансировался ни один московский театр. Многим коллективам и не снились такие средства, какие были в распоряжении театра Кирилла Серебренникова, — говорит директор Театра имени Вахтангова Кирилл Крок. — Обычно бывает наоборот — сначала появляются хорошие спектакли, а потом — деньги. Потому что для появления шедевра не нужно выделять миллион долларов. По мнению Кирилла Крока, команде «Гоголь-центра» был выдан «полный карт-бланш»». http://izvestia.ru/news/585093#ixzz3Xvd74ArT

Откуда все это? Можно было бы теряться в догадках, если не знать того, о чем сказано выше. Одни приятели уговорили других, тех, которые выделили. В приятелях Серебренникова Швыдкой, олигархи Прохоров и Авен, Капков, Табаков и Волчек, которые легитимизируют все это «театральное искусство» (об искусстве ниже). Поддержка также обеспечивается под прикрытием Познера и Парфенова всеми либеральными каналами и изданиями, но заказные восторги размещаются и в других СМИ. Окружение Серебренникова – содержанка Собчак, Парфенов, Синдеева, Винокуров – дальше догадайтесь сами, так как этот ряд неизменен уже давно. Помимо этого, Серебреников был поставлен на кормление некоторым высоким чиновникам из администрации. Все эти люди улаживают и проблемы с законом, так как извращений и педофилии в спектаклях на несколько уголовных дел.

Примерно та же картина была в свое время у Гельмана. Пока он пользовался благосклонностью высоких покровителей, то все процветало и в Москве и в Перми (при этом он выступал против той самой власти, которая его поддерживала – родимое пятно нашей оппозиции: кусать кормящую руку). Как только эта поддержка прекратилась, Гельман дал стрекача, так как мат на стенах на самом деле никогда и никому не был нужен и поддерживался только заказными статьями в СМИ.

У Серебренникова произошла та же самая история. Сами по себе «спектакли» могут заставить заплакать или расчувствоваться только обитателя дома скорби, а у нормального человека вызывают те же эмоции, какие вызывает человек, справляющий малую нужду в вагоне метро или в лифте. Поэтому были нужны скандалы, которые осуществляли возгонку «спектаклей», привлекали маргиналов к личности Серебренникова. Но, как всегда бывает, марионетка вскоре начала думать, что она может делать, что хочет. И Серебренников решил поддержать провокацию в храме Христа Спасителя – пытался показать фильм (тоже, очевидно кем-то заказанный и проплаченный) про Pussy Riot. Тут пришлось вмешаться властям, да так, что даже покровитель и приятель Серебренникова Капков сделать ничего не смог (а сейчас Капков вообще срочно бежал за рубеж), а спонсоры (добровольные и вынужденные), воспользовались моментом и бежали. «Почти все спонсоры отказались от дальнейшего сотрудничества с театром, вследствие чего в 2014 году театр потерял около 70 млн рублей. - Бюджет на 2014 год верстался с расчетом на спонсорскую помощь, однако в 2014 году она практически полностью закончилась, — говорит Алексей Малобродский (директор театра). http://izvestia.ru/news/585093#ixzz3Xvd74ArT

А теперь, собственно, о том самом «искусстве». Только названия постановок Серебренникова, в принципе, уже диагноз и говорят о том, что на него давно было пора обратить внимание квалифицированным врачам: Раздетые (1998), Пластилин (2001), Ростов-Папа (сериал, 2001), Дневник убийцы (сериал, 2002), Постельные сцены (ТВ, 2003), Откровенные полароидные снимки (ТВ, 2005), Голая пионерка (2005), Изображая жертву (2006), Человек-подушка (2007), Отморозки (2011), В ходе предпоследнего «спектакля» детей подстрекают к самоубийству и насилуют, герой «спектакля» «Пластилин» - мальчик 14 лет, изнасилованный матерью и двумя мужчинами. В «Полароидных снимках» можно видеть некрофилию и педерастию одновременно, поскольку на сцене совокупляются два представителя мужского пола, живой и мертвый. В «Голой пионерке» фигурирует девочка, попавшая на фронт, изнасилованная советскими солдатами и ставшая фронтовой проституткой. В спектакле «Клеопатра и Антоний» декорации изображают сцены совокуплений, а в конце спектакля действие переносится в бесланскую школу. «Создаётся впечатление, что сейчас под видом современного искусства в Москве проталкиваются интересы людей с педофильскими наклонностями, имеющих отношение к богеме. К сожалению, об этом мало кто знает или просто не придает значения. Это (педофилию) называют теперь просто подростковой сексуальностью и сделали дискуссионной темой… и всё это на государственные деньги. Театров, где это можно увидеть, по данным рабочей группы при Мосгордуме «Защитим культурное пространство», в одной только Москве уже около 20». http://flb.ru/info/59136.html

В конце концов произошло то, что произошло. Сначала прекратили финансировать педофилию. А теперь обыски. Сейчас Серебренников уже в АП - плачется по кабинетам и быстро сдаёт подельников. Уже его друзья звонят в органы, давят, намекают. Сейчас кто кого. А это значит, что Серебренников скоро либо начнет открывать кабак, либо рванет вслед за Гельманом, судьбу которого он сейчас повторяет в точности. Кончается эпоха, когда на культуру гадили на деньги государства.

Главное - не спугнуть.

ОЧЕРЕДЬ И СВЯТЫНЯ

Полуторакилометровая очередь к мощам Святителя Николая Чудотворца, безусловно, требует самого внимательного рассмотрения. Если внимательно почитать, что пишут в СМИ о привозимых святынях и стоящих к ним людях, то нельзя не заметить, что главное внимание как сторонников, так и противников святынь привлекает именно очередь. Для первых она убедительное доказательство сохранившейся в сотнях тысяч людей веры в Христа и стремления быть к ближе к Нему и Его Матери. Вторых она вгоняет в отчаяние и заставляет гопников (как бы они ни назывались – журналистами или менеджерами) клясть «совкобыдло», которое никаким плачем о «попираемой свободе слова» не прошибешь. Это с одной стороны. А с другой понуждает тех, кто образованнее, публиковать подробные статьи с доказательствами «сомнительности», «сфабрикованности» тех или иных святынь. И нет никакого сомнения в том, что вторая категория (в совокупности) вообще не обратила бы внимания на святыни, если бы не эта очередь. «Критики» не верят в подлинность святынь, но не верить в очередь и не понимать, что на их глазах происходит то, что не вмещается в их картину мира, они не могут.

Самое интересное, что все их стрелы падают, не долетая до цели. На оскорбления очередь не реагирует, аргументы типа «в соседнем храме примерно то же самое» не слышит, а проблема подлинности святынь ее не интересует в принципе, поскольку все стоящие знают о том, что Господь дарует каждому по вере его. Много раз уже ставились под сомнения не только святыни, но и Сам Господь, но каждый раз все равно оказывалось, что Христос Воскрес, а непримиримый борец с ним умер под забором от пьянства.

Многие из тех, кто попытался всерьез рассмотреть феномен этой очереди, не удержались от соблазна сравнения с советскими очередями (на поверхности ведь лежит), откуда рукой подать до прямых обобщений и упрощений. Вот, де, и тогда стояли и сейчас. Тогда за пищей для тела, сейчас за пищей духовной, но, главное, что стояли за пищей. Это, мол, рудименты застойных времен, тоталитаризма и прочего тяжкого наследия режима, деформации личности, возврат в привычную среду, когда главное – стихия, а не результат.

Отсюда не только странный характер описаний очереди, но и попытки раздразнить участников чисто советским способом: «а вот, смотрите, вип-вход. Вон в него лезут по блату жирные коты. Непорядок. Несправедливо. Ату их». А очередь не дразнится. Потому что, во-первых, успеют все, а, во-вторых, это же вопрос совести лично каждого кота. Он пролез – ему же хуже, а не нам. Помолимся о нем. Ни зависти, ни злорадства. Это не советская очередь. Поэтому катафатический метод здесь не годится, напротив, метод отталкивания от определенного опыта, апофатика, может помочь кое-что понять.

Начать следует с того, что советская очередь была явлением вынужденным и сугубо экономическим. Людей заставляли стоять, и эта принужденность вкупе с безысходностью определяла взаимоотношения людей в очереди. «Очередь – принудительное соединение людей друг против друга раздраженных и в то же время сосредоточенных на общем едином круге интересов и целей, - писала Л.Гинзбург. - Отсюда эта смесь соперничества, вражды и чувство коллектива, ежеминутной готовности сомкнуть ряды против общего врага – правонарушителя. Разговоры развязаны здесь вынужденной праздностью и одновременно связаны определенностью содержания, прикреплены к делу, которым занимается очередь». Исключения бывали, когда возникали очереди за прекрасным, например, к Джоконде (колбаса, конечно, прекрасна, но не до такой степени, как Мона Лиза).

Помимо последней были еще очереди к сокровищам Дрезденской галереи, сокровищам Тутанхамона, на выставку музея Прадо. Именно эти исключения дают возможность понять природу происходящего сейчас. И тогда и в наши дни люди шли сами. И тогда и сейчас понимали, что только в эти часы есть только один шанс прикоснуться к святыне (искусства или Христианства, в данном случае не принципиально).

Кроме того, Раневская была не так уж неправа, когда возразила некоему посетителю, пожаловавшемуся, что Джоконда не произвела на него никакого впечатления: «Эта дама на стольких произвела впечатление, что уже само может выбирать, на кого производить впечатление, а на кого нет». Люди ждали и ждут встречи, общения, катарсиса, который может произойти только когда двое – зритель и автор, Бог и человек, вступают в диалог. Бог может откликнуться, а может и нет, Джоконда может произвести впечатление, а может оставить равнодушным. Но ты сам меняешься в любом случае. Потому что видел. Потому что чувствовал.

Почему еще очередь к святыням можно назвать совершенно особым, религиозным, культурным явлением? Именно потому, что в ней отсутствуют все составляющие обычной очереди, описанной выше Л.Гинзбург. Нет нетерпеливого ожидания, раздражения, соперничества. Нет ощущения потерянного, даром потраченного времени, нет праздности, потому что разговоры в очереди преимущественно о вещах духовных, а часто вообще происходит чтение Псалтири, молитв и пение акафистов. Нет осуждения тех, кто «прелазит инуде». Если в советской очереди коллективное единство не являлось единством единомышленников, то здесь ровно наоборот. Есть взаимопомощь и взаимопонимание.

Есть осознание, что эта очередь нужна, как непременное усилие для достижения святыни (именно так нужен Великий Пост перед Пасхой), что без этого испытания, «благого бремени» и «легкого ига» встреча не будет столь радостной. В этой очереди проверяется умение ждать и сила терпения. Она в какой-то степени эсхатологична, поскольку становится презентацией православной системы ценностей, воспроизводя систему взаимоотношений между Богом и человеком. Нужно долго терпеть и смиряться, чтобы будущее было спасительным. То есть необходимо повторить - эта очередь есть особое явление религиозного порядка, образ Церкви Торжествующей на земле. Не случайно каждый раз есть люди, которые стоят в этой очереди несколько раз.

Безусловно, нельзя забывать и соотношения величия святыни и трудностей, необходимых для ее достижений, соотношения, которым изменяется такого рода паломничество. Чем выше гора – тем сложнее подняться. Чем значимее святыня – тем больше очередь. Православному человеку невозможно представить, что можно на бегу, заскочив на минутку, не выключая телефона, быстро припасть к мощам Святителя Николая, Поясу Матери Божией или Кресту Апостола Андрея и бежать дальше (у католиков причаститься на ходу нормальное явление).

Прежде чем встретиться с Богом, который приходит к тебе в святынях, ты должен сделать для Него хоть что-то. Хоть как-то потрудиться. Это понимают даже люди не очень воцерковленные, но носящие благоговение к святыне в сердце. Мне много раз приходилось слышать: «на службу почти не хожу, молюсь мало, редко, плохо, но вот сейчас брошу все и отдам Богу день, постою, приложусь, попрошу прощения – может, помилует». Но как бы там ни было, в последние годы мы увидели совершенно новое явление православного порядка, одну из форм презентации Церкви, как сообщества людей, живущих во Христе, в этом мире. Понять это явление – это значит, понять тех, кто живет рядом с нами, понять нас самих.