?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

СИМУЛЯКРЫ
boris_yakemenko
О том, что сегодня время симулякров, сказано и написано давно тем же Бодрийяром. Сознательная мошенническая подмена понятий и образов сегодня стала обычным делом, в результате чего миру были явлены «режиссер» Серебренников, «актер» Панин, «писатель» Прилепин, «художник» Кулик, «ученый» Чубарьян, «публицист» Проханов, «политик» и «оппозиционер» Навальный и так далее. Здесь интересна технология создания симулякров.

Много лет назад в СМИ проскочил замечательный текст о том, как в наше время создают «писателей».

"Появилась в редакции замечательная рукопись. Давно я не получал такого удовольствия от чтения... Автор - молодой парень, преподавал в нашем педуниверситете ... Печатать - нельзя, потому как вся повесть от начала до конца написана матом ... Даже завидно стало: черт побери, почему я не придумал раньше таких красивых фраз?! "Морда у Клавки задумчивый. Не от хорошего жизня, видимо".
Полгода думал, - и печатать нельзя, и не печатать нельзя. Потом какой-нибудь журнал в Москве возьмет, напечатает, и Шкарин будет всю жизнь ходить и говорить: "Вот, а в "Урале"-то рукопись провалялась, зажал Коляда талантливое, не пустил". И ходи потом, объясняй, что не мог я это в журнале опубликовать: ведь пока большая часть наших подписчиков - пенсионеры, а они люди нервные, могут мне потом журнал в лицо бросить и требовать назад деньги за подписку... Подошел сентябрь. Я решил, что в молодежном номере это проканает. Но чтобы ни один "пенс" не прочитал, я придумал повесть печатать махоньким-махоньким шрифтом, чтоб только с помощью лупы можно было разглядеть... Нетерпеливый читатель перелистает страницы, ну, а кому надо, тот прочтет... Мало того. Костю Богомолова, зав. отделом критики, попросил сделать вводку от редакции: "...повесть номинирована на премию "Форин-Райтер Клаб", а отделение славистики Оксфордского университета ставит ее в курс современной русской литературы..." Конечно, все это про "Форин-Райтер Клаб" и про Оксфорд было вранье, но мне надо было хоть какую-то подпорку. Ведь журнал издается на деньги из областного бюджета (читай - налогоплательщика), и я мог себе представить последствия, если б повесть вышла бы без этаких устрашающих и гипнотически действующих слов... Почему я сегодня рассказываю об этом? Потому что поезд ушел: Шкарина все хвалят, номинируют на всякие премии, журнал вручил ему премию за лучшую прозу... Теперь Шкарина изучают в Оксфорде..." (Н.Коляда Как делается толстый журнал).

Итак, качество литературы определяется количеством мата. Затем презрение к аудитории, вранье, премии – и симулякр готов. Важно понимать, что профессионализм здесь не только не нужен, он мешает, так как затрудняет процесс выстреливания продукции и заставляет критически относиться к себе. Дальше создается круг одних и тех же лиц (жен, свояков, племянников, приятелей), которые создают пиар и присасываются к процессу. Их задача кормиться, распределять блага и не пускать чужаков, которые успешнее и талантливее. Но в целом этот текст очень важен, как формула – в него можно подставить другие имена, чтобы получить такой же результат в иных сферах.
Эти процессы идут абсолютно одинаково и в равной степени во всех сферах. И во всех сферах существуют кураторы из Белого дома или АП, которые следят за тем, чтобы избранных не обижали, продвигают их, награждают.

Однако есть одна трудность – народ. Дело в том, что процессы, описанные выше, абсолютно замкнуты, то есть присутствие зрителя, читателя, слушателя, избирателя там совсем не обязательно, так же как и необязательно наличие качественного продукта. То, что куратор считает хорошим, это и есть хорошо. Поэтому Навальный при наличии преступлений не садится в тюрьму, при отсутствии поддержки и сторонников получает все больше возможностей. Прилепин при отсутствии читателей и при полной бездарности текстов (во многом не своих) получает новые премии и звания, Чубарьян при отсутствии научных работ –новые награды и должности и т.д. Разумеется, народ пытаются втягивать в эти процессы, чтобы легитимизировать симулякры, но дело это трудное и неблагодарное. Читать ахинею народ не хочет, против насилия над ним новогоднего Киркорова с бабушкой русской эстрады восстает, Навального считает дураком и подонком и в защиту его не выходит.

Преодолеть это можно только одним способом – крепко вложившись, держать пузырь надутым как можно дольше, ведя одновременно возгонку подзащитного в печати и на экране, бесконечно повторяя, что он безумно популярен, что народ его любит. Пока многие не привыкнут к тому, что это и правда что-то значит и в условиях полной блокады всего прочего, адекватного, не согласятся с тем, что «в этом Прилепине, Киркорове, Навальном, что-то есть» (примерно так говорят о человеке, страдающем глистами). Именно так нам всовывали и всовывают годами Прилепина, Баскова, эстрадные помои и вот, наконец, Навального. Всем уже ясно, что он дебил, а его последователи – гопота и шпана, богатая родительскими деньгами и возможностями. Всем ясно, что в нем нет никакой интриги и глубины, не случайно он очень быстро скатился до провокатора, ибо мешать людям жить, приставать к ним, это самый лучший способ обратить на себя внимание. Можно, конечно, и по рылу получить, но это тоже хорошо, как знак внимания – битые рыла хорошо продаются, спросите у Кашина, он расскажет, как продержаться на нем несколько лет. Всем ясно, но какая разница – несколько лет он будет орать из каждого утюга, сопровождаемый восторгами и кличками «политик», «кандидат в президенты» и т.д. и, наконец, какая то часть привыкнет и даже поверит, а остальные плюнут и уйдут еще дальше от экранов.

Почему симулякры не могут существовать самостоятельно. Прежде всего потому, что подделка не может быть лучше оригинала. Кроме того, симулякры, при всем их кажущемся разнообразии, принадлежат к одному социальному слою. Это тусовщики, которые любят себя и презирают остальных, то есть свой электорат, слушателей и читателей. Посмотрите, как Быков-Зильбертруд через губу общается с аудиторией – лучшей иллюстрации не нужно. Но особенно важно то, что они всегда, при любых обстоятельствах поддержат власть. Все до единого. То, что Навальный что-то там кричит про путина не должно смущать – все согласовано и главное свое дело он уже сделал – торпедировал любую оппозицию, которая была хоть на что-то способна. Наиболее идейные типа Удальцова посажены, остальные слиты и сданы.

Под конец зададимся вопросом – на что надеются люди во власти, делая ставку на тех, кто сознательно растлевает и втаптывает в грязь страну и тысячи людей? Ну, развлекли и обогатили приятелей, это понятно. Но делать-то хоть что-то будут? Ведь страна, в которой Прилепин «писатель года», а Навальный «преемник Путина» обречена. И если они надеются как-то выскочить, то напрасно. Раковая опухоль может долго жрать организм, но хоронят ее вместе с ним.

У КРАЯ ПРОПАСТИ
boris_yakemenko

Ресторанный вышибала, графоман и перевертыш Прилепин серьезно влип.

Напомним предысторию. Отчаянный борец с режимом (когда это было в тренде) в рядах фашистско-педофильской партии Лимонова-Савенки стал яростным поклонником этого режима (когда это стало в тренде). За предательство соратников, всех, посаженных в тюрьмы, но не предательство фюрера Лимонова, так как фюрер предал и переметнулся вместе с ним, был вознагражден. Некоторые чиновники из Белого дома и АП, не чуждые литературного баловства, чиновники с деньгами и связями, решили сделать из тупого нацбола «писателя».

Лет пятнадцать назад они назначали своих приятелей и собутыльников олигархами и редакторами газет, теперь вот назначили Прилепина «писателем». Писать он никогда не умел и уже не научится (говорит «Россия должна напряжиться»), поэтому писательский процесс был организован с помощью нескольких опытных, но не засвеченных людей. К пиару вышибалы были подключены самые разные СМИ – от «Эха Москвы» до антироссийской «Новой газеты», самые разные маргиналы – от Быкова-Зильбертруда до убогого бездаря Шаргунова (последнего тоже за предательство прежних идеалов недавно наградили - назначили в Госдуму). В рекламу книг вышибалы его хозяевами были вложены миллионы рублей, любая его критика на страницы СМИ не допускалась.

Поскольку книги Прилепину не приносили никакого дохода (об этом свидетельствует статистика продаж в книжным магазинах), ему стали регулярно давать деньги в виде «премий», пока не дали все премии, которые были. По второму кругу это делать было неудобно, а заводить отдельные только для Прилепина затратно, поэтому вышибале стали давать корм иначе - начали устраивать ему различные передачи и программы, являя его необычайно разносторонним. И журналист и писатель и певец и композитор и все это легко, с огоньком, так как нет таланта и способностей, а глупость и пафос нынче хорошо продаются. Зарядили «творческие встречи» лимоновской шпаны по городам и весям, шпана зачастила за бугор, где с усердием внезапно разбогатевшей деревенщины жадно ела по ресторанам и непременно хвалилась этим везде, где только можно.

И вот случился крах – вышибалу заставили отрабатывать внимание начальства и вложенные деньги. А именно, сделали каким-то там заместителем командира ДНР. До этого вышибала там часто бывал, на всякий случай особо долго не задерживаясь и к сражениям не приближаясь, так как, по мысли писателя С.Боброва, «был диалектиком и хорошо понимал разницу между трупом и нетрупом». Бывал там потому, что эту тему его тоже заставили обслуживать и он ее благополучно испакостил и опошлил вместе с шизофреником Прохановым. Но вот случилась указанная выше беда в виде командирства. Тут возникла большая проблема. Дело в том, что жрать по западным кабакам, проводить бесконечные самопрезентации, передачки и т.д. и одновременно воевать совсем в другом месте чрезвычайно сложно. Как сказал бы старик Хоттабыч «этого не мог даже Сулейман ибн Дауд, мир с ними обоими». Это заметил даже приятель вышибалы Быков-Зильбертруд и прочие друзья, о чем они немедленно и сказали. Прилепин так же немедленно, как голубь, в отчаянии нагадил им всем на головы, чем вызвал ответную реакцию, оставив у себя в друзьях только Юзефович и Невзорова – прекрасная и вполне подходящая пара.

Они, бывшие друзья и рекламщики, могли бы понять: Прилепин работает на хозяев и рад бы отказаться, да нельзя. Если он так сделает, то ровно через месяц никто не будет знать «великого писателя». Дальше понятно. Нераспроданные книги выкинут из магазинов, вскроют почту, из которой все узнают о страсти фигуранта к наркоте, водке, махинациям, промышляющим своей красотой дамам и сомнительным личностям типа смывшихся из России олигархов, расскажут всем, откуда у вышибалы деньги, поднимут антипутинские тексты из «Лимонки» и пиши пропало. А если согласится, то нельзя же, будучи командиром, не воевать. А начав воевать, рискуешь проглотить ракету и прекратить, таким образом, презентации. Куда ни кинь – везде клин.

Вышибала в итоге запутался, заметался, поняв, чем оборачивается барская любовь, та самая, бежать от которой советовал еще Грибоедов. Под хохот внимательной публики он то удалял, то восстанавливал свой график поездок и презентаций, отплевывался, раздражался, комментировал. Веселье нарастало паралелльно с позором. Тут еще одна проблема. Он (за него) написал (написали) книгу «Взвод» - таким идиотским названием обозначили самых разных классических русских писателей, многие из которых были штатскими. В книге вышибала, как Шура Балаганов, «толково, хотя и монотонно» пересказал популярные книжки о русских писателях, что не чета ему. Чтобы книга вышла потолще, сделали пошире межстрочные интервалы и поля. В конце присовокупили «список основной литературы» (дескать, он может быть расширен), не понимая, что это уловка старая, хорошо известная, означающая, что это полный список, да и то половина книг вставлена от балды. Среди «основных книг» популярные издания, а сам текст сплошная Википедия. Как раз пришло время презентовать (хоть кто-то пусть из рук купит), красоваться, и тут случился опасный, чреватый скандал с командирством. Хоть плачь. Тем более, что, как на грех, стало известно, что Прилепин, находясь в Москве и других городах, «воюет» на Донбассе аж с осени. Поэтому и замелькал то туда, то сюда список презентаций, вышибала захамил всем подряд, задергался, начал, по обыкновению, врать. Оказывается, он чуть ли ни на свои деньги вооружает и снабжает армию Донбасса, отдает свои 20 тысяч зарплаты (получив только что от Медведева миллион), поэтому просто обязан остаться здесь и продолжать презентации и программы, так как они, де, кормят солдатушек. Чего только ни наплетешь, чтобы не утратить комфорта, усидеть на всех стульях сразу и сохранить лицо во все скучнеющих глазах начальства.

Сколько веревочке ни виться, а кончик будет. Для вышибалы все варианты развития событий скверные. Начальству эта история может поднадоесть, тем более, что он там не один на подсосе. Помнится, Сталин, по преданию, сказал Надежде Крупской, когда она стала артачиться и оппозиционерствовать: «Товарищ Крупская, если это не прекратится, партия подберет товарищу Ленину другую вдову». Хозяева Прилепина из Белого дома в пять минут подберут «другую вдову» на место оскандалившегося вышибалы, тем более, что для того, чтобы стать «великим писателем» сегодня нужно немного. Иметь в дружках Быкова-Зильбертруда, блат во вражеской «Новой газете» и начальника с деньгами из АП или Белого дома. Талант, мастерство, способности уже не обязательны.

Ну что же, туда ему и дорога.

ЛИТЕРАТУРА И ЖИЗНЬ
boris_yakemenko
Улюкаев не стал обжаловать арест своего имущества на 500 миллионов
https://www.gazeta.ru/social/news/2017/01/11/n_9546251.shtml

На эту тему за нас уже все сказали:

«При виде милиционера Александр Иванович тяжело ступил вперед.
- Гражданин Корейко? - спросил Остап, лучезарно улыбаясь.
- Я, - ответил Александр Иванович, также выказывая радость по поводу встречи с представителем власти.
- Александр Иванович? - осведомился Остап, улыбаясь еще лучезарнее.
- Точно так, - подтвердил Корейко, подогревая свою радость сколько возможно.
- А ведь я к вам с поручением, - сказал Остап, становясь серьезным.
- Пожалуйста, пожалуйста, - заметил Александр Иванович, также затуманиваясь.
- Хотим вас обрадовать.
- Любопытно будет узнать.
И, безмерно грустя, Бендер полез в карман. Корейко следил за его действиями с совсем уже похоронным лицом. На свет появилась железная коробка от папирос "Кавказ". Однако ожидаемого Остапом возгласа удивления не последовало. Подпольный миллионер смотрел на коробку с полнейшим равнодушием. Остап вынул деньги, тщательно пересчитал их и, пододвинув пачку к Александру Ивановичу, сказал:
- Ровно десять тысяч. Потрудитесь написать расписку в получении.
- Вы ошиблись, товарищ, - сказал Корейко очень тихо, - какие десять тысяч? Какая расписка?
- Как какая! Ведь вас вчера ограбили!
- Меня никто не грабил.
- Да как же не ограбили! - разволновался Остап. - Вчера у моря. И забрали десять тысяч. Грабители арестованы. Пишите расписку.
- Да, ей-богу же, меня никто не грабил, - сказал Корейко, по лицу которого промелькнул светлый зайчик. - Тут явная ошибка.
Еще не осмыслив глубины своего поражения, великий комбинатор допустил неприличную суетливость, о чем всегда вспоминал впоследствии со стыдом. Он настаивал, сердился, совал деньги в руки Александра Ивановича и вообще, как говорят китайцы, потерял лицо. Корейко пожимал плечами, предупредительно улыбался, но денег не брал.
- Значит, вас не ограбили?
- Никто меня не грабил.
- И десять тысяч у вас не брали?
- Конечно, не брали. Ну, как вы думаете, откуда у меня может быть столько денег?
- Верно, верно, - сказал Остап, поостыв. - Откуда у мелкого служащего такая уйма денег! Значит, у вас все в порядке?
- Все, - ответил миллионер с чарующей улыбкой.
- И желудок в порядке? - спросил Остап, улыбаясь еще обольстительнее.
- В полнейшем. Вы знаете, я очень здоровый человек.
- И тяжелые сны не мучат?
- Нет, не мучат…
… Остап уже принял решение. «Взять крепость неожиданной атакой не удалось, - думал он, - придется начать правильную осаду. Самое главное установлено. Деньги у подзащитного есть. И, судя по тому, что он не моргнув отказался от десяти тысяч, деньги огромные. Итак, ввиду недоговоренности сторон, заседание продолжается».

Шоу продолжается.

ОБ УПУЩЕННЫХ ВОЗМОЖНОСТЯХ…
boris_yakemenko
… или ОНИ были первыми.

Моральный кодекс члена организации

Сегодня о них запрещено говорить, хотя каждый десятый из тех, кому от 25 до 40, имел к ним отношение. То, что они делали, они делали лучше всех. Они придумали майки с Путиным, образовательные молодежные лагеря и формат «Бессмертного полка». Они первые требовали бойкота Турции, первые поддержали Каддафи, первыми назвали оппозицию «врагами России», первые блокировали посольство Эстонии, первые назвали современных писателей дрянью и дерьмом, первые доказали, что наши СМИ продажны, первые начали выводить на улицы десятки тысяч людей, первые начали бессрочные пикеты и политические шоу, первые начали вешать политические баннеры на домах. Но главное, они первыми начали нарушать либеральные правила и они, собственно, и создали современную молодежную и не только молодежную политику.

Они.

«Идущие вместе» и «Наши».

«Идущие вместе», как известно, предшествовали «Нашим». Движение было создано в 2000 году и сразу заявило о себе, как о силе, поддерживающей только что избранного президента Путина. В своем «Моральном кодексе» уже тогда, 15 лет назад, они говорили о том, о чем сегодня говорят везде. «Нравственность, патриотизм, профессионализм – три главных и необходимых качества молодого человека, без появления которых в современном обществе не может быть ни малейшей надежды на сохранение России как уникального сообщества людей объединённых территориальными историческими и культурными корнями». Их главными принципами были «Уважать родителей старших, Не убивать и не истязать животных, Не допускать пьянства, ругани, наркотиков, Не допускать националистической и шовинистической идеологии, Быть профессионалом, Быть патриотом и гражданином, требовать определённости во всём». «Организация стремится сделать молодёжь лучшей частью общества – энергичной, активной, самостоятельной силой, о которой будут говорить с уважением».

Осенью 2000 года состоялась первая акция «Идущих Вместе» на Васильевском спуске, где собралось около восьми тысяч человек. Весной следующего года, 7 мая в годовщину инаугурации Владимира Путина на пост Президента России на Васильевском спуске собралось уже более 15 тысяч человек, одетых в синие, белые и красные футболки с изображением Владимира Путина с лозунгом «Всё путём». Так родились футболки с Путиным, которые сегодня носят все. А тогда со СМИ (и не только) случилась истерика. Характерный пример - когда акция завершилась и участники собрались расходиться, милиции сверху поступила команда … снять с участников майки с изображением Путина. «В майках по городу не ходить». Опасаясь массовых беспорядков, милицейские начальники, ответственные за порядок на акции, отказались это делать. Именно за эти майки с президентом «Идущих вместе» называли ныне здравствующие переквашенные из либералов «патриоты» «фашистами» и «хунвейбинами». Но «Идущие» верили в Путина тогда, когда никто не верил, когда было модно быть антипутинцем. Так «Идущие» стали элитой – ведь элита это те, кто рискует. Сразу после акции Путин встретился с руководством движения и это была первая встреча Владимира Путина с молодежью. Далее последовал целый ряд акций «Генеральная уборка России», «Начни работать», акция в поддержку русской девочки Маши Захаровой, акции в защиту старой Москвы и в память о жертвах Холокоста и т.д.

Акция "Генеральная уборка России". Тогда еще плакаты и лозунги рисовались вручную

Одной из самых известных акций движения стал «Обмен книг» 2002 года, когда в Москве и целом ряде других городов в рамках акции можно было обменять произведения активно раскручиваемых либералами графоманов и порнографов – Пелевина, Ерофеева, Сорокина на книги классиков – Куприна, Чехова, Лескова, Бунина. "Цель акции, - заявили «Идущие», - привлечь внимание к тяжелейшей ситуации, сложившейся в отечественной культуре, дать возможность тем, кому сейчас 16-18 лет понять, что Сорокин - это не закономерный этап в развитии русской литературы, родившейся тысячу лет назад. Мы добьемся того, чтобы книги Сорокина воспринимались только как маргинальная макулатура, для которой на вокзале будет выделен отдельный ларек. И когда к этому ларьку начнут подходить, стыдливо оглядываясь, когда, держа книгу Сорокина в руках, будут прикрывать обложку, когда в приличные дома перестанут пускать тех, кто читает Сорокина и его друзей, когда Сорокин начнет паковать чемоданы - мы будем считать, что наша задача отчасти выполнена». То есть они потребовали, чтобы похабщина продавалась в специально отведенных местах, недоступных для детей. Затем «Идущие» потребовали от министерства культуры и руководства Большого Театра отказаться от постановки на сцене театра «оперы» Сорокина, которого в газетах открыто называли «певцом русской порнографии» и чьи тексты были переполнены копрофагией, матом и извращениями.

Брошюра, изданная "Идущими" с наиболее рвотными текстами порнографа Сорокина. Была выброшена в унитаз у здания бывшего Большого театра.

Именно эти акции вызвали наиболее ожесточенную травлю «Идущих». За попытки предложить вместо одних книг другие и вообще просто усомниться в том, что Сорокин и Пелевин «гении» (и все) «Идущих» обвинили в «хамстве», «насилии над культурой», ханжестве, мракобесии, в попытке восстановить цензуру. В травле «Идущих вместе» участвовали … абсолютно все российские СМИ, как правые, так и левые, патриотические и либеральные, от «Советской России» до «Новой газеты». Единственная газета, которая осмелилась поддержать «Идущих» в то время, это была «Литературная газета». Сегодня никто бы не выдержал такой травли. «Идущие» выстояли. Именно «Идущие вместе» тогда впервые показали, что значительная часть российской элиты сознательно играла на понижение интеллектуального и нравственного уровня общества, что было тотчас же считано политической элитой. «Идущие» задавали вопросы чиновникам самого высокого уровня – выдержка из порнографоманских опусов Сорокина была вручена тогдашнему министру культуры Швыдкому прямо на улице. Многим, ответственным за культуру, тогда пришлось отвечать на ряд крайне неприятных вопросов, о которых по взаимному соглашению было принято молчать и это только усиливало вал клеветы в прессе.

Бросание брошюр (см. выше) с текстами Сорокина в унитаз

Травля Идущих была связна не с их отношением к искусственно выдуваемым литературным пузырям. Причины были глубже. Идущие выступили не против литературы – против идеологии, которая тогда активно навязывалась стране. Именно идеологии. Которая, по словам Ильи Смирнова, «все живое, все, что придает смысл человеческому существованию: любовь между мужчиной и женщиной, поэзию и прозу, память о Великой Отечественной войне - все низводит до уровня даже не половой доски, а гораздо ниже. До уровня той субстанции, которая заполняет отхожее место, и в которой копошатся личинки известного насекомого». То есть «Идущие» создали общественно-политический конфликт тогда, когда казалось, победа уже одержана.

Именно «Идущие вместе» в этой акции поставили вопрос - имеются ли у новой власти принципиальные разногласия с тем режимом общественного гниения, который сформировался при Ельцине. «Идущие», поддерживавшие Путина, считали, что да. Обязаны быть. Остальные (элита), считавшие Путина марионеткой в руках олигархов, считали, что нет. Именно «Идущие» стали теми, кого можно было бить, «за Путина» и как Путина. Именно «Идущие вместе» своей акцией определили место в обществе тех, кто называл себя «интеллигенцией» - ни один из них не вступился за испакощенную Сорокиным и Ерофеевым классическую русскую литературу, за Ахматову и Пастернака. Все защищали только первых. Практически вся государственная машина поставила задачу дискредитировать, уничтожить «Идущих». Против «них» было начато несколько судебных процессов, им постоянно поступали угрозы, их офис в Москве пытались взорвать.
Именно «Идущие вместе» летом 2001 года не позволили провести в Москве первую корриду. После серии акций у спорткомплекса «Олимпийский» она была отменена. Организаторы корриды в ярости … предложили «Идущим» забрать бесполезных быков себе, чтобы быть последовательными. И «Идущие» забрали их, разместив на одной подмосковной ферме и взяв на содержание.

В 2004 году «Идущие вместе» провели на Васильевском спуске масштабный «Открытый урок истории», посвященный Смутному времени. Почти 15 тысяч человек сорок пять минут слушали о том, как Россия боролась со Смутой и то, что они слышали, очень перекликалось с тем. что они видели в те дни вокруг себя.

Акция "Мы называем себя православными, а надо ими быть".

В том же 2004 году «Идущие вместе» затронули тему, которую по правилам затрагивать было запрещено – продажность СМИ. Для акции они использовали материалы «Центра содействия развитию свободной прессы», который в течение двух месяцев специально публиковал в СМИ заказные статьи. В каждой статье была зашифрована фраза: «Мы публикуем ложь и заказные материалы за деньги. За эту статью было заплачено столько-то тысяч долларов» (сумма была истинной). Эта фраза обнаруживалась путем наложения специальной сетки.

Страница из вражеской "Новой газеты" с заказным текстом

«Идущие вместе» предали гласности материалы центра. В списке СМИ, которые уже тогда публиковали заказуху, оказались "Новая газета", "Московские новости", "Независимая газета", "Еженедельный журнал", «Комсомольская правда», «Московский комсомолец», «Газета», «Коммерсант-Деньги». Либералы были близки к шоку. На Болотной площади была организована акция «фальшивогазетчики» - к огромным щитам с воспроизведенными заказными статьями участники бросали клочья продажных газет. Ни одно из «спалившихся» изданий не выступило с опровержением и не опубликовало материалы акции. Ни одно из западных изданий не озвучило произошедшее, что доказало тесную связь западных и отечественных либеральных СМИ. Так впервые было заявлено о том, что пресса продажна и нанесен сильнейший удар либералам, убеждавшим общество, что пресса свободна и независима. То, о чем сегодня говорят открыто, было впервые сказано «Идущими». С этого момента «Идущие» окончательно становятся врагами либералов и стоящих за ними олигархов.

Акция "Фальшивогазетчики" на Болотной площади

«Идущие вместе» запомнились также политическими акциями. Именно они впервые вскрыли связи «оппозиционных» партий и олигархов, вывесив в феврале 2003 года огромный плакат на гостинице Москва, посвящённый 10-летию КПРФ, где в одном ряду с Зюгановым был олигарх Березовский.

Когда КПРФ перед выборами стала заигрывать с Церковью, «Идущие» провели резонансную акцию «Православных коммунистов не бывает» и пронесли по улицам Москвы тысячи изображений уничтоженных коммунистами храмов и тысячи портретов расстрелянных коммунистами священников. Именно так родился и был утвержден в других акциях «Идущих» и «Наших» формат знаменитого сегодня «Бессмертного полка».

Сегодня все привыкли к тому, что в ночь с 21 на 22 июня тысячи людей из разных организаций приходят к могиле Неизвестного солдата почтить память павших. Но впервые это сделали именно «Идущие вместе» в 2002 году, заложив основы традиции.

Помимо этого – работа с тысячами ветеранов войны, сотнями детских домов, с православной молодежью, экскурсии по России, издание книг и собственной газеты. Среди нереализованных проектов «Идущих» - православный молодежный центр, этнодеревня, большой памятник погибшим в войне «Помни о каждом», проект которого был уже сделан, но реализации помешало тогдашнее коррумпированное руководство Москвы и, как обычно, заказные статьи в прессе. В газете «Известия» памятник был назван «сапогом, наступившим на гвозди». История с памятником и статьей закончилась трагикомически. Автор заказной статьи не знал, что памятник делал … его хороший знакомый. Идущие вместе издавали книги и брошюры – благодаря им вышел двухтомник о быте и культуре Москвы, путеводитель по старинным русским городам. Самым масштабным проектом «Идущих» был федеральный учебник по истории Отечества в четырех частях для 10-11 классов. Его использовали больше трети российских школ, он считался педагогами одним из лучших существующих учебников. Примечательно, что на книге открыто стоял логотип «Идущих вместе» - это был единственный школьный учебник, выпущенный молодежной организацией, которая этого и не скрывала. По этой книге учатся до сих пор.

Мало кто помнит, что «Идущие вместе» в 2003 году совершили настоящий подвиг, который сегодня трудно представить. Как только закончились боевые действия в Чечне, они отправились туда помогать молодым жителям республики восстанавливать мирную жизнь. Об этом очень мало говорили и писали – ведь о хорошем, особенно сделанном «Идущими», говорить было не принято. «Новая газета», которая писала о Чечне много лет, не посвятила ни одного репортажа этим молодым людям. В результате этот подвиг – а это был именно подвиг, ведь эти люди сильно рисковали – остался почти никому не известен. Мало того, этих людей оболгали. «Новые известия» обвинили поехавших в Чечню в «сомнительном альтруизме», «Новая газета» в «провокациях», а «Комсомольская правда», назвала их «одураченной молодежью», и вопрошала «неужели нельзя их закрыть?» Примечательно, что «Идущие» приглашали в Чечню всех представителей тогдашней оппозиции – выступить перед людьми, пообщаться, посмотреть самим на то, что происходит. Не поехал никто. Ни одни человек. Они предпочли митинговать в поддержку Чечни в центре Москвы.

За год с небольшим «Идущие вместе» построили в Чечне три молодежных центра «Детский мир», где был первый в Чечне после войны интернет, спортивные и кинозалы, детские сады, библиотеки!!! Эти центры посещали сотни молодых людей, которые были буквально спасены членами организации в условиях, когда еще не остыли развалины, когда у молодых людей Чечни не было ни работы, ни денег, когда боевики активно вели вербовочную работу. Когда центры начали свою работу, десятки активистов организации из Москвы приехали в пункты временного размещения, где проживали чеченские семьи, оставшиеся без крова. Они привезли с собой книги, видеокассеты, компьютеры для того, чтобы дети и подростки «почувствовали себя гражданами России, а не самопровозглашенной "республики Ичкерия» и начали учить детей русскому и иностранным языкам, математике, истории, другим предметам, чтобы дети не отстали от школы. Некоторые из тех героев остались в Чечне навсегда работать педагогами, как, например, Татьяна Гладченко, Олег Петухов и другие. Сегодня Татьяна (творческий псевдоним Ася Белова) ведет познавательную рубрику "Грамматей" на грозненском радио, посвященную русскому языку, корректирует русскоязычный журнал. Олег Петухов преподавал информатику в грозненской школе № 7, работал в Общественной палате Чечни, в центре духовно-нравственного воспитания и развития, а недавно занял пост заместителя руководителя администрации главы и правительства Чечни. «Идущие вместе» также предложили молодым людям из Москвы взять к себе в дом чеченских детей, чтобы они лучше познакомились с жизнью и бытом русских семей. И чеченские дети жили во многих семьях членов организации, включая руководителя движения В.Якеменко. На Новый, 2003 год, «Идущие вместе» привезли в Москву десятки чеченских детей и устроили для них великолепный Новый год. И, наконец, «Идущие вместе» провели первый молодежный лагерь на «Селигере». Когда на берегу озера появилось несколько палаток, никто даже представить не мог, что будет здесь через несколько лет.

(продолжение следует)

ЗАРПЛАТА ДЛЯ ВЫШИБАЛ
boris_yakemenko
«Премию» (зарплату для своих) «Большая книга» получил, вы не поверите… ресторанный вышибала Прилепин, назначенный теми, кто организует премии из Белого дома, «писателем». Это уже даже не смешно, а скучно и противно, ибо было предсказуемо. Да, этот тот самый вышибала, который говорит «Россия должна напряжиться». Не знаю, как Россия, а он напряжился и получил за тысячу страниц о том, в чем он не понимает вообще ничего. Но это не имеет никакого значения.

В СМИ был отмечен тот балаган, в который друзья напряжившегося вышибалы превратили выдачу зарплаты своим приятелям. «Премия начала торжественную церемонию в Доме Пашкова с фарса. Вначале прогремела песня «Ленин такой молодой…». За ней последовали произносимые ледяным голосом речи о едином литературном фронте, народности и негодяях, истосковавшихся по дурно пахнущим сырам. Писать и тем более мыслить штампами больше не нужно — таков был посыл, как потом объяснила ведущая церемонии и бывший диктор советского телевидения Анна Шатилова. Реконструкция советского литературного собрания под аккомпанемент присвоенной Первым каналом сюиты «Время, вперед!», правда, вызвала скорее неуверенное переглядывание в зале, чем смех». http://www.gazeta.ru/culture/2014/11/26/a_6315765.shtml Нет, все было нормально, никакого недоумения. Именно так все и должно было быть. Просто междусобойчик развлекается. Если это помнить, то все воспринимается совершенно естественно.

О том, что это междусобойчик, свидетельствует хотя бы следующее. «В этом году мнение жюри разошлось с читательским, соприкоснувшись только раз: «Обитель», по мнению читателей, стала второй, - пишет «Газета ру». Первой же они назначили белорусскую писательницу Светлану Алексеевич и ее роман «Время секонд-хэнд» — пятую и последнюю книгой из ее документального цикла «Красный человек. Голоса утопии», который суммирует советский опыт XX века — свидетельства отживающих свое «красных людей». http://www.gazeta.ru/culture/2014/11/26/a_6315765.shtml Разумеется. Но мнение читателей здесь вообще ничего не значит. Не для читателей все это делается и не они решают, кому выдавать очередную зарплату. Решает узкий круг приятелей вышибалы и ему подобных из властных кабинетов. Тот самый междусобойчик.

Зарплата «Большая книга» еще раз доказывает, что текст – дрянь и графомания, а премия – не премия. Достаточно в целом знать «историю русской окололитературы» за последние несколько лет. Она примерно следующая (повторим то, о чем уже приходилось говорить).

Когда рухнул Советский Союз, власть оказалась в руках Ельцина и завлабов, которые никогда ничем не руководили и тем более не знали, что делать с разрушающейся страной. Для того, чтобы создать базис своей власти, олигархами, финансистами и хозяевами недр были назначены Ходорковский, Березовский, Гусинский и компания. Им по бросовым ценам отдали то, что принадлежало всем, и приказали стеречь и приумножать. Их жизнь стала налаживаться.

Проблема была в народе. Поскольку происходящее выглядело торжеством справедливости и свободы только в глазах Чубайса, Ельцина, Гайдара и их назначенцев, а в глазах остальных это было насилие и издевательство над тяжело больной страной, нужно было убедить всех, что грабеж и разруха являются необходимым условием скорого наступления всеобщего блага. Тогда на базисе начали возводить «надстройку». То есть назначенцы назначили своих назначенцев – друзей и приятелей «владельцами» и «редакторами СМИ», а тех, кто даже к этой работе был непригоден, «писателями», «художниками», «деятелями культуры». Им была поставлена задача, как тогда говорили «разрушать империю в сознании», то есть поганить все, что было хорошего раньше без различия пола, возраста и заслуг и возвеличивать противоположное. Так героиня Зоя Космодемьянская стала «шизофреничкой», академик Д.СЛихачев – «трусом», ветераны войны – «козлами» и «ублюдками», а чеченские бандиты – «повстанцами».

Для успешного решения задачи по удержанию захваченных географических территорий и территорий культуры, была создана стратегия, целью которой было посеять хаос в сознании. В рамках этой стратегии были перемешаны и подмены понятия, все сдвинуто со своих привычных мест. Враги и предатели начали именоваться «инакомыслящими», бандиты и террористы «героями сопротивления», «сепаратистами», порнография «жесткой прозой», извращения «альтернативным взглядом», заказное вранье в газетах «субъективной точкой зрения», мат на стенах «современным искусством», фашисты и прочий болотный сброд «радикалами», «оппозиционерами». Эта технология применялась прежде всего по отношению к тем, кого сегодня они открыто именуют «быдлом» и «чернью», поскольку этих людей нельзя сделать своими союзниками – их можно только искоренить. Для отдельных, незначительных категорий людей с запросами, интеллигенции, которых можно было обратить в свою веру, писали тексты, в которых к месту и не к месту употреблялись слова «хронотоп», «архетип», «рефлексия», «деривативы», «дискурс». В результате миллионы людей в самые сжатые сроки были сбиты с толку и поставлены перед необходимостью свести концы с концами, то есть паралича, поскольку концы с концами не сходились по определению. Таким образом, одна из целей была достигнута - людей лишили возможности сопротивляться.

После этого наступил второй этап – необходимо было посеять в людях уверенность в том, что то, что происходит и есть долгожданная свобода, которая возникла именно благодаря либералам. Именно благодаря им и только им люди получили возможность делать, слушать, смотреть и читать то, что раньше было нельзя. Здесь нужно учитывать одно немаловажное обстоятельство. Речь, безусловно, шла не о выпуске ранее не издававшихся книг Флоренского или Пастернака. Прослойка людей, ждавших этих книг, была столь незначительной, что не могла повлиять ни на что в принципе. Речь шла (применительно в данном случае только к литературе) о мате, непотребщине и графоманстве любого вида и типа. Мат был объявлен важнейшим оружием в борьбе за свободу. «...Это — форма нашего бунта. Это вечный русский бунт, социально-эстетический протест...», - восторгался журнал «Литературная Россия» в 1991 году.

Беря мат, а также порнографию, графоманство и пр. в качестве оружия, нужно было найти и противника, которого надо этим оружием поразить. Этим противником были объявлены запреты, мораль, стыд, атрибутированные как «ханжество» и «комплексы» и объясняемые как тяжелое наследие тоталитаризма, то есть Советского Союза. Поэтому тот же журнал «Литературная Россия» с пафосом солдата, водружающего над Рейхстагом советский флаг, описывал появление Баркова в общественном пространстве: «В том, что Барков и барковиана считались неудобными для печати и не были допущены к публикации цензурой... есть свой смысл. Это объясняется не косным нашим ханжеством и дикостью, по крайней мере не только ими. Так уж сложилась культура — под знаком оппозиции «доступное — запретное»... В последние годы стало посвободнее с допуском мата в нашу печать, а впрочем, и сейчас это проходит не без трудностей. <...> Когда же будет и будет ли наконец издан у нас Барков?.. Это дело будущего, до этого еще нужно дотянуться». То есть издание матерных заборных стишков преподносилось обществу национальной мечтой, до которой нужно еще «дотянуться». Если раньше тянулись в космос и к мировому влиянию, то теперь надо было тянуться к матерщине на стенах и в книгах. Быков об этот тогда громко мечтал и писал постоянно.

Для того, чтобы все это звучало убедительнее, интервенционный захват страны, ее культурного и ментального пространства приказано было именовать «борьбой», чтобы создать у всех иллюзию серьезного противника, в неравной борьбе с которым отважной горстке героев-либералов удалось защитить свободу для широких масс. Этим решалось сразу несколько задач. Во-первых, либералы, как победители, получали утвердившееся в средневековье преимущественное право «трех дней на разграбление побежденного города», а остальным доставались объедки. Во-вторых, у всех остальных формировался комплекс вины лузеров, опоздавших к празднику жизни. В-третьих, данным фактом лузерам вменялось в обязанность отныне помалкивать в тряпочку, а кроме того, непременно отработать сторицей полученную от победителей свободу. В данном конкретном литературном случае это означало, что литературные назначенцы поставлены населению «на кормление». То есть все обязаны исправно покупать их опусы, читая, непременно восхищаться и распространять восторги, а если что не нравится – молчать и не мешать. Так приятели, соратники, друзья власть и деньги предержащих стали «писателями» и «поэтами» - Быков, Пригов, Сорокин, Ерофеев, Гришковец, Пелевин, Лимонов и пр. Когда последний одряхлел и стал выживать из ума, то, чтобы сомкнуть ряды, на его место сразу вдвинули вынутого из того же душного нацбольского подвала ресторанного вышибалу, бездарного и просто глупого как пробка Прилепина, что было очень удобно и начали активно раздувать новое кадило.

Машина заработала. Поскольку дружеский круг «писателей», «композиторы» и пр. обслуживали идеологически и в рамках «культурки», сложившуюся систему, их издавали большими тиражами, вкладывали огромные деньги в рекламу и восторженные рецензии. Так к назначенным «деятелям культуры» добавились назначенные «деятели СМИ» и «политические деятели» (Венедиктов, Навальный, Собчак etc.), которые отныне слушали, читали и обсуждали только друг друга. Всем остальным целый сонм специально нанятых критиков из «журналистов» круглосуточно вдалбливал, что эти фамилии и клички и есть самое лучшее, что у нас имеется в литературе, что это «новые классики» Толстые и Чеховы, что не они извращенцы – жизнь извращенная.

Наконец, для дополнительного утверждения всего, что сказано выше, были созданы тринадцатые зарплаты (для остальных опять же именуемые «премиями»), которыми дополнительно утверждалось величие назначенцев. Никакого отношения эти премии ни к литературе, ни к реальным заслугам назначенцев не имели и не имеют, просто друзья побогаче с помощью денег весьма сомнительного происхождения теперь помогали друзьям победнее. Например, назначенная в «писательницы» Денежкина (кто ее помнит, интересно), которая писала, что «листья развевались на ветру», «сосиска выпадывала из батона», «я испугалась и все внизу напряглось», сразу же, после первого и последнего опуса получила премию «национальный бестселлер». А Быков, например, от приятелей получил вообще все премии, которые было можно, а за ним и приятель приятеля Прилепин. А «премию Мамлеева» (он писать не умел и поэтому его в этой тусовке назначили «философом») вручал сам Мамлеев. Хорошо, что не самому себе.

Однако и этого оказалось мало. Тогда для назначенных «писателями» и «поэтами» («художниками» и т.д.) был создан статус категорически «неприкасаемых», чтобы они ни делали. Быков открыто говорил, что «художник для того и существует, чтоб мы любовались его заблуждениями и не повторяли их. Это жертвенная, в общем, должность». То есть они разрешили себе все, но запретили всем остальным делать то же самое, чтобы не утратить приоритет на особенную маргинальность и утвердить свое исключительное положение среди нас. То есть они матерятся – это литература, художественный образ и т.д. Все остальные матерятся – шпана и быдло. Они дерьмо едят, голыми лают на улицах, прибивают свои мыслительные органы к брусчатке Красной площади – «перформанс», «художники», «акционизм» и т.д. Мало того, матерщина, графоманство и бездарность художника есть «жертвенность», то есть он фигура страдательная, жертвует собой за всех, а нам остается лишь чтить и преклоняться. Как у Чехова: «Одним словом, мы должны понять, что такой великий человек, как Лаевский, и в падении своем велик; что его распутство, необразованность и нечистоплотность составляют явление естественно-историческое, освященное необходимостью, что причины тут мировые, стихийные и что перед Лаевским надо лампаду повесить, так как он - роковая жертва времени, веяний, наследственности и прочее».

Отныне любая попытка не согласиться с написанным назначенцами, осудить стиль, манеру изложения, сюжеты, язык и пр., а тем более заявить об этом публично немедленно истолковывалась, как посягательство на лучших людей, на свободу общества в целом, как стремление понизить уровень цивилизованности социума, попрать права гражданского общества. Не случайно Быков писал в «Собеседнике» о своем приятеле порнографе Сорокине: «если с ним что-то случится, то Россия вылетит из списка европейских стран и нам ни цента никто не подаст». Быковым был оболган академик Лихачев за то, что выступил против мата в литературе. То есть эти люди провозглашались островками цивилизованности в море косности и отсталости, залогом нашего благополучия. В «Известиях» (Хам в партере.13.11.2006) Гришковец на все корки отделывал человека, который вышел с его спектакля, извинившись и спокойно сказав: «Я ожидал большего». За это его сразу начали уничтожать. «Противно встречаться с такими людьми», - кричал ему вслед Гришковец многотысячным тиражом - «они мне отвратительны», «он поверхностный, неглубокий, эгоистичный, пошлый бездельник», «хам». Сомневаться запрещено, запрещено их не любить. Приставленная «критиком» к назначенцам Юзефович, активно всовывающая нам сегодня вышибалу, заклеймила неплохой роман Андрея Дмитриева «Крестьянин и тинейджер» (который получил «Русский букер») опять же всего лишь потому, что премию получили не ее любимые Сорокин, Пелевин и вышибала. «В самом деле, что за бред — почему премия за лучший русский роман вручается не исходя из объективных достоинств текста, а по каким-то совершенно иным соображениям?» http://www.itogi.ru/arts-kolonka/2012/50/185074.html - писала она, не замечая, что в минувшие годы премии ее любимым порнографам и наркоманам вручались именно по этой схеме. Но все устраивало, потому что были «правильные фамилии».

Реакция на немногих несогласных была одна – травля и закрикивание. Любой культурный и образованный человек, которому они не нравились, объявлялся «патриотом» (это слово употреблялось исключительно в негативном контексте), «зашоренным», «коснеющим», «мракобесом», «ханжой». Эти клейма являлись диагнозом, избавляющим интервентов от необходимости вступать в дискуссии. Так, после того, как «Идущие вместе» не согласились с агрессивным навязыванием обществу наркомана Пелевина и порнографа Сорокина, была развернута травля, поддержанная абсолютно всеми СМИ (кроме Литературной газеты). Е.Фанайлова на радио «Свобода» прямо заявила «их ханжеское мракобесие не подлежит обсуждению». Попытки предложить вместо порнографа Сорокина классика Чехова были оценены в «Советской России» как «хамство», а во вражеской «Новой газете» ни много, ни мало как «насилие над культурой!» В качестве ответного аргумента на любое заявление с любой доказательной базой применялся единственный ответ: «Это чушь» (вздор, бред, клевета, провокация). Все. Когда же их противники вышли на литературное поле и начали показывать всем, кто они на самом деле, было приказано молчать. Например, всем литературным критикам сегодня запрещено говорить о новой книге «Роман о Петре и Февронии», оболганной на «Эхе Москвы», о повести «Тонька», о десятках других книг. То есть методы борьбы с «несогласными» были целиком взяты из советского агитпропа и творчески развиты.

Вот так в целом выглядела (и продолжает выглядеть) круговая порука лохотронщиков. Понятно, что к литературе это не имеет и не имело никакого отношения. Это чисто политический проект, которым руководят фигуры из власти, необходимый для того, чтобы легитимизировать и удержать те «завоевания», которые осуществили либералы. Поэтому вполне закономерно, что в той или иной степени все указанные выше фамилии участвовали в недавних оппозиционных акциях на стороне противников власти и России в целом. А если и не участвовали, то обязательно отметились политическими статейками и памфлетами.

А теперь в свете всего сказанного выше вернемся к напряжившемуся вышибале и посмотрим, как работает зарплатный лохотрон «Большая книга» (видели на примере Быкова). Сначала номинируют, но не дают, а начинают томить, тем самым привязывая к себе намертво. Так, вышибалу уже номинировали в 2008 году, приглядывались. Потом в 2010 году – опять приглядывались. Все таки фашист Лимонов в кумирах, нацбольский подвал, марши несогласных, газета «Фелькишер беобахтер» в послужном списке, да и сам не очень крепок умом… Проверяли, не сойдет ли кандидат с осей, правильно ли сделан выбор назначенца, верен ли хозяевам, не кусает ли кормящую руку и не кормится ли сразу с нескольких. Прошел год, другой, кандидат был верен, не обижался (ему посильно помогали мелкими подачками), тексты пеклись. Все сходилось, значит, кандидатуру можно утверждать и выдавать зарплату. У вышибалы Прилепина испытательный срок оказался большим, аж шесть лет, но он честно вытерпел и теперь вот вознагражден. А до этого «премию» получил приятель вышибалы Водолазкин – его Прилепин долго продвигал, приучал к нему начальство и финансистов, доказывал, что друг друга хороший человек и всегда может оказаться полезным. Прошло всего три года, после чего Водолазкин был вознагражден. Так что все по плану.

Не забыли в этот раз и забытого порнографа Сорокина – тоже приятеля вышибалы и назначенца из того самого узкого круга. Ему дали пособие в виде второго места (полтора миллиона тоже неплохо). Любителя питаться отходами жизнедеятельности вообще никто не читает очень давно (в издательства постоянно возвращают из магазинов нераспроданные тиражи), но это, как видим, ровным счетом ничего не значит. Все равно будут выделены деньги на рекламу, на рассказы о том, что это русская литература, хотя ни к литературе, ни к читателям, ни к жизни все это никогда не имело никакого отношения. Совершенно понятно, как будет все идти дальше. Давно что-то не было приятеля вышибалы Быкова - значит, скоро получит премию. А потом опять вышибала. А потом Сорокин. А потом Водолазкин. Дальше продолжаете сами.

Лохотрон. Междусобойчик развлекается.

СКРЫТЫЕ ПРУЖИНЫ
boris_yakemenko
Во всех областях (политика, экономика и пр.) сегодня почти полностью удалось победить либеральное наследие 1990-х. В этих сферах либералы больше не определяют повестку дня и почти не влияют на принятие решений. Это открыло возможности для кадровых перемен и намного улучшило ситуацию в целом. Однако в сфере культуры (прежде всего, литературы) ситуация остается прежней. Назначенные олигархами и хозяевами прежней жизни «писателями» и «поэтами» маргиналы и откровенные графоманы – Быков, Прилепин, Шаргунов, Емелин, продолжают полностью занимать литературное поле, старательно защищая его от любой конкуренции. Именно они сегодня являются главной преградой на пути настоящей современной литературы. Сегодня почти невозможно встретить критические статьи в адрес окололитературной клаки, невозможно предложить критическую статью о них. Целый сонм друзей из СМИ круглосуточно вдалбливает, что они - самое лучшее, что у нас есть в литературе, что это «новые классики». Созданы премии (то есть тринадцатые зарплаты), которыми дополнительно утверждается величие назначенцев. Любая попытка не согласиться с написанным назначенцами, осудить стиль, манеру изложения, сюжеты, язык и пр., а тем более заявить об этом публично немедленно истолковывалась, как попытка посягнуть на лучших людей, на свободу общества в целом, как стремление понизить уровень цивилизованности социума, попрать права гражданского общества. Реакция на несогласных всегда одна – травля и закрикивание. Любой человек, которому они не нравятся, объявляется «патриотом» (это слово употребляется исключительно в негативном контексте), «зашоренным», «коснеющим», «мракобесом», «ханжой». Понятно, что к литературе это не имеет никакого отношения – это чисто политический проект, необходимый для того, чтобы легитимизировать и удержать те «завоевания», которые осуществили либералы. Поэтому вполне закономерно, что в той или иной степени все указанные выше фамилии участвовали в недавних оппозиционных акциях на стороне противников власти и России в целом. А если и не участвовали, то обязательно отметились политическими статейками и памфлетами.

Итак, в общих чертах (пока) посмотрим, насколько самостоятельна т.н. «современная литература». Начнем с того, что книгами назначенцы сегодня зарабатывать не могут по определению. Простой расчет показывает (это подтвердит любой человек, имевший отношению к книжному бизнесу), что если тираж книги 3-5 тысяч экземпляров, а стоимость в московском магазине от 250 до 350 рублей, с одной книги (которые покупаются отнюдь не нарасхват) автор получит 10-20 рублей. То есть книги их не могут кормить по определению. Перефразируя персонажа из фильма «Папа» (или спектакля «Матросская тишина»), можно сказать, что «за удовольствие заниматься литературой они доплачивают из собственного кармана». А поскольку это невозможно, значит, из чьего-то еще.

Из чьего?

В свое время после смерти графомана и пародиста Пригова в ЖЖ была объявлена кампания по сбору 100 000 рублей для семьи покойного. Об этой истории хорошо написал один из очевидцев, Д.Галковский: «Я высказал недоумение по поводу этой акции, потому что Пригов был преуспевающим литератором с большими связями, а собирать деньги на похороны в нашей культуре не принято. Это свидетельство экономического и социального банкротства умершего. К тому же инициатива сбора этой небольшой суммы исходила от мультимиллионера, а среди друзей и знакомых умершего (никогда, кстати, не бывшего «жижистом») много богачей. Кроме того, выяснилось, что сбор средств идёт на валютный счёт в престижном западном банке, так как рублёвого счёта у семьи покойного нет. Эта же семья владеет недвижимостью в Европе. Попутно я остановился на личности Пригова, по моему мнению, типичного дельца от литературы, коммерчески использующего образ «нонконформиста». У Пригова никогда не было никаких конфликтов с нынешней властью, а все его хепенинги и перформансы шли в общем русле государственного издевательства над интеллигенцией и оскорбления образованного слоя России».

Одним из организаторов сбора этих денег (то есть, судя по всему, одного из тех, кто кормил «нонконформиста») был небезызвестный израильский гражданин Носик. Носик грубо обругал автора, а Ольшанский (тот самый, что когда то, да-да: «решительно ничего хорошего не думаю я о президенте РФ… По-моему, Путин тотально несимпатичен, антихаризматичен - и я не могу представить себе, как за него можно голосовать… Путин же - маленький, скользкий, очень злобный и т.п», а сейчас ах – думающий совсем иначе, любящий Путина всей душой, ибо оппозиционность больше не кормит) тут же выгнал автора текста из журнала «Русская жизнь» - пристанища всех назначенцев. http://galkovsky.livejournal.com/105355.html Напомним, что графоман Пригов «жил, как полагается, в Лондоне, сосал денюжку с десяти фондов, получил несколько премий». http://galkovsky.livejournal.com/104553.html

Итак, за «бескорыстными» назначенцами (их раскруткой) стоят большие деньги самых разных людей, а также загадочных «фондов».

Остановимся немного на покойной «Русской жизни», как одном из источников существования квазилитературы. На чьи деньги «РЖ» делалась? На деньги мнимо оппозиционной «Справедливой России». «Сколько стоит «бескомпромиссный борец с кровавым режимом»? Общий бюджет проекта «Русская жизнь» оценивается более чем в $10 миллионов. http://www.rospres.com/hearsay/10417 А конкретно деньги вкладывал Левичев.

Итак, созданная на деньги Левичева и «СР», «РЖ» стала немедленно и очень активно раскручивать графомана и ресторанного вышибалу Прилепина, а ее шефом редактором был приглашен дружок и раскрутчик вышибалы Быков. Знающий эту кухню приснопоминаемый Носик бросает интересную реплику: «Поинтересуйтесь у Мити Ольшанского и его секретных спонсоров, во что обходился бренд Прилепина покойной «Русской жизни». В глянцах столько не заплатят». http://dolboeb.livejournal.com/2582462.html. Итак, в раскрутку вышибалы (который сам о себе и своем графоманстве говорит откровенно так: «Я пишу быстро и легко. Когда у меня появляются свободные пятнадцать минут, я сажусь и пишу. Причем без всякого вдохновения, которым любят бравировать другие писатели. И обычно – левой ногой. Писательство – это не труд, это забава. Причем забава легкая. Когда мои собратья по перу говорят, что в то время, когда они пишут, у них кровь идет горлом, я испытываю брезгливость и недоумение. У меня ничего горлом не идет» («МК в Питере» от 11.06.08)) «секретные спонсоры» вложили огромные деньги, которые до сих пор, видимо, вкладываются в его рекламу в магазине «Москва» (фактически филиал «Эха Москвы»). Почему они секретные? Зачем они скрываются? Очевидно, только затем, чтобы не разочаровать поклонников, которых не останется после того, как станет известно, за чей счет живут кумиры. Или скрываются они потому, что задачи, которые решают вышибалы и графоманы, совсем иные, нежели принято думать.

Идем дальше. Одно из главных маргинальных издательств, так и называющееся Ad Marginem, издававшее всю окололитературную шпану, «развивалось за счет американских, немецких, французских грантов на издание иностранной нехудожественной литературы». http://ko.ru/articles/8477 С чего вдруг американцы, немцы и французы стали вкладываться в подвальное никому не ведомое издательство? Ради величия русской литературы? Но это другой вопрос. Главное – эта шпана издавалась на гранты, полученные из США, Германии и Франции.
Наконец, премии. Одна из главных премий-зарплат «Национальный бестселлер», которая всегда была важнейшим инструментом раскрутки назначенцев была создана по сообщениям СМИ неким Тублиным, директором издательства «Лимбус-пресс» и хорошим другом Коха и Кудрина. Судя по всему, в премию вкладывались и финансисты СПС (то есть Гусинский и компания), так как почетным председателем жюри сразу же была назначена Хакамада. http://www.lenpravda.ru/today/251380.html Премия «Триумф», как известно, была создана и выдавалась Березовским.

И, наконец, как показала история с Быковым, продавшимся за 500 тысяч рублей фальшивому депутату (http://mihooy.livejournal.com/133246.html) есть еще левые и довольно большие доходы назначенцев, никак не связанные с литературой.

Итак, олигархи, Носик, Левичев, Тублин, Думские партии, «секретные спонсоры», друзья друзей, фонды, западные гранты. Именно отсюда, а не от читательской аудитории заказные восторги в СМИ, литературные «критики», лепящие из графоманов писателей, цензура на возражения, запреты книг, которые лучше и талантливее, чем книги назначенцев. Все вместе это варево называется «современной русской литературой», хотя, как видит любой человек со вкусом, не имеет к литературе и современности никакого отношения.
А теперь еще раз зададимся вопросом – кто конкретно эти секретные спонсоры? Что за фонды? Кто раскручивает графоманов и вышибал? Кто и зачем печатает их книги, кто издает себе в убыток роскошные альбомы, которые никто не покупает, о том же американском гражданине Познере за 2000 с лишним рублей и расставляет по всем магазинам (в «Московском доме книги» на Новом Арбате с разных полок и разных обложек на вас со всех сторон глядят минимум четыре Познера). Кто организует «творческие встречи» с претенциозными графоманами в интеллектуальных магазинах (каждая встреча стоит немалых денег)? Кто угодливо выкладывает в магазинах их книги на самый проход, кто отправляет их за границу «представлять Россию» на международных мероприятиях? Можно задать еще десятки вопросов, в подоплеке которых одна суть: кто именно их кормит?
Думаю, мы выясним.

ПОУЧИТЕЛЬНАЯ КНИГА
boris_yakemenko
Все хорошо знают, что отношения между СССР и США не были безоблачными, особенно в первой половине 1980-х годов. После гибели южнокорейского «Боинга», сбитого российскими ПВО (как выяснилось позднее, при полном и провокационном попустительстве американских ПВО, которые заметили, что самолет сбился с курса, но решили подождать и посмотреть, чем дело кончится), СССР был поименован президентом США Р.Рейганом «империей зла». Однако многие представители американской элиты перестали сомневаться в том, что остановить СССР не удастся, а это значит, нужно готовиться к самому худшему – вторжению СССР в США, победе первых и установлению советской власти на Потомаке. Свидетельством этого является тот факт, что в 1984 году Рональд Рейган поручил историку Роберту Конквесту написать специальный текст с целью «подготовить американский народ к советскому вторжению». В том же году в издательстве Stein and Day вышла книга с красноречивым названием «Что делать, когда придут русские? Руководство по выживанию».
1371581799_857a
Примечательна постановка вопроса – не «если придут», а «когда придут», то есть даже Рейган мало сомневался в том, что приход русских это просто вопрос времени. Книжка необычайно примечательная и вполне заслуживает того, чтобы мы ознакомились хотя бы с некоторыми фрагментами. Итак, русские пришли в США:

«Вас ждет утомительная поездка на работу по дороге, обе полосы которой забиты автобусами. Вы бы воспользовались велосипедом, что бы до нее добраться, но она находится на достаточно далеком расстоянии. Вы проходите в свой маленький тихий офис, где вас ждет ворчание бывшего профессора экономики, подметающего полы и моющего туалет… Сколько времени он сможет продержаться в этом качестве? На обратном пути домой вы получили разрешение на посещение в следующем месяце соседнего штата, где живут ваши родители. На это у вас ушел всего час. Мало того — вам удалось найти картофель неплохого качества. Смесь с бульонными кубиками оказалась отличным ужином. В очереди за разрешением вы встретили приятеля, который подсказал вам место где выдают яблоки и вы отправились туда. Несколько штук вам все-таки досталось.
Девять часов вечера и вы уже дома. У вас не так много времени, чтобы просмотреть прессу. Но когда вы всё-таки садись прочитать её, вы не находите почти ничего, кроме новостей о достижениях советской промышленности и культуры и отчеты американских коммунистов, вернувшихся из поездки в Москву. Вам в глаза бросается отчет о судебном процессе над десятью местными чиновниками саботажниками; они не из департамента сельского хозяйства, так что это никак не повлияет на ситуацию с продовольствием. Вы обращаете на это внимание — но тут вам приходит в голову, что дети могут случайно где-то это повторить на улице или в школе и вы замолкаете.

Вы слышите скрип сапог, приближающийся с конца улицы. Это всего лишь прошел советский взвод. Вы автоматически отпрянули от окна. Но вам нечего бояться - это всего лишь обычный патруль, а не спецподразделение. Поэтому расслабьтесь… До сих пор вам определенно везет. Живущий в соседней квартире старый учитель был арестован за упоминание президента Трумена на уроке истории. Живущий в следующем квартале председатель местной демократической партии оказал сопротивление при аресте и был застрелен. Его оппоненты из республиканской партии из другого района города сосланы в урановые рудники на северо-западе Канады и, по слухам, погибли. У вдовы живущей через дорогу сын работал в ФБР и бесследно исчез. А китайская пара, живущая чуть далее, была депортирована.

Пришло время поужинать. Приятный запах из примуса - картофель почти готов. Завтра будет другой день и все может изменится. Сегодня, по крайней мере, обошлось без происшествий. Хороший день…

…Что вам, рядовой гражданин, следует делать?

Для начала запастись достаточным количеством провизии. В первые дни оккупации старайтесь держаться в стороне от улицы. Оставайтесь в помещении. Держитесь подальше от окон. И в задней части здания. Не отвечайте ни на один стук в дверь. Если вы слышите, как вашу дверь пытаются взломать, переправьте вашу семью через черный ход на улицу, если конечно это можно сделать, не опасаясь, что напротив черного входа может появится патруль... Вы должны уметь распознавать советских военнослужащих по их форме. Если вы по какой то причине столкнетесь с ними на улице, отойдите в сторону или сойдите на обочину и опустите глаза вниз. Избегайте любого героизма или любого проявления наглости… Не позволяйте себе вольностей. Это жестокие люди…

…На каких людей русские положатся на данном этапе оккупации? Опыт показывает, что это будут честные политики, которые будут искренне верить, и доказывать то, что Америка сама спровоцировала конфликт с СССР, и что теперь надо мужественно вытерпеть все невзгоды. Такие люди помогут русским создать временно приемлемое для Москвы правительство, но которое не будет вызывать отвращения у жителей Соединённых Штатов. В прочем американцы будут ошеломлены катастрофой, и не будут знать по какому пути следовать.

Будут созданы комсомольская и пионерская организации. Комсомол будет расширен, чтобы принять в свои ряды миллионы молодых людей от подростков до двадцатилетних, и членство будет действительным необходимым для того, чтобы получить работу, лучше чернорабочей. Его отделения будут под контролем членов партии, все комсомольцы будут обязаны повиноваться приказам партии, посещать заседания идеологической обработки и, как рука партии, действовать в школах, на улицах и дома.

Пионеры, так уж повелось с самого их появления, сразу являлись своего рода ужасной пародией на бойскаутов и гидов. Членство в этой организации будет обязательным для всех школьников предподросткового возраста. Пионеры будут подвергнуты простой пропаганде, они получат множество соблазнов: путешествия в наполненные идеологической обработкой летние лагеря, различные торжественные церемонии, на которых, например, они будут приспускать их богато вышитые флаги в память о Ленине, и принимать присягу лояльности к организации и ее целям.

Вам придется работать по шестнадцать часов в день, от 5 утра до позднего вечера, вы будете плохо одеты и постоянно недоедать. Даже если вы в настоящее время выполняете офисную работу или у вас другая сидячая работа, то все равно жизненно важно, чтобы вы держали себя в форме и были готовы к тяжелому физическому труду. Было бы полезно для вас овладеть некоторыми навыками, которые помогли бы вам на случай заключения в лагере и спасли бы от тяжелых изнурительных работ. Например, если вы пройдете курсы первой помощи, то в лагере вы сможете стать санитаром или медсестрой. Если вы художник, то в лагере вы сможете писать цифры на куртках заключенных и т.д. и получать дополнительный паек за картины, которыми высшие должностные лица лагеря любят украшать свои помещения.

Вы можете бежать за границу. Хотя завоевание США сделает СССР доминирующей силой в мире, однако контроль над всем миром советам сразу установить не удастся… Если вы не хотите поехать в Китай, то тогда лучше ехать в Японию, на Филиппины, в Австралию, или Новую Зеландию. Мы рекомендуем отправиться в Южное полушарие, в любом случае менее опасное в случае советско-китайской ядерной войны – там выпадет меньше радиоактивных осадков.
Находясь дома, запаситесь теплой одежной для всей семьи. Неотъемлемой частью вашей жизни станут перебои с питанием, нехватка топлива, хронические проблемы с электроэнергией, газом и нефтью. Особенно тяжелы будут первые зимы. Центральное отопление, как и кондиционер, уйдут в прошлое, за исключением тех районов, где живет элита. Поэтому не мешало бы обзавестись дровяной печью и привыкнуть к приготовления пищи на примусе или каком-либо другом устройстве, работающем на твердом топливе. Скоро вы заметите, как в городах в зимнее время из парков таинственно исчезают скамейки, кустарники, ветки деревьев и даже целые деревья.

Вы больше не сможете замораживать продукты (холодильник редко будет в рабочем состоянии), но вы сможете сушить или консервировать фрукты и овощи и класть их в свою кладовую. Начнутся проблемы с мылом и зубной пастой, иглами и нитками, бритвенными лезвиями, фонариками и батареями, лампочками и свечами. Особую цену приобретут сахар, соль, мука, спички, чай и кофе. Запаситесь лекарствами и витаминами, не скупясь.

Сразу хотим сказать, что придется забыть о деньгах. Доллары будут бесполезны или почти бесполезны. Золото сохранит свою ценность, но его будет не достать. Поэтому мы предлагаем на случай попытки бегства в Австралию или любую другую страну с подходящим климатом припрятать некоторое количество золота и несколько драгоценных камней хорошего качества, которые могут оказаться вашими спасителями.

Вы будете иметь бесконечные неприятности с сантехникой. Поэтому мы настоятельно призываем как мужчин, так и женщин, овладеть любыми навыками в области самостоятельного технического обслуживания и ремонта. Это будет не только полезно в домашних условиях, но и может дать вам небольшой стабильный доход, если вы хотите свести концы с концами (эти навыки могут сохранить вашу жизнь, если вы оказались в лагере.) Постарайтесь научиться работать на ручной швейной машинке, так как электрических больше нет. Это также даст вам возможность заработать дополнительные деньги для семьи в качестве швеи или портнихи.Единственным средством частного транспорта будет велосипед.

Какие категории населения и в каком качестве сохранятся.
Преподаватель
Когда откроются университеты, то число студентов будет намного меньше, так как многие или погибли или находятся в тюрьме или в партизанах. Будьте осторожны в высказываниях - один или несколько студентов в каждой группе будут стукачами или тайными "наблюдателями", или членами партии. Ставьте хорошие оценки, иначе недовольные студенты будут доносить на вас и вы попадете в число неблагонадежных.
Бухгалтер
Возможно, вы будете включены в госаппарат.
Актер
Театр и индустрия развлечений будет находиться под контролем правительственных органов. Постановки пьес и фильмов будут цензурироваться и их преобладающим стилем будет «социалистический реализм». Репертуар будет скудным. Пострарайтесь отвыкнуть от привычки говорить все подряд. Держите обиды и остроты при себе.
Владелец или сотрудник рекламного агентства
Таких профессий не будет
Анархист
Вы будете расстреляны или отправлены в трудовой лагерь раньше всех остальных.
Парикмахер
Парикмахерские останутся, хотя изыски в прическах не поощряются. Вас могут и не национализировать, но вам все равно придется стать госслужащим.
Косметолог
Большинство салонов красоты закроется из-за отсутствия у людей денег на такую роскошь. Некоторые салоны останутся в больших городах, чтобы обслуживать новый класс коммунистической элиты и жен советских генералов и старших офицеров.
Строительный подрядчик
Вы будете рассматриваться как буржуй и ваши шансы остаться на свободе весьма низки. В любом случае ваша фирма будет сразу включена в новый Департамента строительства, а ваши работники станут сотрудниками государственных служб.
Бизнесмен
Большая часть бизнесменов (банкиры, биржевые маклеры и пр.) будет арестована и отправлена в трудовые лагеря. Позже некоторых выживших могут освободить и заставить работать в государственных монополиях.
Коммунист
Вас ждет яркое будущее – вы окажетесь наверху.
Инженер или техник
Вы будете пользоваться большим спросом, но будете под строгим надзором. Некоторые из вас будут вынуждены "добровольно" поехать в СССР для работы. Вам будут хорошо платить (по советским меркам), но вы должны подготовить себя к изменению стиля жизни.
Пожарный
Государственный служащий. Низкая зарплата. Забастовки исключены.
Мебельный торговец
Большинство мебельных магазинов закроется. Большинство граждан не будут иметь средства, чтобы купить новую мебель и им останется довольствоваться тем, что у них есть. Мебельная промышленность будет в государственной собственности, и, когда она встанет на ноги, ее продукция будет низкого качества и ужасного дизайна.
Гомосексуалист
Гомосексуализм будет объявлен вне закона. Самая частая фраза, которую будут слышать гомосексуалисты: «пять-десять лет в исправительно-трудовом лагере». Попытки создать организации геев будут немедленно пресечены, их участники мгновенно арестованы.
Промышленный рабочий
Вы будете оплотом новой социалистической Америки.
Маоист
Перспективы минимальные. Эмигрировать или умереть.
Троцкист
Все настолько серьезно, что вам нужно готовиться к смерти.
Ветеринар
Разведение домашних животных будет практически прекращено, но оставшиеся животные будут лечиться на дому. Вам придется заняться уходом за лошадьми и сельскохозяйственными животными".


Дальше идут советы, как организовать сопротивление, как уходить в партизаны в Колорадские леса и вообще надеяться на лучшее. Заканчивается книга надеждами на то, что это может и не произойти, но как знать. В целом же книга является убедительным примером не только американской мифологии, но и того, что особенно сопротивляться никто и не собирается, лучше перетерпеть в надежде, что русские как-нибудь уйдут сами, когда им надоест. Надо ли говорить о том, что такую книгу представить себе ни в СССР, ни в России было просто невозможно. «Что делать, когда придут немцы или американцы?» Воевать до конца. Это единственная строка из книги, которой не будет.

В заключение необходимо сказать, что сегодня доводить США до сиквела этой замечательной книги не стоит. Однако подтолкнуть их к созданию нового труда «Что делать, когда мы больше не определяем мировой порядок и наши правила больше не обязательны для всех?» стоило бы. В принципе, еще несколько внешнеполитических шагов Путина и это произойдет.

О НИХ В ЛИТЕРАТУРЕ
boris_yakemenko
Современная литература об т.н. электорате "проекта Навальный":

"- Ты уверен, что они, все они это чувствуют? – спросил Петр, - Я нет. Мне кажется, что плевали они и на Пушкина и на Кукушкина и на нас с тобой. Да они даже и не заметили, что у них отняли Пушкина. А вот отними ка, Михалыч, у них пиво и «аншлаг» и ты в один день поймешь, кто матери-истории ценен. Встанут баррикады, загорятся троллейбусы, аршинными буквами разлетится по заборам: «Руки прочь… Умрем… не отдадим свободы нашей…». Быдло, бесконечно ржущее над подстольными юмористами, рядом с которыми пьяные клоуны из шапито начала века глядят просто зощенками, любую работу воспринимающее, как уличного насильника, с которым нужно бороться за свою девственность до последнего. А в свободное от борьбы с работой время оно упражняет мозги единственным способом – за сканвордом в метро, пихает взятки в любое дупло, меряется не умом, а мобильниками и не может перепрыгнуть в своей свободе то самое слово из трех букв. При этом оно удивительным образом уверенно глядит в Наполеоны, очень искушено в вопросах демократии, в своих правах, свободах, твердо знает, кто, сколько и когда им должен – в кабинете ли или у кассы в магазине, точно и адресно укажет, кого нужно расстрелять, кого посадить, кого выгнать. В двадцатые годы они промотали великую страну, проплевали ее калеными подсолнухами на площадях, проблевали причастием, они ставили свечки по красным уголкам чудесному грузину, расстреляли и выгнали всех лучших именно потому, что они были лучшие и мешали лузгать подсолнухи, по деревенски пялиться сквозь розетку в чужую жизнь и чувствовать себя хозяевами награбленного. Потом они отнимали чемоданы у тех, кого гнали в Бабий Яр, шарили по осиротевшим квартирам, по деревням сдавали партизан и продавали полицаям первач. А десять лет назад они же, или такие же как они, тупо глядя в немытые окна, пожевывая и прихлебывая из банки с чайным грибом, равнодушно следили за тем, как грабят и разрушают их родину, как сносят старую Москву, как раздают заводы и фабрики троюродным теткам и седьмым водам на киселях. И завидовали черной завистью. А наиболее сноровистые еще и помогали подтаскивать мешки, ловили на лету брошенные гривенники, ломали шапки, кланялись: «только вашей милостью и живем» лишь бы не тронули их поганое копеечное гнездо, обклеенное черкизовскими обоями, люстру с пластмассовыми висюльками, ватных котиков на телевизоре, лишь бы не посягнули на право и дальше ругать по кухням власть и стонать из-под одеяла: «Что за жизнь. Сдались бы, да некому». Вся история их свободы проста как палец: ругаем власть по кухням, потом, когда становится можно, на площадях, потом разбегаемся по кухням, потом опять вылезаем на площади. Все. Меняется лишь пространство ругани. И весь ужас в том, что приди из-за околицы вовсе даже не Америка, а любая Нигерия, любое треклятое Конго, любой паршивый Уругвай и зачитай с Лобного места указ о том, что теперь они главные, три желания будет исполнены, а освобожденные из-под расейского ига граждане после работы могут каждый день вон в том окошке бесплатно получить газету «Жизнь», майку, кулек ирисок и одиннадцать рублей, а через три года непорочной службы двадцатилетний Мерседес – и они восторженно, истово сдадутся, побегут срывать флаги с домов и таблички с улиц. И начнут вытаскивать из квартир и отдавать полицаям всех, кто хотел, чтобы они были лучше, кто работал, кто думал не о своей шкуре. Хоть тебя, хоть академика, хоть генерала, хоть Президента. Тьфу. А ты им о каком-то Пушкине… С ума, что ли, ты сошел?"

Из "Романа о Петре и Февронии" (В.Бучинская. М.Панаев. В.Скабичевский. М., 2012), запрещенного цензурой антироссийского "Эха Москвы", романа, о котором по договоренности молчат все, назначенные либералами "литературными критиками".

БУМЕРАНГ
boris_yakemenko

Лимоновский нацбол Прилепин, ресторанный вышибала, возведенный либеральной прессой в «писатели», написал «письмо Сталину». Советский жанр писем все больше укрепляется и процветает. Многие возбудились, подвального дитятю фюрера Лимонова проклял даже пародист Быков, вложивший в выдувание из вышибалы «писателя» много сил и связей.

А возбуждаться не надо. Там ничего нет и быть не может. Ни в письме, ни в Прилепине. Одна условность породила другую. Один ноль снес другой ноль. И все. Ведь подоплека всей этой истории проста, как палец. Из лимоновского нацбола сделали в свое время «писателя». Писатель по их пониманию это тот, кто пишет слова на экране, бумаге или заборе. Нацбол и вышибала начал писать «тексты». Как они писались, каким языком и что в них было не надо даже обсуждать, ибо это не плохая, низкокачественная литература. Это не литература вообще, особенно в том смысле, в котором она всегда существовала в России. И «успех» ее не в литературных достоинствах, которых нет по определению, и не в языке. Язык там вообще «инвалид детства» - что-то очень вымученное, уродливое и исковерканное. Полное ощущение, что ему рассказали, как надо писать, и он с усердием троечника, решившего начать новую жизнь, трудится, воспроизводит этот псевдолитературный язык. А когда я увидел в ответе на ответ на «письмо Сталину» «слова слетают с уст», то сразу вспомнил «он прижался горячим лбом к холодному стеклу», «она побледнела, как стена», «где-то пробили часы» и стало очень весело. «Успех» в неустанном повторении имени и фамилии в либеральных СМИ с приложением определений «писатель». Та самая Познеровская «лошадиная задница», которая, если показывать каждый вечер, неизбежно превращается в «звезду».

После того, как Прилепиным был накоплен некоторый объем текстов, панегириков, написанных приятелями, премий, выданных приятелями, нацбол решил, что пора, по выражению Н.Гумилева «пасти народы». То есть создавать квазифилософские рассуждения об актуальных вопросах современности с претензией на глубокомыслие. Истории он не знает, менталитета социума не понимает, представления об исторической правде до сих пор на уровне лимоновского подвала, читает только тех, кто его круга (а они за это его). В результате происходят такие вот «письма», главная цель которых, чтобы их кто-нибудь прочел и разорался.

Причем ухудшает и без того скверную ситуацию тот факт, что это «письмо» есть чистой воды коньюнктура, свойственная всем «писателям» данной породы. Долго писать однообразную чепуху отвратительным языком невозможно – круг почитателей начинает скучать, понимать, что их дурят, и разбегаться. Тогда нужно устраивать восход солнца вручную. Идти в оппозицию (как Акунин и Быков) или писать порнографические фельетоны про Кремль (как Сорокин) или бередить раны либералов (как сейчас нацбол). Раньше быть фашистом, лимоновцем, орать «Хайль, геноссен», «да, смерть» было очень эпатажно, революционно и медийно. Этакие политические панки на уровне «панк не умер, он просто так пахнет». И Прилепин был рядом с фюрером, фашистом Лимоновым и поднимался из праха, как нацбол. Потом панк-нацболизм стал выдыхаться, приедаться и стал китчем. Тема, правда, для раскрутки некоторое время чадила в «произведениях» Прилепина, но все же угасла. И вот пришло время еще раз подразнить заплывающий жиром и поуспокоившийся либеральный истеблишмент. Чем? Понятно. Ведь страшнее Сталина для них никого нет. Тем более тема Сталина ими давно приватизирована и они строго следят за тем, чтобы личность тирана освещалась только под определенным углом. Поэтому стоит только сказать в любом контексте «Спасибо товарищу Сталину…» и можно даже не заканчивать. Успех и внимание (вопли, раскрутка, ругань, интервью) обеспечены. Это сейчас и происходит. Ему письма – он в ответ еще одно. А ему – еще. А он… Вот и завертелась игривая карусель, изображающая «разномыслие» среди либеральной тусовки. Но мы-то понимаем, что пародист Быков не может выступить против нацбола по определению. И наоборот.

А с другой стороны, либералы сами виноваты. Вынули из подвала примитивного нацбола с тремя-четырьмя лозунгами в голове, среди которых «Сталин, Берия, Гулаг», раскрутили, запустили бумеранг. Поверили, что он писатель, и он сам тоже поверил. Но нацбол-то из него никуда не делся. Прошло несколько лет, мишура облетела и бумеранг вернулся. Нацбол не стал начитаннее, культурнее, возвышеннее. Чуда не произошло. Лозунги те же. Только многословнее и ходят под названием «писем». И создатели «писателя», включая пародиста Быкова, получили то, что и должны были получить. Как в знаменитом эпизоде фильма «Генералы песчаных карьеров», когда долго воспитуемый и пригреваемый беспризорник в итоге наводит на дом, давший ему приют, пищу и воспитание банду шпаны.

А в целом вся шумиха скучна, бездарна, топорна и предсказуема, как письмо и вся «литература» нацбола и его покровителей

(no subject)
boris_yakemenko
КОНТРКУЛЬТУРИСТ

Пустота всегда агрессивна.
Д.Лихачев

Некоторое время тому назад «деятелю контркультуры» (так его величают свои) Кормильцеву припало обратиться к эпистолярному жанру и он породил «многошумящее и широковещательное» открытое письмо Бутусову. Вы спросите, кто такой Кормильцев? Как кто? «Гениальный поэт», «талантливейший переводчик» «неповторимый» вообще – другие у них под корягами контркультуры в принципе не водятся. Мы не очень продвинулись после этого объяснения? Ничего страшного, потом поймете. Так вот в этом письме, блистая оригинальным слогом («сортирные снайперы» - раньше, помнится, Битов радовал своей тонкой шпанистой терминологией, теперь вот падающее знамя подхвачено), Кормильцев «с тяжким зверообразным рвением» обличает Вячеслава Бутусова за выступление на «Селигере-2006». Тон и лексика письма сразу заставили вспомнить бессмертную классику. «Андрей Гаврилович в тот же день написал в ответ довольно грубое отношение, в коем объявлял он, что сельцо Кистеневка досталось ему по смерти покойного его родителя, что он владеет им по праву наследства, что Троекурову до него дела никакого нет, и что всякое постороннее притязание на сию его собственность есть ябеда и мошенничество. Письмо сие произвело весьма приятное впечатление в душе заседателя Шабашкина. Он увидел, во 1) что Дубровский мало знает толку в делах, во 2) что человека столь горячего и неосмотрительного не трудно будет поставить в самое невыгодное положение».
Письмо Кормильцева про «ябеду и мошенничество» Бутусова также произвело «приятное впечатление в душе» прежде всего своим безапелляционным тоном. Давно замечено, что концептуальные, либеральные и прочие контркультурные деятели настойчиво требуют от других толерантности, уважения к свободе слова и вообще, плюрализма мнений, демократизма действий и тому подобных достижений нашего века пара и электричества. Однако сами они не очень то расточительны в этом смысле - попробуйте-ка публично усомниться в «гениальности» Кормильцева или его дружков Быкова, Ерофеева и прочих. И если Кормильцев оставляет за собой право быть «сознательным противником политического строя, установившегося в современной Эрэфии», то такое же право держаться иных взглядов он должен оставить и за Бутусовым и за многими другими. Ан нет.
Очень позабавил пассаж о «стихах, которые он писал сердцем и кровью». Мой друг Аркадий, не говори красиво. Пару лет назад друг порнографов Быков что-то такое врал про «зубы и когти», которыми они, современные гении, заработали «свою свободу». Теперь вот «сердце и кровь». О том, что нынешние заборные литераторы макают перо только в чернильницу из собственного сердца, наполненного праведной поэтической кровью, известно давно. Спроси любого современного духлесса – «чем пишем?» «Кровью» - не задумываясь, скажет он и, помолчав, прибавит, - «и сердцем, конечно». Это, кстати, украдено у Шолохова «Мы пишем сердцем, а сердца наши принадлежат партии» (кому принадлежат сердца контркультурщиков, мы скажем позднее). Но, разумеется, никакой другой инструментарий не поможет в наши дни так ярко и физиологично писать бездарный бред, тошнотворную порнографию, подкопченную на дыме анаши и густо приправленную матом. В принципе, какая кровь – такие и произведения, но Кормильцеву пора бы знать, что те, кто действительно писали «сердцем и кровью», давно уже не с нами именно по этой причине – изнашивается сердце и иссякает кровь. Пусть почитает (или послушает) хотя бы Башлачева – «Ванюша», «На смерть поэтов», «Петербургская свадьба», а потом сравнит со своими граничащими с откровением «гениальными» строками «Ален Делон не пьет одеколон». А за одни «Райские яблоки» Высоцкого можно было бы без жалости отдать всего Кормильцева вместе с остальной компанией фашиствующих дружков.
Дальше Кормильцев снисходительно «прощает» Бутусова за визит к Суркову, а вот за выступление не прощает. Немудрено – ведь Кормильцев не кто-нибудь, а «председатель Совнаркома всемирного СССР» (привет от «Председателя Земного шара» Хлебникова, а также от всех наполеонов из Белых столбов). И кому как не ему прощать или не прощать Бутусова. И ведь всерьез думает, что прощает, что это прощение что-то значит. «Здесь татарин объявил, что прощает Шухова, и велел ему вымыть пол». Хорошо, что хоть пол не велел вымыть. Чуть дальше становится еще понятнее отношение Кормильцева в Бутусову: «в ставшем для него родным городе проходил шабаш самонадеянных лилипутов, считающих себя хозяевами этого мира». И в самом деле – давно всем известно, что хозяин, председатель этого мира Кормильцев, а президенты разных стран, делая вид, что не знают этого, попытались самонадеянно похитить этот титул, чем вызвали праведный гнев. В отличие от Бутусова, их он не прощает, ибо прощения участникам саммита «Большой восьмерки» после того, что они сделали, нет.
Разговоры о духовности, по мнению Председателя Земного шара – «первый и верный признак серьезных проблем с совестью». В таком случае самые большие проблемы с совестью у православных священников, у Д.С.Лихачева, у В.Астафьева, В.Распутина и многих других. У самого Кормильцева с ней проблем, разумеется, нет. И о духовности он не говорит, ибо говорить просто не о чем. Издавая фашистов, наркоманов, порнографов, сатанистов, разве можно иметь какие то проблемы с совестью? Поклон от предтечи, тоже «гениального» Битова: «Совесть – сырье и капитал для писателя и алкоголика. А остальным она не то, чтобы ни к чему. Но нужны другие добродетели».
Бутусов плох и тем, что не едет «петь песни в тюрьмы или под двери ментовских участков, где часто гостит настоящая молодежь России». Откуда это взято, известно хорошо. Это очередной «гений», «всемирно известный» дружок Лимонов, который всю жизнь описывает тюрьму, думая, что описывает целый мир, осенил Кормильцева своим крылом. Часто ли сам Кормильцев кочует по тюрьмам и участкам с гастролями для «настоящей молодежи России» - шпаны, насильников, наркоманов, воров и жуликов, он не поясняет. Но что-то никто об этом не слышал.
«Питерские менты не стали бы вязать демонстрацию антиглобалистов, если бы впереди шел Бутусов». Откроем Кормильцеву - питерские, также как и московские менты вообще люди с «гранитным камушком в груди» вместо сердца. Они способны обидеть не то, что Бутусова - даже Лимонова. Бывали случаи и неоднократно, когда «всемирно известный гений», не то что не шедший впереди колонны, а, напротив, мирно прятавшийся в этот момент в подвале, был ими обнаружаем, оскорбляем, а потом даже ввергаем в узилище. Так что участие Бутусова в демонстрации антиглобалистов вряд ли выдало бы им индульгенцию. Сам гигант Кормильцев, однако, тоже не поехал очищать город на Неве от возомнивших лилипутов. Боялся, наверное, что не узнает милиция, станет нетолерантно вязать владыку мира и бить лицом в кулаки. А у контркультуры каждое лицо на счету.
Присмотримся теперь повнимательней к этой писанине, замешанной на подтасовках, передергиваниях и лжи и к ее автору. «Деятель контркультуры» - для того, чтобы понять, кто это, надо вспомнить хотя бы некоторые определения культуры. По Лихачеву культура «то, что оправдывает перед Богом существование народа и нации». По Леви-Строссу, Лотману или Успенскому «система запретов и ограничений, накладываемых на естественное поведение человека». Значит, «контркультура» это то, что унижает и позорит перед Богом существование народа и нации. Значит, это снятие любых ограничений, что сразу же возвращает человека в состояние скотины, ибо давно доказано учеными, что первобытный человек действительно стал человеком тогда, когда осознал необходимость первого табу. Иными словами, контркультура – это скотство и деградация, это контрдарвиновская теория о превращении человека в обезьяну. Также как контрнравственность – это разложение и безнравственность. Контрмораль – это аморальность. Глядя на Кормильцева и его деятельность, в этом невозможно усомниться.
Теперь что касается Бутусова. Ни для кого не секрет, что если бы Бутусов не спел весьма слабые стишки «гения», Кормильцева до сих пор читали бы только друзья, родные и близкие (в принципе, оно сейчас так и есть). Кроме того, не надо забывать и про Умецкого, сыгравшего в создании группы «Наутилус» немаловажную роль и посвятить ему хотя бы пару строк. Однако председатель Земного шара убежден, что «все вокруг мое».
Не нравится Кормильцеву участие Бутусова в политических мероприятиях по поддержке «режима». Без сомнения, участие Кормильцева в избирательной кампании Бурбулиса, а также в кампании за Ельцина «Голосуй или проиграешь!» безупречно с любой точки зрения. Но это так, к слову. А уж что касается авторских прав, на которые посягнул своим выступлением Бутусов… Не знаю, стоит ли напоминать Кормильцеву о том, как он, мягко говоря, «воспользовался» переводом романа Ирвина Уэлша «На игле» В.Нугатова и издал, как свой в 2004 году. (См. «Издательская кухня, или о том, как люди идут в переводчики». «Spintongues». 10.10.2004). Или еще. «Разрыв с "Ультра.Культурой" у нас произошел следующим образом, - говорит издатель ("Тough - Press") А.Керви, - Если бы это было в Англии, то для "Ультра.Культуры" это закончилось бы весьма плачевно. "Ультра.Культура" выпустила каталог, где были упомянуты все наши книжки, которые мы делали с ними совместно, плюс "Американский психопат", на которого они не потратили ни копейки. Опубликовали они каталог без ссылки на наше издательство. Были и прочие вещи, которые я не буду озвучивать. Такие вещи не просто не прощаются - тут даже и говорить не о чем. Разговоры в пользу бедных родственников здесь неуместны». Что-что, Кормильцев, там нарушил Бутусов?
На самом деле и этот бессвязный текст, и ложь, и подтасовки, и умолчания имеют в подоплеке одну суть – простую и понятную. Кормильцеву очень плохо в нашей стране, среди нас. «Я уже лет 20 надеюсь, что, наконец, кто-нибудь придет и запретит русских. Как класс. Вместе со всей их тысячелетней историей жополизства начальству, кнута и нагайки, пьянства и вырождения, насилия и нечеловеческой злобы. Увы, эти странные создания не вполне понимают, что для всего остального мира они выглядят как ничтожные уродцы... Они дергаются, ползают и кочевряжатся, надеясь, что их кто-нибудь заметит, а никто не замечает». «Русский для меня тот, кто … млеет при виде грязных дымящихся башен Барад-Дура-Москвы. Этот кусок говна надо пустить под нож бульдозера, а нам нужна Другая Россия и другие русские». «Господи, какие же вы все, русские, крутая сволочь - либералы, фашисты, коммунисты, демократы - без разницы! Пороть вас до крови, сжечь вас в печах - и то мало будет - вы миру не даете ПРОСТО ЖИТЬ… Вы все - одна большая РУССКАЯ сволочь! Чтобы вам сдохнуть - и никакого вам Нового года. Улицы сперва мести научитесь, унтерменши!»
В чем же дело? В чем провинились Россия и российский народ перед Кормильцевым? И есть ли такая форма покаяния, которая поможет искупить этот смертный грех? Может, выйти на площадь и повалиться на колени перед Кормильцевым? Или изваять памятник? Или объявить всенародную подписку в пользу Кормильцева? Вряд ли поможет. Ибо дело в том, что всего лишь никто не хочет читать его стишки: «в стране уродов они никому не нужны. Так за что же мне ее любить?» Не стишки дрянь – страна плохая. Стоило толковой, деятельной молодежи выступить за Россию – сразу стали «наемными гопниками» (а читали бы Кормильцева, матерились, кололись и сидели по тюрьмам – были бы «настоящей молодежью России»). Стоило Бутусову спеть несколько песен – сразу стал обывателем с уязвленной совестью.
Итак, один источник ненависти к России и ее народу найден – глубокая, детская обида Моськи на слона. Хотя Россия и российский народ, прожив как минимум тысячу лет своей очень непростой истории и дав миру тех, кому Кормильцев годится лишь в грязь под башмаками, в принципе заслужили право не читать деятелей контркультуры. Но, разумеется, этого мало. Существует и другой источник, гораздо более существенный, этого пылкого чувства. А именно…
Издательство Кормильцева было создано в 2003 году и с тех пор неустанно издает очень нужные и важные книги. Фашистов и порнографоманов (Лимонов), коммуно-фашистов (Проханов), скинхедов с рецептами, как убивать «черных» (Нестеров. «Уникальный документ, к тому же еще и талантливый», - говорит Кормильцев), «крупнейших поставщиков гашиша в Европу и Америку» (Г.Маркс), террористов и убийц (Карлос Шакал, Гудрун Энслин, Андреас Баадер), сатанистов и извращенцев (Кроули, Т.Лири), педофилов, убийц и сектантов (Ч.Мэнсон), просто обиженных судьбою и Богом («Поколение «Лимонки»»). Со стороны даже может показаться, что это последовательная позиция принципиального и убежденного маргинала, действительно считающего, что так должно быть. Этакий флаг из туалета, размахивая которым можно неплохо заработать на тусовки, клубы, разъезды, драндулеты.
Присмотримся, однако, внимательнее, к бизнесу Кормильцева. Что нужно, для того, чтобы все это было? Одна книга в жестком переплете объемом 250-300 страниц и тиражом 2-3 тысячи, обходится издательству около 6 тысяч долларов. За три года издано больше 100 книг. Иными словами, на их издание затрачено, как говаривал незабвенный Коровьев, чистоганом, около 600 тысяч долларов. Чтобы существовать на самоокупаемости, нужно продать этих книг как минимум на те же деньги. Как максимум – получить намного больше, чтобы заплатить корректору, редактору, верстальщику, художнику, типографии, оплатить аренду, отломить кусочек пожирнее самому Кормильцеву и получить деньги на издание новых книг.
Хорошо заработать можно только на продажах. Известно, что все издательства живут либо тем, что издают и продают литературную попсу и на доходы печатают что-то более серьезное, но не очень ходовое. Либо сидят на дотационных изданиях. Так, практически все дорогие художественные альбомы изданы на средства различных фондов или отдельных спонсоров. Многие издательства совмещают и то и другое вместе. Для того, чтобы книга пошла хорошо (если это уже не известный до этого автор), нужно не менее полугода, пока аудитория привыкнет и начнет узнавать имя. В любом случае необходима рекламная кампания и чем масштабнее, тем лучше.
Кормильцевская контора, однако, отдельный случай. Книги, издаваемые ею, в полном объеме в Москве продаются только в «Фаланстере» (что-то очень редко еще можно встретить в «Москве» на Тверской и в «Ад Маргинем»). Иными словами, почти не продаются, тем более что и круг почитателей творчества фашистов, педофилов и поставщиков гашиша в Европу не очень широк (бесконечное вранье о том, что матерных маргиналов – от Ерофеева до Сорокина - раскупают влет опровергается сведениями из самих издательств, где существуют большие нераспроданные остатки). Рекламы нет. Авторы чаще всего не известны никому, кроме самого Кормильцева. Цены на книги весьма умеренные, то есть прибыль минимальная (нужно учесть, что существуют еще и магазинные наценки). Иными словами, Кормильцев, как выражался Абрам Шварц из известного фильма, «за удовольствие заниматься коммерцией докладывает из собственного кармана».
Или из какого-то еще?
Вот здесь и начинаются вещи интересные. «Используя ситуацию, такие образования как "Ультра.Культура" пытаются подставить свою задницу всем, кто сейчас записался даже не в анти-путинцы, - говорит уже упоминавшийся выше А.Керви. - Это просто бред, хотя и очень модно среди московской интеллигенции, а в действительности они работают на тех, кто действительно пытается добить нашу страну окончательно. Не случайно, Касьяненко и Кормильцев пытались выйти на Березовского, чтобы он спонсировал проект их журнала «Городской Партизан». Неужели вы можете себе представить Кормильцева, принимающего участие в уличных беспорядках, сидящего со снайперской винтовкой, или на худой конец работающего самурайским мечом?»
Итак, Кормильцев настойчиво искал олигархические деньги на свои проекты. Березовского или кого-то другого в данном случае неважно. И, наконец, нашел. Любопытно, что издательство было создано в 2003 году – аккурат под парламентские и президентские выборы и заняло нишу «Ад Маргинем», радикализм коего несколько угас после шумных скандалов с изданием порнографов и Проханова. В Интернете появлялась информация о возможной причастности Березовского и созданию «Ад Маргинем», а главный редактор издательства Иванов был включен в список имен, которые должны были войти в руководство политического проекта Березовского - либерально-патриотического союза «Комитет спасения России». Это издательство, созданное в начале 1990-х годов, явно затачивалось под безмятежные годы ельцинской вседозволенности, когда нужно было просто время от времени щекотать нервишки и добивать еще шевелящихся старых интеллигентов, благоговеющих перед классическим наследием. Задача эта успешно решалась и грязь из неприметного подвала на Новокузнецкой улице хлестала через край.
Однако после 2000 годы ситуация, прежде всего лично для Березовского, изменилась сильно и неприятно, и решать нужно было уже иные задачи. Но расточать новое оппозиционное вино, вливая его в драные старые мехи было бы неразумно. Фактически был проведен ребрендинг издательства – и на свет явился Кормильцев с «Ультра-культурой», который начал издавать … опять же Проханова, Лимонова и прочих навязших в зубах персонажей. Примечательно также, что все они хоть раз да побывали или номинантами, или членами жюри премии Березовского «Национальный бестселлер» (о тесных связях Проханова, Лимонова и Березовского известно давно). Все они ранее уже издавались «Ад Маргинем» - казалось бы, зачем еще? Нужно. Нужно изо всех сил делать вид, что они кому-то нужны, что они действительно великие. Иначе забудут в течение месяца. Иначе некому будет поздравления Березовскому ко дню рождения писать в «Коммерсанте». Иначе некому будет изображать здесь идейную оппозицию. Напомним, что премия создавалась Березовским именно для того, чтобы финансировать тех или иных «оппозиционеров», вне зависимости от наличия у них литературного таланта, а также прикармливать юных, но уже подающих матерно-порнографические надежды.
Дальше союз Кормильцева и Березовского продолжает укрепляться – Кормильцев издает откровенно заказную книгу Белковского и Голышева «Бизнес Владимира Путина» (о том, что Белковский – человек Березовского, знают все, кто более или менее следит за политической жизнью. Примечательно и то, что Лимонов ездит на драндулете Белковского, а доверенность на машину, наверное, вообще оформлена на Платона Еленина). И, в конце концов, закономерно появляется заявление «Трудовой коллектив издательства «Ультра-культура» поддерживает заявление, принятое на конференции “Другая Россия”». Кем создавалась и направлялась эта конференция – объяснять не надо. Теми же, кем направляются фашисты, создаются националистические партии, поддерживаются чеченские боевики, кем готовятся планы по организации в стране военного переворота…
…«Оппозиционеры», «контркультурщики», «концептуалисты», «постмодернисты», «радикальные философы», «участники сопротивления», «повстанцы», - какой только галиматьи не навыдумывали за эти годы, прикрывая одну лишь суть – простую и понятную. Но стоит лишь заикнуться о них, как о фашистах, порнографах и подонках – начинается, как в «Ньюсвике» у Парфенова плач на реках Вавилонских. Ни-В-Коем-Случае-Не-Фашисты. Что вы?
Только при чем же здесь Бутусов? А, Кормильцев?